Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Kerzach VS Giorgio

Детонатор (для печати )

Перед читателем 6 разноцветных проводков. В зависимости от того, какой перерезать – время может замедлиться или ускориться, либо, если перерезать роковой провод – бомба взорвется. Автор торжественно вручает ножницы и оставляет читателя в гордом одиночестве.

(хорошенько подумайте, прежде чем сделать решающий выбор)

Читатель перерезает оранжевый провод:

Декстер посмотрел на часы, но увидеть время помешали две ладони, неожиданно появившиеся откуда-то сзади, осторожно закрывшие ему глаза. Ему не потребовалось поворачиваться, чтобы понять, кто это. На целом свете существовал только один человек, чьей любовью он жил последнее время.

Сердце сладко заныло и забилось чаще. Он не ожидал ее так рано. Их ежедневные встречи, необходимые ему, как воздух, с началом учебного года стали еще короче, но тем радостней было ее преждевременное появление. Он ревновал Наташу к ее университету, но каждый день приходил в этот парк на час, на полчаса раньше условленного, и покорно ждал ее среди желтеющих деревьев. Но сегодня все было по-другому. В этот теплый, обласканный солнцем день предвкушение дарило одни только положительные эмоции.

Он взял любимые руки в свои, скользнул к ним губами, потерся щекой. Сзади послышался негромкий смех, ладони вернули ласку. Он обернулся, его вновь накрыло щемящее чувство, которое он испытывал каждый раз, когда видел ее после любой мало-мальской разлуки. То самое чувство, что он испытал, впервые увидев ее.

Он не мог налюбоваться, глядя на сияющее лицо, на нежные персиковые щеки, почти не тронутые косметикой, на жемчужную эмаль ровных зубов, чуть видневшихся за ее чувственными губами, на смеющиеся карие глаза.

Декстер не мог выпустить ее руки из своих, дорожа каждой секундой прикосновения к любимому человеку. Ее светло-желтая курточка была еще одним штрихом в идиллическом пейзаже сентябрьского парка на фоне деревьев в золотом уборе.

- Привет! - с нежностью произнес он.

- Привет! - ответила Наташа. Других слов им и не требовалось.

Она присела к нему на колени, он обнял ее за талию, вновь взяв ее руки в свои.

- Чего улыбаешься? - она забавно сощурилась на солнце.

Он улыбнулся еще шире, потом сделал вид, что посерьезнел.

- Меня родители бросили...

Наташа непонимающе заглянула ему в глаза, на лицо набежала тревога.

- Что случилось, Декс?

Декстер уже пожалел, что расстроил девушку, и без того обеспокоенную его неопределенным положением. Он поспешил закончить:

- Улетели сегодня в Турцию по горящей путевке и на 10 дней оставили меня совсем одного... - Он тяжело вздохнул. - Даже денег сколько-то отсчитали на прокорм... А что мне там делать, совершенно одному...

Наташа легонько дернула его за ухо, потом, жалея, потрепала по волосам.

- Дурачок, - ответила она. - Пошли немедленно.

Он крепко прижал ее к себе, почувствовав ответное объятие, их губы снова нашли друг друга.

- Ну давай еще здесь начнем! - засмеялась она и мягко отстранилась. - Точно дурачок.

- Вот как? - он театрально нахмурился. - Об институте своем на эти десять дней можешь вообще забыть.

Они поднялись одновременно.

- Каком институте? - улыбнулась Наташа.

Провожаемые завистливыми взглядами стайки подростков, куривших на соседней лавочке, они отправились к выходу, разгребая ногами разноцветный покров опавших листьев. Их руки снова встретились, и в течение всего пути больше не расставались.

Читатель перерезает белый провод:

Декстер посмотрел на часы, огляделся по сторонам. В парке не было ни души. Белые снежинки призрачно кружили в воздухе и ложились на бренную землю. Она не придет.

Декстер подставил ладонь. Две белые пушинки легли на совершенно разные линии судьбы. Они лежали и таяли под теплотой его тела, пока, наконец, слезинками не растеклись по коже. Она не придет.

