Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Ачилезо

Январь две тысячи пятого. (для печати )

* * *

Серебристые точки на темном пористом асфальте. Снежная крупа. В разрывы облаков виднелась Луна. Ветер в лицо и каждый шаг отдается болью в разбитых коленях. Сани скрипят то по снегу, то омерзительно скрежещут по древнему покрытию.

― Что, Толстый, молчишь. Тяжко?

― Угу.

― То-то и оно, ― под нос пробормотал второй. Он остановился, поправил лямки, достал смятую пачку «Беломора».

― Две осталось. Курить будешь? ― Толстый помотал головой, ― Попозже.

― Ну и хрен с тобой! ― Неожиданно вспыхнул второй.

― Не рычи, Серый! Дойдем ― там покурим, выпьем, девочек пощупаем.

Толстый двумя быстрыми уверенными движениями сбил с бороды иней и ускорил шаг. Серый стоял, жадно затягиваясь вонючим табаком, потом растер окурок по асфальту и двинул в след.

― Толстый! Ты б помедленней, а то, как мерин сивый!

Впереди показался тусклый огонек и тут же пропал. Снова пробился сквозь снежный муар, и с каждой секундой становился ярче и смелее. Кто-то шел навстречу. Мужчины остановились, отодвинули сани с дороги. Толстый едва гнущимися от усталости руками переместил арбалет из-за спины на брюхо, а Серый достал нож. В такое время свет не сулил ничего хорошего. Несколько человек с фонарями осторожно приближались. Остановившись в нескольких десятках метров, один из них вышел чуть ближе и окликнул.

— Ей! Кто такие?

— Я — Петро Толстый и друг мой Сидор. В Уэлькаль идем.

— А, это ты Петро? — Люди расслабились, кто-то уселся в сугроб, по-доставали термоса с кофе, фляжечки с коньяком и самогоном.

— Федька? Ты, какого черта здесь?

— Еч-ребята, нет больше Уэлькаля, — едва слышно пробормотал он. — Как нет!? — Сидор выскочил вперед, выпучив глаза. — Вот так нет! Слышал, что в Аградэ было? Аградэ… там ничего не осталось, …а теперь и до нас очередь дошла.

— А Сонька, как же Сонька! — Серый рванулся в темноту.

— Стой дурак, куда! — его перехватили, повалили на землю и держали, пока не затих. — Вон твоя Сонька, в санях, без сознания она. Из воды достали, наглоталась много.

— Сонечка, Соня, — Серый в слезах, как был на карачках, подполз к саням, осторожно развернул сверток, под которым едва угадывалось человеческое тело. Бледно-синее женское лицо, дыхание чуть слышно. Он сидел, рядом теребя рогожу, и повторял непрерывно: Соня, Соня…

* * *

Неделя пути до Омолона, кто выжил, вспоминали тот кошмар до смерти, но гибель Уэлькаля старались забыть. Серый не отходил от Соньки. Изредка она приходила в сознание, тогда он поил ее бульоном и брусничным отваром, но, несмотря на заботу Сидора, жизнь покидала женщину. Мужчина мрачнел, все чаще срывался, и к нему старались не подходить лишний раз. В Омолоне их, восемь мужчин и три женщины, распределили по домам, из-за войны много пустовало. Вдовы буквально охотились на мужчин и вскоре почти все холостые пришлые жили с бабами, кто какой был люб. Серый поселился у бабки Нюры, он охотился, рыбачил, а бабка присматривала за Сонькой. Теплело.

— Сидор Игнатич, зашли бы, как ни будь, а то крыша совсем прохудилась. — Валюха улыбаясь, стояла на крылечке и теребила передник. Уже не молодая, она сохранила в себе свежесть юности, но у себя никого не привечала, жила себе бобылихой, вся деревня посмеивалась, но вот Сидор…

— Да некогда мне Валюша, как ни будь другой раз, — и убегал.

* * *

Сонька умерла спустя две недели. Сидор в тот день напился до чертей. Все пытался поцеловать труп слюнявым ртом, хватался за руки, когда обмывали, его выперли из хаты. В шубе нараспашку, с мокрыми глазами он двинул на погост. Лез, суетился, пытался помочь мужикам долбить еще мерзлую землю, прыгал в яму. Били его несильно, фляга с самогоном за пазухой осталась цела. Серый ввалился к Валюхе, плакал, на коленях ползал: «Как я без нее»; и через минуту уснул. Похороны прошли без него.

На следующее утро его видели у дома Валюши. Мужик поправил дранку на крыше, подпер забор, да так и не ушел, остался жить с Валькой. На девять дней пришел помянуть, посидел молча, говорят, сказал лишь одно что, мол, отмучилась баба. А через год он и сам помер, лесиной задавило…



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

здравствуй, родина
Душа на шибенице
Случай, приключившийся со мной в День Св. Стефана

День автора - Иоанна фон Ингельхайм

День рождения Гитлера
Возраст
И камень с души провалился, как в воду...
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.021069 секунд