Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Хабар

Секрет (для печати )

Грушенька не была красивой девушкой.

Когда Петя во время обеда входил в столовую бизнес-центра, он видел маленькие серые глазки, сбившиеся у переносицы, тонкие губки и пухлое белесое личико.

Но у Груши были Они.

Сладкие и спелые, наливались Они под шерстяной кожурой свитера, маня и лаская Петин взгляд. И улыбалась Груша, ах, боги, боги мои, как сладко она улыбалась… Петя слышал от Николая Львовича, биржевого спекулянта через офис напротив, что звалась девушка Сонечкой, но в нескромных мечтах своих всегда называл ее Грушей и смущенно думал, что кабы не должность в бизнес-центре «Мечта», Груша легко и беспечно могла бы жить по желтому билету.

- Пирожок с капустой, пожалуйста, - сказал Петя, старательно укладывая фразу в баритональный бархат.

Груша кокетливо отсчитала ему сдачу. Петя принял еду из женских ладоней, тщетно стараясь оторвать липкий взгляд от удивительных Грушиных Сосцов.

Они, непокорные, не признавали ни скучных глухих лифчиков, ни толстой свитерной вязки. Особенно хорошо было, когда Груша приходила на службу в столовую с крепкого утреннего морозца. Сосцы упруго целились прямо в молодое Петино сердце, и то, глупое, учащенно билось, покуда Петя стоял рядом с Грушей. Трепетало оно, и когда Петя оставался в одиночестве, истязая свой небольшой мужской отросток до первых капелек крови.

Груша…

- А слышали ли Вы, Петр Фомич, пренеприятнейшее известие? – сказал Петин Начальник, когда его подчиненный уселся кушать обеденный пирожок у офисного компьютера.

- Нет, а что же? – спросил Петя, привычно выразив подобострастное желание внимать.

- Хватились нынче Николая Львовича, соседа нашего по этажу. Пропал, как в воду канул… Вечор известно стало.

- Горе-то какое, - пробормотал Петя, злорадно вспомнив, как навязчиво увивался спекулянт вокруг Грушиной столовой.

- Мдас, - сказал Начальник, помолчав, - а третьего дня Михал Федорович пропал. Как раз напротив нас офис занимал…

- Ох-хо-хонюшки, - фальшиво пригорюнился Петя, вспомнив еще одного пожилого Грушиного поклонника.

В тот день работалось ему легко и весело, словно воссияло впереди что-то яркое, радостное, ради чего и стоило человеку жить.

Вечером, он по традиции побрел в столовую за своим ужином, замирая в предвкушеньи.

Вечером, ближе к волшебной ночи, Они становились огромными и накатывали на свитерную вязь тяжелой восхитительной волной. Сосцы чуть косили в сторону, наливаясь невидимым соком, и от наблюдения их таинственной жизни у Пети кружилась голова.

- Пирожок с капустой, пожалуйста, - сказал Петя, старательно укладывая фразу в баритональный бархат.

Груша ласково улыбнулась ему и отсчитала мелочь. Он установил ладонь под сдачную горсть, и вдруг… И вдруг почувствовал свернутый клочок бумажки, скользнувший вместе с серебряными кругляшами…

Он сжал руку в кулак и, взглянув неверящими глазами в сторону Грушиных Сосцов, застыл в блаженной догадке. И качнулись те успокоительно – да.

Петя выбежал из столовой, не чуя под собой влюбленных ног. И лишь спрятавшись в мужском туалете, развернул дрожащими пальцами промокший от влюбленного пота бумажный комок.

«Вы виликолепны. Это сумашедствие. Но я хочу встретиться с Вами севодня в полноч под часами городской ратуши».

Груша…

**

Она выплыла из тумана, словно каравелла о двух тугих парусах.

- Вы все-таки пришли! – вскричал Петя. – А я уж грешным делом сомневался…

Она приняла цветы, отблагодарив сдержанным кивком.

- Здесь поблизости есть чудесный вертеп! - взволнованно сообщил ей Петя, но она прижала свой пальчик к его вмиг пересохшим губам.

- Уедемте отсюда, Петр Фомич, - пылко прошептала Груша, вдруг схватив его под руку, - здесь гадко, гадко…

- Да, уедемте… - стеклянно повторял он за ней, пьянея от Их близости.

- Я возьму таксомотор, - быстро сказала Груша, отпрянув.

