Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Хабар

Паутина (для печати )

Сказка о гадком утенке – аутотренинг неудачников.

Жизнь не греет некрасивых - тебе уже все ясно в первом классе, где учительница лелеет твою соседку по парте – глупую как пробка симпапушечку с белыми бантами вместо мозга.

И когда тебе под тридцать, ты не удивляешься, что вас с симпапушкой хоть и рассадили по разным вагонам одной электрички, но симпапуся мчит навстречу роскошной иножизни, а ты – к своему новому ученику в «хрущовку», зачем-то учить увальня искусству плетения самой красивой паутины на земле. В твоем футляре скрипка и немножко нервно. А за футляром быстрые облака, синяя тревога, птичье желание – ранняя осень.

Почему же учительница музыки не приглашает учеников к себе домой? у нее скелеты в шкафу? мумия матери в своем любимом кресле в гостиной? Нет, нет, все началось еще четверть века назад, когда Зинка закричала:

- Очкастая – воровка!! Очкастая – воровка!!

Зинка прыгает на месте от возмущения. Только что она обнаружила свою куклу под подушкой кровати Танечки.

Танечка уверена, что Зинка совершила подлог – перед тихим часом. Но Зинка кричит громко.

Была бы воспиталка, тихий час оставался бы тихим часом. Буянам в это время обычно снимают трусики и не отдают, пока не прозвучит команда «подъем». Но Нина Сергеевна ушла пить чай с заведующей, и почти вся группа намерена наказать воровку.

- Чо с ней будем делать, ребя? – спрашивает толстый Боря у общественности, обступившей Танечку плотным кольцом.

Танечка хочет сказать, что это ужасно – наказывать за несовершенные проступки, она собрала все силы для крика справедливости, но вместо слов наружу вырываются слезы.

Обычная история.

- Поздно реветь, Очкастая! – справедливо замечает Света-Колбаса.

- А давайте ее в Город Пауков! – предлагает Зинка.

Она знает, что пауков Танечка боится больше, чем Зубодеров.

- Не надо! – хлюпает Танечка.

Но с десяток маленьких цепких рук уже тащит ее к дверце темного чулана, где уборщица хранит свой арсенал. Там, в углах под потолком, они и живут, раскинув в сумраке целый паутиновый город. Кошмары Танечкиных снов – Пауки.

Танечка визжит и пытается отбиваться под звонкий смех детворы.

Ее бросают на цементный пол, хлопает дверца, щелкает задвижка.

-МАМА!!

Танечка вскакивает, прижимается к холодной стене и смотрит вверх. Город Пауков стал еще больше, он растет вместе с алкогольной зависимостью уборщицы, которая приходит в детсад все реже и реже.

Губы Танечки дрожат. Необоснованный страх называется фобией, говорила ей мама. Но разве легче от этого сейчас?

- М-м-ма-А-А-АММАА!! – визжит Танечка.

Из Города Пауков к ней отправили посла. Большой паук спускается из огромного пыльного мотка паутины на невидимой нити.

Танечка молчит. Новая волна ужаса парализовала ее мышцы - кошмар подплывает ближе и ближе. Кошмар застывает напротив ее глаз. Шевелит мохнатыми лапами. И ей кажется, что паучий ледяной взгляд пронизывает ее тело насквозь. По ноге девочки ползет теплый ручеек.

- Мы. С тобой. Одной. Крови. – шепчет Танечка застывшему пауку. – Ты. И я.

Это нужно говорить зверям в джунглях, чтобы тебя не съели.

Паук безмолвствует.

- Мы с тобой одной крови. Ты – и я! – повторяет Танечка, и ей кажется, что паук дружелюбно кивает, как кивали хищники бесстрашному Маугли. Он движется вниз, бесшумно опускается на пол и исчезает в темноте угла.

И Танечке вдруг не страшно.

Когда дверь кладовки открывается, Танечка испытывает свой первый в жизни триумф. Она улыбается им в лица, шагая из ужасного Города Пауков, которого побаивается даже толстый Боря.

- Чо встали? Щас воспиталка придет, - говорит она им. И Зинке:

- Дай пройду.

И Зинка послушно отходит в сторону.

А Таня идет дальше – одна, хотя

в жизни еще есть родители, но родители – не навсегда, и когда они переехали в другой мир, а дочь стала хозяйкой небольшой квартиры, случилось что-то странное. На третьи сутки одинокого оцепенения, под вечер, она услышала тихий стук в окно. Отодвинула штору.

