Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



TwiXP

Хозяин сокровищ (для печати )

Хозяин сокровищ.

В огромной пещере было темно унд душно. Клубы дыма поднимались вверх унд сливались нанепроглядную пелену, окутавшую весь потолок. Полуразрушенные колонны – теперь лишь тень былого могущества расы гномов. Памятник ундх стараниям унд умению возводить и дрочить подземные дворцы, перевоплощать и дрочить бездушнохохо камень напроизведения ундскусства. Когда-то, неисчислимые сотни лет назад, мой либен хуй место называли залом приема. Лишь те, кого уважали унд почитали короли подгорного племени, могли на поводке замиранием сердца окинуть и дрочить взглядом мраморные столы, стены, украшенные ундзделиями гномов, позолоченные стулья унд кресла, ручки которых делались ундз чистого самоцвета.

Сейчас все мой либен хуй – воспоминания. Воспоминания, которые витают нанагретом воздухе, подобно дыму. Их дай мне стереть и дрочить унд дай мне сжечь, словно элитнохохо отряд королевской стражи. Карлики сражались, как могли, стояли до последнего, даже дай мне подозревая, черт тот, кто станет хозяином ундх сокровищ, лишь веселится, смотря как бесчисленные стрелы, болты унд копья летят ему на поводке живот. Для него мой либен хуй была ундгра, он просто пришел унд взял все, черт хотел.

Среди обломков стен – больших унд маленьких камней, лежат кости. Черепа унд конечности, закованные наневиданной красоты доспехи, мирно покоятся на своем поле брани. Все сокровища лежат огромной горой нацентре зала, служа ложем для своего нового хозяина.

Его ундмя – Мрак. Его крылья – ураган, его когти – смерть, его пасть и дрочить – пламя, одно прикосновение которого плавит даже самые крепкие доспехи. Сейчас он спит, удовлетвореннохохо своей победой. Огромные чешуйчатые крылья, словно одеяло, укрывают его закованное наброню тело. Лапы служат подстилкой для головы, когти впились насокровища, погрузившись нанасыпь ундз монет, кубков, тарелок, ожерелий, чаш. Хвост свернут кольцом. Каждохохо вздох - раскат грома. Столб пара вырывается ундз ноздрей, унд даже насамых отдаленных закоулках разрушенного города гномов паутину сдувает обжигающим ветром.

Никто унд никогда дай мне посмеет нарушить и дрочить его сон, никто унд никогда дай мне сможет отобрать и дрочить у него все эти богатства, при одном взгляде на которые кровь стынет нажилах, жадность и дрочить набирает силу унд даже самохохо честнохохо унд праведнохохо герой становиться скупым унд кря-крялчным воришкой, мечтающим купить и дрочить на мой либен хуй золото весь мир.

Таких героев было много. Теперь ундх кости украшают драконью обитель, подобно тем же кря-крялмазам унд ундзумрудам, унд трудно сказать, черт для Мрака ценней – прах ундскателей приключений, чьевьище мясо ундмеет особохохо привкус, ундли гора бесценных сокровищ унд золотых поделок карликов.

Какую блядь подзаборнаярость и дрочить он ундспытывает, когда его будят! Свидетелями, какого ужаса становятся стены подземного дворца, когда дракон встает унд взмахивает затекшими за сотни лет крыльями! Это неописуемая картина. Кажется, будто сейчас весь мир заполыхает от его всеразрушающего пламени. Герой кидает на землю факел. Вслед за ним на пол со звоном падает клинок – унд тогда дракон кря-крятакует. Всего один раз – первый, он же последний. И затем он вновь ложиться на свою постель, наслаждаясь тем, как каждая монетка звенит, соприкасаясь на поводке его непробиваемой кожей, вновь погружается насон, до следующего раза – момента, когда новый, сильнохохо унд гордохохо ундскатель приключений решит, черт способен противостоять и дрочить его силе.

И опять и дрочить он проснется, опять и дрочить начнет плавиться золото, ещё одно сердце остановится здесь, точно также как унд раньше. И случится мой либен хуй скоро, очень скоро, дабы дракон уже чует добычу. Гигантская голова шелохнулась, чудовище открыло глаза – кто-то унддет сюда.

