Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Упырь Лихой

Армянская шутка (для печати )

 

 

— Не ссы, Ншан. — Алишер легонько пнул невысокого мужичка, лежащего на ковре. — Мы не преступники.

— Мы тебе ничего плохого не сделаем, — поддакнул юноша в розовой кофточке. — Хочешь чаю?

— Хочу в туалет, — буркнул Ншан.

— Голиб, проводи его, — кивнул Алишер.

Юноша помотал головой:

— Не буду я на его жопу смотреть. Сухроб!

Худой таджик лет тридцати оторвался от ноутбука и принялся что-то доказывать розовой кофточке. Ншан пытался расслышать знакомые слова, но гастарбайтеры говорили слишком быстро и невнятно. Теперь он ругал себя за то, что поленился учить фарси.

— Иди-иди. Отличная жопа! — Алишер похлопал гостя по ягодицам.

Ншан инстинктивно сжал сфинктер.

— Боишься? — Голиб сверкнул красивыми зубами. — Пошли.

Они вышли через крошечную прихожую в коридорчик, который освещался через стеклянную кухонную дверь. «Хрущевка», — догадался Ншан.

В туалете на стенах висели страницы из порножурналов со светло-серыми пятнами засохшей спермы. На полу лежала стопка замызганных журналов с пачкой «честерфилда» и зажигалкой наверху. Ншан замер на пороге, боясь прикоснуться к чему-нибудь.

— Ну давай, — сладко потянулся Голиб. — Мне что, за член тебя подержать?

Ншан юркнул в сортир и молниеносно запер дверь.

Таджик тихо напевал: «По руси я тебя люблю, по англисе ай лав ю, по форси гу я матьёрам, туро ман дуст медорам…» Его голос с каждым куплетом становился все более тоскливым и приторным, как сперма с сахаром.

Ншан курил, сидя на унитазе. Под его ляжками были подстелены наиболее чистые страницы из «Хастлера». В сортире было так тесно, что колени Ншана упирались в дверь. Таджик пел все более проникновенно, и от этого волосатые руки Ншана покрылись гусиной кожей. Чурки так и не сказали, что им от него нужно.

— Эй, парень! — Ншан откашлялся. — Если отвезешь меня домой, я дам тебе тысячу долларов.

— Я думал, ты армянин, — хихикнул таджик. — А ты настоящий жид.

— Да ты столько за месяц не заработаешь! — взбесился Ншан. — Подумай: тысяча долларов! Это сколько в сомони?

— Ты посрал? — спросил таджик.

— Тысяча долларов!

— Ты посрал?

Дверь вздрогнула от пинка, и Ншан вздрогнул вместе с ней.

— Мальчик, я тебе предлагаю тысячу долларов. Для тебя это большие деньги. — нарочито спокойным голосом ответил Ншан.

— Как ты тогда сказал? «Я не хочу отвечать глупостями на глупости»? Я тоже не хочу. Ты посрал?

— Нет. — Ншан вытащил из пачки вторую сигарету.

«Фаришта чжонууум… Фаришта чжонууум…» — затянул таджик и принялся в такт барабанить кончиками пальцев по фанере.

«Ебаный певец», — подумал Ншан.

 

Когда армянин вышел из туалета, таджик демонстративно побрызгал там освежителем воздуха, как будто хотел показать, как от него воняет.

— Руки помыл? — Голиб загородил ему дорогу.

Ншан протопал в темную ванную, ушибся головой о корыто на стене и нащупал кран.

Голиб протянул ему драное махровое полотенце:

— Пошли.

Из кухни пахло жареным салом и чесноком. Ншан никогда не был в восторге от среднеазиатской кухни, а сейчас эти ароматы и вовсе вызывали тошноту. Баранина, рис, курдючное сало и пахучая дрянь, которую они кладут в плов. Как ее, зира? У плиты стоял совсем юный таджик в тренировочных штанах. Помешал мясо в казане, облизал ложку и что-то сообщил Голибу. Тот похлопал его по голому плечу, стрельнул глазами в сторону Ншана и хихикнул.

— Что он сказал?

— Он сказал, ты не похож на таджика. Таджики высокие.

— Таджики не высокие. — раздраженно ответил Ншан.

— Таджики высокие. — Голиб подтащил его к зеркалу в прихожей. — Ты мне до плеча не достаешь.

«Велика Федора, да дура», — подумал Ншан, глядя на него.

— Так как насчет тысячи долларов?

Таджик ухватил его за плечо:

— Пошли.

В комнате по-прежнему был полумрак, теперь за компьютером сидел Алишер, а Сухроб перебрался на разложенный диван. Голиб плюхнулся рядом и почти лег ему на руки, пытаясь рассмотреть сообщение на экране айфона.

Ншан оторопел: никто не смел трогать без спросу его сотовый. Мобильник для него был такой же интимной вещью, как трусы или зубная щетка.

— Тебе жена звонила, — мотнул головой Алишер. — Перезвони ей и скажи, что скоро приедешь.

— А я скоро приеду?

— Это зависит от тебя. — Алишер встал у него за спиной.

— Алло, Вика…

Жена удивилась, почему у него «какой-то не такой голос».