За стеклом ее ждал паук.

Таня распахнула рамы, и ее гость тут же спустился за батарею. Теперь я не одна, подумала женщина, и улыбнулась.

На следующее утро на подоконнике терпеливо ожидала целая колония пауков-путешественников. Татьяна открывала раму, и гости не отказывали ей в приглашении.

Через месяц в углу комнаты вырос Город Пауков.

Она много читает про них.

«Несмотря на большое многообразие жизненных форм, паук всегда оставался пауком», - выписывает она в блокнот цитату из научной статьи.

Она может смотреть на них часами.

Татьяна давно уже знает, что в этом мире ничего не делается просто так, и Великий Паук, придумавший Все, знал свое дело. Большое умело отражаться в малом, как целое небо - в любой луже. Город открывал ей Великое Хитросплетение жизни в миниатюре.

У каждого человека припрятана своя мини-модель вселенной. Некоторые стыдливо называют ее душой. У Тани тоже теперь есть такая.

И еще музыка.

Таня много играет на скрипке. Созданию музыки она учится у своих жильцов. Это единственный вид паутины в человеческом исполнении, который ей по душе. (Был еще Интернет, но и он вскоре оказался грубой копией порядка вещей).

И все же ее музыке чего-то не хватает – Таня утешает себя своей неопытностью и тем, что она легко обучаема.

«Нельзя не отметить: по качеству плетения сетей люди давно превзошли пауков», - отмечает она в своем блокноте.

«Женская паутина гениальна. Узоры на платьях, кружева белья, траектории взглядов, намеков и флирта сплетаются в искусные ловушки, а драгоценные украшения мерцают каплями смертоносного клея.

Паутина мужчин примитивна. Их зеркала души распахнуты, как ширинки. Они охотятся по методу тропических пауков - мужчины пикируют на жертву, выставляя сеть своей силы прямо перед собой».

Иногда у Татьяны бывают приступ арахнотропии – она ненавидит своих подрастающих паучат-учеников, людей на улицах и даже самое себя. Она закрывается от Города Пауков в маленькой комнатке и часами смотрит в потолок. Через пару дней это проходит, и Таня вновь благодарит Великого Паука за каждую прядь, посланную ей с утра.

Как человек, изучающий паутину, Таня учится избегать элементарных ловушек, которыми пронизан мир за окном. Слишком много лучших летунов из людей оставили свои крылья в самых примитивных тенетах.

Она давно постигла, что слова и власть связаны между собой, и любое общение есть соревнование воль к власти собеседников – Таня научилась молчать.

«При необходимости паук может выделять липкую или сухую нить определенной толщины и цвета. Сухая (не клейкая) нить используется для изготовления кокона».

Таня огородила себя куполом сухих нитей одиночества. Дом – уроки музыки – дом.

И как Он сумел подобраться к ней так близко?

Татьяна не понимает, почему Он, баловень красавиц, повадился заходить к ней. От удивления ей не приходит в голову, что многих королей-солнц утомляют орбиты стандартных красавиц. Утомленные солнца превращаются в собирателей экспонатов женской Кунсткамеры – уродины всегда выразительнее, чем красотки.

А она - редкостная уродина, с удовольствием отмечает Он при каждом удобном случае. Он не знает, но чует: напоминания о недостатках привязывают женщину к мужчине сильнее комплиментов. В их отношениях царит Вечность: она пожизненно виновна в изъянах собственного тела, а он вечно удивлен подвигом своей благосклонности.

Он превращает ее в живой клубок извинений, липкие нити вины тянутся за каждым ее жестом, поступком, взглядом, и ей кажется, что этой клейкой бахромой завешана вся квартира, когда Он удостаивает ее ночлегом, дергая Татьяну за ниточки со своего трона.

- Ты пытаешься превратить меня в свою собственность! – кричит Он, когда она робко просит провести с ней эту пару выходных.

Она пьет его любимый зеленый чай, хотя предпочитает черный, красит волосы в вульгарный цвет, потому что Он предпочитает белый, и не смеет трогать свою скрипку, Он не любит ее слюнявую музыку, ее сраных бетховенов, но больше всего Он не любит ее Город Пауков.

