Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Упырь Лихой

Карлсон (для печати )

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

в ушах. Теплый воздух обтекает лицо, шевелит волосы, вздувает на спине пижамную куртку с голубыми собачками. Он поджимает пальцы ног, чтобы не слетели тапочки, обшитые пушистым искусственным мехом, с аппликацией - северными оленями. Они летят в домик на крыше. Домик не видно снизу, потому что его прикрывает большая печная труба из бурого кирпича, и еще потому, что снизу вообще не видно крыши, а часто ли вы смотрите в окно?

- Андерс, в прошлый раз мы играли в слова, ты не забыл?

- Нет, фрекен Бок.

Фру Густафсон поудобнее разместила грузный зад в широком вертящемся кресле. Перед ней, примерно на расстоянии метра, торчали обесцвеченные перекисью и кое-где тронутые неизвестным зеленым красителем волосы на макушке пациента (тихий, восемнадцать лет, шизоидный тип). Все остальное заслонял валик кушетки. Кончики волос Андерса Свенсона казались почти прозрачными в розоватом свете лампы, стоявшей на столе у фру Густафсон.

- Ты можешь звать меня Мэрта, почему ты называешь меня этим именем ?

- Не знаю.

- Откуда ты его взял?

- Не знаю.

- Давай поиграем в слова? Бумага.

- Ножницы.

- Тетрадь.

- Тест по физике.

- Книжка.

- Читать.

- Стол.

- Еда.

- Еда.

- Булочки.

- Ты любишь булочки?

- Нет, я редко ем хлеб.

- А почему ты выбрал это слово?

- Их любит мой друг.

- Правда? А кто он, твой друг?

- Не знаю.

- Ты не знаешь, кто твой друг? А как его зовут? Как зовут твоего друга? Друга, который любит булочки?

- А зачем вам, фрекен Бок?

- Интересно, ты раньше не говорил о твоих друзьях.

- А мне не интересно, я хочу домой.

- Андерс, ты не можешь сейчас идти домой, ты должен остаться до пяти часов. Ты не забыл, что освобожден условно?

- Забыл.

- Ты ведешь себя как маленький ребенок, сколько тебе лет?

- Восемь. Можно я прямо сейчас пойду домой, фру Густафсон?

- Так уж и быть, сорок минут погоды не делают. - Пациента нельзя удерживать против его воли, фру Густафсон на досуге размышляла о том, почему именно ее пациенты не вылечиваются от наркомании. А также о булочках. Мой друг любит булочки.

Через сорок минут к зданию центра помощи людям, зависимым от психоактивных веществ, подрулила сестричка Бетан и забрала малыша-братишку.

За тридцать минут до этого пожилой человек респектабельной наружности, вытащив бумажник, чтобы купить на улице цветы, обнаружил, что пропала наличность, хотя кредитные карты были на месте.

За семь минут до этого парень в рэперском прикиде поздоровался за обе руки с другим, тощим, с осветленными волосами, в одежде линялой и в обтяжку, с дурацкой бархаткой на шее. Тощий и осветленный скрылся за дверями центра, а через пять минут вывалился на улицу, получив пинка от подлой вертящейся двери.

Сестрица Бетан отряхнула своего малыша и усадила на заднее сиденье, где он улегся набок в позе эмбриона, счастливо улыбаясь махровым дыркам в джинсах и грязным коленям.

- Не хочу, чтобы ты ползал по тротуарам, у меня светлые сиденья, Андерс, ты понял, поганец?

Сиденья «Феррари» были из натуральной замши цвета кофе с молоком, поэтому Бетан хлопнула братишку по тощему заду свернутым в трубочку глянцевым рекламным проспектом (продукцией почти что своей фирмы). Ведь поганцу наплевать, что они совсем новые, а для кого я стараюсь?

- Бетан, давай зайдем в кондитерскую?

- Ты же опять ничего не сьешь, зачем туда заходить? Почему ты не ешь то, что я тебе покупаю?

