Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Викторъ Костильбургъ

Е100 (для печати )

В черепной коробке грянул выстрел 152-миллиметрового орудия.

 

В глазах полыхнуло кровавое пламя, которое рассыпалось на жёлтые круги, закрутившие ускоряющийся хоровод. Сознание покачнулось и ухнуло с воем в бездонную пропасть…

 

Я пришёл в себя, лёжа на спине, от резкого голоса ведущего отчёт:

 

— Один! Два! Три! …

 

«Четыре-пять, вышел зайчик погулять», — усмехнулось недобитое чувство юмора живущее во мне.

 

Хотя…

 

«Где же я?», — подумал ваш покорный слуга и разомкнул тяжёлые веки.

 

Яркий свет рамп ударил мне в глаза, и поневоле пришлось зажмуриться.

Странный гул стоял вокруг, тысячи глоток орали на разные лады и на разных языках, выражая самые противоречивые эмоции. Кто-то радостно смеялся, а некоторые проклинали «этот мешок с дерьмом». Изысканные кулинары советовали неизвестному Самуэлю сделать из вонючего русского отбивную котлету, а старческий голос, который был ближе всех ко мне, умолял какого-то Николая подняться с пола.

 

— Коля! Родненький, встань! Ты сможешь! — причитал старик.

 

И столько было боли и надрыва в этой просьбе, что я задумался.

 

«Кто такой Коля?» — пришла на ум мысль. — «Что он сделал хорошего в жизни и чем отличился, раз так его упрашивают и переживают за него?»

 

— Четыре! Пять! Шесть! — хлестнули выкрики прямо надо мной

 

«Стоп! Коля — это же я!»

 

Тело на автомате выполнило череду заученных ранее движений: переворот на живот, упор руками в пол, стойка на одно колено.

При счёте «Восемь!» колено отрывается от настила и ты снова на ногах.

Руки в боксёрских перчатках подняты на уровне лица, символизируя о том, что я молодец и могу продолжать бой. Хотя я и не думаю ничего продолжать, и вообще мало понимаю, что со мной происходит, но привычка, знаете ли — вторая натура. Рефери в ринге испытующе посмотрел мне в глаза и утвердительно мотнул головой.

 

— Дзинь! — звякнул спасительный гонг.

 

Теперь можно и оглядеться.

Секундант в моём углу поставил табуретку и я плюхнулся на неё.

Кэтмен, человек, который специализируется по остановке кровотечений из «сечек» на лице боксёра, начал манипулировать над моим многострадальным лицом. Левая бровь была разворочена точным ударом, а под глазом красовалась гематома величиной с перепелиное яйцо.

 

Пальцы кэтмена порхали над моей физиономией, втирая вазелин и орудуя ватными палочками, смоченными в гидрохлориде адреналина.

 

Резкий запах, сродни нашатырному спирту, ударил в нос, что дало положительный результат в плане сообразительности, мозг немного просветлился и я стал понемногу приходить в себя.

 

В противоположном углу, в стане соперника, пританцовывал негр с прекрасной мускулатурой и иссиня-чёрной кожей, блестящей от пота. Видать он не очень устал, раз отказался от стульчика и решил восстановительную минуту между раундами провести на ногах.

 

Его секундант явно мучился от безделья и только не спеша массажировал трапецевидные мышцы со стороны спины. Тренер что-то спокойно шептал ему на ухо, а тот рассеянно кивал, смотря с улыбкой на меня.

 

Тэк-с, понятно, кто потрудился над моим фейсом и заботливо уложил на пол ринга. Как же его зовут? Судя по выкрикам, это и есть тот самый Самуэль, а я, естественно, «вонючий русский», из которого и нужно не теряя времени даром, сделать отбивную котлету в следующем раунде.

 

— Коля! Ты меня слышишь? Коля! — вывел меня из созерцания вражины голос престарелого тренера Сан Саныча Зимина. Именно он упрашивал меня встать на ноги, когда я хлопал глазами, лёжа на полу.

 

Я его конечно слышал. Но как-то обозначить это — не было сил. Голова слегка кружилась и подташнивало.

 

— Коленька, ты не думай! Ты просто руку выкидывай вперёд! Понял?

 

Легко сказать.

 

— Олег, он меня понимает? — с сомнением спросил Сан Саныч кэтмена.

