Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



ZoRDoK

Одиночество. Кино. (для печати )

Нет нет нет нет нет! Что, ты привык заходить на этот дурацкий сайт, и больше у тебя нет ничего за душой? И что - когда жизнь становится менее яркой, ты начинаешь биться головой о стену, ты упражняешься в рефлексии над своей пустой жизнью, но уже не можешь думать о чем-то большем, чем она - твоя пустая и никому не нужная жизнь?

Начинается все с банальной скуки. Она постепенно нарастает. Вот ты сидишь, дожевываешь ужин - не спорю, он может быть весьма вкусным - и вдруг понимаешь, что заняться тебе после еды собственно нечем. Вот комната, окна, темно, монитор горит и высвечивает такой банальный рабочий стол. За ним стопка дисков с игрушками - о да, ты много купил их, когда был маленьким - тебе они совершенно не нужны, уже несколько лет не нужны, но выкинуть жалко. Ты смотришь на эту стопку неделю - каждый вечер. Ну, почти каждый.

.

Позавчера в субботу позвонил Макс и сказал – пойдем, слушай, на фильм. И ты пошел. Показывали какое-то говно, ты ловил себя на мысли, что кино-то дерьмовое, но почему-то тебе нравится. Создатели поработали хорошо, сняв для масс отвлекатель_от_собственных_мыслей. И тебя отвлекает.

После кино по пиву. Пустой треп – кто-то хочет рассказать свои эмоции, да и ты сам втянулся. Ругаешь его, разбираешь что да как. А сам с грустью думаешь, что дерьмо дерьмом.

Утром во рту сухо. Встал, оделся, вышел на работу – как обычно опоздал. Все уже привыкли, да и сам ты предпочитаешь ложиться позже, чем чувствовать себя правильным. У тебя итак все неправильно, но забудь об этом – постоянные мысли не спасают, они губят человека.

В итоге, за неделю лишь один вечер потрачен не впустую, да и то - сомнительно. Даже в субботу ты лежал на кровати и смотрел в белый потолок. Потом на стопку дисков, снова на потолок, снова на диски.

Интерес прошел внезапно. Пестрые лотки перестали вызывать интерес – все эти пафосные названия, не менее восторженные описания игр и однообразные, как тебе кажется сейчас, картинки на обратной стороне коробки. Скука – сплошное 3D, которому пока далеко до отражения реальности, но и от сказки оно, увы ушло безвозвратно. Игра стала игрой: либо ты принимаешь ее такой – между реальностью и фантазией – либо уступаешь место другому поколению. Взрослеем – по-другому никак.

Ты встал, подошел к ним. Да. Они вызывают ностальгию. Сломанные коробки, потертые глянцевые бумажки – список игр, описания к ним, набранные с ошибками. Почти каждая на этих старых сборниках вызывает воспоминания и картинки из прошлого. Каждая манит, но ты понимаешь уже когда берешь ее в руки – ничего этого не будет, те эмоции, то ушедшее детство не вернуть. И не хочется.

Взрослый человек, Андрей Романович, ты понимаешь, что был игроманом – не удел сильных. Жалко, что дом пуст, дом грязен и одновременно уютен. Как бы хотелось переехать куда-нибудь – новые впечатления, новое дело для рук, а больше – для мающейся головы.

Можешь винить кого угодно в том, что ты привык много отдыхать – тебе это аукается. Но отдыхать нужно с друзьями, а они вроде бы даже и есть, но почему-то далеко. Город разъединяет – и никакие телефоны, сотовые и интернет не заменяют. Люди даже в церковь ходят, потому что не могут оставаться в этом одиночестве. Человеку не нужна цель существования – дайте ему хотя бы иллюзию его неодиночества.

Если честно, интернет хоть немного, но может заменить живое общение. Жалко только, что приходит момент – да-да, как и с играми – ты устаешь от такого. Виртуальность – это болезнь. Жалко смотреть на «старожилов сети». В жизни обычно это лузеры и неприятные закомплексованные озлобленные люди, неадекватные, агрессивные, упивающиеся своим одиночеством и страдающие им. Ты – один из них.

.

Когда-то ты встретил девушку – конечно в сети – теперь она сидит на кровати за твоей спиной и рисует. А ты смотришь в темный монитор компьютера, твои мысли крутятся-крутятся, мозг уже шипит и выпрыгивает из головы – холостой ход, еще раз, еще. Тебе не над чем думать. Жизнь пуста.

Работа стала плавным продолжением учебы – еще меньше нагрузки, еще меньше творчества. Работа просто съедает определенный кусок твоего времени. У работы есть два плюса – тебе дают за твое время деньги и ты занят эти часы. Постепенно, за этот год, ты ушел в работу полностью, отдался ей – иначе стало сложно не срывать свое бессилие на любимых людях.