- Ну пожалуйста!

Он совсем (почти совсем) не ест, зачем вообще ему еда? Еда нужна другу, котороый прилетает по ночам, когда Боссе и Бетан приводят в гости своих друзей, а он должен тихо сидеть в своей комнате и получать за это десять крон от Бетан и, сколько дает, от братика Боссе. И ждать, когда придут папа с мамой. Из ниток на дырках вырастают высокие бледно-голубые ёлки; они вместе взлетают над ёлками и оказываются на крыше центра, около здоровенных букв неоновой вывески. И едят большие пирожные с кремом. Малыш откусывает понемножку от каждого (а все они разные), и друг съедает все остальное, и не жалко, а наоборот, приятно, что у него такой замечательный друг, с которым можно летать на крышу.

Бетан ставит две большие коробки рядом с неблагодарным братцем, на коврик около сиденья.

- Ты хоть понюхай, Андерс, - уговаривает Бетан отьехавшего братишку, водя эклером у его тонкого носа в веснушках, со слегка покрасневшими ноздрями, - что ты успел перехватить, зараза ты этакая, твоя фру Мэрта - жирная тупая корова, ей надо не психотерапевтом работать, а сортиры в психушке мыть, тоже мне, Анна Фрейд!

Стукнув его по кончику носа кондитерским изделием, Бетан начала остервенело жевать эклер. Хотя бы один не нужно выбрасывать, а если не купишь, дома будут вопли, соседи вызовут полицию, Малыша отправят в психушку на групповую терапию, и будет стыдно, потому что это младший братик. И хоть бы сам попробовал, так нет, просто раскладывает по тарелкам и балдеет от их вида, что ли, если вообще что-то видит в темноте.

Она выгружает братишку на скамеечку у подьезда и отгоняет машину в гараж; Малыш выплевывает маленький белый квадратик и вдавливает его в мокрую землю газона позади скамейки.

Мэрта разогревает в духовке полуфабрикаты для детей и серого пуделя. Взорванная детьми час назад микроволновая печь уставилась на нее черной дырой в дверце. Если бы не этот сеанс с придурком, печь удалось бы спасти. Несомненно, неустойчивость психики тощего поганца вызвана латентной гомосексуальностью, конечно, его друг любит булочки. Два рогалика обуглились, она сколупывает корку и скармливает то, что осталось, преданной собаке Монике. Пуделица хватает горячие булки, ее черные глаза блестят от слез.

- Прости, Моника, - кричит Мэрта скачущей по кухне с высунутым языком псине. А может быть, он мечтает о собаке, ведь она как-никак друг человека? Я же вот кормлю свою собаку рогаликами. Моя подруга любит рогалики... Вымойте руки, не хватайте ничего со стола!

Вечером к Бетан пришел ее новый друг, тот, что с большими ушами, и они сидели в гостиной, а к старшему братику Боссе приперлись двое его новых финских друзей, эти сидели у Боссе в спальне, громко врубили «Лимп бискитт» и, наверное, прыгали по кровати. А потом к Малышу прилетел Карлсон, который живет на крыше.

Они играют в палатку: ползут по синему ковровому покрытию с бордовыми пятнышками, как будто его забрызгали во время ремонта. У Карлсона в руках карманный фонарик, с которым Боссе вкручивает лампочки. Малыш находит на пороге гостиной черный чулок с кружевами и красную туфлю на одиннадцатисантиметровой стальной шпильке. Уши друга Бетан краснеют (он в наручниках, как-то неудобно перед молодым человеком). Слышен визг, Бетан подбегает и хлопает Малыша по спине своими кожаными штанами.

- Ненавижу тебя, псих поганый! Подонок! Наркоман! - Это старший братик высовывает в дверь голову и бросает в Малыша бутылку, где еще оставалось немного пива. Финские друзья втаскивают его обратно, потом они одеваются и уходят в клуб втроем.