 

— Ну, в принципе, он вас слышит, — начал дипломатично Олег. — Но понимает или нет, точно сказать не могу. Слишком хорошо попал ему Самуэль в челюсть.

 

— Коля! Коля! Ты меня понимаешь? — запричитал опять Сан Саныч, обращаясь ко мне.

 

— Да, — с трудом разомкнул я рот.

 

— Ты не стой, Коля! Не стой, уходи вправо, понял меня?

 

— Да, — отрывисто отвечал я, став лаконичным поневоле.

 

— Дзинь! — опять ударил гонг, но уже не спасительно, а приглашая меня на казнь.

 

Как там говорили гладиаторы?

 

«Идущие на смерть приветствуют тебя, цезарь»?

 

Так кажется.

 

Я с трудом оторвал потяжелевшую задницу от стульчика и сделал шаг вперёд. Мой оппонент запрыгал на лёгких ногах, демонстрируя замечательную технику передвижения. Казалось, вся сила и выносливость его предков, работавших с утра до ночи на арахисовых плантациях Миссисипи, вселилась в него и ищет выхода. Что ж…

 

Весь раунд я добросовестно простоял у канатов, подперев из спиной, уйдя в глухую защиту. Самуэль кружил около меня, осыпая градом ударов. Хотя чистых попаданий в голову уже не было, но этот малый очень болезненно пробивал мне через перчатки, из-за чего из моего носа хлынула кровь. Сан Саныч уже не кричал, а стонал от отчаяния.

 

— Дзинь! — опять пришёл на помощь гонг.

 

Я рухнул на стул у себя в углу.

 

— Коля! Коля! Не стой! — орал мне в ухо Сан Саныч.

 

Я сидел, не подавая признаков восприятия.

 

— Нет! Он меня не понимает! — воскликнул Зимин со слезами в голосе.

 

— Это и не удивительно, — усмехнулся кэтмен, засовывая ватную палочку мне в нос. — Это ему не в танчики играть.

 

— В танчики? Он что, в World of Tanks играет? — встрепенулся тренер.

 

— Да, — ответил секундант и удивлённо вскинул брови.

 

«Ты то, старый хрыч, откуда это знаешь? World of Tanks! Надо же!» — подумал Олег и сказал. — Он даже на соревнованиях каких-то участвовал.

 

— О, как! — обрадовался Сан Саныч.

 

У него родился план.

 

***

 

— Деда! Деда! — внук подпрыгнул и повис на шее Сан Саныча.

 

— Вот как он тебя любит, — улыбнулась дочь, встречая отца в прихожей. — Все уши мне сегодня прожужжал: «Придёт дедушка сегодня или нет?»

 

Глаза Зимина стали влажными от нахлынувших нежных чувств к этому маленькому созданию, прильнувшему к его груди. Он всегда мечтал о сыне, но так уж случилось, что Бог даровал им с женой одну лишь дочь. И потому ему особенно был дорог внук-первоклашка.

 

— Деда! А в танки сегодня будем играть?

 

— Будем, Васенька, будем, — ответил матёрый тренер по боксу, моментально превратившись в сентиментального старика.

 

— А чай? — выглянула из кухни дочь, но Зимин лишь только махнул рукой, дескать, какой там чай, когда такие события разворачиваются!

 

Дело в том, что когда Вася пошёл в школу произошло два немаловажных события в его жизни.

 

Первое: отец, вернувшийся из очередной командировки, подарил ему айпад, компенсируя этим недостаток внимания ввиду вечных разъездов по заграницам.

 

Второе событие: выход в свет мобильной версии популярной игры World of Tanks («Мир танков»).

Теперь уже не надо было просиживать дома штаны у компьютера чтобы погонять на Т-34 или «тигре». На переменах (а порой и на уроках) несовершеннолетние мобильные танкисты, обладатели планшетов, сводили с ума маститых статистов своими дерзкими прорывами на флангах и безумными выскакиваниями из кустов под явный ваншот, но с целью попасть в ненавистного врага хотя бы один раз и тут же с честью умереть под яростное завывание: «Днище! Рачьё!»

 

— Деда, давай сыграем в танки, — заявил Вася как-то раз Сан Санычу придя из школы.

 

— Да не умею я, и планшета у меня нет, — развёл руками Зимин.

 

— Я научу! — с жаром заверил Вася. — А планшет мы у мамы для тебя возьмём! Держи хук! — и внук продемонстрировал неплохой боковой удар.

