Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Гнилыe Бурaтино

Амёба (для печати )

Тусклый тюремный коридор.

Подтянутая конвоирша ведет под руку сутулого юнца, на бледном лице которого застыла маска ужаса. Конвоирша похожа на уверенный восклицательный знак с агитплаката, а юнец – на робкий знак вопроса из школьной тетрадки. Конвоирша открывает дверь камеры, делает гостеприимный жест. Юнец пятится назад.

– Заходи, Илья, – мягко говорит конвоирша, твердой рукой заталкивает юнца в камеру.

В камере накурено. Накурено так сильно, что кажется, будто здесь парная с аншлагом, а не казенный дом. Ни черта не видно. Конвоирша выкрикивает в серую пелену: «Гудков! На выход!»

Из дыма выходит здоровенный мужлан, одетый в окровавленный десантский тельник. Гудков показывает грязным пальцем на Илью.

– А это еще кто?

– Доброволец, – учтивым тоном отвечает конвоирша.

– В смысле? Сам что ли?

– Именно. Сам.

Гудков в упор рассматривает дрожащего Илью. В угрюмом взгляде Гудкова мелькает нечто, напоминающее сочувствие весьма и весьма отдаленно.

– Да, уж… Наделал ты делов… Но ты держись, не дрейфь. Будь мужиком.

Конвоирша деликатно берет Гудкова под руку, выводит в коридор.

За спиной Ильи оглушительно лязгает дверь.

Сигаретный дым тут же рассеивается. В камере всего-навсего двое сидельцев: Илья, который «Сам», да еще какой-то пожухлый старик. Илья открывает рот, чтобы поздороваться первым, но старик его опережает: подбегает к Илье, крепко и с чувством жмет руку.

– Алоизий Устинович Омегов. Погоняло – Амёба. Можете прямо так ко мне и обращаться. Без церемоний.

– Илья. Рад знакомству.

Илья присматривается к Алоизию Устиновичу. Старик производит впечатление противоречивое. С одной стороны, впечатление весьма отталкивающее: заискивающий взгляд побитой собачонки, повадки услужливого тюремного шныря. С другой стороны, в глазах старика светится блаженный покой. Такой взгляд бывает у людей, оказавшихся на самом дне, когда уже нет причин бояться пасть еще ниже.

– Вас что-то тревожит? Спрашивайте, не стесняйтесь. Я бродяга бывалый: подскажу-расскажу-посоветую, – говорит старик.

Илья вздрагивает, на него снова накатывает страх.

– Говорят, суды здесь очень скорые…

– Скорые, но совершенно нестрашные. Вас, молодой человек, помилуют. Не сомневайтесь. Уж поверьте, повидал я на своем веку молодых людей.

Илья смотрит на старика недоверчиво. Думает.

– Простите, Алоизий Устинович, возможно, мой вопрос покажется неуместным. А вас-то за что?

– За всё хорошее и за всё плохое. История длинная, за минуту – не поведать. А наша минута, увы, истекла.

Дверь камеры распахивается. Входит прежняя улыбчивая конвоирша.

– Илья, на выход.

Илья медленно идет к конвоирше, постоянно оглядываясь на Омегова. Тот ему по-отечески подмигивает.

– Всё будет хорошо! – говорит старик.

Конвоирша подхватывает пошатнувшегося Илью, выводит в коридор. Дверь в камеру остается открытой. В тусклом коридоре вспыхивает яркий болезненный свет. Всполох пронизывает всё пространство. Через мгновение откуда-то доносится истошный крик новорожденного.

Конвоирша возвращается в камеру. Но уже с другим лицом. Теперь это лицо свирепой ведьмы.

Омегов же спокойно заваривает крепкий чай в алюминиевой кружке. Осанка старика изменилась: теперь он держится уверенно, с достоинством, даже царственно. Владыка.

– Доча, а давай небольшой перерыв устроим? Поставим конвейер на паузу. Ты сегодня какая-то дерганая.

– Я тебе не доча, и ты мне не папаша, – сквозь зубы отвечает конвоирша.

– И место моё у параши. Ха. Ха. Ха.

– Не включай дурачка. Обмануть самого себя ты не можешь.

– Ты права. Но зачем снова мучить старика? Помилосердствуй.

– А я здесь не для милосердия.

– А что тебя не устраивает? Илюшу я простил. Ну наглотался мальчонка таблеток из-за несчастной любви. С кем не бывает. В следующей жизни, может, поумнее будет.

– А Гудков? Доблестный ветеран боевых действий. От ревности допился до белой горячки, зарезал жену, двух дочерей и тещу. Его менты при задержании пристрелили, как бешеную собаку. И правильно сделали. Вот его ты почему простил?

Омегов снисходительно улыбается, виновато разводит руками.

– Становлюсь сентиментальным. Возраст.

– Нет. Это называется старческий маразм. Ты же теперь всех прощаешь. Абсолютно всех.

Омегов мрачнеет, чашка с чаем в его руке начинает дрожать. Конвоирша продолжает.

– И ты не их прощаешь, а себя. Да-да, себя. За то, что создал мир, полный страданий… Может, ты садист? Или некрофил? Любишь смотреть, как умирают дети?

Чашка в руке старика взрывается. Алюминиевые осколки разлетаются по камере когтистым вихрем. Капли алого чая густо орошают стены, пол и потолок. В уголке стариковского рта выступает пенка.

– Свобода воли – бремя тяжкое! Не спорю! Но страдания делают людей лучше! Через тернии к звездам! И счастливые люди – есть! Есть счастливые люди в этом мире!

Конвоирша устало морщится, словно от надоевшей зубной боли.

– Но только несчастных гораздо больше. И слезинка ребенка давным-давно стала океаном. И каждую минуту на земле проливается кровь человеческая. Каждую чертову минуту.

Конвоирша грубым движением протягивает старику ведро с тряпкой. От царственной осанки Омегова не остается и следа. Он с обреченным видом берет ведро.

– Слышь, ты… Амёба. Чистоту наведи. Не хочу приводить страдальцев в гадюшник.

Лицо конвоирши меняется: снова становится приветливым. Картинно поклонившись старику, конвоирша выходит из камеры.

Алоизий Устинович Омегов ставит ведро на пол, закрывает лицо руками.

Плечи старика дрожат.



проголосовавшие

Упырь Лихой
Упырь
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 28
вы видите 13 ...28 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 28
вы видите 13 ...28 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Гальпер

Сюрприз На Небесах
Кому Плевать На Мои Стихи в Канаде?
НА ВИРТУАЛЬНОЕ САМОУБИЙСТВО НЕОЛИТОВЦА

День автора - Sziren Moritz

послетело
не - ты
невозможность интерсубъективной коммуникации
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.028540 секунд