- Нет, дорогуша, или твой ненормальный братишка, или я!

- Ты сволочь, если так говоришь о бедном больном ребенке!

- Это он-то ребенок? Таким детишкам в психушке место! Если ты не хочешь, чтобы мы расстались, будем встречаться только у меня.

- Забирай свои вонючие носки!

- Бетан, извини, возможно, я погорячился, но твоему братику действительно нужна помощь специалиста. И это чистая правда.

- Убирайся!

Сестричка выставляет своего нервного друга с большими ушами за дверь и обмахивается кожаной штаниной.

- Малыш, что ты принимал?

- Я ничего не принимал, мы играли в палатку. - Он прижимается щекой к кремовому плинтусу.

- Кто «мы»?

- Я и Карлсон.

- Детка, нет никакого Карлсона!

- Хорошо. - Малыш хихикает и начинает попинывать правой ногой дверной косяк.

- Прекрати, ты запачкаешь дверь! Вставай, детка, пойдем спать. Хочешь, я сделаю тебе какао?

Сестричка тащит Малыша в его спальню, полдороги на ногах, а потом на заду, держа за ноги. Он хохочет и валит её на ковер. Он пьет какао в кровати, сестричка подтыкает ему одеяло со всех сторон, чтобы не дуло, и целует его перед сном.

- Хочешь, я посижу с тобой, пока ты не заснешь?

- Бетан, где Карлсон?

- Он улетел на крышу через черный ход.

- Вот видишь, он есть!

Утром Малыш идет в школу, которую пытается закончить уже два года. Не потому, что такой глупый, просто у него там много друзей, которые попадаются по дороге и зачем-то идут с ним в туалет, а потом выползают вместе, и глаза как стеклянные. И никто не видит окурки, салфеточки, а иногда - маленькие полиэтиленовые пакетики и даже маленькие белые квадратики, потому что все смывается в канализацию. И хорошо, что никто не видит, иначе припаяют за распространение или снова заберут в больницу, а на метадоне он долго не протянет. А у него вовсе нет зависимости, он не такой дурак, он пробует все понемножку. И он - не наркоман, и не алкоголик тоже, просто каждый день заходит в туалет с хорошими друзьями. А несколько раз в неделю - в гей-клуб, что он там делает, не помнит, каждый раз около двух часов ночи его присылают домой на такси, затаскивают в лифт. Потом звонят в дверь и убегают. И делайте со своим сокровищем все, что вашей душе угодно. И полезные вещи ему достаются там совершенно бесплатно, потому что полгода назад для него сделали отличные фотографии в обществе нескольких богатых друзей.

А потом он летит с Карлсоном в маленький домик на крыше за большой печной трубой.

..........................................................................................................

- Бетти, дорогая, вы уверены, что ваш брат не гомосексуалист?

- Конечно мой малыш не педик, это его брат все время таскает домой иностранцев. Он даже не понимает, чем они там друг с другом занимаются!

- Кто «он»?

- Андерс! Знаете что, Мэрта, я вас не понимаю, то вам нужны собаки, то педики! Мальчик страдает от наркотической зависимости, а вы спрашиваете, хотел ли он в детстве завести собаку. Ну, хотел завести собаку. Когда ему было восемь лет, он с двумя друзьями нашел щенка на улице, но через два дня мы вернули щенка хозяевам. Ну и что, по-вашему, он из-за этого ползал вчера ночью по полу, совсем голый? Он что, по-вашему, изображал собаку, которой у него никогда не было?

- Бетти, вы очень любите вашего брата?

- Вы на что это намекаете? У моего малыша нет эдипова комплекса, и я не замещаю мать в его сознании, и я сама три года изучала психологию. И между прочим, если бы у меня было время, я бы лечила его сама. И я вам уже рассказывала, что он начал курить четыре года назад, когда мать выбросилась из окна, а я не знала, что это марихуана. Я же не могу следить за ним весь день! Я и так переехала в квартиру родителей...