 

Зимин его ловко блокировал предплечьем.

 

— Это что такое! Никакого бокса! Папа! Мы же договаривались! — строго сказала дочь, заметив возню деда с внуком. — В танки играйте. Вот вам мой планшет, — и она протянула старенький «Самсунг». — Но никакого мордобоя!

 

Зимин вздохнул. Вот почему он и хотел всегда сына.

 

Сначала пальцы не слушались, и танки Сан Саныча упрямо ехали не туда куда он хотел.

Игроки обзывали его раком и оленем.

Он расстраивался, но внук чмокал его в щёку и упрашивал ещё поиграть с ним во взводе. Зимин успокаивался и с упорством закалённого спортсмена осваивал азы танкового искусства.

 

Со временем он изучил все четырнадцать карт как свои пять пальцев. Каждый пригорок на «Зимней Малиновке» и сугроб на «Эшелоне» он знал уже лучше внука и превратился в заядлого геймера.

По простому — в задрота.

 

— Деда, а ты дашь мне денег для покупки Премиум аккаунта на месяц? — вопрошал его внук.

 

— Тс-с-с, — прикладывал палец к губам Сан Саныч, —, а то мама услышит и шею нам намылит, что мы деньги на игрушки тратим! А если по хорошему, то учись фармить без према!

 

— Ну, дед, — надувал губы внук.

 

— Дам, дам, — успокаивал его Зимин и брал на руки.

 

Со временем они на пару прокачались до десятого уровня.

 

Внук носился по карте на Т-62 и сеял ужас в рядах врагов.

Дед, подтверждая свой статус, солидно крушил противника на ИС-4.

Все разговоры у них крутились вокруг брони, пушек и манёвренности.

 

Вася поражал учителей в школе знанием истории Второй мировой войны (особенно её танковых сражений) и географии.

Дома он заявил со всею серьёзностью, что поступит в танковое училище по окончании школы, и считал четвёрку плохой для себя отметкой. Мама была на седьмом небе от счастья, а дед довольно покряхтывал и усмехался, дескать, знай наших, то бишь, Зиминых.

 

***

 

Откуда-то издалека сквозь шум в ушах я услышал голос Сан Саныча:

 

— Коля, ты World of Tanks гамаешь?

 

Я навострил уши и утвердительно мотнул головой.

«Гамаешь» — не то слово, я живу этим, после бокса, естественно. Восемьдесят тысяч боёв говорят сами за себя и не дадут соврать.

 

Любимая девушка за месяц до свадьбы, покрутив пальцем у виска, ушла к другому, к Сашке Корепанову из полутяжёлого веса, а родные считают, что это следствие побочного эффекта одного из многочисленных ударов, которые приняла моя многострадальная голова профессионального боксёра.

 

Пусть считают!

 

Может быть это и так, но психологически не «сгореть» перед боем мне помогает именно парочка сражений на полях Blitz"а, а не штатный психоаналитик из моей команды, который сам больше всех нуждается в психологической поддержке (а может даже и в лечении).

 

Все поражались спокойствием, с которым я выходил на ринг. Тренер Зимин у нас новый человек, и ему скорее всего ещё не доложили о моём пристрастии. Но сейчас дошла очередь и до него узнать мой небольшой секрет.

 

— Коленька, понимаешь, у тебя осталось мало ХП! Модули твои повреждены: поворотный механизм башни выведен из строя, разбит триплекс и тебе нужно время, чтобы восстановиться! — начал Сан Саныч объяснять сложившуюся ситуацию.

 

Кэтмен от удивления открыл рот и на секунду застыл, прекратив колдовать над моим носом. Зимин бросил на него испепеляющий взгляд, и секундант заработал с утроенной энергией.

 

— Коля! Ты — StuG III, знаешь такую ПТ? — продолжал Саныч.

 

Знаю, как не знать.

Самая многочисленная единица бронетехники у немцев во время Второй мировой войны. На штугах подбито гитлеровцами более 20 000 советских танков. Юркое штурмовое орудие, с прекрасной манёвренностью, что ни один лёгкий танк не сможет его закрутить. Скорострельная точная пушка с неплохим бронепробитием, но небольшим разовым уроном. Отличная маскировка. В своё время я немало откатал на этой ПТ САУ, прокачав её до элитного состояния.

