Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Zaalbabuzeb

Конфетный судья (для печати )

- У каждого есть своё бытие, - сказал Эберг, - и я определяю его как индивидуально-неповторимый рисунок возможностей человека. Мои возможности в чём-то совпадают с возможностями других людей, но в конце-концов, они есть часть неповторимой структуры конкретно моей личности. Они позволяют мне делать то, что не могут делать другие, снимать напряжение так, как могу только я.

Плоское солнце сияло с безоблачного неба, пахло свежей выпечкой и кофе. На краешке столика, греясь под утренними лучами, сидела никотиновая феечка. В уличном кафе было людно, а потому и шумно.

- Вы имеете ввиду беспорядки в книжных магазинах и библиотеках? – спросила Аня, улыбнувшись.

- Ты правильно поняла, - Эберг положил очки на стол. – Пять дней в неделю вычитывать вызывающие рвоту тексты за сущие копейки, с которых больше половины уходит на налоги – не то, ради чего стоит быть законопослушным патриотом этого мира.

Голуби летали возле гигантских антибликовых экранов, вмонтированных прямо в стены домов, мимо пёстрых вывесок и бегущих строк. «Все дороги ведут к нам!». «Marlboro. Выбор настоящего мужчины».

- Вам всегда удавалось избегать серьёзных юридических разбирательств, - заметила Аня.

- Мой уровень бытия гораздо выше, чем у стада. Я, например, помню число «пи» до пятитысячного знака после запятой, могу моментально перемножать в уме трёхзначные числа, и скажи, что при этом может помешать мне найти выход из любой, даже самой сложной ситуации?!

«Pantene. Новый виток твоей красоты». «Avon. Никакой суеты. Никакой усталости. Расслабься. Сделай заказ». На Ане было лёгкое хлопковое платьице, на Эберге – клетчатая рубашка от «Marco Varni», на плакате напротив – надпись: «Свежесть вкладов гарантирована. Серебром. Bosh».

Басовитый голос в телевизоре говорил: «Английское качество. Королевская роскошь. Биг Бен». Лев Осипович Толстой делал утреннюю зарядку.

- Лучше бы записался в фитнес-клуб, - сказала Надя, - а так ты живот не уберёшь.

- Знаешь, после смены у печатного станка никакого фитнеса не хочется, - ответил Толстой, кряхтя.

Надя презрительно посмотрела на него и вновь уставилась в телевизор. «По-новому динамичный. По-прежнему безупречный. Форд». Глубоко внутри она ненавидела мужа за то, что он заставил рожать её аж четыре раза. Она пыталась сохранить свою красоту, и иногда ей говорили, что у неё это получается. «Не теряя времени – теряй годы! Мирра Люкс».

- Когда ты сбреешь бороду? – спросила Надя. – Она тебя так старит!

- Может и старит, - ответил Толстой, отжимаясь от пола, - но, кроме того, она и отпугивает всяких педрил.

«Теперь к последним новостям. В Цюрихе завершился конгресс экуменических церквей под председательством Папы Иннокентия Четвёртого». Старшая их дочка куда-то запропастилась; уже неделю она не звонила и вообще не давала о себе знать. Временами Надю это тревожило. Льва Осиповича это тревожило всё время. Но, в конце-концов, семья хоть иногда бывает прибежищем свободной птицы, если у той не обрезаны крылья.

- Я люблю тебя, - сказала Надя.

- Я требую Розанова! – закричал Эберг.

Удивлённые покупатели посмотрели в его сторону. Продавец-консультант был озадачен. К ним уже спешил старший продавец.

Эберг тряс толстым томом Фицджеральда и тыкал пальцем в грудь консультанту:

- А как же «У нас есть всё!» и прочая замануха?! Где же Розанов в таком случае? А где мой любимый Бердяев?!

- Вам помочь? – спросил подошедший старший продавец.

- Позовите мне менеджера!!! – заорал Эберг, швырнув книгу в перепуганную посетительницу. – Позовите мне директора! Позвоните в службу защиты прав потребителей!!!

Грозного вида контролёр торгового зала уже спешил на помощь продавцам. Но тут из-за стойки с книгами издательства «АСТ» вылетел толстый том Паланика и подбитой птицей упал рядом с кассой. Следующий том с грохотом и звоном разбил витрину.

- Пу-у-ушкин!!! – раздался чей-то истеричный голос.

Костлявое существо с лысым черепом выскочило из-за стойки с книгами по программированию и побежало к кассирше. Это был Хокки. На нём были чёрный обтягивающий комбинезон и ошейник.