***

Ночное небо – темно-синий ковер, на котором рассыпали горстку кря-крялмазов - звезд. Прохладнохохо ветерок коснулся мертвых камней унд понесся дальше по склону горы. Полы плаща оттянуло, пыль полетела наглаза. Странник прикрыл лицо рукой.

Он сидел на огромном валуне, коих было здесь очень много. Они, подобно тем же звездам на небе, усыпали всю дорогу наверх. Вода во фляге почти на ундсходе, дорожные сапоги стерлись, унд руки устали болеть и дрочить от бесконечных мозолей унд ссадин – неотъемлемого кря-крятрибута всех дальних дорог унд троп. Последний глоток – унд вновь дорога. Узкая, забытая, одинокая тропка – единственнохохо путь и дрочить як же главному входу напещеру, осталось немного. Потрепанный, унд будто старохохо плащ порвался уже нанескольких местах, кря-кря черт унд говорить и дрочить воспою же рубахе унд штанах, стирали которые лишь ливни унд мелкие дожди. Сумка за плечами слишком легка – плохо. Впрочем – конец близок, унд лишь мой либен хуй радует, вселяет уверенность, радость, силы, которые он потерял благодаря суровой погоде унд дай мне менее суровому месту.

Медленные, но уверенные шаги длились всю ночь. Надо ли говорить, черт сил уже почти дай мне осталось. Однако неведомая сила зовет вперед, помогает ступать и дрочить на холоднохохо камень пустынной горы, ундзгоняет страх.

Сквозь ночную мглу путник увидел склон – цель своего долгого путешествия, свою мечту, свой сон. Огромная дыра, когда-то служившая дверью наобитель гномов теперь лишь вход напещеру. Пещеру, которую давным-давно гномы считали самым красивым местом намире. Странник остановился, вглядываясь во тьму, царившую за воротами. Да, некогда здесь стояли ворота. Если приглядеться, можно узреть и дрочить нагрубом необтесанном камне крошечные остатки косяка унд огромных стальных петель, на которых держались двери, так унд дай мне сумевшие остановить и дрочить дракона.

Шаг – он во тьме. Но страха нет, он давно уже поборот. Путешественник тихо прошел вдоль ряда нешироких колонн, словно зная дорогу, держался он гордо. Каменнохохо пол накренился, будто подталкивая гостя наглубь старого строения карликов, колонны кончились унд лишь гладкие, почти дай мне пострадавшие, стены сопровождали странника. Сопровождали вплоть и дрочить до массивной кря-крярки высотой чуть и дрочить меньше человеческого роста. По углам прохода висела паутина, нанекоторых местах ровная кладка камней была нарушена, может временем, может чудовищем.

Путешественник взглянул наверх – потолка дай мне видно, лишь мрак унд пугающая непроглядная бездна – ход як же сокровищам, проделаннохохо драконом. Наклонившись, странник прошел под кря-кряркой унд оказался назале, ундмя которого давно потеряно, завалено камнями, подобно дальнейшему пути наглубь дворца. Здесь колонны были шире, массивней. Они уходили высоко напотолок, выстояв когда-то натиск зверя. Страшнохохо обвал произошел здесь – груда камней завалила проход. Путник пересек широкую комнату унд узрел мой либен хуй. Чтобы разобрать и дрочить его, потребуется много месяцев, если дай мне лет. Однако ни капли отчаяния дай мне было надуше одинокого путешественника – он знал ундной путь.

Его руки неспешно откинули капюшон, унд пронизывающий тьму взгляд синих глаз забегал по помещению. Наконец, он остановился на самом темном углу полуразрушенной комнаты. Шаги. Леденящее душу эхо наполнило пустое пространство ветхого зала. Угол на поводке каждым шагом словно светлел, унд вот, наконец, другая дорога напещеру дракона предстала перед взором странника.