 

— Коля! Ты — штуг! — продолжал кричать мне в ухо Сан Саныч. Старческий голос у него дрожал от напряжения. — Двигайся, уходи от него! В удар не вкладывайся, копи силы, а так: «двоечку» по корпусу и меняй позицию! Понял?

 

— Понял, — ответил я, с трудом разлепив рот.

 

Прозвенел гонг.

 

Негр с ухмылкой пошёл навстречу мне, уже не утруждая себя пританцовыванием. Шёл так, чтобы добить и пойти отдыхать под восторженный рёв толпы.

Я замаскировался: стою, состроив страдальческое лицо, жду когда соперник подойдёт на среднюю дистанцию. Итак, наводка, сведение, выстрел, шаг в сторону, ещё выстрел.

Броня в корпусе пробита.

Самуэль икнул и согнулся держась за печень. Завожу мотор, меняю укрытие. Еще выстрел!

 

— Коля! Молодец! — орёт Сан Саныч.

 

Трибуны начали скандировать: «Русские вперёд!»

 

Гримаса боли исказила лицо противника, и в его глазах мелькнула злость.

Так! Злость порой играет злую шутку с человеком: силы-то она придаёт, но тут же отнимает разум. Так получилось и с Самуэлем — он рванулся вперёд только с одной мыслью отомстить мне. Ещё бы! Раньше он играл со мной как кошка с мышкой, растягивая удовольствие, а тут бьют по печени и в солнечное сплетение!

Сделав шаг вперёд негр нанёс тяжёлый удар, вложив весь вес в него. Я сделал небольшой шажок в сторону, и Самуэль «провалился», открыв сбоку челюсть.

 

— В башню бей! — завизжал Зимин.

 

Снаряд смачно врезался в борт башни.

 

«Пробил! Враг горит! — раздалось в наушниках у радиста. — Наводчик противника контужен, боекомплект повреждён. Ол райт!»

 

Голова Самуэля дёрнулась, капа выпала изо рта.

Рефери махнул, остановив бой.

Негр засунул капу обратно в свой рот с гигантскими губами и растерянно поглядел на меня.

На этот раз гонг спас его. Уже не меня.

 

— Всё, Коля, всё! Он — картон! Ты его легко пробиваешь. Ещё парочку выстрелов и он ваншотный будет! — горячо шептал мне на ухо Зимин.

 

Кэтмен, смазывая моё лицо вазелином, внимательно прислушивался к его советам.

 

Бокс!

 

На этот раз чернокожий боксёр был собран и сосредоточен. Ухмылка исчезла с его котлетообразных губ, перчатки подняты на уровень лица Подражая Мухаммеду Али он запрыгал по кругу спиной вперёд. Красиво запрыгал. Нигеры на трибунах завыли от восторга.

 

— Коля! Не открывайся! В укрытие! Выцеливай! По «гуслям» бей! — кричал Сан Саныч.

 

Сделав обманное движение, я остановил хоровод Самуэля и выстрелил коротким хуком в «солнышко» противника. Негр судорожно глотнул воздух и остановился. Ему явно не хватало кислорода.

 

— Голдой в прямо в маску! — заорал Зимин.

 

Я собрал все силы и пробил в нос соперника.

То, что раньше называлось носом, расползлось по лицу негра. Хрустнули хрящи, и кровь окрасила грудь боксёра, обильно заливая пол. Судья уже собрался начать отсчёт и останавливать бой, но я не теряя времени даром, подошёл вплотную к Самуэлю и нанёс страшный апперкот, оттолкнувшись ногами что есть мочи от пола.

Кулак, оболчённый в перчатку, ударил снизу вверх в челюсть несчастного негра, голова того дёрнулась вверх и назад, ноги оторвались от помоста, и обмякшее тело рухнуло на ринг.

 

Всё.

 

Я стоял счастливый в свете фотовспышек. Сан Саныч обнимал и целовал меня, плача от радости, но Самуэля рядом не было. Его увезла карета скорой помощи в военный госпиталь.

 

***

 

Моросил дождь. В лужах отображались огни придорожных фонарей.

 

Олег стоял на обочине дороги, втянув голову в плечи, но капли всё-равно пробирались за шиворот и противно текли между лопаток. Рядом притормозил чёрный лимузин, длинный, как автобус.

 

«Наконец-то», — облегчённо вздохнул Олег.

