Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Упырь Лихой

Число зверя (для печати )

 

Я чищу сапоги перед выходом, в гостиной внук смотрит программу «Время»:

Выборы уже завершились в Приморье. По предварительным итогам на первом месте по количеству голосов идет кандидат от «Думающей России», на втором — кандидат от СГР, на третьем — кандидат от ДПНИ.

В Перми изъята крупнейшая за последний год партия контрафактной продукции.

Ожидается дальнейшее снижение расценок на услуги связи. Безлимитный интернет теперь будет стоить всего двести рублей независимо от региона.

Лицензионный диск за двадцать рублей теперь не мечта, а реальность.

Ленинградский школьник подал в суд на собственную бабушку, которая разбила его компьютер.

Подробнее о новостях дня…

 

Включаю воду в ванной. Капнула сапожным гелем на руку, если не отмыть, будет полдня вонять толуолом. Подробности победы Желтого Червяка в Приморье меня не интересуют — и так понятно, что малолетнее дурачье клюнуло на диски по двадцать рублей. На прошлые выборы Червяк снизил цену до пятидесяти, теперь скинул еще тридцатку. По поводу контрафакта тоже ясно — кто-то опять продавал «Матрицу». Официально запретить ее они не могут, это противоречит закону о праве ознакомления с видео. А с «контрафактом» бороться можно, даже почетно. Я слышала, Червяк закупает лицензионные диски долларов по сорок, это ж какие средства идут за границу? Еще порнуху эту проклятую легализовал, теперь на каждом углу светится баннер с голожопой девкой и надпись: «Дрочить — пачотна!» У девки в заднем проходе бутылка шампанского. Тьфу!

Муж колотит ногами в дверь:

— Неля, какого хуя собака нюхает ваксу?

— Так убери, идиот!

Сучок от сапожного геля дуреет, Ваня тоже иногда дышит этой гадостью, когда я ухожу в магазин. Двадцать лет назад эту дрянь вообще запретили, а теперь пихают куда надо и не надо, я подозреваю, что не просто так.

— Сучок, фу! Служить! — Сережа поднимает открытый тюбик, пес садится и машет в воздухе передними лапами. — Молодец, мальчик…

— Деда, иди, щас про меня показывать будут! — орет Ваня.

Муж вовремя хватает меня в прихожей, этот говнюк прибавляет громкость:

— Внук кандидата от ДПНИ, известной писательницы Нелли Щедровицкой, подал в суд на собственную бабушку. По его словам, старая пизда пыталась ограничить его интеллектуальное развитие, оперируя такими устаревшими понятиями, как интернет-зависимость и незрелость детской психики. Акт вандализма был совершен сегодня утром, когда ребенок собирался выразить свою гражданскую позицию, проголосовав за кандидата от «Думающей России». Обвинение будет предъявлено сразу по четырем статьям: вандализм, нанесение побоев, проявления религиозного экстремизма и незаконная агитация в день выборов.

Президент Соколовский лично преподнес юному соратнику новый компьютер. — Голос дикторши теплеет. — Президент подчеркнул, что любой гражданин СНГ имеет право на свободный выбор, если может нажать на нужную кнопку. На этом наш выпуск завершен, до встречи в одиннадцать вечера.

Зря разбила. Агитация в день выборов запрещена, и вдруг такая возможность — официально задарить мелкому гаденышу дивайс. Мол, видите, как я забочусь о воспитании поколения некст!

Это ты-то, гнида желтая, о детях заботишься? Дети — наши, я тебе не позволю им мозги промывать! Раньше трехлетние дети в кубики с азбукой играли, а теперь для них на стену клеят экран-пленку, и они по нему пальчиком трехмерные кубики двигают — убила бы ту скотину, которая до этого додумалась. Их еще называют дети-индиго, потому что в четыре они уже умеют печатать и материться. Ребенок в четыре годика должен с другими детьми бегать, играть, а не дома перед компьютером сидеть! Какие еще, к чертовой матери, индиго?

Сережа все еще держит меня за запястья.