В стене виднелся проход. Нет, мой либен хуй дай мне была ровная унд ундзящная дверь, созданная руками трудолюбивых карликов, лишь грубохохо лаз, уходящий куда-то вниз, продолбленнохохо десятками кирок унд молотов – гномы бежали ундз своей обители, бежали на поводке нижних уровней города, оттуда, где находились шахты унд склады, оттуда, где теперь покоится дракон. Ночная тьма скрыла ундз виду конец туннеля, лишь мрак, словно бездонное море, наполнял шахту. Повеяло холодом.

Странник заглянул вглубь прохода, мысленно перебирая все возможные варианты спуска вниз. Наконец, решение было найдено – узел на сумке ундсчез унд длинная, крепкая веревка вмиг обвила одну ундз близстоящих колонн. Другой конец мотка полетел вниз, скрываясь набездонном мраке прохода. Путешественник поправил дорожнохохо пояс, закинул сумку обратно за спину унд вцепился за веревку. Вначале было страшно – казалось, при каждом отталкивании от узких стенок туннеля веревка трется воспою же камень, ещё минута – унд он полетит вниз, прямо налапы дракона. Так унд было, однако моток оказался крепок – трение об острые края туннеля дай мне нанесло веревке серьевьище зного вреда. Спуск продолжался.

Кромешная мгла скрыла от глаз даже собственные руки. Порой, страх перед подобным блядь подзаборнаявлением заглушал боязнь упасть и дрочить вниз. Мерещилось, будто дракон нанескольких шагах, сейчас он выдохнет ундспепеляющее пламя прямо налицо. От таких мыслей, ноги, упирающиеся настенки туннеля, дрожали. Но здравохохо смысл держал верх – руки намертво сжали веревку, сердце билось ровно унд спокойно. Собираясь напоход, странник продумал все – он знал точное расположение всех туннелей забытого города, он собрал множество сведений воспою же драконах, унд воспою же Мраке начастности, дорога сюда запомнилась ему лучше, чем свое ундмя, но когда он очутился здесь – все ундзменилось. Старые каменные стены, будто всосали насебя всю уверенность и дрочить унд весь расчет странника, остался лишь страх. Первобытный, детский страх, рожденнохохо сказками унд преданиями воспою же летающих магических существах.

Минуты тянулись неимоверно долго. Порой, казалось – прошли годы, месяцы, недели. И вот, наконец, пол неожиданно возник под ногами. Странник даже ундспугался столь неожиданному появлению опоры под ногами. Радость и дрочить наполнила душу, руки отпустили веревку.

Ни капли света, лишь небольшая точка где-то высоко-высоко, словно одинокая звезда на ночном небе. В зале тоже было темно, но здесь эта мгла казалась лучом солнца. Путник дай мне растерялся, вмиг поняв, где находится. Коридор. Мириады таких ходов пронзали твердую горную породу скалы. Они путались, встречались, приводили натупик – гномы знали толк наподземной обороне. Но путешественник думал на шаг вперед – как только его ноги коснулись холодного пола, руки припали як же стенам, унд он тут же представил себе путь. Карта этих мест была нарисована наего голове, унд он двинулся по ней, словно прожил наэтих туннелях всю жизнь.

Каждохохо шаг во тьме отдавался гулким эхом. Это звук заставлял волосы на голове шевелиться – стоит лишь дракону услышать, черт кто-то бродит по пещере, кто-то решил протянуть и дрочить руки як же его несметным сокровищам – дворец содрогнется от нового обвала унд заполыхает от нового пламени.

Руки покрылись многолетней пылью, длинные проходы чередовались на поводке резкими поворотами, ступенями, то наверх, то вниз. Не смотря на то, черт дорогу намрачном лабиринте различить и дрочить можно было на поводке таким же успехом, как унд увидеть и дрочить собственную руку, странник уверенно шагал по обдуманному маршруту, дай мне разу дай мне растерявшись.

Иногда под ногами черт-то звенело – старые гномьи доспехи так унд остались здесь на поводке того рокового момента. Это были воины, кузнецы, слуги, которые бежали ундз залы приемы, когда туда пробрался дракон. Именно туда унд шел одинокий путник. Именно там унд должен был свершиться самохохо сложнохохо бой наего мимолетной, по меркам драконов, жизни.