 

Дверь автоматически отъехала вбок, и кэтмен юркнул в неё. На заднем сиденье сидел негр в собольей шубе и бейсболке, весь увешанный золотом. На каждом пальце красовалось по массивному перстню, огромные серьги оттягивали мочки ушей, в носу кольцо, как у племенного быка. Поверх шубы тоже висела какая-то безделушка, то ли портрет любимой, то ли маска вуду, весом с полкило на шикарной цепи, которой бы позавидовал пушкинский кот из Лукоморья.

 

— Ну, что, чувак, узнал систему тренинга Зимина, с помощью которой он переломил ход поединка Валветкина с Самуэлем? — спросил негр, который являлся крупнейшим промоутером в мире бокса и заправилой подпольного тотализатора Доном Фабуэлем.

 

— Да, — ответил кэтмен.

 

— Чувак, не тяни резину, гони флешку с записью, — недовольно произнёс Дон Фабуэль.

 

Шофёр в форменной кожаной кепке сделал какое-то подозрительное движение.

Олег не прекословя протянул Дону небольшой накопитель на один гигабайт. Губы негра расплылись в довольной улыбке.

 

— Хорошо, — удовлетворённо сказал он.

 

— А деньги? — спросил Олег.

 

— Деньги? Какие деньги, чувак? Ты и так бесплатно делаешь у нас ставки.

 

Шофёр сделал ещё более подозрительное движение.

У Олега похолодело в груди. Дверь открылась. Кэтмен шагнул на мокрый асфальт.

 

— На держи. Жадный ты чувак! — протянул ему Дон Фабуэль тощую пачку купюр.

 

Олег не считая положил деньги в карман и с ненавистью проводил взглядом удаляющийся кадиллак.

 

«Ладно», — мстительно подумал он.

 

Телефон раскалился от непрерывных звонков. Вставать и идти на кухню, где лежал телефон, не хотелось, и Олег придумывал не самые ласковые эпитеты в адрес Дона Фабуэля, который не давал ему поспать в выходной. А звонил, без сомнения, он. Наконец Олег встал и прошаркал в домашних тапочках к телефону.

 

— Алло, — сказал он хриплым спросонья голосом.

 

— Слушай, чувак, я не мелкий йоу, который стоит на углу в Гарлеме, а крупнейший промоутер! — раздался голос взбешённого Дона.

 

— Знаю, — ответил зевая Олег.

 

— Какого хрена ты, чувак, впарил мне флешку с игрой World of Tanks? Тебе что, чувак, жить надоело?

 

— Нет, жить мне не надоело. На основе этой игры Зимин составляет план тренировок и сам процесс подвода спортсменов к пиковой форме. Но это ещё цветочки. Главное в этой методике — психологический настрой. Боксёр становится не человеком, а танком без нервов и жалости.

 

— Ты чё чувак куришь? Дай попробовать! — хохотнул недоверчиво Дон Фабуэль.

 

Олег промолчал.

 

— Ну, может ещё встретимся? — замялся негр.

 

— Перечислите эту сумму на QIWI-кошелёк, — и кэтмен назвал шестизначную цифру.

 

— Э-э, чувак, ты меня грабишь! — заорал делец в собольей шубе (а именно в ней он валялся в данный момент на кровати гигантских размеров).

 

— Дело ваше, — кротко ответил Олег.

 

— Стой, чувак! Я согласен! — всполошился негр.

 

***

 

Предстоял бой на звание чемпиона мира в тяжёлом весе по версии IWB.

 

Солидные люди восседали в первых рядах, не очень солидные чуть подальше, и так далее.

 

Ринг находился под открытым небом в штате Невада, так как ни один спортивный комплекс в мире не мог вместить всех желающих вживую наблюдать этот бой.

 

Тёмная душная ночь отступила под напором светотехники, музыка гремела на десятки миль вокруг. Жизнь кипела и набирала обороты вокруг двух парней, которые в угоду сотням тысяч людей и за приличные деньги будут через несколько минут ломать друг другу носы, отбивать печень, сотрясать мозги и крушить челюсти. И одним из этих парней являюсь я.

 

— Коля, ты сегодня — Е100. Повтори! — говорит мне в разминочной Сан Саныч Зимин.

 

— Я — Е100, — отвечаю, глядя прямо ему в глаза.