Декстер встал и, спрятав руки в карманы, побрел вдоль аллеи. Будь у него возможность, он бы первым снегом упал под ее ноги, запечатляя каждое ребрышко подошвы на своем белом мягкотелом существе. А потом... Он смешается с грязью, растает и затвердеет, покрывшись коркой льда. Она не придет.

Декстер посмотрел под ноги. Белым, все было абсолютно белым. Никаких эмоций и чувств – природа впадала в долгую зимнюю спячку, время холодного равнодушия, полной апатии к миру. Люди превращались в ледяные фигуры на метафизической шахматной доске.

Декстер был черной пешкой на белом поле. Один среди чужих, словно лазутчик во вражеском тылу.

- Обернись! – сказал внутренний голос.

Декстер поднял заплаканные глаза. Сквозь мутную пленку слез, он различил силуэт девушки в светлом пальто, находившейся в метрах пятнадцати от него. Он побежал ей навстречу, но вдруг ударился о невидимое стекло выросшее из-под земли. Декстер упал в снег. Поднялся на ноги, как вдруг снова ударился лбом о невидимую преграду. Наташа села на ту самую лавочку, на которой несколько минут назад он дожидался ее.

Декстер бился головой об стекло, разбивая лицо в кровь, силясь достучаться, но все было напрасным. Она уходила, так и не заметив его. Дрожащей рукой он вывел на стекле кровавый крест и, обессиленный, упал в снег...

Читатель перерезает зеленый провод:

Декстер обхватил губами зеленое горлышко бутылки. Золотистая жидкость умиротворяющей прохладой разлилась по телу. Понятие времени растворилось в сочной зелени шелестящих деревьев. Была середина лета.

Декстер сделал глубокий вздох, улыбнулся, представив собственную проекцию себя – привлекательного молодого человека со стороны.

Группа панков устроилась на скамейке чуть вдалеке. Один из них, с зеленым ирокезом, рассказывал товарищам что-то веселое; этот положительный заряд подсознательно передавался и Декстеру.

Мягкое эхо шагов наполнило звуковую палитру обстановки новым, уникальным оттенком. Это могла быть только она.

- Привет! – теплый голос лег нежным пухом на барабанные перепонки.

- Здравствуй, солнышко, - произнес Декстер, поднявшись на ноги. - Как я соскучился...

- Я тоже... - ее зеленые глаза сверкали жизнерадостными огоньками.

Губы их слились в продолжительном сладостном поцелуе, он гладил ее мягкие черные волосы.

- Как ты, рассказывай? – спросила Наташа, присаживаясь на скамейку.

Декстер молчал, не отрываясь, продолжал смотреть на две родинки на ее нежной шее, два островка любви и надежды.

- Хорошо... Никак не могу нарадоваться на тебя, ластунь...

- Держи, дурачок.

Наташа протянула ему небольшую трубку. Декстер сделал несколько глубоких затяжек, возникло легкое головокружение, а в груди потеплело.

- Ну чего ты?

- Ты очень красивая, - прошептал Декстер.

Наташа прижалась лбом к нему, пощекотала кончиком носа его нос.

Декстер крепко обнял ее, она обвила тонкие руки вокруг его шеи.

Этим вечером они еще долго целовались в тихом шелесте зеленой листвы.

Читатель перерезает синий провод:

Декстер посмотрел на часы, долгим глотком допил выдохшееся пиво и нетвердой рукой отправил пустую банку в урну. На этот раз жестянка Балтики не попала к остальным своим собратьям а, отскочив от заплеванной стенки, закатилась под лавку.

"Похуй, - с пьяным мазохизмом подумал он. - Сука."

К горлу услужливо подкатил комок, на глаза навернулись слезы. Наташа опаздывала на полтора часа. Свою любимую он начал называть "сукой" примерно с третьей банки, желание рыдать пришло чуть позже. Впрочем, он уже сбился со счета.

Декстер поглядел направо вдоль аллеи, новых персонажей в сей дождливый день так и не обнаружилось. Лишь вдали, у входа в парк, появилась парочка под большим зонтом цвета ясного неба.