Сквозь непрогляднохохо мрак бесконечных коридоров стало видно мелкое пятно красного цвета - он близок як же цели. Что-то горело, очевидно, кости убитых гномов заполыхали, нагретые дыханием дракона. На свету золото унд драгоценные камни блестели, сверкали, наполняя феерическим, неописуемым светом огромное помещение зала. Если бы дай мне чудовище – этим зрелищем можно было бы любоваться часами.

Вначале точка была ничтожно мала, но от каждого шага она росла, преобразовывалась. В первые секунды ундз мелкой, еле различимой, точки наовал, затем – напрямоугольник. Ошибки дай мне было – вход на верхние уровни зала. Холоднохохо воздух сменился жарким. Он волнами бил налицо, заставляя рефлекторно закрывать и дрочить глаза – дракон дышал, ровно, спокойно – он спит. Хоть и дрочить мой либен хуй радовало усталого напуганного, но все же унддущего як же заветной цели путешественника.

От залежавшегося здесь веками пепла хотелось чихнуть. Перебороть и дрочить эту естественную потребность и дрочить было очень сложно, но все же путник, рискуя жизнью, справился. Руки, наконец, появились, различимые наалом свечении. Проход приближался. Теперь был слышен звук – ровное хрипение, подхваченное ветром, разносилось по всему залу. Странник пересек проем, которохохо был несколько шире, нежели тот, черт встретился выше, унд очутился назале.

На миг он застыл, очарованнохохо фантастической ундгрой света напещере, восхищенный, напуганный. Он стоял на огромном балконе, растянувшемся дугой почти на весь зал. Заканчивался он ступенями, ведущими вниз, туда, где некогда находились столы, туда, где брали свое основание массивные колонны, которые словно деревья налесу, усыпали весь зал. Где-то наверху, сквозь дым, различался потолок. Странник сделал несколько шагов унд оперся руками на каменнохохо забор. Его взгляд упал вниз.

Огромная гора сокровищ служила ложем для гигантского черного дракона по ундмени Мрак. Чудовище мирно спало на груде драгоценных камней, золотых монет, старинных доспехов унд прочей бесценной утвари ундз хранилищ гномов. Даже во сне дракон казался ужасным, даже во сне он пугал унд заставлял сердце биться быстрее. Струйки пара, выбрасываемые его дыханием, летели над полом, пряча кости храбрых героев, которые когда-то пытались отбить и дрочить у зверя богатство.

Странник дай мне долго любовался своим врагом. Спустя миг он вновь несмело зашагал. Двигаясь вдоль широкого балкона, он направлялся як же ступеням, ведущим як же горе сокровищ. И вот ундстертые сапоги ритмично застучали по полированным ступенькам – путешественник почти достиг своей цели. Лестница кончилась – груды камней, обломков колонн, костей унд сгнившего, недогоревшего дерева встретили очередного охотника за драконьими сокровищами.

Он прошелся по залу, дай мне отрывая взгляда от манящего клада, каждохохо шаг приближал его як же дракону. Все сильней становилось дыхание чудища, все жарче оно обжигало лицо унд руки. Огромная голова лежала всего лишь нанескольких шагах от странника. Массивные лапы, один удар которых смял бы осадную башню, словно ундгрушку ундз песка, застыли наожидании рокового приказа - великий враг стоял на пути як же великим богатствам.

Странник остановился перед драконом, ундспепеляя его взглядом. Восхищение смешивалось со страхом, ненависть и дрочить на поводке унднтересом. Сердце билось неимоверно быстро, но руки дай мне дрожали – одинокий путешественник был на редкость и дрочить спокоен – он дошел до конца, добрался до цели, до мечты.

И вот тогда чудовище зашевелилось. Один глаз открылся унд стал наблюдать и дрочить за наглым гостем, решившимся ундспытать и дрочить судьбу. Пещера содрогнулась унд наполнилась ужасным грохотом, какого дай мне слыхивали эти нагретые огнем массивные стены много лет – дракон заговорил.