..........................................................................................................

Братик Боссе этим вечером был почти совсем трезвый и чувствовал жуткую вину перед своим малышом. Поэтому он скинулся с горячими финскими парнями и устроил братишке Андерсу сюрприз.

Малыш опять летал с Карлсоном над крышами так высоко, что внизу были видны только огни фонарей и неоновые вывески. Вдруг он почувствовал, что воздух движется как-то по-другому, словно кто-то со стороны машет чем-то легким и пушистым. Рядом в темноте летела фея с голубыми волосами, её веки и платье переливались искрами на ветру. От искр шел тихий-тихий звон, как от бубенчиков, если их развешать осенью на сухих кустах.

- Меня зовут Эльжбета, я из Польши, а тебя как? - от плохого английского у него чуть не лопнули барабанные перепонки.

- Не ори, - прошелестел он, цепляясь тонкими пальцами в серебряных перстнях за ножку кровати. - Хочешь кислоты? У меня есть, возьми в оранжевом замшевом ботинке, слева от большого черного медведя.

- Медведь тот, который с красным бантиком?

- Тот. Не ори. Не мешай. Бери и топай отсюда.

Через двадцать минут польская проститутка вылезла из его комнаты с ну совершенно ненормальными глазами.

- Иди, работай, - старшему брату было обидно за финские деньги, которые доставались не так-то легко.

- Он сам не хочет, он у тебя шизик, понятно?

- Шлюха и есть шлюха. Он что, запасами с тобой делился?

Брат и его друзья по разу пнули шлюху на прощанье, перед тем, как вытолкнуть на лестницу. После третьего пинка она сообразила, что на четвереньках добираться до лифта намного удобнее, а когда Боссе собирался нажать на кнопку, двери лифта открылись, и незнакомая девица явно легкого поведения попыталась проползти между ногами Бетан. То, что Бетан не пнула ее по голому заду, было чистой случайностью. Просто промахнулась.

А Малыш играл с Карлсоном в домике на крыше и слышал, как далеко внизу ругаются Боссе и Бетан.

- Не смей водить к малышу шлюх, ты, подлый спидоносец!

- От шлюхи слышу!

- А ты что, уроки танцев даешь своим уродам?

- На себя посмотри, Мэрилин Мэнсон!

Брат нерешительно поскребся в дверь Малыша, вошел, поднял с пола его худое легкое тело, уложил в кровать. Старательно подоткнул одеяло, чтобы не дуло, и поцеловал перед сном. Потом прошептал Малышу в проколотое серьгой левое ухо, что его детка молодец, все бабы стервы, если будешь умницей, возьму с собой в Голландию, где дешевый кайф, честное слово, чрез месяц. Ну их в задницу, этих баб!

- Хочешь, я с тобой посижу, пока ты не заснешь?

Малыш уснул, прижимая к себе руку доброго большого брата, поэтому старшему брату пришлось лечь на его кровать поверх одеяла, утром жутко замерзли ноги, а Бетан в ванной била его по лицу щеткой для волос и шипела: «Залез в его постель, извращенец, убью!». От обиды братец Боссе спер папироску из заначки в черном медведе и выкурил, сидя с ногами на подушке сестры (когда она ушла, конечно).

Кто-то позвонил в дверь, Боссе открыл и увидел Криса, друга Малыша, с которым Малыш когда-то учился вместе и нашел ту самую собаку, которую потом пришлось вернуть.

- Посиди с ним, красавчик, - сказал старший брат, втаскивая

Криса в прихожую. Малыш вцепился крепко-накрепко в своего лучшего друга (чтобы не ушел), а старшй брат со стоном натянул завязанные ботинки, схватил первую попавшуюся куртку с вешалки, красную, из лайки, куртку Бетан, и убежал от греха подальше.

..........................................................................................................

