Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Хабар

Позолота (для печати )

Позолота

- Бей!

Мое тело выстреливает сжатым кулаком.

- Бей!

Пот едко заливает глаза, мешая видеть мишень.

- Бей!

От удара боксерская груша тяжело раскачивается, вновь поворачиваясь ко мне одной из своих бесчисленных кожаных щек. Боксерская груша – воплощение христианской добродетели.

- На кулаки! – ревет Моряк. Он стоит передо мной в тельняшке с закатанными рукавами.

Я падаю на пол и начинаю отжиматься.

- Тридцать…Сорок… - сквозь туман доносится до меня. Мое дыхание сбивается.

- Все, - хриплю я. Руки подгибаются, и я утыкаюсь потным лицом в грязный пол общажного коридора.

- Запомни! – оказывается рядом со мной голос Моряка. – Запомни: сколько бы ты ни отжался, ты всегда МОЖЕШЬ ЕЩЕ ЧЕТЫРЕ РАЗА. Всегда!

- Еще четыре! Пошел! – рявкнул Моряк. – Когда начнем Дело, тебе никто передышки не даст!

Я сжимаю зубы и выжимаю свое тело вверх.

**

- Наголо, - коротко бросает Моряк девушке в парикмахерской.

Я снимаю черную резинку с волосяного хвоста на своем затылке, и трехлетний хаер тяжело рассыпается по плечам.

- Ой, - говорит хрупкая парикмахер и расстраивается, - зачем? Красивые… жалко…

Таким красивым и хрупким всегда жаль, когда режут что-то красивое по их мнению. Я сурово улыбаюсь, глядя в ее огромные синие глаза:

- Видите ли, в жизни каждого волосатого мужчины неизбежно наступает такой момент, когда…

- Боец должен быть острижен коротко! – перебивает Моряк, дежурящий у входа. - Перед вами, кстати, будущий чемпион города по боксу!

- О! – уважительно округлились парикмахерские губки. Блестяще защелкали ножницы, загудела бритвенная машина. Превращение началось.

Мое сердце упало с первой же отрезанной прядью – прямо на грязноватый желтый линолеум, где росла мохнатая русая куча. Древние эха мужских инициаций. Немного моего «я» умирает в каждой отрезанной хитиновой нити.

Тем, кто утверждает о дуализме души и тела, ни разу не рвали зубы без наркоза. Вот индейцы Северной Америки не знали ни заморозки, ни дуализма.

- Красава! – хвалит Моряк мою голую кожаную голову. Погрустневшая девушка-парикмахер стряхивает щеткой с моей шеи колкую волосяную шелуху.

- Спасибо! – я изображаю улыбку, расплачиваясь.

Мы с Моряком резко надеваем резкие черные морпеховские береты и стремительно выходим на улицу, грохоча военными ботинками. Теперь мы с ним словно братья-близнецы. Мне это лестно.

Где-то неподалеку вдруг хлопает петарда, и Моряк инстинктивно пригибается к земле. Всю дорогу в общагу он молчит. Я почтительно стараюсь не заговаривать с ним.

Я знаю, что в каждом хлопке петарды Моряк слышит эхо Своей Войны.

**

С Моряком я познакомился на одной из общажных вечеринок. В тот вечер за «стопками чая» сначала крепко досталось продажной журналистике, затем под замах неожиданно попали поэты-символисты, после чего разгоряченная общественность переключилась клеймить пафос и назидательность русских рокеров. Осторожно похваливали какого-то полуизвестного Илью Лагутенко, но сходились во мнении, что «время покажет».

- Дерьмо, - вдруг тихо, но веско раздалось в наступившей паузе.

Реплику выпустил в накуренный воздух угрюмый бритый парень. Его никто в нашей компании не знал, так, знакомый знакомой, которая напилась еще раньше, чем успела его представить. Кто-то, кажется, сказал, что этот парень учится на юрфаке.

Все посмотрели на игру желваков на суровом лице.

- На войне, - сказал парень и тяжело оглядел всех присутствующих, - Цоя слушают. Шевчука…И «Чайф»…

Он замолчал, уставившись в пол.

Мы переглянулись.