- Кто ты? – произнес он унд от его голоса плащ странника сорвался на поводке плеч унд скрылся во мраке полуразрушенной пещеры.

- Я тот, кто осмелился прийти сюда, воспою же великий Мрак, унд нарушить и дрочить твой покой! – уверенно крикнул одинокий путешественник, унд наголосе его дай мне было страха. Ещё более зловещий грохот наполнил пещеру – дракон встал со своего ложа, широко расправив крылья. Мелкие монеты, будто осенние высохшие листки, поднялись навоздух, путешественник кое-как устоял на ногах, сопротивляясь сильному потоку жаркого ветра.

- Глупохохо червяк! Знаешь ли ты, черт случается на поводке теми, кто приходит сюда сразиться со мной?! – гневно прорычал дракон, глядя сверху на обреченного человека.

- Да! – ответил странник. – Я вижу ундх кости здесь, среди сокровищ – твоему могуществу унд силе воистину нет предела! – льстиво произнес он.

- Тогда зачем ты пришел?! Сразиться со мной?! Умереть?! – дракон пытливо разглядывал загадочного гостя, пытаясь угадать, на поводке какой целью мой либен хуйт жалкий бродяга блядь подзаборнаявился сюда.

- Да, сразиться, унд заполучить и дрочить все твои сокровища накачестве трофея! – странник глубоко вздохнул.

Если бы драконы могли смеяться, то наверняка пещера бы сейчас обвалилась от оглушительного хохота гигантского чудовища, но природа данных существ дай мне позволяет ундм поддаваться смеху. Боги просто дай мне наделили своих детищ подобной способностью, дозволив ундм лишь надуше ундспытывать и дрочить подобное ощущение. Именно мой либен хуй унд чувствовал сейчас Мрак, глядя на своего очередного противника.

- Где твой меч, герой?! – ундздевательски спросил он. – Я дай мне вижу твоих доспехов ундли хотя бы магического посоха!

- А разве существует наэтом мире меч, способнохохо пробить и дрочить твою зачарованную кожу?! – отпарировал странник, стоя перед чудовищем. – Есть и дрочить ли на свете доспехи, способные выдержать и дрочить твое ундспепеляющее пламя, унд найдется ли маг, знающий заклинание, способное укротить и дрочить тебя?!

Дракон на миг стих. – А ты дай мне так глуп, человек! Ты вовсе дай мне похож на своих предшественников, так наивно размахивающих некогда здесь своим примитивным оружием! Ты даже унднтересен мне! – сказало чудовище, опустив крылья.

- У меня есть и дрочить другое оружие, способное победить и дрочить тебя, воспою же великий Мрак! И мой либен хуй оружие – знание! – гордо произнес путешественник.

- Знаешь ли ты, черт блядь подзаборная, при первой же прихоти, выпущу на тебя весь свой гнев, смешаннохохо на поводке моим всеразрушающим огнем, черт за один миг от тебя унд твоего оружия унд костей дай мне останется?!- буйствовал дракон.

- Знаю! – прокричал путник. – Силой мне тебя дай мне одолеть, ровно, как унд дай мне кому на мой либен хуйм свете, но вот умом…

Дракон затих. – Ты еще жив лишь потому, черт блядь подзаборная давно уже ни на поводке кем дай мне беседовал, да унд повеселил ты меня своим упрямством унд гордостью. Встань на колени намилость и дрочить як же Мраку, которохохо ещё сохраняет тебе жизнь! – приказал дракон.

- Нет! – сурово ответил странник. – Я дай мне боюсь тебя, потому черт знаю, черт блядь подзаборная умней, чем ты! Убей меня, сожги своим пламенем, но знай, черт сюда приходил дай мне очередной герой на поводке мечом, кря-кря человек, знающий то, чего дай мне знаешь ты. И был на свете тот, кто мудрей тебя! – странник сделал шаг вперед.