"Сука", - сглотнув, подумал Декстер, опустив взгляд. Чужое счастье непривычно резало что-то внутри. Хотелось напиться в хлам, но остатками разума он понимал, что пора заканчивать.

Не торопясь, он сходил в расположенный неподалеку сортир; похоже, спешить уже было некуда. На обратной дороге закурил сигарету из синей пачки, и остановился, как вкопанный. Давешняя парочка стояла рядом с его лавкой. Рядом с ИХ лавкой. В нежданно пришедшем кураже он ускорил шаг, намереваясь послать незнакомцев куда подальше, но тут мысли и вовсе покинули его: под синим зонтом стояла Наташа с каким-то длинным парнем. Она, не отрывая взгляда, следила за его неуверенным приближением, холодно, поджав губы. Ее ладошка вызывающе покоилась в лапе ее высокого спутника, тот сверху вниз разглядывал Декстера. Оба молчали.

- Привет, - наконец выговорил Декстер. От алкоголя слова прозвучали невнятно.

- Ты пьян? - Наташа ухватилась за представившуюся возможность.

- Я так долго ждал тебя... - попытался оправдаться он. Здоровяк подчеркнуто отвернулся. Она попыталась было развить тему, но Декстер резко перебил ее:

- Наташ, кто это? Зачем он здесь?

- Мой друг, Декстер, мой новый друг.

- Друг? - голова отказывалась работать, только язык автоматически отдувался за своего неудачливого хозяина.

- Извини, но давно пора было сказать. Сам бы мог догадаться. Я решила, лучше так показать его тебе. Теперь ты понимаешь, что уговаривать меня бесполезно?

Декстер тупо переводил с трудом фокусируемый взгляд с одного лица на другое.

- Но почему?

- Господи, с тобой невозможно разговаривать! - она всплеснула руками. - Почему люди расходятся? Я встретила интересного человека. Он почти во всем лучше тебя. И не пьет к тому же, - добавила она, сморщив носик, когда Декстер неожиданно покачнулся в их сторону.

Длинный самодовольно улыбнулся, обнял ее за плечи.

Декстер перевел тяжелый взгляд на верзилу, попытался было схватить того за грудки, но реакция вновь подвела. Опередив его, длинный несильно толкнул парня в грудь, Декстер повалился на мокрый асфальт аллеи.

- О Господи, - вновь повторила Наташа. - Видел бы ты себя со стороны. Милый, пойдем отсюда.

Дважды упрашивать милого не пришлось. Они развернулись, а Декстер, все еще не поднявшийся с земли, беспомощно смотрел на удаляющиеся спины.

- Да, кстати, - словно только вспомнив, остановилась Наташа и повернула голову к поверженному Декстеру. Длинный не обернулся. - Не звони мне, пожалуйста. Я все равно сменила номер. И поднимись уже, а то простудишься, - и парочка двинулась далее.

В голове все так же стоял туман. Он поднялся на ноги, опершись на лавку, машинально потер ушибленный затылок. Несколько окурков, им же и брошенных, прилипло к спине, но он не замечал их. Синее пятно маяком горело в конце аллеи.

Что-то подтолкнуло его, он бросился им вслед, не сводя глаз с яркого ориентира. Пару раз он чуть не споткнулся, но выровнял бег и продолжал нагонять потерянную любовь. У выхода из парка он обогнал их, выбежал на проезжую часть проспекта и только тогда повернулся к ним лицом.

- Декс, уйди оттуда, сейчас же, ради бога!!! - пронзительно закричала Наташа, вырвавшись из объятий своего спутника.

Но Декстер уже не мог ее услышать.

- Наташа, ты же знаешь, я же не смогу без тебя! - почти рыдая, выкрикнул он. - Ты хочешь, чтобы я по...

Последнее слово захлебнулось в визге тормозов. Сверкающий синий BMW развернуло по сырому асфальту, бездушный механизм подмял Декстера по себя и размазал между подвеской и асфальтом. Адская боль сдавила его со всех сторон, легкие отказывались выдать толику воздуха хотя бы на стон.