Малыш сидел с ногами на стуле в кафе на улице, обхватив руками коленки, словно хотел впечатать в них подбородок. Крис маялся напротив; он учился и работал рекламным агентом, а зашел-то всего на минутку, забрать назад свитер, который напялил на милого друга в апреле, когда тот явился в пять ночи, в одной майке и порванных джинсах, без белья, без носков, в одном ботинке.

Андерс, пошли обратно, мне пора, - тогда, в апреле, он за свой счет проявил ему какую-то пленку и напечатал снимки. Когда Крис забирал фото, он не удержался и посмотрел, что там в конверте. После этого он дал себе слово никогда с этим психом не встречаться (что подумают родители его девушки!).

- Мне холодно! - Андерс слез со стула, опрокинул его и столкнул локтем обертку от сахара со стола.

- Отцепись, придурок, люди смотрят! - Андерс, стуча зубами, прижимался к другу, его тонкие пальцы выплясывали акробатический рок-н-ролл на спине Криса.

- Мне холодно, понимаешь? Мне плохо, ясно тебе? Мне плохо!

Мимо проехала патрульная машина. Местные полицейские отлично знали тощего высокого парня, который висел на черноволосом красавчике в строгом костюме. Они знали, потому что он часто бился головой об пол у их ног и выл «у меня зависимость».

- Может, сделаем девочке подарок?

- Обойдется, я не медсестра, сам приползет, когда станет хреново.

- Видишь, как его ломает?

- Так вроде в прошлый раз мы его брали с кислотой?

- Это ничего не значит, он все равно сидит на героине.

- Так его же сняли с героина?

- Ну и что?

Крис помог Малышу добраться до дома. В лифте дружка стошнило, и Крис не знал, что делать: уберешь - запачкаешься, не уберешь - перед соседями неудобно. Здравый смысл победил уборку, и Крис убежал вниз по лестнице, вырвавшись из когтей двух орущих пенсионерок, а в машине обнаружил, что пропали наличные: «Чтоб я ещё раз!».

.........................................................................................................

.- Какая еще, в задницу, кислота, сам знаешь, что мне нужно принести!

..........................................................................................................

- Сволочь, подонок, наркоман! - Орал Боссе, стегая блаженно развалившегося брата резиновым зондом для промывания желудка. Чтоб тебе мышьяка в кайф подсыпали! - Карлсон так никогда бы не заорал, он был добрый и летал с Малышом весь день, а вечером они играли в привидение и напугали фрёкен Бок, но мама не рассердилась на Малыша, а Боссе оставила без сладкого за то, что он говорил нехорошие слова (и нельзя обижать маленьких).

..........................................................................................................

Лучи солнца пробивались сквозь пыльные жалюзи, Малыш увидел их, когда смотал с головы простыню. Такое чувство, будто проглотил живую змею, и она ползает внутри, бьет головой прямо в сердце, грызет кости и жалит в голову. Бетан вернулась домой, они орут в ванной под аккомпанемент льющейся из крана и душа воды.

- Ты же не работаешь, сукин сын, ты не имеешь права бросать его на целые сутки!

- У меня из-за вас нет никакой личной жизни, стерва, из-за тебя и твоего психа!

- Не ври, ты все время таскаешься по мужикам, сволочь, извращенец, ублюдок, дегенерат!

- Сука, стерва, шлюха!

Малыш выползает в коридор и тошнится на бордовые кляксы коврового покрытия.

- Бедный мой ребенок!

- Это из-за тебя он бедный, ты нервная, как старая собака! Ты хочешь все время его контролировать!

- Сам собака!

Она поддергивает юбку, воздух свистит над головой у Малыша. На голой ноге Боссе чуть-чуть выше колена появляется треугольная ранка от стальной шпильки.

- Ну, сука! - Боссе хромает обратно в ванную, к аптечке, - мой приятель обкончал твою куртку, падла!