 

— Коля, не забывай, у тебя брони сейчас во лбу — 200 мм, а альфа помнишь какая у тебя? — с жаром продолжает Сан Саныч.

 

— Помню, 640 ХП в правой руке, — отвечаю я.

 

Помню.

Как не помнить?

Полгода в атлетическом зале, двадцать килограмм набранного веса, и не какого-нибудь жира, заработанного на гамбургерах и пиве, а чистой мускулатуры. Съел железнодорожный состав спортивного питания, добытого за бешенные деньги. Мерзкого своей безвкусностью, но дающего ошеломляющий результат — и никакой «химии»!

 

— И вообще, Коленька, ты сегодня в топе, веди активные действия.

 

— Угу, — соглашаюсь я.

 

До выхода на ринг оставалось минут пятнадцать. Представитель организатора боя заглянул узнать нормально ли у нас всё.

 

«Всё ништяк», — пошутил кэтмен следя за мной цепким взглядом.

 

— Ну, что, Коленька, сыграешь? — спросил Зимин и протянул мне планшет.

 

— Ок, — отвечаю я и жму на иконку World of Tanks Blitz.

 

***

 

Я шёл спокойно сквозь визжащую в экстазе толпу.

Мне нечего было переживать.

Пусть переживает вон тот мексиканец, что разминается на ринге ожидая меня, демонстрируя бой с тенью.

 

Но, что это у него на голове?!

Оп-па на!

Танкистский шлем времён Второй мировой войны!

Я вопросительно взглянул на Зимина. Тот пожал плечами. Что ж, посмотрим что будет дальше.

Я легко нырнул под канатами и воздел руки вверх, трибуны взорвались в вопле. Ударная волна от этого крика покатилась на северо-восток, ударила о стены Капитолия в Вашингтоне и вернулась обратно.

 

Седовласый подтянутый боксёрский конферансье Микки Буффон начал свою знаменитую речь, которую он повторяет без изменения больше двадцати лет. Слова этой эскапады он запатентовал и гребёт сейчас кучу денег повторяя как попугай, изменяя только в ней имена боксёров и промоутеров.

 

— Леди и джентльмены! Дамы и господа! Мужики и бабы, сеньоры и сеньориты! Сейчас перед Вами предстанет великий и непобедимый русский боец Николай Валветкин! Весь мир его знает как «Е100»! Это тяжёлый немецкий танк, который сокрушает всё вокруг!

 

Я сделал парочку ударов по воздуху показывая, как я это делаю, то есть сокрушаю.

 

— Его соперник, претендент на чемпионский титул Хосе Гонсалес! Молодой! Талантливый! Быстрый, как молния! Его боксёрский псевдоним… — тут Микки замялся, вытащил из кармана шпаргалку и прочитал, — «M48 Patton«… Хм-м-м… — опытный конферансье тут же пришёл в себя от замешательства и лучезарно улыбнулся, рекламируя отличные израильские имплантанты.

 

Промоутер Дон Фабуэль, что сидел в первом ряду в неизменной собольей шубе в окружении чернокожих красоток, что-то закричал ему на гарлемском сленге, привстав и растопырив пальцы в перстнях.

 

Микки Буффон на лету уловил его мысль и продекламировал:

— Как всем известно, M48 Patton — это танк десятого уровня в американской ветке развития! Обладает прекрасной манёвренностью и рациональными наклонами брони, что приводит к частым рикошетам!

 

— Yes! — захлопал в ладоши Дон Фабуэль и вся его полуобнажённая группа поддержки.

 

Сан Саныч от злости плюнул.

 

— Где-то у нас завелась «крыса», — процедил он сквозь зубы и метнул злой взгляд на победно сияющего промоутера.

 

— Не парься, Сан Саныч, Гонсалес ещё нуб, — невозмутимо ответил я и вставил в рот капу.

 

Перед боем я сжёг до тла двух «паттонов» на карте «Кастилья» и потому был совершенно спокоен.



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 1

Имя — был минут назад
Упырь Лихой — 6 (срет в гесту)

Бомжи — 0

Неделя автора - Анна Саке

*Учу на гитаре гаммы..."
*Под стоны соседей и стук мышеловок...*
*Пусть даже дряхлой и спившейся...*

День автора - Абдулла

после ссоРЫ
Молодые глаза (не детское порно!)
Жак Ив Кусто в центре Евразийского континиента
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.033364 секунд