— Потому что его взяли в плен таджики, — подсказал Алишер.

— Очень смешно! — рявнула женщина и положила трубку.

— Перейдем к делу. — Сухроб похлопал по свободному месту на диване.

Ншан садиться не стал. Похоже, белье не стирали месяца два, если вообще стирали когда-нибудь. В комнате пахло едой, носками и туалетной водой. На батарее сушились чьи-то трусы и футболка. В углах лежали свернутые матрасы — наверное, на них тоже кто-то спал. Судя по всему, ночью все пространство пола превращалось в постель. Сейчас остальные на работе. Вечером они вернутся, и начнется такое…

— Хорошо, стой, — разрешил Алишер. — Ты же артист.

 

Краем глаза Ншан заметил, что Голиб вертит в руках его мобильник. Наигравшись, юноша сунул его в прозрачную китайскую подставку с неизвестной голубой жидкостью на дне. В голубой жиже бултыхались два маленьких желтых утенка. «Сдохну как Пиппа Бакко», — подумал Ншан. В его воображении отчетливо рисовалась итальянская художница в платье невесты. Эта дура ехала автостопом с какой-то очередной миссией мира. По пути ее выебал и убил турок. Или убил и выебал? Турка нашли, когда запеленговали ее мобильник. Идиотская смерть. Ншан был юмористом, но умирать смешно ему не хотелось. «Комика убили герои его скетчей». Хуйня какая-то.

Он разглядывал таджиков. Все трое были очень худыми, тонкокостными, с большими печальными глазами. Сухроб слегка напоминал верблюда — характерный нос с горбинкой и огромные густые ресницы. Алишер и Голиб чертами лица походили на европейцев, но коричневые веки и каряя с поволокой радужка выдавали «чурок».

Алишер взял дешевую цифровую камеру и встал спиной к балконной двери. Ншан с ненавистью взглянул в объектив.

— Посмотри на нас как следует, — начал Сухроб. — Мы смешные?

Ншан молчал.

— Ты видишь в этой комнате что-то смешное? — продолжал Сухроб.

Ншан оглядел зеленые китайские занавески, ноутбук на полу, диван с помятым бельем, дешевые бледно-зеленые обои, сумки с вещами, диски, низкий потолок. Ничего смешного в комнате не было.

— Тебе смешно? — переспросил Сухроб.

Ншан помотал головой. Он чувствовал, что не может сейчас говорить.

— Тогда почему ты зарабатываешь деньги, оскорбляя наш народ?

Ншан разлепил губы. Собственный язык казался ему распухшим и неповоротливым, как будто его ужалила пчела:

— Я не оскорблял никакую нацию. Это собирательный образ.

Голиб кивнул.

Ншан закатил глаза:

— Мне очень жаль, если я оскорбил чью-то нацию… Вообще-то, у нас много персонажей… Работница общепита, например. Фрезеровщики, милиционеры, тренер футбольный. Можно сказать, мы смеемся над самими собой.

Сухроб недобро прищурился. Похоже, он не был доволен ответом.

— У нас нет цели оскорблять какую-то нацию, — повторил Ншан. — Мы шутим над собой.

— Над русскими? — уточнил Сухроб.

— Да, над русскими. — Ншан попытался придать голосу твердость.

— А ты считаешь себя русским? — встрял Алишер. — Я думал, ты армянин.

— Я армянин, — выдохнул Ншан. — И у нас есть персонаж-армянин.

— У вас нет армянина. — Сухроб поудобнее устроился на диване. — И ты никогда не шутил над армянами.

— Я и над таджиками не шутил! — взорвался Ншан. — У вас нет чувства юмора!

Таджики удивленно глядели на низенького человечка с красным от злости лицом.

— Наверное, мы его потеряли? — Алишер перехватил камеру левой рукой, чтобы отдохнула правая. — Когда мне было десять лет, я видел, как стреляли в моих соседей. У него убили всю семью — Алишер указал на Голиба. Я выходил из дома, и на дороге лежали трупы.

— Армян убивали в Баку! — крикнул Ншан. — Нехуй носиться со своей трагедией!

— А ты жил в Баку? — спросил Голиб. — Ты жил в Сочи. Ты смеешься над русскими.

«Идиоты», — подумал Ншан.

Таджики молчали, Алишер по-прежнему держал включенную камеру.

— Чего вы от меня хотите? — не выдержал Ншан.

— Шути над армянами, — сказал Алишер.

 

Ншан откашлялся. В голове было пусто и больно, как будто ему только что сделали лоботомию и стерли всю память. Из белого шума выплыло лицо одноклассника, который рассказывал детский анекдот:

— Пошли русский, грузин и армянин в разведку. Идут мимо немцев, грузин на веточку наступил, немцы спрашивают: «кто идет?» Армянин тихонько говорит: «Мяяяу». Потом армянина убили на задании… — Ншан осекся.

— А потом грузин говорит: «Эта ми, каты, дамой палзем», — подхватил Сухроб. — Эту шутку придумали, когда Петросян ходил в детский сад.