— Пусти, придурок!

— Зачем? Чтоб ты опять ребенка побила?

— Ваня, выйди, поговори с бабушкой!

— На хуй пошла!

— Нет, ты слышал, как он со мной разговаривает?!

Змееныш надеется отсидеться в гостиной, пользуется тем, что дед на его стороне. Жрать захочет — приползет, индиго подколодное. Они оба месяцами из дому не выходят. Странно, что сегодня до президентского дворца потрудились доехать — это же пять остановок на маршрутке. Мальчику четырнадцать лет, а у него ни девочек знакомых нет, ни друзей настоящих — только порнуху смотрит и переписывается с какими-то пидорами, которых в глаза не видел. Пса на прогулку — и то вывести лень. Приучил овчарку к кошачьему туалету — стыд и позор!

У нас это считалось болезнью, это агорафобия, вообще говоря, а для этих нормально. Даже приветствуется, если подросток сидит дома, а не шляется по улицам. Дескать, улица — это наркотики, курение в подворотнях, бескультурные друзья, вензаболевания, детский алкоголизм. По мне так лучше бы он пиво в подворотне пил, чем дома сидел и, простите, лысого гонял. Он же у нас активист молодежного отделения ДР, они там все дрочат. Дрочить — пачотна.

Ладно бы он потихоньку занимался онанизмом, где-нибудь в ванной или когда никого нет дома. Так нет, прямо в гостиной сидит и наяривает, его даже не смущает, что другие смотрят. Или свяжется с этими своими и дрочат наперегонки, и все это на большом экране. Одной рукой онанирует, другой чипсы ест. Я ему говорю:

— Ваня, ты совсем ненормальный? Это же педерастия!

А он:

— Педерастия — это когда с анальным стимулятором. Отвали, дура старая.

Так, не будем отвлекаться на малолетних хамов. Сегодня, кажется, не так холодно, подойдет жакет из светлой норки и шляпка с норковой полоской. Индиги ненавидят натуральный мех, потому что ради него убивают несчастных животных. Постоянно подходят на улице и спрашивают, сколько живых существ я отправила на тот свет. Мелочь, а приятно.

Змееныш высунулся из гостиной, просит купить ему вишневый пирог. Ага, щас. Я иду на выборы.

 

Погода на улице отличная — тепло, падают крупные снежинки. Небо не черное, а светло-фиолетовое, в слоистых облаках. Снизу его подсвечивают фонарями и получается очень красивый оттенок.

Споткнулась о круглый уборщик — эти кретины из городской администрации накупили оборудования, а настроить, конечно, мозгов не хватило. Нормальный уборщик должен дорогу уступать, а эти лезут под ноги. И верно, чего настраивать? По улицам все равно никто кроме старых пенсов и нацменов не ходит, их не жалко. А если у кого-то остеопороз? Если из-за этих чертовых машинок кто-то упадет и сломает шейку бедра, я эту администрацию засужу, точно вам говорю.

 

Прозрачный козырек на остановке почти занесло снегом, вокруг — никого. Нажимаю кнопку вызова, она болтается в гнезде, не хватало еще, чтобы вызов не работал, тут идти далековато.

— По какому маршруту вы хотели бы проследовать? — голос в динамике потрескивает, все отсырело, удивительно еще, как оно работает.

— На выборы.

— Вы можете осуществить свой выбор с любого переносного или стационарного устройства.

— Я сказала, на выборы! Ты мне еще будешь указывать, машина тупая!

— Вы не имеете возможности воспользоваться переносным или стационарным устройством? — сипит компьютер.

— Это не ваше дело! Я хочу попасть на избирательный участок, понятно?

— Можем предложить вам избирательный участок номер один, для лиц без определенного места жительства и неграждан Российской Федерации. Такси подойдет через полторы минуты. Просим прощения за задержку.