- Ну что, еще по одной? – робко предложил кто-то.

- Давайте, - сурово сказал парень и поднял голову. Глаза его сверкнули. – За тех, кто не вернулся из боя…

Выпили, не чокаясь. Всем было не по себе.

- Санек, слабай что-нить… в тему, - попросил кто-то.

- …А потом нашего пулеметчика!! Пополам!! Миной!! Пацан совсем, совсем ведь пацан… – кричал суровый парень после пятой и плакал пьяными слезами. – Сраная Чечня!!

Мы с парнями молчали, наши девчонки шмыгали носами.

- Пойдем, до блока доведу, - сказал я, подойдя, когда наш новый гость успокоился.

Покачиваясь, мы вышли к лифту. Там стояли двое чеченцев, приехавшие учиться в университет по обмену. Этих парней в нашей общаге всегда старались обходить стороной. Русских они откровенно не любили. Кто-то из них написал у лифта моего этажа «нохчи», «смерть русским собакам» и «Грозный мой дом и я буду мстить».

- Э, волосатый, дай на балалайке сыграть! – обратился ко мне один из них, увидев гитару. Его друг одобрительно заржал.

- Э, дай, чо ты…охуел, да?

Я попятился.

- Отвали, - тихо молвил человек, опиравшийся о мое плечо.

- Чо ты сказал, а? Свинья ру…– гортанно успел сказать чеченец. Дальше все было очень быстро. Мой вдруг отрезвевший спутник шагнул им навстречу, и наши противники упали на цементный пол. Попытались подняться – и упали снова. Над ними возвышался парень с суровыми скулами. В его правой руке появился небольшой черный предмет.

- Кто рыпнется – завалю, – негромко сказал парень и выразительно щелкнул затвором черного предмета в своей правой руке.

- Круто, - уважительно говорю я у двери его блока.

- Бокс, немного джиу-джитсу, - скромничает мой герой, - а ствол – пневматический.

- Слушай, - набираюсь смелости я, - а ты мне пару ударов покажешь как-нибудь?

- Легко, - говорит он, - мне как раз люди нужны. Для Дела… Приходи завтра, часиков в шесть.

**

В комнате Моряка царит благородный порядок.

Над его кроватью растянулся бело-синий гюйс Военно-морского флота. Стены заселена книжными полками: Ницше, Монтень, Шопенгауэр, Эвола, шепчут мне тусклые корешки. На верхней полке крылится белыми парусами модель старинного корабля. «Санта-Мария, Колумба», - с неожиданной нежностью поясняет мне Моряк.

Боксерские перчатки, гантели, небольшая штанга, на тумбочке – пластилиновые фигурки лесных зверей. Тихая уютная Ульяна – девушка Моряка - наливает нам крепкий чай. Хозяин показывает фотографии – он с отцом в лесу на охоте, а вот с аквалангом в Красном море, в синем небе с парашютом… Из фотографий веет ветром удивительных приключений и красивых побед.

- Здорово! – выдыхаю.

Моряк усмехается и складывает руки на широкой полосатой груди.

- Первая тренировка завтра в шесть… Если пойдет – о Деле тебе расскажу. А Дело пойдет (голос Моряка крепнет) нам все пути откроются. Хочешь – Египет с Красным морем, хочешь – тайга…Да хоть кругосветное путешествие…

Высокий, он стоит у окна, словно конунг викингов на носу драккара. Его глаза видят другие, лучшие пространства.

Я готов плыть за ним хоть на край света.

**

- Жизнь человека – это лук, стрела – его душа. Цель – Дух Абсолютный, - говорит Моряк, надевая боксерские перчатки.

Мы стоим в просторной рекреации неподалеку от его блока на 13 этаже общежития. Я в который раз ради тренировок забил на лекции – вот уже второй месяц. Моряк очень требовательный. Он хочет, чтобы я победил в студенческом боксерском чемпионате. Но этим его планы не ограничиваются. Моряк под страшным секретом поведал, что его друзья по Первой Чеченской задумали заниматься бизнесом. Огнестрельное оружие уже имеется. Меня Моряк берет в Дело. Он разрешает мне звать его просто Мор. Но я должен много тренироваться и всегда побеждать.