Петя сконфузился. Остатки своего жалования он потратил на дорогую шинель в столь модный в наш просвещенный век стиль «военный»…

- К несчастью я…весьма затруднен в средствах и…

- Оставьте, право, - махнула она ручкой, и лихой бомбилло уже натягивал поводья рычащих лошадиных сил рядом с ними.

Груша что-то шепнула водителю, и тот, завороженно косясь ей под пальто, дал по газам.

Когда автомобиль выехал на загородную дорогу, Петя встревожился.

- Простите, - откашлялся он.

- Мы почти приехали. Вот там и находится мое скромное обиталище, - улыбнулась Груша, вытянув руку в сердечкообразном браслетике.

Они остановились у пятиэтажного коттеджа, угрюмо приникшего к земле за огромным забором с телекамерами. Готические остроконечные башенки целились в полуночное небо, стрельчатые окна темнели загадкой, а каминная труба высовывалась из стены туловом черного оскаленного дракона.

Петя застыл в восхищении. Он обожал средневековье и фэнтэзи, а год назад даже выточил себе деревянный меч для участия в толкинистских игрищах. Там Петю звали Валадар.

- Прошу, - улыбнулась ему хозяйка замка и повернула ключ в кованых воротах.

Под черным шумом полночных деревьев смутно белели статуи. Люди миновали небольшой дворик и направились к дверям необыкновенного жилища.

Петя всмотрелся в одну из статуй и вздрогнул от неожиданности. На него взирала застывшая Медуза Горгона, а гипсовые змеи на ее голове готовы были вот-вот атаковать.

- Однако, - сказал он негромко.

- Петр Фомич, - с умилительным укором напомнили ему о своем существовании.

Перешагнув порог замка, Петя оказался в неком громадном помещении, о чем намекнуло ему дуновение подозрительно сырого ветерка из темноты.

- Свет! – сказала Груша и, вероятно, повернула невидимый электровыключатель.

На мгновение зажмурившись и открыв глаза, Петя понял, что его догадка о просторах помещения оказалась верна. Он оглянулся и ахнул от нежданности увиденного.

Внутреннее убранство готического особняка оказалось под стать его великолепному фасаду. Протяжный сводчатый зал открылся взору нашего героя, а стены здесь были освещены тусклым светом багровых электрических факелов. Но не только факелами гордились своды. Сдержанный блеск старинного оружия – вот что наполнило молодые Петины глаза. Словно в Валгалле, расположился на стенах целый кованый арсенал: булавы, мечи, кинжалы, копья, арбалеты, специальные средства для выкалывания глаз бронированного противника – чего здесь только не было!

- Ешьте и пейте! – сказали колокольчики Грушиного голоса, когда она подвела гостя к столу, который ломился от яств и питья. И только на дальнем углу валялось какое-то дешевое криминальное чтиво. Поглядев на съедобное великолепие, Петя сглотнул слюну и отвернулся.

- Я скоро приду, только переоденусь! – улыбнулась Груша и скрылась где-то в конце зала.

Как ведут себя роковые соблазнители в подобных условиях, судорожно думал Петя. Буду томным… Нет – резким и решительным… А может, заинтересовать Грушу забавной историей, не забывая подливать вино в ее бокал?

Нет, все не то…

Решив положиться на течение и пороги обстоятельств, Петя отдал должное ужину.

- А вот и я! – раздался громкий женский голос.

Перед Петей стояла Груша. А вернее…

Петя часто заморгал.

- Не узнал? – сказали кроваво красные лакированные губы и растянулись в приветственном оскале.

Преображенная Груша возвышалась перед нашим героем на высоченных каблуках, ее длинные ноги были упакованы в темную прозрачность чулок. Из-под короткой, как Петина память, кожаной юбы виднелись красные подвязки. А Они… Они тугой волной рвались из полупризрачной блузки над корсетом черной кожи.

- Не нальешь ли даме вина, рыцарь? – промурлыкала хищница и встряхнула черной челкой блестящего парика.

- О да, с превеликим! – взметнулся Петя из-за стола, ощутив сердечный трепет внизу живота.

От выпитого у него все сильнее кружилась голова.

- Знаете ли, милая Гру… Соня! – промямлил он, поднимая неверной рукою бокал с красным. – Мне уже 25 лет, но на ногах моих – серые кальсоны повседневности. Мой бедный мозг прошит лучами сотовой связи и громоздких мониторов. Я подключен к мобильному телефону, телевизору, Интернету и множеству других хищных вещей века. Но ничто не подключено ко мне, и ничего от меня не зависит…

- Всего лишь одно из условий постиндустриального информационного общества, - невозмутимо парировала Груша, пригубив из бокала.