Компьютер, наконец, затыкается. Раньше он просто спрашивал, куда ехать, а теперь умники в мэрии додумались усовершенствовать программу. Все это еще и записывается — дескать, так мы сможем снизить уровень криминальной активности. Правильно, сначала минимализировали количество личного транспорта — якобы для ликвидации пробок. Потом установили на всех шоссе камеры через каждый километр — чтоб скорость не превышали, ну кто поверит в этот бред? Осталось только к каждой камере присобачить автомат с разрывными пулями, это Червяку в голову пока не пришло. Впрочем, он мужик сообразительный, ждать осталось недолго.

 

Желтый микроавтобус подкатывает бесшумно, в салоне — три старушки, два нацмена и мальчик в радужном шарфике. Сидит в уголке и тычет экран своей дурилки. Может, играет, а может, дурилка сломалась. Интересно, зачем вообще из дома вылез — наверное, едет на свидание с каким-нибудь мужиком. Для «анальной стимуляции», так сказать. И вдруг:

— Тетенька, я извиняюсь… У вас выход в сеть работает?

Я отвечаю:

— У меня вообще компьютера нет.

— Это как? — Распахнул свои лупатки, зелеными ресницами похлопал. У этих сейчас в моде ресницы накладные с блестками.

— А вот так. Нет у меня компьютера. Компьютер — зло.

Упала на первое попавшееся сидение. Бахнула ладонью по сканеру, он свои три рубля отсчитал. Еду.

Этот опять лезет:

— Я, конечно, извиняюсь… А это не вас в новостях показывали?

— Нет, не меня.

— А мне выход в сеть отрубили, между прочим. С самого утра. Я и спрашиваю: может, вам тоже отрубили? Или у меня у одного так?

— Понятия не имею.

Он реснички опустил, чуть не плачет. Скоро ручонки начнут трястись, как при абстинентном синдроме. Так и есть. Кусает ноготки с облезлым синим лаком.

Спрашиваю:

— Мальчик, ты тоже на выборы едешь?

Кивает.

— А с другого компьютера выйти не пробовал?

— Они мой код не принимают…

 

Машина тормозит на углу, влезает здоровенный парень в куртке без воротника. Отряхивает тающий снег, плюхается в кресло. Джинсы снизу все в засохшей грязи, на которую налипли шматки новой, куртка с эмблемой ДПНИ. Носки гриндеров блестят, как на параде. Мощный парень. Кажется, еще немного — и кресло под ним погнется. Дальше едем.

Тут одна кошелка тоненько так из угла пищит:

— А проезд кто оплачивать будет?

Парень делает вид, что не расслышал.

Две другие тоже начинают нудеть: вон, какой здоровый, а три рубля на проезд заработать не может.

Этот в окно смотрит, на баннеры и пустые тротуары. Потом:

— Слышь, пидор! Тебя чо, тоже отключили?

У пидоренка челюсть трясется, ответить ничего не может.

Парень зевает и закрывает глаза.

— Мальчик, ты как себя ведешь? — подает голос кошелка в сиреневом пальто. Развалился тут как у себя дома, хамишь, за проезд не платишь.

— Ебало завали, пизда старая. — Он подпирает ладонью бритую башку и делает вид, что дремлет. Стекло запотевает от его дыхания.

Кошелкино пальтишко ветхое, грязное, даже молью побито, и сама она жалкая, ветхая дешевка. С места вскочила, трясет кулачком, а парень, конечно, на нее ноль внимания. Это и хорошо, уж очень он большой. Нужно совсем не иметь мозгов, чтобы тявкать на пней — они, слава богу, не по квартирам дрочат, а в спортзалах железки тягают.

Я задремала, потом глаза открываю, а все уже выходят. Неохота почему-то вставать, тут тепло, а с улицы сыростью тянет, девочки какие-то на площади стоят в радужных шарфиках и несколько народных дружинников — в шлемах и с прозрачными щитами. Пидореныш деловито к девочкам потрусил, вытаскивает что-то из-под куртки.

— Вы выходите? — спрашивает компьютер. — Если вы передумали, укажите, пожалуйста, новый пункт назначения.

Снег превратился в дождь, лупит по стеклам — этак я себе шубу испорчу.

