Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Упырь Лихой

Подлинная история «мальчика с бараном» (для печати )

 

 

 

МС Сагиб открыл глаза и нащупал холодное горлышко бутылки. В первый момент ему показалось, что он дома, но это было не так. Писклявый женский голос сочился не из телевизора, а из колонки, стоявшей чуть поодаль. Проморгавшись, он увидел и саму певицу — блондинку в розовом лифчике и стрингах, торчащих из штанишек «капри».

— Сколько еще конкурсантов? — спросил Сагиб хриплым шепотом.

— А я ебу? — прошипела Верочка. — Щас бабка выйдет, она какая с конца?

Сагиб глотнул пива и поудобнее устроился в плюшевом кресле.

— Спасибо! — он помахал девице микрофоном.

— У-е-бы-вай! — дружно кричали зрители.

Какой-то дядечка в первом ряду начал аплодировать — наверное, это был отец девицы. Блондинка подтянула трусы и слезла со сцены. С другой стороны по лесенке взбиралась пожилая тетка в розовой хламиде со стразами.

— Рузанна Арсеновна, расскажите о себе! — Верочка зевнула в микрофон.

— Я пою в церковном хоре, — степенно ответила тетенька. — И хочу сделать карьеру профессиональной певицы. А вообще я уборщицей работаю в ДК «Тольятти».

МС Сагиб заглянул в шпаргалку:

— Здесь столько молоденьких девушек, вы не боитесь составить им конкуренцию?

— А я сама еще девушка! — задорно выкрикнула тетка. — И, между прочим, меня до сих пор никто не целовал!

Когда МС Сагиб еще катался на трехколесном велике, тетя Рузя пела в ансамбле «Дубравушка» и танцевала чечетку в красных сапожках-казаках. По вечерам, когда будущий рэпер смотрел на Хрюшу со Степашкой, соседка любила гулять по Московскому проспекту. Про нее так и говорили: «Армяшка гуляет».

Он пригласил ее сам, потому что тетя Рузя пела в фольклорном ансамбле «Дубравушка». У тети было золотое горло. Она могла переорать милицейскую сирену и даже колонки МС Сагиба.

Соседка часто просила:

— Владик, ты же музыкант, нашел бы мне работу.

Сагиб смущенно чесал бритый затылок и обещал подумать.

Когда ему предложили вести конкурс, он сразу вспомнил про слабоумную старушку из передачи «Британия ищет таланты». Тетя Рузя оценила известное видео с ютуба и сказала, что споет лучше этой «дуры хуерылой». Идея была не нова, но понравилась организаторам. Первый приз уже обещали дочке одного из спонсоров, а уборщице предложили приз зрительских симпатий.

— Думаете, в вашем возрасте не поздно начинать карьеру певицы? — хихикая, спросила Верочка. Ее ни о чем не предупредили, чтобы не запорола эпизод. Верочка была молодой крепкой девкой, что называется, «кровь с молоком». Она выпивала с Ксенией Собчак и писала стихи.

— А между прочим, я не старше Мадонны, — Тетя Рузя кокетливо опустила глаза.

— Той, которая родила Иисуса? — Верочка посмотрела в камеру и сама заржала над своей шуткой. Ее глупое лицо появилось на экране. МС Сагиб изобразил удивленный вид и пожал плечами.

Зрители оторвались от пивных банок и уставились на сцену. Некоторые уже смеялись, но вяло, как будто отходили от наркоза.

— Может, я и не Мадонна, — просюсюкала тетя Рузя, — но я ношу Иисуса в сердце своем.

— Думаете, Иисус поможет вам выиграть конкурс? — участливо спросил ведущий.

— Иисус может все, — важно ответила тетя Рузя. — Он может даже прибавку к пенсии дать. Я верю, что Иисус мне поможет.

В зале наконец-то заржали, кто-то выкрикнул: «Путину молись, дура!»

— Значит, вы сейчас будете молиться? — Верочка сделала большие глаза.

— Молиться я, положим, не буду, — еще более важно ответила Рузанна. — Но вы угадали: это духовная музыка. «Да исправится молитва моя», композитор Павел Чесноков.