— Хорошо. Едут в купе грузин, армянин и азербайджанец. Грузин пердит и говорит: «Один – ноль в пользу Грузии». Азербайджанец тоже пердит и говорит: «Один – один, счет сравнялся». Армянин ссыт на них с верхней полки и говорит: «Несмотря на проливной дождь, матч продолжается».

Голиб слегка улыбнулся, но тут же сделал серьезное лицо:

— То есть армянин такой типа крутой, на всех остальных ссал?

Ншан кивнул.

— У вас в каждой шутке армянин на остальных ссал?

— Нет, почему же. У нас есть анекдоты про армянское радио. Армянскому радио задают вопрос: «Скажите, почему нет ни одного чукчи-футболиста?» Армянское радио отвечает: «Потому что чукча сам купил футбольную команду». Это про Абрамовича.

— Не смешно. — Сухроб плюхнулся на спину. — У вас все шутки такие отстойные?

— Все! — рявкнул Ншан. — У армян нет чувства юмора! Никто не шутит про армян! И у таджиков нет чувства юмора. У них даже анекдотов нет. Вы довольны?

Юноша в розовой кофточке хихикнул и прошептал что-то на ухо Сухробу.

Сухроб поморщился:

— У нас есть анекдоты. Только они не смешные. Пусть он расскажет.

— Я не буду, — застеснялся Голиб.

Алишер заржал.

— Хорошо. — Голиб сел по-турецки, почесал переносицу и виновато взглянул на гостя. — Он все равно не смешной. Умирает один мужик, который много ебался. Говорит сыну: «Хочу уйти в рай чистым. Когда я умру, отрежь мой хуй и положи в коробочку». Проходит время, он приходит к сыну во сне и говорит: «Слушай, тут в раю все пиздато, красивых баб навалом, только ебаться нечем. Пришли мне, пожалуйста, мой хуй обратно». Сын спрашивает: «Но как я это сделаю?» Отец отвечает: «Тут по соседству дедушка умер, ты этот хуй ему в жопу засунь».

Алишер заржал еще сильнее, камера в его руках тряслась, пришлось поставить ее на подоконник.

— Не смешно, — Ншан поджал губы.

— Да он по-другому смеется, — Голиб прыснул, прикрывшись рукавом. — То есть, он не поэтому.

Сухроб вскочил и что-то заорал Алишеру. Тот запустил в соседа подставкой для телефона. Пластик разбился, голубая жижа потекла по стене. Айфон гостя, к счастью, приземлился на ковер.

«Истерички ебаные», — подумал Ншан.

Таджики так же внезапно успокоились, обнялись и похлопали друг друга по спине. Алишер выключил камеру и бережно положил ее на подушку. Юноша в розовой кофточке поднял телефон Ншана, обтер о колено и протянул владельцу.

Ншан двумя пальцами взял телефон и убрал в сумочку на поясе. Он переминался с ноги на ногу — начали болеть ступни.

— Иди, — разрешил Алишер.

Ншан понял, что убивать его, похоже, никто не собирается. Все угрозы на таджикском форуме были обычным сетевым пиздежом. Они выяснили его адрес, марку и номер машины, адрес фитнес-клуба, в который ходила его жена. Следили за ним несколько месяцев, поймали, привезли в свою грязную хрущобу. Ради чего, ради этого спектакля? В жизни гастарбайтеры оказались еще более тупыми, чем в шоу.

Кто-то позвонил в дверь, послышались голоса и стук сбрасываемой обуви. В комнату ввалились четыре парня, они на ходу раздевались и кидали свои потные тряпки где попало. Трое сразу улеглись на диван, четвертый начал разворачивать матрас и подвинул ногу Ншана, словно это была ножка стола или табуретки.

— На работу пора, — объяснил Голиб. — Мы работаем, они спят. Весь день на тебя потратил, так и не отдохнул.

 

«Семерка» не заводилась на морозе. Сухроб и Алишер по очереди садились за руль, как будто надеялись, что все заработает само собой. Еще минут пятнадцать они пробирались через засранные собаками дворы, ботинки скользили, на насте хрустели осколки пивных бутылок. Определить, где они находятся, было совершенно невозможно, даже магазины по пути попадались стандартные — «Пятерочка», «Копейка».

Уже на остановке Ншан спросил таджиков:

— Что вы будете делать с этой записью?

— Повесим в интернет, — ответил Алишер с оттенком превосходства. — Пусть все видят, что ты от страха обосрался. И шутки у тебя — говно.

«Обосрался, как же», — подумал Ншан.

Подошла маршрутка, Сухроб с Алишером запрыгнули в нее и уехали.

— Дурак ты, — сказал Ншан Розовой Кофточке. — Мог бы получить штуку баксов. Все равно вас скоро поймают.

— Не поймают. — И Голиб засмеялся, как будто известный комик пошутил.

 



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 22
вы видите 7 ...22 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 22
вы видите 7 ...22 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

белая карлица
мастер дел потолочных и плотницких
пулемет и васильки

День автора - Гальпер

Поездка по Винодельням
КЛОПЫ ВРЕМЕНИ
Дон-Кихоту Скоро Будет За Тридцать
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.039747 секунд