Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Викторъ Костильбургъ

Мувинг (1) (для печати )

Это мой первый день в мувинговой компании.

 

Наша грузовая «Газель» покачивается на сугробах и переваливается сбоку набок, пробираясь по узким улочкам среди панельных пятиэтажек.

 

Нас в кабине трое.

 

Марат: водитель, молодой башкирин, высокий, безусый и скромный малый.

 

Сергей: среднего роста жилистый мужик лет пятидесяти. Мой напарник, бригадир и учредитель этой шараги по грузоперевозкам в одном лице. Так бывает.

 

И, собственно, я: начинающий грузчик. В прошлом… хотя это и неважно.

 

— Стой, — командует Сергей. — Приехали.

 

Наш грузовичок останавливается.

 

— Алло, здравствуйте, вы вчера заказывали грузчиков на 10 часов утра, — звонит он клиенту по мобильному телефону.

 

Голос у него хороший. Тембр, знаете, такой левитановский. Ему бы вещать: «Говорит Совинформбюро», а не диваны таскать на своём горбу.

 

— Да, я понимаю, что раньше приехали на полчаса. Подождём, — он прячет свой потёртый «Филипс» в карман и говорит. — Покурим полчаса, а ты Марат задом сдавай к подъезду.

 

Вплотную подъехать не удаётся. Какой-то умник припарковал свой «ситроен» вплотную к двери. Выходишь из подъезда и упираешься прямо в радиатор.

 

— Вот блядь, пидорасы, уроды, — возмущается Сергей. — Только об себе, хуесосы, думают!

 

Я молчаливо поддерживаю замечания шефа. Он довольно-таки метко охарактеризовал человечество в целом и, в частности, в данном случае.

 

Прошло полчаса. Набираю номер квартиры на домофоне.

 

На этот раз впускают.

 

Второй этаж.

 

Сергей опытным взглядом оценивает ситуацию.

 

— Да, блядь. Хуёво. Перекрытия низкие и двери узкие. Поебёмся. Хотя хозяйка сказала что вещей мало: шкаф, диванчик и кресло.

 

Наша задача диванчик и кресло определить в детский сад, где клиентка служит директрисой, а шкаф отвезти брату в соседний город.

 

Дверь открывает самоуверенная тётка лет шестидесяти.

 

Сразу видно, что живёт одна, без мужика. Его или вообще никогда не было, в смысле, мужа, или заблаговременно на кладбище отправила.

 

Нос большой. Картошкой. Глаза суровые за очками. Причёска короткая, но модная какая-то, не бигуди. Ну, и жопа, разумеется, в три обхвата.

 

— Обувь снимайте, проходите туда, — и тыкает своим пальцем в проход смежной комнаты.

 

Начальник мой кривит рожу, но ничего не говорит, снимает кроссовки. Я тоже. Проходим. Начинаем со шкафа.

 

Сергей ухватывается со своей стороны и приподнимает. Я следую его примеру.

 

Проходим через дверь, шкаф покачнулся с моей стороны и задевает косяк.

 

— Ой, осторожнее! — верещит хозяйка.

 

— Да, ты, чё, блядь! Держи! — орёт шеф.

 

С ума сойти! Он легче меня килограмм на двадцать, а вцепился в мебель клещом и держит без видимых усилий! С меня уже пот течёт в три ручья от волнения и унижения собственной слабости.

 

Как назло, предмет опять покачнулся. Треск.

 

— Да, что ты, сука! — взрывается Сергей.

 

— Мама! Что здесь происходит? Что они тут орут? Поспать не дают! — появляется тридцатилетняя мадмуазель с внешностью фотомодели и с презрительным выражением морды лица.

 

Вид у неё заспанный. Нас она не стесняется, как собак или кошек каких-то, или, вообще, насекомых, к примеру, штормовых жуков.

 

На ней короткий халатик. Длинные ноги, длинные волосы, длинные ногти на длинных ухоженных пальцах.

 

И язык тоже, как оказалось, длинный.

 

Мне она сразу не понравилась. Бригадиру моему, по всей видимости, уже не нравился никто этим утром.

 

Пока надевали обувь, пока выёбывались, по меткому замечанию Сергея, с выносом шкафа из подъезда, перед которым торчал ненавистный «ситроен» — прошло порядочно времени.

 

— Ой, мне на работу уже пора, — запричитала хозяйка. — Опаздываю!

 

— Так мы специально пораньше приехали! — заиграл желваками мой начальник.

 

— Я ещё в постели была, — ответила директор детского сада. — Я же не знала, что вы будете так долго копаться!

 

Мой шеф шепчет про себя мантру из матерных и жестоких ругательств.

 

Настала очередь диванчика. С ним всё просто. Он не пролазит в дверной проём.

 

Как я узнал в дальнейшем, Сергей кудесник по проносу через всякие загогулины, и если он говорит: не проходит, то ловить нечего. Не пройдёт, хоть ты тресни.

 

— Надо разбирать, — решает он.

 

— Мы когда его покупали, так пронесли, — возражает хозяйка.

 

— Вы не могли его пронести. Его в комнате собрали, — левитановским голосом убеждает упорную бабу Сергей.

 

— Нет! — настаивает на своём она.

 

— Шкаф уберите! Он сейчас от ветра на машину упадёт! — раздаётся крик дочери. — Мама, смотри!

 

Дочурка, пялится в окно эротично изогнувшись в спинке и уперевшись руками в подоконник.

 

Дело в том, что мы шкаф не стали загружать в фургон, а поставили рядом. И он стоит, покачиваясь и угрожая «ситроену».

 

— Маразм какой-то, — бурчит шеф.