В дверь ванной врезается паровой утюг «Филипс», его хрупкий пластиковый корпус разлетается от удара. Скоро прилетит Карлсон и унесет его отсюда, а про утюг скажем маме, что сам свалился с гладильной доски, да она, может быть, и не сразу заметит, что утюга нет.

В ладони впиваются прозрачные голубовато-зеленые кусочки пластика, Бетан подталкивает его ноги шваброй, он ползет к запертой двери ванной.

- Боссе, пожалуйста, пусти, мне плохо!

- Пусти Андерса! Пусти, тебе говорят! Пусти, а то принесу ледоруб, сам будешь дверь чинить!

- Бетан, пожалуйста, не ори, у меня сейчас башка взорвется, - шепчет Малыш белым обоям с сиреневыми разводами. Змея кусает его в лоб, холодный хвост обвивается вокруг его ступней. Он перестает слышать шум воды; когтистые пальцы Бетан поднимают его за плечи; дракон относит его в ванную и придерживает лапами; его тошнит сначала в ванну, потом в унитаз. Дракон отдает Малыша Боссе и уходит, стуча металлом об кафель.

..........................................................................................................

- Посиди с ним ночью, не развалишься, братик.

Бледно-зеленые плитки становятся сине-красными, они всё продолжают краснеть и сливаются в одну огромную багровую пелену с белыми всполохами. Карлсон летает где-то рядом, и пропеллер задевает его натянутые вены.

- Карлсон, пожалуйста, мне больно!

..........................................................................................................

- Он уже дважды проходил курс реабилитации, эту госпожу Густафсон можно понять.... Да, да, госпожа Свенсон, но мы не можем заставить ее работать, если она отказывается от пациента.... Да, там они живут в коммуне.... Ему поможет групповая терапия. И за городом он не сможет доставать наркотики.... Нет-нет, это государственная программа.... Нет, вы не сможете сами его вылечить.... Потому, что не сможете и все. ...Тогда мы это сделаем без вашего согласия.... Взаимно, милостивая государыня!... Я вам не психоаналитик, нечего злость на мне срывать!... Взаимно!.. Да подавитесь!.. Я не обязан быть с вами вежливым! ...Вы сами довели брата до такого состояния... Нет, мне не стыдно, я не психопат. В отличие от некоторых...

..........................................................................................................

Он падает на мокрую землю, она пахнет тлеющими листьями. В волосах застряла бурая хвоя, ногам ужасно холодно в мокрых тапочках. Рубашка слишком тонкая. Может быть, если нагрести сверху побольше листьев, будет теплее? Он ползает на коленях, сгребая грязными локтями желтые, зеленые, бурые и красноватые листья. Кленовые листья - самые красивые, когда-то они делали из них букеты в школе после походов в лес. Он соберет большую-большую кучу листьев, чтобы было похоже на палатку. И надо поискать орехи или желуди, а утром снова попытаться затормозить машину. Если он не умрет здесь от холода.

Утром он выбирается из кучи листьев, от дыхания идет пар. Холодно до судороги, он не чувствует ступней. Засовывает ладони под мышки, через минуту они начинают жутко болеть.

На шоссе происходит чудо: останавливается изумрудный «Форд», открывается правая передняя дверца.

В машине тепло, теперь начинают болеть ступни. У некоторых парней в проклятой коммуне были ампутированы ступни, но это от того, что они давно сидят на героине и вены себе испортили. Гангрена у них, что ли, началась. Не буду об этом думать.

- Я подсадил вчера какого-то парня с рюкзаком, он попросил остановиться здесь, а потом достал такой носок, там, наверное, были монетки завязаны, оттащил меня в лес и бил по голове, пока я не вырубился.

- Это, конечно, не мое дело, молодой человек, но у вас все вены исколоты. Я бы вам посоветовал вернуться и долечиться.

- У меня была пневмония, видите, я и сейчас кашляю.

- Понимаю, понимаю. Я отвезу вас в Стокгольм, а остальное на вашей совести.