— Поближе к дверям встаньте.

Машина плавно подъезжает под самый козырек, у входа толпятся пни, то есть мальчики из ДПНИ. Их, вроде, всех отключили. Смотрят на меня несколько секунд, потом:

— Ааааа, Баба Неля! — И я взлетаю куда-то, они меня на руках несут. Только я и успела разглядеть люстру на парадной лестнице. На пол в зале поставили, руки пожимают.

Никого из дрочил в зале не видно, они дома свои кнопочки понажимали. В середине зала кружком столы расставлены, на них сканеры стоят и девки какие-то неопрятные расселись внутри круга, зевают, одна губы красит, другая ногти пилит, третья прыщ на носу давит. Подхожу к третьей.

Она:

— Ложите.

— Простите, что?

— Руку на читалку ложите.

Вторая от зеркальца оторвалась:

— Руку ложите на сканер, чо не понятно?

Я:

— Во-первых, нет такого слова — «ложите». Во-вторых…

Плюнула на этих нахалок, ладонь прикладываю и чувствую — за спиной дышит кто-то. Бабуля та самая топчется, сиреневая, молью траченая. Паспорт наготове держит. Обычный такой паспорт, с курицей-мутантом на обложке, их еще пятнадцать лет назад на коды заменили.

Девка, которая губы красила, бормочет:

— Нелли Леонидовна, пошлите к любому экрану и нажмите своего кандидата.

Бабулька ей паспорт протягивает.

Все три девицы вылупились на паспорт, в кучку собрались, листают, ржут, кобылы паскудные.

Первая говорит:

— Ложите руку на сканер.

Бабулька кладет. И ничего.

Девка сперва решила, что компьютер сломался. Потом сама бабкиной рукой по сканеру повозила — не работает.

— У вас чо, кода личного нету? Вы как ваще в магазин ходите? А дверь в квартиру как открываете?

Бабка с некоторой гордостью ей отвечает, что просто заходит в магазин и съедает все, что нравится, пока всякие дураки со своими кодами в кассу прутся. А дверь в квартиру она никак не открывает, потому что квартиры у нее нет. И хватит задавать дурацкие вопросы — давайте уже бюллетень и покажите, куда его бросать.

Та, которая с помадой, говорит:

— Чо такое бюлитень?

Две другие ей:

— Раньше бумажки такие в дырку бросали. Чо ты позоришься, дура?

— Ааа…

Девки принялись объяснять: надо к любому экрану подойти, опустить его до уровня своих глаз, посмотреть на морды кандидатов и приложить код к нужной.

— А без кода можно? — спрашивает бабулька.

Мальчик с бейджиком, который рядом стоял, отвечает:

— Извините, уважаемая. Без кода нельзя.

 

Бабулька карие глазенки прищурила:

— Без кода, может, и нельзя, а право я имею. Слышали, что ваш антихрист сказал? Каждый гражданин России имеет право на свободный выбор. Коды ваши поганые суть число зверя и носить я их не буду. Он вас этими кодами как баранов переметил, бараны вы и есть. Кандидат ваш суть змей-искуситель и вас, баранов тупых, откормил и целиком глотает. А голосовать вы мне не запретите. Так что быстренько придумайте, как это можно сделать, или я в центризбирком жаловаться буду.

— Жалуйтесь. — говорит мальчик с бейджиком и шею чешет — воротничком натер, наверное.

Бабулька хватает стул, кидается к стенке и начинает колотить по экрану. Дура дурой, там же пленка, ее нужно или стеклом царапать, или растворителем снимать. Чай, не телевизор.

Мальчик с бейджиком хватает бабульку за локти и тащит к выходу, и тут начинается какой-то дурацкий фейрверк: сотни вспышек, телекамеры, микрофоны. Старушку, мальчика, девок этих смели, вокруг меня встали кружочком:

— Нелли Леонидовна, как вы можете прокомментировать события прошедшего дня?