Их стало меньше. Их почти не осталось. Ее зовут Лена, она сидит за спиной и рисует. Иногда тебе кажется, что кроме нее и нет больше никого. Но вдруг звонит Макс. Еще Андрей часто посылает смс. А на прошлой неделе ты вместе с ней и какими-то ее знакомыми ходил на выставку приезжего художника. Да, картины вроде ничего. Они ходили, восхищались, обсуждали. А ты становился еще более одиноким. Когда пришел домой, стало совсем плохо – лег на пол, обнял ноги и стал смотреть в стену. Как идут обои. В детстве тебя это успокаивало. В детстве была мама, был отец, школа и какие-то насильно вторгавшиеся в твою жизнь сверстники. Сейчас все соблюдают правила, хороший тон, тактичны. Поэтому никто не вторгается, и ты один со своими узорами на стене.

Она зовет тебя посмотреть – как тебе? Вполне ничего так, хорошо. Целуешь ее. Она воспринимает это как сигнал, откладывает кисть. Вы занимаетесь сексом, потом ты лежишь и смотришь вверх. Некоторое время. Она пошла в душ – ты следующий.

Помылся, вытер голову, кажется, время спать. Ушел спать. Наутро повторяется работа, а затем ты идешь домой.

От метро идти долго, а значит есть время подумать. Думать не о чем. Значит думаешь о своей жизни. Все блеклое и тусклое, но не такое бесцветное как старые фотографии. В черно-белом есть своя насыщенность – она в фантазии зрителя или в каких-то иных духовных мирах, но она точно есть, что отличает черно-белое фото и кино от цветного, где все дается прямо, так как было снято.

Да, это все так, но твоя жизнь похожа не на черно-белое красивое кино, а скорее на документальную съемку начала XX-го века. Все люди двигаются быстро, их много, они нервничают и суетятся. Оттого все события кажутся малозначимыми, пустыми – будь то семейная кинография или архивные кадры пуска на воду новейшего крейсера.

Так каждый день. Постепенно мысли пропадают там, где есть рутинное дело – например, двигать ногами. Или спать. В это время ты не думаешь. Она еще тащит тебя куда-то по выходным. Хотя тебе никогда не хочется. Всему мешает твое отстраненное мышление – даже в компании ты ощущаешь одиночество.

Хорошее кино смотришь обычно дома на дисках. Ничего не впечатляет. Ты подбираешь кино глубокое и грустное, странное, почти без действий, а в последнее время даже без диалогов. Тебе нравятся имажинисты, потому что их кино и картины близки той апатии, которая тебя окружает.

Герои кажутся глупыми, их поступки – суетливыми, слова – ложью, а одежда – нарочитой. Люди в жизни точно такие же несовершенные существа, и сам ты такой же, но как это дьявольски неприятно – ощущать ущербность мира и свою вкупе с ним.

.

По старой учебной привычке – ты ждешь с радостью окончание рабочего дня, окончание рабочей недели. К отпуску ты еще не привык, как и к праздникам, но они в свою очередь радуют. Они приходят, а легкость бытия становится по-Кундеровски все более невыносимой.

А она рисует картины. И постепенно всю вину за вакуум, который тебя окружает, ты возлагаешь на единственного оставшегося тебе близким человека.

Новый день, тебе на работу позвонил Макс и испортил настроение. Он был весел, а тебе сразу стало грустно. Он позвал тебя на фильм, а ты отказался. Пока-пока. Повесил трубку. Макс напомнил о том, что ждет тебя дома – и стало снова кисло. Белые стены офиса, галогенные лампы, белые компьютеры, склонившиеся над клавиатурами сотрудники. Двери и окна, выходящие в темноту осеннего неба. Это все стало принадлежать тому миру, который приходит после работы. Тому отвратительному одиночеству.

Это чувство повторилось на следующий день, но его сглаживало то, что была пятница.

- Андрей, ты себя плохо чувствуешь? – Начальница была заботлива как мать. Она и называла себя иногда матерью – у нее самой не было сына, инстинкт. Андрей не сопротивлялся, как и в этот раз.

- Нет, Людмила Васильевна, все хорошо.

- Если что, можешь пораньше уйти.

- Нет, все в порядке.

- Точно?

- … - Он кивнул. За время разговора ни разу не поднял на нее глаза.

.

С того времени он старался погружаться целиком в дело, перестал разговаривать с сотрудниками. Отвечал односложно, сам не заговаривал. Одиночество перешло и на работу.

.

В кинотеатре «Авангард» показывали старый фильм Кубрика – один из первых, который он снял, еще когда был начинающим молодым режиссером. В титрах его фамилия мелькала почти везде – от собственно режиссера до композитора. Афишу Андрей открыл просто случайно, ткнул в «Избранном» не туда куда хотел. В жизни появилась цель.

Помня о том, что часто ходил с Максом и на такое кино, он позвонил тому, но его не было дома. Сотовый сообщал, что абонент вне зоны действия, а мама Макса ничего не сообщала, т.к. была пьяна, а развлекаться таким образом ему никогда не хотелось.