— А фонограмму вы приготовили? — спросила Верочка. — А то мне тут говорят, вы пришли без фонограммы. Или у вас какие-то инструменты с собой? Балалайка, например?

Влад пнул ее ногу под столиком.

— Человеческий голос — самый лучший инструмент, — улыбнулась тетя Рузя. — Потому что он идет от души и от Бога.

Зрители притихли: старушка уже не казалась идиоткой.

Рузанна Арсеновна выдержала паузу и начала:

 

Да исправится молитва моя яко кадило пред Тобою,

Воздеяние руку моею, жертва вечерняя!

Да исправится молитва моя яко кадило пред Тобою,

Воздеяние руку моею, жертва вечерняя!

 

Влад почувствовал вибрацию: край стакана на столике бился о бутылку. Зрители притихли, как будто рука Господа разом заткнула все пасти, а ДК «Тольятти» стал огромным самолетом, готовым взлететь. Они вжались в кресла и серьезными глазами таращились на сцену. Даже глупый Верочкин взгляд стал строгим, как будто к ней вернулась девственность. Казалось совершенно невероятным, что у какой-то старой уборщицы такой голос.

«Это даже не Архипова, это Шаляпин», — восхитился про себя Влад. Оператор словно угадал его мысли, теперь он снимал стаканы на столе. Они вибрировали, бились друг об друга.

 

Господи, воззвах к Тебе, услыши мя:

вонми гласу моления моего, — продолжала тетя Рузя.

 

Влад инстинктивно сжался. Тетя Рузя вцепилась в микрофон обеими руками и взвыла:

 

ВНЕГДА ВОЗЗВАТИ МИ К ТЕБЕ!!! — стаканы разлетелись вдребезги.

 

Оператор отскочил, изображение на экране качнулось, в зале ахнули. Влад щелчком стряхнул осколок с рукава. Парусом надулся баннер «Лада Калина — лучшее в СНГ». Краем глаза ведущий заметил, что баннер висит как-то криво, не то, что утром. Весь экран теперь занимало смуглое лицо тети Рузи с широкими, черными армянскими бровями. «Бля, армяне же не православные», — сообразил он. В этот момент полотнище оторвалось и рухнуло на сцену. Его край с огромной буквой «Г» накрыл певицу, она потеряла равновесие и упала. Сдавленный стон прокатился по залу. МС Сагиб усмехнулся про себя.

Некоторое время она лежала неподвижно, потом полотнище зашевелилось, показалась рука с микрофоном.

— Ну еб вашу мать! — крикнула из-под баннера тетя Рузя. — Дебилы жопорукие, вы каким местом это говно вешали? И «Лада» ваша — говно!

Она встала, отшвырнула микрофон и удалилась за кулисы.

На экране появилось лицо Верочки в полуобморочном состоянии, МС Сагиб в кадр не попал, потому что выбежал из-за стола.

— Технический перерыв — десять минут! — крикнул он.

Публика сидела как оплеванная. Никто даже не смеялся. Нет, они давно привыкли к мату, но в них был оскорблен русский, православный дух. Лучше бы тетя Рузя пролежала в обмороке до конца представления.

 

Публика медленно выползала из зала, уборщица курила в подсобке, а МС Сагиб перебирал контакты в своем телефоне.

— Джоник! Слышь, баран? — начал он дрожащим от гнева голосом. — Где плюхи, которые ты обещал подогнать? Где, я спрашиваю?

— Нэ кипишуй, — раздалось в трубке. — Мой племянник сэчас подойдет. Его зовут Алишер. Алишер, помнищь?

 

 

Алишер проснулся и нащупал рядом с собой шерстяной бок барана. Он понял, что спит в гараже.

— Эй, бача! — крикнул кто-то снаружи.

Мальчик накинул папину спецовку и вышел. Был солнечный осенний день, осколки бутылок на газоне радостно сверкали, а масляные лужи переливались всеми цветами радуги. Джонибек ковырялся в нутре «Лады Приоры», стоя к племяннику задом.

— Дядя Джоник? Ты меня звал?

Джонибек отмахнулся монтажным блоком.