- Сцепить руки за спиной! – приказывает мне Моряк. – Это тренировка на владение ногами, умение держать удар и выносливость. Я бью – ты уходишь. Бью сильно, но твои руки обязаны быть за спиной. Работай ногами. Максимальная сцепка с землей. Очисти сознание. Думай телом. Повторяй за мной.

- Ну…

- У меня нет крепости…

- У меня нет крепости…

- Дух – моя крепость…

- Дух – моя крепость…

- У меня нет оружия…

- У меня нет оружия…

- Дух – мое оружие…

- Дух – мое… Это как?

- Вот так, - говорит Моряк и без предупреждения бьет меня в лицо левой. Брызгая краской из носа, я ухожу. Мор догоняет. Я принимаю удар под дых, но успеваю увернуться от крюка правой.

- Кррасава! – рычит Моряк. Его лицо искажается звериной яростью. Он пытается ударить меня так, чтобы очень больно.

Град ударов постепенно превращается в цепь разноцветных вспышек. Мое потное избитое тело обретает очертания светящегося контура. Я вижу не глазами – их давно уже съел пот – я постигаю это зрением контура. Экстремальная реальность – мир живых всполохов.

Мое свистящее дыхание, глухие кожаные удары и вспышки, вспышки, вспышки…

- Финиш, - командует Мор, останавливаясь и стягивая перчатки, - неплохо для начала.

Он даже не запыхался.

- Я видел, - шамкаю я и запинаюсь.

- Ты видел контур? – внимательно смотрит Мор.

- Да. Вспышки.

- Потоки импульсов энергий. Так чуют мир дикие звери. Шаманы. Берсерки. Неплохая, в общем, компания, поздравляю…А говорят, бокс для тупых, хм…Запомни еще одну вещь – чем бы ты ни стал заниматься – да хоть людей учиться убивать – если идти, не сворачивая, придешь к чему-то другому.... запредельному… У викингов было поверье: если долго идти по любой дороге, она рано или поздно приведет в потусторонний мир. Главное – не сворачивать…Да, бинты эластичные – постирать. Завтра проверю.

Мне даже не верится, что я - товарищ этого удивительного человека.

**

- Привет, Мор! – я прохожу в его блок.

- Не понял, а где поклон?

- Что?

- Приветствие: «Ос, сэнсэй!» И поклон.

- Но мы же не на тренировке…

- Ос, сэнсэй, я сказал…

- Да ладно тебе…

Уютная тихая Ульяна - девушка Моряка - разливает нам чай в большие, сверкающие чистотой кружки. Пара капель падают на сверкающую чистотой поверхность стола.

- Ульяна… - угрожающе говорит Моряк.

- Извини, Пашенька…

- Вытерла, живо.

Ульяна быстро шагает в коридор за кухонною тряпкой.

- Сурово, Моряк, - говорю я.

- Тебя не спросили… Ну что ты там копаешься, женщина?!

Ульяне стыдно передо мной. И она смеет перечить:

- Ничего страшного…

- Что?!

Моряк с размаху стучит кулаком по столу. Жалобный звонннннн.

- Иди суда!!

- Пашенька…

- Я сказал, иди суда, дрянь!!

От неожиданности я цепенею и разеваю рот. Моряк уже рядом с Ульяной. Он наотмашь бьет девушку по лицу.

- Ты что творишь?

Я выхожу из ступора и бросаюсь к Мору. Получаю в живот, лечу на стол с чайными кружками. Моряк выталкивает Ульяну в коридор, она падает на пол и беспомощно возит ногами в пушистых тапочках-котятах.

- Пашенька...

Я в первый раз вижу, как бьют ногами женщину.

- Мор, прекрати!!

- Я же люблю тебя, Пашенька! – плачет на полу Ульяна, пытаясь ухватить Мора за кроссовки маленькими руками. – Ну прости меня!!

- Ладно, вставай… Иди умойся…

Мор поворачивается ко мне. Гримаса ожесточения на его лице разглаживается.

- Что ты вылупился? Я – человек прямой. У меня баба во где!

Он резко выбрасывает перед моим лицом жилистый кулак.