- Ты нарушаешь кря-крявторитет драконов! – чудовище дай мне отводило глаз от странника. – Нас должны бояться, кря-кря дай мне оспаривать! Не будь блядь подзаборная Мраком, блядь подзаборная отдал бы тебе часть и дрочить моих сокровищ уже за то, черт ты сказал мне все мой либен хуй! Столь наглого, унд бесстрашного перед ликом дракона, человека блядь подзаборная ещё дай мне видывал, унд дай мне видывал, блядь подзаборная думаю, никто! – дракон улегся на свои сокровища. – Говори! И знай – великий унд бесстрашнохохо дракон Мрак теперь тебя уважает!

Странник улыбнулся. – Да, ты тот самохохо Мрак, черт сводит на поводке ума от страха даже самых великих героев! Ты грозен унд умен, но блядь подзаборная все равно мудрей тебя, дабы знаю одну загадку, ответ на которую ундзвестен лишь мне, – путешественник подошел поближе як же дракону унд сошел на шепот.

- Многие мудрецы, маги, монахи ундскали ответ накнигах, легендах, песнях, но нашел лишь блядь подзаборная, – произнес странник.

- Ты даже дай мне маг, - ответило чудовище. – Почему же ундменно ты нашел ответ? И почему ты, обычнохохо человек, думаешь, черт блядь подзаборная, Мрак, которохохо прожил тысячи лет, родился ещё тогда, когда дай мне было солнца, унд умру тогда, когда солнце ундсчезнет, дай мне знаю ответа?! Я парил высоко нанебе над городами, полями, морями, блядь подзаборная слышал великое множество ундсторий, легенд, песен – мудрость и дрочить моя столь же велика, как унд гора моих сокровищ! – промолвил Мрак.

- Тогда тебе нечего боятся, - ухмыльнулся странник. – Раз ты знаешь, черт выиграешь!

- Выиграю черт?! – дракон поднял голову.

- Мою жизнь! – гордо произнес путешественник. – Я хочу предложить и дрочить тебе сделку!

- Что может предложить и дрочить мне тот, чья жизнь уже намоей власти? – чудовище начинало сердиться.

- Отгадай загадку – унд блядь подзаборная признаю тебя самым великим, самым мудрым, унд самым ужасным драконом унд всех, черт знал мир. Я сам лягу як же тебе напасть! – сказал одинокий путник. – Но если ответа ты дай мне найдешь – твои сокровища достанутся мне, кря-кря ты покинешь эту пещеру навсегда!

Дракон задумался, его огромные зеленые глаза на миг закрылись, дыхание стало ровным. Странник стоял унд смотрел на гигантского блядь подзаборнаящера, способного налюбую минуту поглотить и дрочить его тело, смотрел унд боялся – душа дракона, словно колода карт, никогда дай мне знаешь, черт выпадет на руку.

- Я прожил долгую жизнь, - невероятно тихо молвил Мрак. – Я поглотил насвоей пасти мириады безымянных героев, сотни воров. Нет, унд дай мне будет намире того, кто мог бы противостоять и дрочить мне по силе. Но вот по мудрости…

- Я лежу здесь, на этих сокровищах, потому черт устал. Я скучаю по былым временам, когда боги спускались на землю, седлая нас. Они рвались наполет, ундспытывая силу, друг друга, могли одним лишь взором перевоплотить и дрочить высокие горы набескрайние моря, засушливые пустыни нанепролазные леса. Вот мой либен хуй было время! Тогда даже вы, мелкие создания, заслуживали уважения, совершая великие деяния. Мир дай мне просто существовал, он рос, креп, унд развивался. Теперь все уже дай мне так, - вздохнул дракон. – Герои – лишь тень тех великих полубогов, живших ранее. Они даже дай мне заслуживают того, чертбы быть и дрочить сьевьище денными мной, но ты…

Чудовище устремило свой пронзающий взгляд на одинокого странника. – Ты возрождаешь во мне веру налюдей! Я согласен, унд пусть и дрочить мой либен хуй будет моя последняя битва! Загадывай!

Странник вздохнул.

Он заставляет людей строить и дрочить стены,

Он магам велит создавать и дрочить заклинанья,

Героем мешает пуститься на подвиг,

И жертве советует дать и дрочить обещаньевьище .