— Смотри наверх, гусфанди ёбой! — крикнул кто-то.

— Сам ти баран, — ответил Алишер и на всякий случай взглянул на небо.

Там сиял лик Мастера Исмаила в белой бандане. Великий рэпер улыбался подростку и поигрывал брелоком в виде знака $.

«Это к деньгам», — понял Алишер.

— Да нет, не к деньгам, тупица! — Мастер Исмаил покрутил сияющим пальцем у виска. — Я пришел, чтобы возвестить тебе!

— Что возвестить? — Алишер рухнул на колени.

Мастер Исмаил послал ему воздушный поцелуй:

— Попробуй муа, муа, попробуй джага-джага!

— Домулло, я не понимаю! — Алишер чуть не плакал. — Кому я должен джага-джага?

— Это все, что мне позволено сказать тебе, — загадочно произнес Мастер Исмаил. — Остальное скажет МС Сагиб.

— Домулло, что он скажет? — крикнул Алишер.

— Спроси у своей сестры! — кивнул Мастер Исмаил. — Спроси у своей сестры!

Лик великого таджикского рэпера скрылся за облаками.

 

Алишер почувствовал, как что-то твердое пихает его в зад. Это была нога Гульнары в новом сапоге.

Сестра утащила его в подсобку и крикнула:

— Хороший минус, смотри!

Пока он спал, сестра нашла на караоке ру трек «Мой мармеладный» и настучала партию ударных на коробках и оцинкованном ведре. Особого шарма новому минусу добавил свист резинового ежика.

Гульнара кружилась по подсобке, размахивая шалью:

— Попробуй джага-джага! Попробуй джага-джага! Попробуй джага-джага, гоем уруси шняга!

Алишер похвалил ее снисходительно, как олдскульный гуру:

— Минус хороший, только стихи говно.

— Сам сочиняй, если такой умный, — обиделась сестра.

Алишер помусолил во рту колпачок китайской ручки и начал творить. Пока Гульнара месила тесто, ее брат успел набросать будущий шедевр, а когда обед был готов, они начали репетировать.

 

Через два часа дядя Джоник заорал:

— Хватит!

Папа Асланбек выскочил из покрасочной камеры, то есть из соседнего сарая. Он дико огляделся по сторонам, отдышался и запустил в сына баллоном с автоэмалью.

Джонибек сказал:

— Эй, бача, хватит орать как больной баран. У меня для тебя есть работа.

Когда Алишер понял, что нужно ехать на концерт, он как следует принарядился. Надел новые белые штаны дяди Джоника и подвязал их снизу веревочками. Для большего эффекта Алишер одолжил у сестры батон сервелата «Белый дым», привязал его к поясу и сунул под штаны. Получилось очень здорово, мотня свисала до колен, почти как у Мастера Исмаила.

Гульнара выбрала самую короткую юбку и жирно намазала веки блестящими тенями. Потом побежала к тете Ширин и потребовала срочно проколоть себе уши. Через пять минут в мочках ее ушей уже болтались огромные теткины серьги.

Асланбек недовольно поцокал языком и запер дочь в подсобке:

— Она в таком виде никуда не пойдет. Настоящий русский джаляб.

— Попробуй муа-муа, попробуй джага-джага! — заголосила Гульнара.

— Пусть идет куда хочет! — взвыл дядя Джоник.

Когда Гульнару выпустили из сарая, Алишер хлопнул себя по лбу:

— Мы же забыли!

— Что забыли? — раздраженно спросила сестра.

— Где тазик? — Алишер заметался по двору.

Наконец, он заметил тазик и кувшин, которые стояли в дальнем конце двора за ржавой «газелью». Он подхватил кувшин и рысью побежал к колонке.

— Сестра, где мыло? — крикнул он, набирая воду.

— Зачем тебе мыло? — завизжала Гульнара.

— Надо помолиться! — крикнул Алишер.

— Сам молись, дурак! — Гульнара хлопнула дверью сарая.

 

Алишер был в сарае один. Он спустил штаны, приподнял колбасу и сполоснул свой юный член. Потом присел на корточки и тщательно помыл зад. Всем известно, что Аллах не любит грязножопых.