- Мне пора, - говорю я, - счастливо.

- Давай, вали, - кричит мне в спину Мор, - вали к своим волосатым друзьям-вырожденцам. Барран…И друзья твои – бараны…

- Пока, - я закрываю дверь его блока за своей спиной.

У лифта меня догоняет Ульяна – девушка Моряка.

- Ты не злись на него, - говорит она, держа меня за руку, - это у него с войны…контузия, он сам рассказывал… Его пожалеть надо…

- Жалей, - я ухожу в лифт.

**

Я снова стою у блока Моряка. Надеюсь, в последний раз. Звоню.

- Чего надо? – высовывается голый по пояс Мор. Перекатываются мышцы.

- Держи, это твое, - я отдаю ему пакет со всякой всячиной, которую он мне надарил во время подготовки к Делу: пневматический пистолет – копия Вальтера, тренажеры для рук, резиновые мячи, боксерские перчатки и прочий спортивный хлам.

- Это все? Тогда свободен.

- Нет, - вдруг говорю я и с удивлением слышу свой голос, - я вызываю тебя на поединок. Сейчас. Три раунда по три минуты.

- Легко, - оживляется он.

Через пять минут мы выходим в рекреацию. Учитель и ученик. Перчатки и секундомер. Не хватает только мужественной музыки. Что-нибудь из «Роки».

Я тяну руки в перчатках к его кожаным кулакам – ритуал приветствия противников перед боем. Стакнулись перчатками – и понеслась. Но коварный Мор первым легко касается перчатками моих и тут же молниеносно пробивает мне прямой правый в лицо. Этого я не ожидал. Его кулак въезжает мне в правую скулу, как железная шпала. Потом въезжает левый…

Я прихожу в себя, лежа на спине.

Он бы все равно меня вырубил.

Как ни крути.

- Ну что? – склоняется надо мною Мор.

«У меня нет крепости…»

- Доволен?

«У меня нет оружия…»

ЕЩЕ ЧЕТЫРЕ РАЗА…

Я, покачиваясь, встаю. Дико тошнит и кружится.

- Продолжаем, - бормочу я и пытаюсь встать в стойку.

-Дурак, что ли? Я раненых не добиваю.

- Ссыкло, - бормочу я и пытаюсь гордо уйти по коридору. Коридор раскачивается, словно общежитие вышло в открытое штормовое море. Мои переборки заливают потуги к рвоте. Не сейчас.

- Хорошего друга теряешь! – кричит мне вслед Мор.

Я не оборачиваюсь. Больше нет ни тайги, ни Красного моря, это все ваши смешные фантазии. Я выбрал на полу прямую линию и стараюсь идти по ней, не сворачивая. Иначе попаду в другой мир. Меня унесут туда вертолеты, гудящие в моей голове.

… - Мор? – спрашивает меня сосед Веталь, открывая дверь.

После душа я почти ползком добираюсь до кровати. Веталь хлопочет поблизости с каким-то компрессом.

- Санек, я тебе не хотел говорить… Вы же типа с ним дружили… - вдруг говорит мой сосед, - но сейчас, думаю, можно…

- Что?

Веталь мнется.

- Ну… в общем… не был Моряк ни в какой Чечне…Я пробил его данные на юрфаке. Ему девятнадцать с половиной. И вот еще…

Он показывает какую-то желтую бумажку. Ее цвет напоминает цвет замохшей мочи… или цвет позолоты идолов.

Это – повестка на медицинскую комиссию в военкомат на имя Моряка.

Я закрываю глаза и догоняю свой вертолет.



проголосовавшие

Савраскин
Савраскин
ZoRDoK
ZoRDoK
Александр Колесник
Александр
сергей неупокоев
сергей
Упырь Лихой
Упырь
Роман Радченко
Роман
ЛЫКОВ Андрей
ЛЫКОВ
koffesigaretoff
koffesigaretoff
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 24
вы видите 9 ...24 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 24
вы видите 9 ...24 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - net_pointov

Гастроном
Человек и пароход
Жить

День автора - Таев

Звуки
Маленький принц
Просыпается в поту...
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.027516 секунд