- Знаете ли, Со… Груша! – пьянел от собственной откровенности Петя. – Я – маленький человек, ничего в жизни не смыслящий. Почти все мое жалование уходит на модные шинели, а Начальник заставляет меня готовить кофе двадцать раз кряду в день. Но – и у маленьких людей случаются чудные мгновенья, лучи света в темном царстве. Когда я увидел вас, я понял… я что-то понял, Груша! Кроме вас в моем мире никого больше нет – никого и ничего. Ни бога, ни дьявола… А если бога нет, то ведь все…позволено…

И вконец захмелевший Петя потянулся к Ним.

- Постой, - усмехнулась Груша, отстраняясь, - милый мальчик… Для начала позволь мне открыть тебе мой маленький секрет…

Она взяла Петю за руку и увлекла за собой. Вокруг Петиного запястья клацнули неожиданные наручники.

- Это игра, - лакировано улыбнулась Груша встревожившемуся было Петюне, и выразительно качнула Ими в декольте.

Они миновали протяжный зал и принялись спускаться куда-то во тьму по покатым ступенькам. Так вот откуда веяло сыростью, мелькнула мысль в хмельном Петином мозгу, и мысль эта заставила его насторожиться.

- Вот мы и пришли! – весело воскликнула Груша. – Свет!

И стал свет. И увидел Петенька такое, что волосяные луковицы на его голове сжались, заставив вздыбиться содержимое модельной прически.

Вдоль сырых серых стен лежали голые мужчины: молодые и пожилые. От запястья каждого из них тянулись толстые цепи, рикованные к намертво вколоченным в камень стальным кольцам. От света некоторые тела тяжело зашевелились – и Петя увидел неподалеку Николая Львовича, а чуть дальше – и Михал Федорович был тут.

Снова клацнули наручники, и Петя увидел, что его запястье схвачено статью у такого же кольца, как и других. Он дернулся изо всех сил, но - увы…

- Поздно, - улыбнулась Груша, отступив на несколько шагов, - музыка!

В ее руке появилась кожаная плеть.

Из потолка полилось вкрадчивое гитарное вступление. «Мерлин Мэнсон», «Sweet dreams» - автоматически щелкнуло в Петиной голове.

- Но как же, как же…, - забормотал Петя, трепыхаясь в своих металлических силках, - Любовь… Любовь человеческая… к ближнему своему…Красота, что спасет мир… Милоседие…

- Это – миф, – с наслаждением произнесла Груша, и ее тело сладко выгнулось, - миф – такой же, как и я… И, как у всех искусственных мифов, у меня тоже есть маленький секрет.

Она неторопливо, но с усилием принялась поднимать кожаный подол.

- О господи, нет! – закричал Петя, пытаясь закрыть глаза на то, что упруго выпрыгнуло у хищницы из-под юбки и напряженно застыло, тяжело покачиваясь на весу. Больше всего это напоминало стенобитный таран с вздувшимися на стволе венами.

- Людям нужны мифы - теории, которые упорядочивают хаос мироздания. И верность любой стройной теории можно доказать логически, потому что факты – очень податливая вещь. Не это ли главное доказательство абсурда окружающего? – сказала, тяжело дыша, Груша. – Непротивление злу, Фашизм, Капитализм, Коммунизм, Муннизм и прочий мудизм были созданы вот с этим маленьким секретом…(ее рука опустилась вниз) А сейчас пора применить его по назначению…

Она хлестнула Петю плетью и в момент содрала с него новенькую рубашку.

Но Петя больше не кричал. Он давно не слушал Грушу.

Его левая рука выхватила что-то из кармана. И теперь это что-то со всей силой ударило по замку наручников на запястье. И не выдержал замок, распался, потому что богатые вечно экономят не мелочах.

- Пошла прочь! – воскликнул Петя, выставив вперед блестящую железку, похожую на бутылочную открывалку. Именно этим резали глаза через прорезь в шлемах средневековым бронированным рыцарям.

- Вор! - крикнула Груша, отступая. – Ты украл это у меня!

Но Петя просто очень любил средневековье.

Он выставил блестящий предмет перед собой, медленно пятясь наверх, а потом дернул без оглядки.

Ворвался в парадную Валгаллу.