Алишер был сосредоточен и строг, ведь он готовился к общению с Богом. Он благоговейно расстелил на полу зеленый коврик и опустился на колени, обратившись лицом к полке с коробками передач. Утер каплю под носом и запел:

 

Оллоху окбар, Оллоху окбар,

Оллоху окбар, Оллоху окбар!

Ошходу онлё илёха иллёллох,

Ошходу онлё илёха иллёллох!

 

Мальчик не очень хорошо помнил, как совершать аср, поэтому сразу перешел к делу:

— Великий Оллох, дай мне сил и направь ноги мои в нужное место, дабы мог я прославить наш великий народ, как Хафиз Ширази, как Алишер Навои, как Умар Хайям, как Мирзо Турсун-Заде!

Он припал лбом к коврику и гордо поднялся с колен. Русские еще узнают Мастера Алишера!

 

 

 

— Алишер? Какой Алишер? — спросил МС Сагиб.

— Не Алишер, а Мастер Алишер, — кто-то тронул ведущего за плечо.

МС Сагиб увидел чумазого таджикского мальчишку и молоденькую таджичку в мини-платье и зеленых рейтузах. Рядом на полу стояла старая магнитола «Филипс», которую он сам год назад сплавил Джонибеку.

— Я принес тебе плюха! — выпалил подросток.

Верочка сделала большие глаза:

— Скройся, сученыш!

— Пошли. — МС Сагиб потащил Алишера за сцену.

Большая часть публики разбрелась по дому культуры, а два таджика вешали обратно помятый баннер.

— Ну, давай, если принес. — МС Сагиб торопился.

— Я буду читать рэп. — спокойно сказал Алишер.

— Не выебывайся, мальчик. — Сагиб дал ему подзатыльник.

— Я буду читать рэп. — повторил Алишер. — Или ты не будешь курить.

— Совсем охуел черножопый… — пробормотал МС Сагиб. — Плюхи где?

— Мы будем читать рэп. — сказала Гульнара.

— Да хоть самбу пляшите. — огрызнулся Сагиб. — Ваш чурбанский дядя мне за комп еще не отдал. Так что гони сюда мой гашиш, Насрулло.

— Кароши комп, — уклончиво ответил Алишер. — Я буду читать рэп.

— Читай! — сказал МС Сагиб.

Подросток молча кивнул и свистнул, как будто подзывал собаку. Из кучи старых декораций вынырнул грязный облезлый баран. Алишер нагнулся и пристально оглядел бараний зад. Запустил руку куда-то под курдюк и вытащил полиэтиленовый пакетик, обмотанный скотчем.

— Я не буду курить из бараньей жопы, — оскорбился МС Сагиб.

— Можещь курить из моя жопа! — нашелся Алишер.

— Ладно, давай из барана, только пусть она развернет, у нее руки почище.

Гульнара не стала церемониться и порвала пакетик зубами.

МС Сагиб выудил из широких штанов трубку и зажигалку. Где-то в зале раздались аплодисменты.

«Хули они хлопают?» — подумал он.

В кулисах образовался просвет, на сцене маячили две тени.

— Кури быстрее, — попросила Гульнара. — Мне мафон нести надо.

— Унеси это! — Он сунул Гульнаре трубку и выбежал на сцену.

Алишер беспомощно оглянулся назад и зажмурился от света прожектора. В зале вспыхивали огоньки: маленького таджика фотографировали.

— Баран ссыт! — крикнул мужской голос. — Цените, баран ссыт!

Люди лезли на сцену, чтобы снять крупным планом ссущего барана. Многие вызванивали по мобилам тех, кто вышел покурить.

Лужа бараньей мочи растекалась по сцене.

— Пошел отсюда на хуй! — рявкнул МС Сагиб.

— Да хуле, пусть остается, — возразил мужик с пивным пузом. — Зачетный пацан.

Алишер приосанился и поправил колбасу в штанах. Гульнара взобралась на сцену и подняла магнитолу к микрофону.

— Давай сюда свой диск, девочка, — ласково сказал небритый мужчина за пультом.