Кровавая пелена в глазах вдруг сменилась небесной синевой ее зонта… Да нет, это и было само небо, с которого на него смотрели ее глаза, полные любви…

Читатель перерезает черный провод:

Декстер посмотрел на часы, чиркнув зажигалкой. Начало двенадцатого, самое то.

- Спасибо, что не опоздала, - он чмокнул Наташу в щеку. - Ты сделала все, как надо. Молодец.

Наташа, как и Декстер, была одета во все черное. Признаться, ей трудно было подобрать из своего не такого уж и маленького гардероба подходящую одежду, и уж тем более никогда не приходилось надевать ее в таком сочетании.

- Так в чем, все-таки, дело? - она попыталась вернуть поцелуй, но Декстер уже отстранился.

- Потерпи, сейчас все узнаешь, - ответил он. В его голосе ей почудилось плохо скрываемое возбуждение.

- Ну это уже слишком! - возмутилась она. - Звонит в десять вечера, требует, чтобы я на ночь глядя через весь город мчалась в этот дурацкий парк, в котором еще, вдобавок, ни одного фонаря не горит.

Декстер ничего не ответил.

- Мне завтра, между прочим, к первой паре. В отличие от некоторых. Тебе что, совсем делать нечего?

Молчание Декстера заводило ее все больше и больше.

- Ну что ты молчишь?! - в ее голосе задрожали истеричные нотки.

- Наташа, - почти торжественно обратился к ней Декстер. - Позволь представить тебе моих друзей!

Наташа осеклась, недоуменно уставившись на него. До сих пор она видела только бледный овал его лица и даже не подозревала, что в окружающей темноте может находиться кто-то еще. За спиной Декстера послышался шорох, и Наташа скорее ощутила, чем увидела, как к ним подошли еще три человека.

- Это наш Идеолог. - Тень слева слегка кивнула. - Мой Наставник. - Кивок справа. - А это просто Свидетель.

- В чем дело, Декстер? - тихо проговорила Наташа, пытаясь разглядеть лицо своего парня. - Какой еще наставник? Во что ты опять вляпался?

- Понимаешь, - замялся Декстер. - Ты же знаешь, что я неудачник... Мне всю жизнь не везло... А все оказалось просто - это мой злой рок! Ну, карма, сглаз, понимай, как хочешь...

- Господи, что они тебе наплели?! - в голосе Наташи послышалось страдание. - Никакой ты не неудачник, милый. У тебя же есть я... Разве я когда-нибудь смогла бы полюбить неудачника? - Она с вызовом посмотрела на неясные тени рядом с Декстером. - Пойдем отсюда скорее, забудь об этом!

- Наташ, извини... но ты не знаешь всего того, что знают они. И... прости, что на этот раз со мной оказалась именно ты. Пора! - последнее слово адресовалось уже не ей.

Две черные тени тотчас же оказались у нее по бокам, заломили ей руки. Наташа завизжала, но Декстер тут же запихнул ей в рот резиновый шарик, предусмотрительно заготовленный в кармане. Ее потащили куда-то вглубь парка, в сторону от аллеи. Она извивалась, била в воздухе ногами, но все было бесполезно. Декстер шел позади, машинально потирая руки; чуть сзади, не во что не вмешиваясь, следовал Свидетель.

Наконец, не перестававшую сопротивляться девушку прислонили спиной к толстому дереву, затем кто-то взял ее подмышками и приподнял над землей. Она попыталась дать державшему ее по яйцам, но второй инкогнито уже прижал ее ноги к стволу.

Декстер, не церемонясь, вытянул ее левую руку поперек дерева и свободной с размаху вонзил ей в ладонь стилет с крестообразной рукояткой. От неожиданной жгучей боли Наташа прокусила мячик. Отвлеченная болью, она не почувствовала, как Декстер проделал тоже самое с ее правой рукой, и вновь дернулась от удара. Теперь ее ноги отпустили, в темноте Декстеру был передан молоток, он забил удерживающие ее руки стилеты поглубже в дерево.