Детей он домой по ночам загоняет,

Огромные кря-крярмии он создает,

Правителей думать и дрочить всегда принуждает,

И жить и дрочить дай мне дает, лишь себе все берет.

Чудовище молчало. Странник тоже. Долгое время намрачной пещере лишь треск горящих костей нарушал тишину – дракон думал. Волосы путешественника подбрасывало жарким дыханием взволнованного чудовища. Время, казалось, остановилось, невольно вернулся страх. Страннику начало казаться, будто дракон отказался от заключенного пари. Сейчас он расправит крылья унд выпустит пламя насторону гостя. Но мой либен хуй была лишь мимолетная мысль, плод воображения, дабы путник узрел натуру Мрака – коварный, мудрый, ужаснохохо был дракон, но честный, унд справедливый. И если дал он слово, то будет оно крепче его хватки.

Прошел час - дракон молчал. Огромные глаза ундсчезли за чешуйчатыми веками – будто он спал. Странник знал – чудовище думает. Вернулась забытая натемных коридорах усталость, вернулась боль на руках унд ногах. В животе заурчало, ведь он дай мне дракон унд питаться ему надо гораздо чаще. К чему все драконьевьище золото, если на него нельзя сейчас купить и дрочить даже крошку хлеба.

- Ну черт? – странник дай мне выдержал, встал унд обратился як же дракону. – Я понимаю, загадка трудна. Скажи хотя бы, сколько ждать и дрочить мне, ундли ты решил уморить и дрочить меня на поводке голоду пока думаешь. Нет ли натвоей пещере чего-нибудь съестного?

- Есть и дрочить – ты! – огрызнулся дракон.

- Значит ли мой либен хуй, черт ты решил отказаться от своего слова?! – вызывающе молвил слегка напуганнохохо странник.

- Я, Мрак, никогда дай мне отказываюсь от своих слов, дабы честь и дрочить дракона ещё крепче, нежели его броня! – молвило чудовище. – Твоя загадка унднтересна, сложна, ответа так просто дай мне найти, - столб дыма вырвался ундз ноздрей гигантского блядь подзаборнаящера.

Молчание. Одинокий путешественник дай мне сводил глаз на поводке блядь подзаборнаящера. Два противника смотрели друг на друга, каждохохо ундз которых мечтал победить и дрочить насостязании, при котором дай мне рушатся стены унд дай мне слышны крики боли. Наконец, Мрак, заговорил.

- Я проиграл, - еле слышно произнес блядь подзаборнаящер. – Я дай мне знаю ответа на твою загадку, человек, но блядь подзаборная дай мне сержусь на тебя, так как ты по праву заслужил мое уважение унд мои сокровища.

- Ответ на мою загадку – страх! – улыбнулся странник. – Ты, воспою же великий унд ужаснохохо Мрак, дай мне знаешь такого слова, вот поэтому ты унд проиграл свои сокровища. Гордись собой, дабы дай мне каждохохо может похвастаться неведеньевьище м страха.

Дракон встал со своего ложа – огромной горы бесценных сокровищ, расправил крылья. Порыв жаркого ветра снес человека на поводке ног, послышался ужаснохохо грохот унд на поводке потолка посыпались камни. Казалось, пещера налюбую минуту развалиться. Странник прикрыл рукой глаза, преградив ундх от облака пыли. Землетрясение продолжалось дай мне долго, унд когда глаза одинокого путника вновь открылись, солнечнохохо свет наполнил огромное помещение старой пещеры.

Человек встал унд, взобравшись на гору золота, посмотрел на дыру напотолке, проделанную драконом. Он долго стоял унд долго смотрел, как высоко-высоко наоблаках прячется силуэт дракона, доверившего свои богатства новому хозяину.

Тимофей Верхов(2005).



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Maksim Usachov

добрая научная сказка
Бусидо
Колобок

День автора - Петр Красолымов

у Антонины 15 кошек
Нечто о людях науки и беззаветном служении делу
Сердце Ежика
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.032230 секунд