- Эти пауки живут в твоей голове! – кричит Он, когда Татьяна приводит мужчину, еле стоящего на ногах от алкоголя, отсыпаться. Да, иногда Он любит крепко выпить и побуянить, он настоящий мужчина, настоящий, а мужчина – это самец, понимаешь, глупая ты училка, понимаешь, когда вынимаешь, ха-ха, он должен пить, курить и шляться по бабам,и каждое его слово – закон, понятно я изъясняюсь, тупая ты интеллигентная овца? Понятно? Ну что ты лыбишься, чо уставилась, стели кровать, пошли ебаться, завтра не буди и…

Однажды это случилось, Татьяна вернулась с уроков, с порога почуяла гарь.

Она вбегает в комнату и видит горки золы на полу, Татьяна смотрит вверх… Город Пауков, где мой Город Пауков?! Отвечай!! Отвечай!!

Он удивленно глядит на нее – она НИКОГДА еще не кричала на мужчину – а потом заливается пьяным смехом.

- Город горит. Город горит, - напевает он песенку «Текилы», указывая на кучки пепла на паркете, и у нее кружится голова от желания убийства.

«Отчего скрипки не стреляют?»

- Уничтожение паразитов! – он глотает из горлышка пойло. - Я покемарю, а тебе придется здесь немного подмести.

Он заваливается на кровать в одежде и тут же храпит, а она идет за шваброй, и когда Татьяна сжимает в руке толстую деревянную рукоять, ей уже известно, что будет дальше.

Восемь холодных нечеловеческих глаз проснулись и посмотрели из ее груди.

«Пауки взаимодействуют с окружающим миром посредством паутинных приспособлений».

Он просыпается и не может пошевелиться. Он обнаруживает себя крепко привязанным к кровати. Голым. С кляпом во рту. И еще что-то…что-то еще…мешает…больно…

Он пытается повернуть голову и заходится в крике, обнаружив черенок швабры в своем заднем проходе.

- Это жезл регулировки нашей совместной жизни, - поясняет Татьяна, - правила меняются.

Она принимается за дело, включив перед процедурой «Оду радости» бессмертного Людвига. Он мычит, извивается из последних сил, бьется в ее паутине, словно большой глупый шершень, которого лишили жала.

- Искать тебя будут вряд ли, - говорит Татьяна по окончании. Она садится рядом и поглаживает бывшего мужчину по взмокшей голове, а тот отводит глаза. – Так что тебе придется здесь задержаться.

«Только спайдермен может победить спайдермена».

«Ода радости» звучит в ее квартире ежедневно, и постепенно он стал возбуждаться от первых же аккордов. Татьяна регулярно делает мужчине гормональные инъекции, у него почти исчезли волосы на теле, зато появилась небольшая аккуратная грудь. Таня купила ему красивое женское белье и придумывает прически. Чтобы пациента не мучили пролежни, Татьяна каждое утро и вечер делает ему профессиональный массаж.

Через несколько месяцев Анатолий признался, что не может жить без Бетховена.

Татьяна отпустила его, но Анатолий не ушел.

- Зови меня Аня, - просил он, преданно заглядывая в глаза.

«Какая разница, кто из вас дергает за ниточки, если тебе неприятен сам процесс?» - Таня разочаровалась в отношениях между полами.

Аня стала преданной женой Татьяны – красивой, женственной и заботливой - но Тане уже изрядно успела надоесть разговорами о новых тряпках, ревностью и нудными расспросами о работе.

Вскоре она сплавила переплавленного Анатолия какому-то обеспеченному ковбою их Техаса, с которым познакомилась в Интернете. Она снова была одна, но пауки не пришли.

«Они научили меня всему, что знали о паутине, - решила Татьяна, - и теперь я могу применить эти знания на практике».

Она устроилась на престижную работу и показала все, на что была способна. Мужчинами манипулировать было просто, с женщинами пришлось повозиться. Таня видела нелепые силки-поделки своих конкурентов, аккуратно расставляла свои ловушки и мастерски плела тонкие петли – карьера шла в гору. Добравшись до самой вершины, Таня остановилась. Она решила посмотреть на себя со стороны.

Вместо ее лица в зеркале отражались острые жвала.

«Теперь я стала нормальным человеком», - подумала женщина, и захотелось плакать. Но вместо этого она уволилась с работы по собственному желанию и вернулась к скрипке. Ткать узоры больше не получалось, и Таня довольствовалась уроками музыки – клепала шаблоны для шалопаев на частных уроках.

Пауки рассказали о паутине не все – теперь она была уверена в этом.

Великое Хитросплетение жизни не может насквозь состоять из стандартного набора грубой паутины недалеких спайдерменов. Или…все-таки может?