Посетители стремительно направились в сторону выхода. Кто-то даже упал. Пока Хокки привлекал внимание, Эберг поджёг подарочное издание сонетов Шекспира и бросил его на стеллаж с музыкальными дисками. Затем он оттолкнул старшего продавца, опрокинул стойку с книгами Стивена Кинга и бросился бежать.

Хокки склонился над вжавшийся в стул кассиршей и принялся громко срыгивать. Из его рта вытекла горячая струйка. Он поднатужился, выпучил глаза, пошире раскрыл рот, и в следующий миг из него захлестал поток ядовито-зелёной жижи, залившей кассовый аппарат и блузку перепуганной женщины.

Эберг же в это время продолжал носиться кругами по магазину и истерично вопить, попутно отбиваясь от контролёров. Гаубичными снарядами разлетались книги, бились стёкла в окнах, падали не справившиеся со своей задачей работники.

А Анечка шла по улице и улыбалась. В рюкзаке её лежали дневник с ромашками на обложке, роман «Гибель дракона» и диктофон с записью интервью для школьной газеты. Ветерок приятно обдувал ноги. Тротуар казался игривым горным ручьём, уносящим её в неведомые дали.

Иногда, обычно по вечерам, Ане становилось грустно от того, что у неё нет друга. Но она верила, что когда-нибудь он обязательно появится. А вообще же, девочка не привыкла унывать. Она слишком любила папу, чтобы заставлять его тревожиться. После того, как три года назад маму сбила машина, Аня стала единственным утешением для отца. И сейчас она шла, улыбаясь своим потаённым девчачьим мыслям, а вдалеке, на пересечении улиц Восточной и Первомайской тревожно желтела бабка-кровохлёбка.

- Заткнись, сука, - прошептал Эберг тяжело дышащей дочке Толстых.

Тёмная комната освещалась лишь свечами, да магическим кругом на потолке. В колонках оглушительно ревел жестокий дэзовский вокал «My Dying Bride»; тяжёлые гипнотические рифы воплощали всю тоску и отчаянье гибнущего мира.

Эберг опускался всё ниже и ниже. Горячее тело девушки почему-то пахло яблоками: ими пахли её лицо, подмышки, грудь, живот и то, что дальше. У неё был сделан пирсинг, в колечке отражалась утренняя звезда. Её желание было похоже на восьмицилиндровый мотор, работающий на околоплодовых водах похоти.

На внутренней стороне бедра Эберг нашёл то, что искал. Он аккуратно надавил пальцем на пятно - оно оказалось плотным. Метка сатаны. Но для верности всё жё стоило проверить. Эберг потянулся к спицам, лежащим под тяжёлым томом «Malleus Maleficarum».

В комнату вошли Оля и Гера. Оля была сестрой Геры, а потом и не только. Она приветливо улыбнулась и плюхнулась на диван рядом с Надей. «Слишком близко» - подумал Толстой.

Из телевизора доносилось: «отважьтесь на чрезмерность! L’oreal».

- Я вот говорю ему, пусть сбреет бороду! – сказала Надя.

- Вовсе не обязательно сбривать, если хочешь, сделай себе эспаньолку, - сказал Гера.

Гера работал менеджером, Оля – дизайнером. На нём была белая футболка от «Jaffa», на ней – ядовито-красный топик марки «Enny». Телевизор вещал: «террористическая организация Combat18 попыталась атаковать одного из депутатов, являющегося представителем либерально-демократического движения. К счастью атака оказалась безрезультатной».

Гера сел передо Львом Осиповичем на корточки и посмотрел на него большими карими глазами. Они так и сочились сладострастием и негой.

- Я мужчина, и мне плевать на то, что я выгляжу не модно, - заявил Лев Осипович.

- Не сексуально, - вставила Оля, взяв Надю за руку.

- А для кого я должен выглядеть сексуально?

- Бородой ты отпугиваешь людей, - сказал Гера.

- Я и хочу отпугивать всяких педрил.

- Патологическая гомофобия, - заявила Надя. – Ты видишь то, чего нет.

- Мы живём только раз, и поэтому должны наслаждаться жизнью, - сказал Гера, подняв брови. – Если тебе не нравятся, чем занимаются другие люди, так хотя бы не мешай им.

- А я и не мешаю. Просто меня достали всякие… метросексуалы.

- Учёные уже давно доказали, что раньше все люди были бесполыми, то есть и твои, и мои предки могли быть мужчиной и женщиной одновременно.