- Но он действительно меня ограбил, даже часы снял.

- И удобно вам было управлять машиной в тапочках?

- Извините, вы очень добры ко мне. Уберите руку, я несовершеннолетний.

- Если хочешь, можешь пожить у меня. Не дергайся, я женат, у меня трое детей и двое внуков. Младшему сыну столько же, сколько и тебе.

- Извините.

- Не бойся, малыш, я не сделаю тебе ничего плохого, я сам врач. Терапевт.

- Нет, лучше отвезите меня домой, к брату.

- Солнышко, за так я тебя отвезу только обратно, к твоим друзьям-наркоманам.

..........................................................................................................

- Эта стерва обрадовалась и укатила отдыхать со своим лопоухим. Так что мы здесь будем жить вдвоём, только ты и я.

Он сидит за столом на кухне, укутанный в два махровых халата. Брат повязывает ему шею полосатым шарфом из кусачей шерсти. Потом накладывает в две тарелки сразу четыре бифштекса, судорожно сковыривает крышки с двух банок с овощными салатами. Потом несется к бару и возвращается с коньяком.

- А этот старый хрен на тебя запал, я его еле выпроводил. Ты у меня такой симпатичный мальчик.

- Я не симпатичный. И он вовсе не старый хрен, просто погладил меня пару раз по голове. Может, ему нравится моя прическа?

- Никому не нравится твоя прическа, таких, как он, не интересует прическа.

- Перестань, пожалуйста. Я не буду пить эту гадость.

- Ну да, ты же у нас трезвенник, святой!

- Может, и святой, я, может, голоса слышу под кайфом!

- Точно, с тобой святой Андрей летает по ночам.

- Может, и летает! Это мой ангел, у него такой пропеллер на спине.

- А я думал, в заднице. Кстати, я тебя видел в гей-клубе, ты уж не обижайся.

- Я не гей!

- Конечно, все вы мужчины до первого мужчины.

Малыш пинает брата под столом и теряет тапочку с северным оленем, обшитую искусственным мехом.

- Я не гей!

- Конечно, детка, у наркоманов с этим делом вообще не получается.

- Я не наркоман!

- Конечно, детка, ты не наркоман. Ты четвертый год страдаешь пневмонией, а кислоту принимаешь исключительно от кашля.

Малыш размазывает указательным пальцем слезы по подбородку.

- Пойдем, я тебя побрею, святой дух. Нет, сиди, сначала доешь.

- Я не могу так много!

- Можешь, там в этих коммунах кормят дерьмово, это я тебе говорю, как алкоголик со стажем.

- Там кормили нормально, нам обоим хватало.

Боссе ведет братишку в ванную, моет его, моет ему голову, бреет его своей электробритвой, сушит его волосы феном, потом причесывает. Разрешает ему самостоятельно почистить зубы и, пользуясь случаем, рассказывает бородатый анекдот о враче, психе и зубной щетке на веревочке.

- Ну что, навел на меня красоту?

- А ты у меня вообще красивый малыш, идем спать.

Среди ночи Боссе и его новый друг из Дании просыпаются от дикого вопля «Мама, не надо!». Они бегут в комнату братишки, но тот притворяется, что снова спит. Мама вылетает из окна, на ней атласный розовый халат, обшитый пушистым белым мехом, и такие же тапочки на каблучках, с помпонами. Она красивая, как настоящая фея. Её волосы, подсвеченные перекисью, летят у нее за спиной.

Он стоит внизу и никак не может её поймать, она летит слишком высоко и не видит, что он машет ей обеими руками. Если бы с ним был Карлсон, он непременно уговорил бы маму вернуться вниз. Но Карлсон больше не живет на крыше.

В пять часов утра Боссе и его датский друг снова просыпаются, на этот раз - от полицейской сирены и громкоговорителя.

- Не бойся, парень, просто отойди подальше от края крыши. Наш сотрудник возьмет тебя за руку. Хорошо? Умница, так, медленно, сделай шаг назад. Умница!