Таджики уже повесили баннер на место, зрители возвращались в зал.

МС Сагиб постучал по микрофону указательным пальцем.

— А это самый юный участник нашего конкурса. — начала Верочка. — Правда, его не было в программе. Но все равно поприветствуем его.

В зале захлопали и засвистели.

— Как тебя зовут, мальчик? — с плохо скрываемой ненавистью спросил МС Сагиб.

— Алишер Шукруллоев. То есть Мастер Алишер. — Мальчик шмыгнул носом. — А это мой брат диджей Гульнара.

— И что ты нам покажешь? — конфетным голосом спросила Верочка.

— Я буду читать рэп. — ответил Алишер и снова поправил колбасу. Она почему-то все время съезжала на бок.

— А ты умеешь? — еще более конфетно спросила Верочка. — Или тебе тоже помогает Иисус?

— Мне помогает Оллох, — серьезно ответил Алишер.

— Лох! — выкрикнул кто-то в зале.

— Оллох — это наш бог в Тоджикистон, — пояснил Алишер. — Он послал мне пророк Мастер Исмаил.

Публика открывала новые бутылки и банки.

— Фанера давай! — тоненьким голоском попросила Гульнара.

 

Алишер вытащил микрофон из стойки, ухватил левой рукой колбасу и начал:

Катя, здравствуй, руси джаляб, я простой пацан,

Я рэпер Мастер Алишер из Горни Бадахшан!

Тебе тиридцать щэст, а мине еще нет двадцат,

Но у меня болшои хуй ест, будем ми в тебя ебаца.

Да, ти руси принцеса, а я простой тоджик,

Но я все равно ебу твой руси мужик,

Руси мужик пидорас, как у баба голос,

У руси мужик хуй розмером с конски волос!

 

Зал притих. Зрители давились пивом, чтобы как можно скорее освободить банки. Какой-то счастливчик во втором ряду уже допил свою бутылку «Тинькоффа», размахнулся и швырнул ее на сцену, как гранату. Гульнара подскочила, а баран снова пустил струю.

— Баран ссыт! — завизжала какая-то девка. Весь зал выхватил мобилы.

— Давай, Гульнара! — крикнул Алишер.

Сестра стояла с побелевшим лицом и беззвучно открывала рот.

Алишер понял, что партию Кати Лель исполнять больше некому. В отчаяньи он ухватил себя за грудь, как будто там были большие буфера, и затянул дрожащим писклявым голоском:

 

Попробуй муа, муа, попробуй джага-джага,

Попробуй у, у, мне эта нада, нада.

 

Для большей убедительности он повернулся к публике спиной и как следует покрутил задом. Мимо пролетела вторая бутылка.

 

Порой мне кажется, что кружится моя голова,

Мой мармеладный, я не права, — верещал Алишер.

 

Колбаса неумолимо перемещалась в сторону мальчишечьей жопы. Когда Мастер Алишер закончил с припевом, сервелат уже болтался сзади.

— Чурка обосрался! — крикнул кто-то в зале.

Алишер вытер пот со лба и поправил колбасу. В этот момент он ощущал себя не забитым мальчиком-чуркой с бензоколонки. Это была его борьба со жрущими пиво славянскими дикарями, а сам он был гордым арийцем, сыном своих великих предков. Он был как Алишер Навои, который воспевал свой многострадальный народ.

Алишер собрал всю свою волю в кулак, сжал колбасу и продолжал:

 

Эй, руси мужик, умеешь только пиво лопать,

Работай нихуя, плети лучи свой русский лапоть,

Я свой тоджики хуй полил молинови сиропа,

А ти саси и не психуй, ты у меня глубоко в жёпа!

 

Банки летели шрапнелью и катились по сцене, диджей Гульнара убежал за кулисы, а баран скакал по сцене, припадая на одну ногу. Алишер твердо решил стоять до конца:

 

Да, руси кунте, я слятки, даже мармелядни,

Ти можещь облизать мой глаз чоклядни,

И мой велики нород строит твой столица,

Чтоби ти в новый дома мог в жёпа долбицо!