«Бежать, бежать отсюда», прыгало в его голове. И тут до него донесся глухой стон – из подвала. Петя остановился.

Он стоял посреди огромного зала, и сотни сверкающих мужских предметов на стенах взывали о мщении.

Когда он принял решение, стало неожиданно легко. Петя подошел к стене. Он уже знал, что возьмет себе в помощь.

Самурайский меч преданно сверкнул ему в лицо, с тихим шипением показав из ножен свой характер.

Петя вытащил клинок и, напрягая мышцы на основательно ожиревших руках, осторожно двинулся в подвальную темноту.

**

- А, милый мальчик! – зарычала Груша, пятясь под подрагивающим лезвием. – А я уже сама собиралась отправиться за тобой.

- Освободи их, - мужественно молвил Петр, не отводя от женщины глаз. Он ожидал от нее подвоха.

И не зря.

Оказалось, в декольте женщины прятался миниатюрный дамский пистолет. Теперь его блестящее дуло смотрело в Петин живот.

- Спасибо-пока, - сказала Груша и спокойно расстреляла в Петю всю обойму. Наш герой закрыл глаза. Но когда грохот выстрелов смолк, не было ни ощущения полета, ни вспышек яркого света впереди. Вечность пахла сыростью. И глаза пришлось открыть.

- Черт подери!

Груша, сжимая рукоять дымящегося пистолета, с ужасом уставилась на стену за его спиной. Петя оглянулся.

Семь маленьких дырочек оказалось в стене позади. Семь маленьких дырочек, в каждой из которых умирала несостоявшаяся Петина смерть.

- Когда все закончится, уйду в монастырь, - зачем-то сказал Петя, но в ответ услышал лишь чудовищное шипение. Вместо Груши перед ним уже извивалась зеленовато-бурая масса, что тянула к Петиному горлу многочисленные липкие отростки.

И шмякнула масса, хлюпнула, взревела космическим рыком под самурайским клинком. И лопнула посередине, как кошмарная наволочка, обдав всех присутствовавших холодной багровой грязью.

- Все, - вздохнул Петя и устало опустился на колени, - теперь точно – все…

**

Возвращаясь домой, он выбирал тихие улочки. Его лоб был покрыт коркой бурой грязи, майка темнела красными пятнами, а рукоять самурайского клинка за спиной смотрела в светлеющее небо. Он веско шел по городу походкой человека, сделавшего свое дело, и все живое с восхищением смотрело ему вслед.

- Постой, сынок! – окликнули его у подъезда родного дома.

Петя обернулся.

Появившийся из ниоткуда человек в скафандре держал под мышкой шлем и улыбался ему знакомой с детства улыбкой. Молоды и ясны были эти веселые глаза мужчины, который никогда не сдается.

- Юрий? – спросил Петя, замерев. – Юрий Гагарин?

- Так точно! – с шутливой удалью отрекомендовался тот.

- Я всегда знал, что Вы не погибли! – сказал юноша.

- Все живое живет вечно, - ответил Гагарин, - а Земля – это лишь испытательная площадка для таких как мы. Ты прошел уровень. Теперь ты можешь почти все. Добро пожаловать в Космические Рейнджеры, сынок!

- Но что я могу? Я всего лишь…

- Теперь ты можешь почти все. Щелкни пальцами – и это небо поменяет свой цвет.

- Но я не умею щелкать пальцами.

- Что ж, тебе еще предстоит кое-чему научиться.

Гагарин щелкнул суставами среднего и большого пальцев, и небо над городом стало желтым. Щелчок – и оно окрасилось в черный. Потом Рейнджер вернул небу его голубой и снова обратился к парню:

- Пора, Валадар!

Стоящий неподалеку заброшенный бесхозный «Москвич» лопнул и распустился, словно большой ржавый бутон. Его тело трансформировалось в сверкающее фантастическое нечто, жадно устремленное в небесные края, еще минута – и из железной куколки никчемного авто гордо расправил свои бесчисленные крылья гигантский звездолет.

- Теперь наше поле боя – Космос! – отчеканил Гагарин.

P.S. Занималась заря.



проголосовавшие

Александр Колесник
Александр
Яша Кал
Яша
ZoRDoK
ZoRDoK
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 36
вы видите 21 ...36 (3 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 36
вы видите 21 ...36 (3 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Братья с лорца

Кеке отвечает
О вечном
Рубикон и Топор

День автора - Саша Дохлый

Немного за двадцать
весна-любовь
Кончились
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.020718 секунд