У пауков было что-то еще – и это «что-то» делало пауков хранителями тайного знания.

Житье в человеческой паутине стало невыносимо. Теперь она неделями лежала в своей комнате, ограничив число уроков и уродов до минимума. Она смотрела в потолок и все. И все.

Однажды в ее окно постучали. Таня откинула занавеску и увидела огромного черного Каракурта, который тихо постукивал о стекло своими мохнатыми лапами. От черного паука веяло таким ужасом, что Татьяна быстренько задернула все шторы, проверила, закрыты ли форточки, осмотрела дверные замки.

На третью ночь черный паук выбил стекло вместе с оконной рамой. Она сжалась под своим тонким одеялом, наблюдая, как черный паук приближается к ее постели. ОН медленно взобрался на простынь, а потом – на грудь парализованной страхом девушки.

Паук сказал:

- Пой.

И она пела ему всю ночь, чувствуя, как жизненный сок уходит из тела с каждым новым куплетом. Она уснула, трудно дыша под тяжестью Каракурта.

Наутро ночное происшествие казалось Татьяне страшным сном – пока она не увидела осколки стекла на полу и выбитую раму.

На следующую ночь паук пришел снова и опять лег на грудь. Днем он никуда не исчез, а устроился на ночлег, черно распластавшись на потолке. С каждой ночью его брюхо росло, и когда оно достигло гигантских размеров, паук, живущий на Танином сердце, начал ткать паутину. Ее нити переливались всеми цветами холода, а странные узоры завораживали, словно оконца в инобытие.

Эти большие холсты Таня развешивала по стенам и стелила в квартире вместо ковров. На ощупь паутина Каракурта была ледяной.

Вскоре квартира стала походить на жилище безумного ткача Снежной Королевы. Среди разноцветных полотен Таня окончательно потеряла чувство реальности. Впрочем, мир спайдерменов Таню более не интересовал - новые и новые узоры Черного Паука распускались, как инопланетные цветы. Ее почти бесплотные пальцы ощупывали соединения нитей с одной целью.

- Последний секрет паутины! – шептала Таня Каракурту. – Научи.

Ее горящие глаза блуждали по сплетенным лабиринтам на холстах из последних сил. И напрасно.

Поэтому сегодня Таня идет на свой последний урок – она решила не возвращаться домой по его окончании. В городе много высотных зданий, а также два замечательно глубоких пруда.

Таня с любопытством прислушивается к своим ощущениям – в последний час своего существования ее мир становится похожим на вокзал, где предметы зыбки, а время тягуче, как жеваная жвачка.

Вдруг Таня останавливается – нечто почти невесомое коснулось ее ресниц. Она подняла руку, и на пальцах блеснула паутинка с крошечным путешественником. Еще секунда – и приспособление для полета унесло порывом ветра.

- Мы с тобой одной крови, - говорит Таня, - ты – и я.

Она смотрит в раннюю осень (быстрые облака, синяя тревога, птичье желание) – и последний секрет паутины дрожит на ее губах.

«Счастье – это острый приступ бессмертия вследствие осознания себя».

Таня громко хлопает дверью своей квартиры. Ее черный паук по своему обыкновению спит на потолке в ожидании ночи.

Таня вынимает из футляра скрипку для выстрела.

- Танцуй! – говорит она Каракурту.

«Что бы ты ни играл, всегда играй огонь».

И стал огонь, и тысячи его языков наполнили дом гулом, как раскаленный табун. Каракурт молча сгорел дотла. Лопались окна, трещала штукатурка, полыхали обои. Квартира безумного ткача Снежной Королевы перестала существовать.

Я как раз проходил мимо ее дома. Я видел, как столб пламени ее последней мелодии вырвался из окна и растворился в синеве над крышей. А потом в небе что-то блеснуло на солнце. Тонкая серебряная нить, которую уносил ветер сентября.

Я остановился и махнул ей на прощанье одной из восьми своих лап Великого Паука.



проголосовавшие

noem
noem
Феликс
Феликс
Влад Машин
Влад
RUUG
RUUG
Савраскин
Савраскин
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 24
вы видите 9 ...24 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 24
вы видите 9 ...24 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 1

Имя — был минут назад
jason_foris — 5 (комментирует)

Бомжи — 0

Неделя автора - net_pointov

Гастроном
Человек и пароход
Жить

День автора - lupuserectus

загадочное из разбираемых черновико
господь Боженька и русский народ Петя
по мотивам
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.032555 секунд