Затем в его руках появился третий стилет, Декстер приподнял правую грудь Наташи и тремя быстрыми ударами молотка загнал острое лезвие между ребер, пригвоздив девушку к дереву.

Теперь ее отпустили, вынули окровавленный мячик изо рта. Декстер достал последний стилет и с неуверенной улыбкой поглядел в лицо девушки, с мукой следившей за его движениями.

- Вот увидишь, у меня все будет хорошо, - сказал он, поцеловал Наташу в окровавленные губы, не обращая внимания на безумный от боли взгляд и тихий стон; одним точным ударом пробил сердце.

На следующий день распятую на старом дубе девушку обнаружил хозяин бультерьера, когда его питомец уже успел отгрызть ей часть ступни. Ворону, сидевшую на ее склоненной голове и клевавшую ухо, не напугали ни человек, ни его собака; птица улетела, лишь когда с мигалками и сиренами в парк примчались служители правопорядка.

Читатель перерезает красный провод:

Декстер выбросил девятую бутылку. Пролетев мимо урны, она разбилась вдребезги об асфальт. Перевел мутный взгляд на часы. Декстеру вдруг показалось, что стрелка идет в противоположную сторону. При осознании этой галлюцинации его вырвало.

Конкретно проблевавшись, Декстер заметил тени на дороге, приближавшиеся к нему. Подняв глаза, он обомлел: перед ним стояли три девушки.

Декстер потряс головой из стороны в сторону, однако видение не пропало.

- Гвозди бы делать из этих людей!

- В мире бы не было крепче гвоздей!

- Почему вас трое? – выговорил Декстер заплетающимся языком.

В ответ последовал мощный удар ногой в челюсть. Декстер свалился с лавки, больно ударившись затылком обо что-то острое... Не успел он подняться на ноги, как на тело обрушилась серия ударов.

- Не надо! Пожалуйста!! Не надо!!! - стонал Декстер, извиваясь в луже собственной крови.

Все покраснело в глазах.

Одна из девушек схватила его за отворот куртки и, приподняв, плюнула в лицо. Что-то изменилось в ней. Это была уже не та Наташа; красные зрачки киборга пристально просверливали каждый квадратный сантиметр поверхности тела.

- Ты не человек! Не человек!!!

- На себя посмотри, мразь, - холодным голосом сказала одна из девушек.

Декстер поднял руки.

Черно-белое изображение окровавленных конечностей спроектировалось на сетчатке, красный луч сканирования побежал по поверхности.

Do

Begin

1AEFJK

IF101101

X: 540

Y: 295

Case off Scanning process end successfully!

Из порезанной вены торчали два красных проводка. Декстер протянул клешню-манипулятор к руке. Замкнул контакты. В воздухе мелькнула маленькая искорка,

после чего текст р а з л е т е л с я на куски.

Раскаленное острие восклицательных знаков вонзилось в грудь читателя, раздробленные кости которого слиплись с испепеленной бумагой. Белый, оранжевый, черный, зеленый, синий, красный проводки сплавились в загадочный узор наркоманской расцветки, затвердев сложной гаммой чувств гремучей эмоциональной смеси меланхолии, счастья, спокойствия, грусти, депрессии и абсурда.

Человеческий организм – это детонатор, управляющийся сложной системой проводков. Разумеется, в реальной жизни их не шесть, а гораздо, гораздо больше. Это целый процессор, выходной сигнал которого определяется замыканием нескольких контактов, приводящих к самым различным последствиям: от полного равнодушия до неконтролируемого эмоционального взрыва.

Покойся с миром, добрый читатель! Автор развеет твой прах на новых, еще ненаписанных страницах, который дождем задумчивых многоточий окропит синтаксическую поверхность текста.


проголосовавшие


Упырь Лихой
Упырь
Савраскин
Савраскин
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - net_pointov

Гастроном
Человек и пароход
Жить

День автора - lupuserectus

загадочное из разбираемых черновико
господь Боженька и русский народ Петя
по мотивам
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.061831 секунд