 

Хозяйка подходит к нему и выдвигает ультиматум:

 

— Диван не разбирайте, это вы делаете чтобы потянуть время, и шкаф уберите от нашей машины!

 

— Ой, мамочка! — визжит доча. — Он опять чуть не упал!

 

Это была последняя капля, которая переполнила чашу терпения моего шефа, начальника и просто напарника Сергея.

 

Тяжёлая оплеуха прилипает к мясистой щеке директора детсада.

 

— Что… что вы делаете?! — задыхается от ярости она. — Да я вас… да я вас в тюрьму посажу!

 

А зря. Лучше бы промолчала.

 

Второй удар прямой джеб проходит по передним зубам. Послышался явный хруст. То ли сломался мост, то ли имплантаты выломались из кости челюсти, не знаю.

 

Женщина заваливается набок и закатывает глаза. Рот у неё похож на кровавое месиво.

 

Начальник трясёт рукой. Ободрал об зубы кожу.

 

«Перчатки надо надевать когда бьёшь, — думаю я».

 

Ради профессиональной солидарности направляюсь к старухе и поддаю ей в живот с ноги.

 

Ботинки у меня хорошие, тяжёлые, с металлическими стаканами в носке под кожей, чтобы если что уронишь, пальцы не отдавить.

 

Женщина от пинка громко портит воздух и, простите, обсерается. Да и каждый бы обосрался, скажу вам не без гордости.

 

Фотомодель, то есть дочка её, утрачивает всякий интерес к своему «ситроену» и стоит от ужаса открыв рот, прижимая руки к щекам.

 

— Убери их, — приказывает Сергей. — А то мешаются, — берёт гаечный ключ и начинает разбирать диван.

 

Подхожу к остолбеневшей девице. Наматываю волосы на руку и волоку её в соседнюю комнату. Швыряю на пол. Она как гуттаперчевая кукла послушно падает на спину, сгибает ноги в коленях и раскидывает их в разные стороны. Классическая поза лягушки.

 

«Врёшь, сука! Собакин не какой-нибудь там ёбарь перехватчик, — думаю я, — а русский мувер, грузчик-богатырь! Так что можешь захлопнуть свою кошёлку обратно, тварь!»

 

Мои размышления над раскинувшейся передо мной красавицей обрывает шеф:

 

— Ваня! Ну ты чё там, блядь, застрял что ли? Помогай давай. Время идёт!

 

Я на прощание, так, для профилактики, чтобы спокойней лежала, прикладываюсь своими чудо-ботиночками по почкам девушки и спешу помогать шефу.

 

Красотка остаётся лежать на полу, изгибаясь от боли как змея.

 

— Ну что ты там, — ворчит Сергей. — Врезал пару раз и хватит. Работать надо. Да осторожней, блядь, неси! Кажется бык здоровый, а нихуя таскать не может!

 

Загружаем злополучный диван в «Газель».

 

— Ну, кажется всё, — шеф вытирает пот с лица.

 

Даже он вспотел.

 

Заходим обратно в квартиру.

 

— Как там дочь? Живая? Ты не сильно её отхуярил? — спрашивает напарник и заглядывает в комнату, куда я приволок дочь.

 

Она всё ещё лежит на полу и плачет от боли и унижения.

 

— Вот нихуя себе, какая у неё жопа! — восхищается шеф. — Ты её не того? Не вдул ей? — спрашивает он с сомнением.

 

Я гордо кручу головой, дескать, работа превыше всего.

 

— Ну и дурак, — ставит резюме шеф и закрывает за собой дверь, уединившись с красоткой.

 

Оттуда раздаются сначала крики, потом шлепки, глухие удары, утробный вой. Потом всё стихло. Только постанывание.

 

«Садомазохистка какая-то, — думаю я».

 

В это время оклемалась мамаша. Встала на четвереньки и поспешила на кухню.

 

— Вы куда направляетесь? — поинтересовался я.

 

— Так вы пока мою Светку ебёте, я вам чайку заварю, — приветливо отвечает она, а сама, стерва старая, так и дрожит от страха.

 

— Не бережёте вы себя, мамаша, лежите уж, отдыхайте. Сейчас уже закончим все дела, — успокаиваю женщину, которая в одночасье превратилась в распрекрасного и заботливого человека.

 

Хозяйка ложится обратно и закрывает глаза.

 

***

 

Когда приходит время рассчитываться, хозяйка уже стоит на ногах.

 

Её слегка штормит. Держится молодцом хоть и шепелявит, пытается улыбаться.

 

— Ой, спасибо, спасибо! — рассыпается она в благодарности. — Как всё быстро сделали! — и суёт торопливо деньги.

 

— А чаевые водителю? — скромно замечает молодой башкирин Марат, разглядывая её физиономию.

 

— Света! — кричит хозяйка. — У тебя тысяча есть?

 

Появляется дочь во все том же халатике, держась рукой за бок и почему-то с фингалом на пол-лица, хотя я точно помню, что пинал только по почкам. Она молча протягивает деньги.

 

— До свидания, — вежливо прощается мой шеф, он доволен. — Если будет нужно, обращайтесь ещё. И знакомым скажите. Нам нужно расширять клиентскую базу.



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 1

Имя — был минут назад
Упырь Лихой — 6 (срет в гесту)

Бомжи — 0

Неделя автора - Анна Саке

*Учу на гитаре гаммы..."
*Под стоны соседей и стук мышеловок...*
*Пусть даже дряхлой и спившейся...*

День автора - Абдулла

после ссоРЫ
Молодые глаза (не детское порно!)
Жак Ив Кусто в центре Евразийского континиента
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.029404 секунд