 

Алишер огляделся в поисках Гульнары, время припева приближалось. Делать было нечего, он состроил публике глазки и запищал:

 

Попробуй муа, муа, попробуй джага-джага!

 

МС Сагиб от стыда прикрыл лицо буклетом «Лады». Колбаса в штанах Алишера неумолимо перемещалась назад. У публики кончалась тара.

— Баран срет! — взвизгнула Верочка.

Зал взревел от восторга. Публика снова полезла на сцену, пытаясь запечатлеть редкие кадры крупным планом. Алишера оттеснили в сторону, чтобы не загораживал барана.

— Не баран, а бараны, — прошептал МС Сагиб.

 

 

МС Сагиб проснулся и нащупал рядом с собой теплый бок батареи. Соседка за стенкой распевала: «Утро туманное, утро говняное…» Тихо шумел пылесос.

Сагиб нашарил пульт, на экране появилась дикторша-блондинка:

— Необычное выступление мальчика с дрессированным бараном привлекло внимание всей страны. Маленький Алишер Насруллоев получил приз зрительских симпатий на конкурсе «Молодые таланты Тольятти»…

— Пошла на хуй! — МС Сагиб выключил телевизор.

В интернете дела обстояли еще хуже. Первое время у клипов «Мальчик с бараном» и «Армянская бабка матерится» было равное число просмотров, но к обеду «мальчик с бараном» вырвался вперед. Вечером это видео постили уже американцы. «Katja Tajik» стал известен в США даже больше, чем в России. На следующее утро какой-то американский поц состряпал перевод «Катьи Таджик». Правда, лирический герой в нем почему-то стал афганским террористом.

Вечером МС Сагибу позвонила журналистка из «Российской газеты» и спросила, не хочет ли он спеть дуэтом с «Катей Таджик». Еще через два часа позвонил нерусский поц, который назвался Мастером Исмаилом. Он просил «русского брата» отодрать «маленького кунте» за наглость. Мастер Исмаил, как выяснилось, был большим поклонником Кати Лель. Спустя неделю позвонила пресс-атташе певицы с требованием извиниться за оскорбления и необоснованные обвинения в педофилии. Скандал удалось кое-как замять. Сама певица вскоре была приятно удивлена новым всплеском интереса к ее творчеству.

Через месяц на улицах Тольятти появились подростки в белых штанах-обосранках, подвязанных снизу веревочками, как у Мастера Алишера. Песенку «Катя Таджик» слушали водители маршруток, она стала самым популярным рингтоном в СНГ. В интернете появилось три фан-клуба «Кати Таджика», и маленькие девочки ежедневно писали по несколько тысяч писем на адрес «алишер собака мейл ру».

Но знающие люди утверждали, что никакого «Кати Таджика» на самом деле не существует, и эту провокацию устроил какой-то русский рэпер из Тольятти, загримированный под гастарбайтера.

 

 

Алишер проснулся знаменитым. Все таджики Тольятти спешили в дом Асланбека, чтобы посмотреть на чудесного мальчика, только дядя Джонибек почему-то переехал на другую квартиру. Мальчика поздравляли, приносили ему богатые подарки. Даже министр культуры Таджикистана, по слухам, направил ему благодарственное письмо. В письме говорилось, что певец Алишер Насруллоев внес неоценимый вклад в развитие таджикской эстрады и популяризацию культуры таджикского народа за рубежом.

Но Алишер твердо заявил прессе, что не хочет делать карьеру певца. По его словам, каждый мусульманский юноша должен думать не о преходящей мирской славе, а о Великом Боге. Поэтому он будет учиться на священника.



проголосовавшие

Иоанна фон Ингельхайм
Иоанна
Владд
Владд
Рома Кактус
Рома
Levental
Levental
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 16
вы видите 1 ...16 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 16
вы видите 1 ...16 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 2

Имя — был минут назад
Упырь Лихой — 4 (срет в гесту)
Викторъ Костильбургъ — 0 (комментирует)

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

белая карлица
мастер дел потолочных и плотницких
пулемет и васильки

День автора - Sziren Moritz

не - ты
Dickneaty (видимость в Якуб Эль Мансур)
В песках
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.024089 секунд