Все стало крошечным и несущественным. Была цель и был он. Она еще не пришла с учебы, но он ходил по дому – из комнаты в коридор, оттуда на кухню и обратно – в ожидании ее. Пойдет или нет? Он уже решил для себя, что сам пойдет точно. Деньги на фильм были.

Кошка ходила за ним и мурлыкала каждый раз, когда он входил в кухню. Она не успевала потереться о его ноги, как он снова возвращался в комнату к ночнику и горящему экрану.

Все было не важно. Он зашел на сайт, где не был уже месяц и написал, что зовет их всех в кино. Куда, когда, сколько стоит он не написал – привычное желание, чтобы его воспринимали как есть или не воспринимали совсем. Походив еще немного по дому, он снова сел за компьютер.

Вышел в аську, нашел несколько ников – все оффлайн – написал и им, скопировав сообщение следующего характера: «Пошли в кино, завтра вечером». Затем он закрыл окошко интернет-пейджера и отправился на кухню налить себе чая.

.

Через час пришла она. Он играл на гитаре что-то по учебнику, она снимала сапоги. Он взглянул на нее – она виновато улыбнулась, впрочем он уже знал за то время, что прожил вместе – она всегда так улыбается.

.

- Как дела в универе? – он спросил не то, что хотел, но вдруг испугался начать с важного вопроса для него. Ведь спрашивать то, что важно, нужно тогда, когда знаешь на все сто ответ.

- Да так… опять вымоталась, – она села рядом, и они поцеловались, - тебе не будет интересно.

- Понятно. – Он поиграл еще немного на гитаре, затем отложил ее, - На кухне я картошку сварил. Пойдем, покушаем?

- Ага, сейчас, только переоденусь.

.

Разложив еду по тарелкам, он принялся разливать мате в две красные пиалы, которые им подарили на 7-е ноября – она как раз вошла в своем домашнем платье. Он в который раз подумал – зачем же она так тускло одевается дома – хотя опять вспомнил ее ответ, на когда-то заданный им вслух вопрос: «Ну так ведь это дом… никто же не видит». «Я вижу», - так Андрей думал каждый раз, но еще никогда не произносил вслух.

Они ели молча. Радио он опять отказался включать – какая-то вредность заставляла его все чаще говорить нет на просьбы. Когда-то он учился отказывать, ему казалось, что в этом проявляется взросление, мужество и самостоятельность. Теперь он разучился говорить да, или просить о чем-то.

Время постоянно было не то для вопроса. Она включила компьютер, Андрей помыл две тарелки и две пиалы. Поставил на место. Дела снова закончились. На гитаре он только что играл, а компьютер занят. Оставалось спросить. Но время было неверное, он чуял – он всегда чуял такие вещи, а в последние месяцы особенно остро.

Андрей сидел за ее спиной и разглядывал кошку, которая умывалась. Кошка готовилась ко сну. Они говорили не глядя о чем-то – сказанное испарялось раньше, чем успевало осесть в памяти. Что-то незначительное. Чаще молчали. Она передавала приветы от общих друзей, он говорил, что они могут идти туда-то. Она наверняка писала в ответ, что и Андрей передает приветы. Это было неважно. Наконец, он спросил то, что хотел. Самым безразличным тоном, каким умел:

.

- Завтра в «Авангарде» будет ### Кубрика, пойдешь?

- Ой, да ну, это плохой фильм, я его видела. – Она не восприняла его предложение сначала, ведь тон был как всегда. Потом вдруг поняла. – Слушай, но если ты хочешь, я пойду с тобой.

- Да нет, я не хочу. – В нем взыграло ущемленное самолюбие, но Андрей оставался все также безразличен. Безразличие было его фирменной маской, - я вообще ничего не хочу.

- Ладно тебе, давай пойдем?

- Я не хочу ни на какой фильм! Никуда мы не пойдем завтра.

- Хм. – Она пожала плечами. Настроение устремилось вниз.

.

Она продолжила печатать. Он смотрел в пол. Ему стало все противно – и он сам, и она, и Кубрик с его плохим фильмом. Завтра опять будет скучно и пусто. Эти глухие стены, одиночество, осень и темнота уже в пять часов.

Когда он уже лег, она, вспомнив, сказала: «Завтра утром нужно будет в магазин сходить». Андрей лежал с закрытыми глазами, не шевелился. Она подождала несколько секунд, но так и не услышав ответа, вернулась к чату. Но через полминуты он все же произнес: «Хорошо, я схожу».

Значит завтра все-таки есть то, что можно ждать. Какая-то цель. Утром в магазин. Хоть что-то. С этими мыслями ты засыпаешь.



проголосовавшие

Упырь Лихой
Упырь

Джокер
Джокер
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 46
вы видите 31 ...46 (4 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 46
вы видите 31 ...46 (4 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 1

Имя — был минут назад
Ачилезо — 29 (осматривается)

Бомжи — 0

Неделя автора - net_pointov

Гастроном
Человек и пароход
Жить

День автора - Таев

Звуки
Маленький принц
Просыпается в поту...
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.027973 секунд