Ещё на Оле была юбочка фирмы «Diction», а на Гере – джинсы «5th Street». «Обычно у мужчин здесь растут волосы» - подумал Толстой, глядя на Геру.

- К тому же все сейчас так живут, – сказала Оля.

- Не все!

- Только не надо говорить про твой мифический город! – взмолилась Надя.

Её щёки стал заливать робкий румянец.

- Но он всё-таки есть! – заявил Толстой, направляясь в душевую.

Но душевая была занята. Там стояла невеста Хокки. На ней было рваное подвенечное платье, перепачканное пятнами крови, которая вместе с какими-то непонятными сгустками текла из её промежности. Лицо невесты было всё в моргающих рыбьих глазках, а на руках синели трупные пятна.

Эберг же нёсся на своём чёрном «Cherokee» по городу.

На улице был день, а в машине царила ночь. Вверху, в мрачном небе вдруг появилась тень, закрывающая собой звёзды. «Я волчий судья!» – гремел монотонный голос из бездны: «Я звенящий судья. Я могильный судья! Я постучусь в дно вашего гроба, и вы дадите мне ответ! Я звёздный судья. Я буду судить легионы ваших звёзд, я буду судить ваше солнце. Но я и конфетный судья, ибо я воздам вам награду за верную службу».

- Бытие определяет сознание! Растягивай своё бытие словно холст, словно парусину, словно дыру в жопе!!!

По оскаленному лицу Эберга бежали жёлтые буквы: «Очередная жертва была найдена в центральном парке сильно обгоревшей, со множественными следами истязаний».

- А вот и ты, мелкая сучка!!! – заорал Эберг, увидев неспешно бредущую Аню. – Сраная ведьма, не захотевшая пойти ко мне домой. Готовься, мразь!!!

Затем была вспышка.

А в подвале хрущёвки, где жили Толстые, началась свадьба. Белёсый пар валил от ржавых труб. По углам валялись бомжи и нерождённые дети. Ещё здесь обитала колония блох.

Хокки торжественно стоял рядом с невестой. Одна его рука лежала у неё на талии, другой он сжимал букет цветов, а ещё в одной блестел окровавленный нож. Невеста сияла всеми своими рыбьими глазками. Перед ними на табуретке стоял карлик в высоком цилиндре. Он зачитывал речь.

Аня лежала в своей палате и смотрела в потолок. Веки её были припухшими, половина тела - забинтована. На подоконнике сидела никотиновая феечка.

Две тени на стене вели беседу.

- Похоже, у девчонки прогрессирует гангренозное заражение ноги, - сказала первая тень. – Только мы собрали ей все кости…

- Да, обидно, когда вся работа насмарку, - заявила вторая тень.

- Наверное, будем ампутировать.

Феечка тревожно взглянула на Аню. Но та всё так же молча смотрела в потолок.

- Кстати, ты заметил, что у неё неестественно крупные для девочки руки?

- Нет, а к чему это?

Повисло молчание.

- Я думаю, её раньше и звали-то по-другому.

Феечка, глядя в окно, грустно произнесла:

- Похоже, погода портится.

«Ваше будущее за Вами!» - сообщал рекламный стенд, стоящий возле шоссе.

«Будущее передо мной, уёбки!» - подумал Толстой, сжимая руль своей «Девятки».

Вечернее солнце алело на плоском небе. Дорога, словно могучий Янцзы, уносила Толстого прочь. На заднем сидении дремали три ребёнка.

После того, как они собрали чемоданы, на сотовый Нади позвонили. Когда она говорила, к лицу её вновь прилила кровь. В трубке звучал женский голос.

- Знаешь, Лёва, - сказала она, закончив, - я тебя люблю. Ты ведь всё равно на некоторое время задержишься у матери в деревне, поэтому поезжай пока без меня. Я подъеду завтра утром.

Толстой лишь устало вздохнул.

Теперь впереди лежало иное будущее. Хотелось думать, что оно будет пахнуть розами. Лев Осипович даже видел нежные бутоны, распускающиеся по обеим сторонам дороги.

«Всё или никогда, или теперь» - подумал Толстой, слыша отдалённый грохот. А за его спиной, над любимым и сладостным городом вдруг пошёл ароматный напалмовый дождь.



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 1

Имя — был минут назад
Викторъ Костильбургъ — 19 (срет в гесту)

Бомжи — 0

Неделя автора - Анна Саке

*Учу на гитаре гаммы..."
*Под стоны соседей и стук мышеловок...*
*Пусть даже дряхлой и спившейся...*

День автора - сергей неупокоев

День победы
Шум
Воспета русская деревня....
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.376708 секунд