Я не успела ответить, они расступились и пропустили Червяка в темно-синем костюме с полосатым галстуком. Над галстуком бритая желтая голова, голубые глаза смотрят в упор и не мигают, за это его Удавом и прозвали.

Червяк меня приобнял за плечо и заявляет:

— А это мой любимый политик и старый баивой товарисч. Несмотря на некоторые кагбе разногласия в настоящем. Я очень рад, что госпожа Щедровицкая лично пришла на избирательный участок озвучить свою гражданскую позицию.

Отвечаю с достоинством:

— Я тоже рада встретить старава баивова товарисча, однако, не могу одобрить техническое обеспечение выборов. Голосование кагбе должно быть тайным, а не у всех на виду. Где кабинки? Где урны для бюллетеней? Почему выгоняют граждан без личного кода?

Червяк скалится в объективы:

— Мне жаль, что в процессе организации выборов допущены такие существенные недоработки. Но это связано с тем, что основная часть избирателей голосует онлайн.

— А нас откючили! — орут пни.

Червяк повернулся в их сторону:

— Ребята, я надеюсь, ваши провайдеры успеют справиться с перегрузками, и вы еще сможете осуществить свое кагбе волеизъявление. Но вообще я бы вам советовал подойти к экрану и приложить код. Смотрите, как это просто.

Журналисты опять расступились, Червяк подошел к ближайшему экрану и хлопнул ладонью по моей морде в рамочке. Благородство проявил, значит. Рукой машет:

— Смелее, детишке!

Пни стоят в своем уголке, мнутся. Только один вышел, который вместе со мной в маршрутке ехал. Тоже по моей морде в рамочке хлопнул. Остальные подумали-подумали и за ним потянулись. Потом и мальчики-девочки в радужных шарфиках к экрану засеменили голосовать за своего Алексеева.

— Вот видите, — торжествует Червяк. — у нас свободные выборы, каждый камрад имеет право голосовать за кого хочет. Прошу, Неля.

Галантно берет меня под локоть, как будто собрался на тусе полонез танцевать, и ведет.

Я говорю:

— И все же мне хочется голосовать тайно.

— Не вапрос. — улыбается Червяк. — Разверните камеры сейчас же. Не подглядывать!

Эти нехотя отвернулись, ждут. Сопят заложенными носами, кашляют. Червяк говорит:

— Давай, Неля, не задерживай население.

Я подхожу к стенке, экран скользит вниз. Морда Червяка в рамочке подплывает к моему носу и улыбается: голосуй, мол, за меня, больше-то не за кого. Алексеев уже маразматик старый, жопа кал не держит, тебя родной внук не слушается, а за меня и так вся страна сделала хлопок одной ладонью. Не выебывайся и не цапайся со старым другом, нехуй тут Троцкого изображать.

Наклоняюсь, а морда его за мной ползет, на цыпочки встаю — морда тут как тут, говном плывет по водной глади. Наверное, если бы я зал обошла по периметру, его рожа так бы за мной и ехала. И никакого крестика в углу с надписью «закрыть» там не было.

Червяк меня в плечо тычет:

— Шлепай давай быстрее, поедем шампанское пить с камрадами.

Я ему:

— Ты тоже отвернись.

Морда в рамочке зависла, я врезала ладонью по виртуальной щеке Червяка и пошла к выходу.

Он следом потрусил с виноватым видом:

— Ну чо, на тусу поедем?

Отвечаю:

— Извени, как-нить в другой раз, у меня типо дела, обещала песдюку пирог купить.

Он:

— Ога, давай. Кстате, если министром культуры хочешь быть, обращайся.

Пожал мне руку перед объективами и уехал, а я пошла покупать Змеенышу вишневый пирог.

 



проголосовавшие

Роман Радченко
Роман
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 15
вы видите 0 ...15 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 15
вы видите 0 ...15 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

белая карлица
мастер дел потолочных и плотницких
пулемет и васильки

День автора - Гальпер

Поездка по Винодельням
КЛОПЫ ВРЕМЕНИ
Дон-Кихоту Скоро Будет За Тридцать
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.046709 секунд