Парень стоит на крыше, вытянув руки вперед. Его глаза полузакрыты. На нем нет никакой одежды, и полицейские сразу понимают, что перед ними псих. Тихий послушный псих, местный наркоман Андерс. Он отходит от края крыши и обхватывает руками старую печную трубу из бурого кирпича. Умница, хороший мальчик!

Молодая женщина-психолог с красным от холода носом накидывает на него свое пальто (а он, наверное, взрослее, чем выглядит).

- Где я? - Парнишка краснеет и хлопает ресницами. - Я пойду домой, ладно? Оденусь и верну вам пальто. Я лунатик, понимаете? Хожу по ночам. - Только бы эта чертова красноносая женщина не заметила исколотые вены. Сам дурак, надо было колоть на ногах, там не сразу разглядишь, а в обуви вообще не видно. Он кидается к люку, несется по черной лестнице и впрыгивает в открытую дверь на кухне. Через шесть минут возвращается совершенно одетый:

- Мне жаль, что я доставил вам столько беспокойства. Пожалуйста, простите меня! Нет, что вы, у меня и в мыслях не было покончить с собой, я что, ненормальный? Я ходил во сне, это бывает. Спасибо, что оттащили, правда!

Женщина с красным носом почти верит, что у него все в порядке с мозгами, ну ладно, пусть будет лунатик. Она не выспалась, ей хочется выпить кофе. Ей не нужна простуда из-за какого-то наркомана, и она отпускает его подобру-поздорову. И надевает пальто.

Полицейских труднее убедить, но Боссе и его датский друг клянутся, что братишка в полном порядке, просто страдает лунатизмом. Не уследили за малышом, простите, это больше не повторится. Полицейские уходят, говоря на прощанье, что Андерс - хорошая девочка, но они не медсестры и не могут все время его пасти.

За завтраком датчанин лапает братишку под столом и получает пинка тапочкой с северными оленями. Боссе сгребает своего датского друга в охапку и молча тащит до лифта. Потом собирает его вещи, разбросанные по квартире, и бросает из окна.

- Я сто таких как ты найду, козел! Как ты и твой полоумный братец!

Малыш запускает из окна сосиску в кетчупе. Сосиска шлепается на светло-бежевое пальто датчанина.

- Имел я тебя и твоего психа!

Арендованная машина стремительно срывается с места, а через секунду на тротуар падает цветочный горшок с фиалками (все равно лень их поливать).

- Вот сукин сын! - говорит Боссе. - Все мужики маньяки и сволочи, правда, детка? - И две недели они живут вдвоем, и никаких датских, финских и лопоухих друзей в их квартире нет. И никто не летает по ночам.

Через две недели оба брата соображают, что им скучно жить одним, идут в гей-клуб и приводят двух новых друзей из Англии. Пока Боссе идет с одним из них в душ, другой уговаривает Малыша принять одну штучку. Малыш принимает две и с непривычки вырубается.

И вот к нему снова прилетает Карлсон. Он крепко обхватывает Малыша за худенький торс и летит высоко над крышами, так, что от ветра звенит в ушах. Опять внизу проносятся огни. Может быть, на этот раз они догонят маму? Она ведь не могла далеко улететь.

- Парни, вы что, спятили? Он вообще не гей! Не трогайте его! - Английские моряки оказываются накачанными парнями, и доходяга Боссе им в подметки не годится.

- Тебе в кронах, или можно в фунтах?

- Говорю вам, он мой брат, отстаньте, видите, парень в отрубе!

Второй англичанин поднимается с пола, наматывает длинные волосы Боссе на руку и говорит:

- Слушай, хиппи, мотай отсюда по-хорошему, бери деньги и оставь нас вдвоем.

- Не смей, подонок!

Парень Боссе вышел из душа и наблюдает за происходящим. Потом помогает другу подтащить Боссе к стене и начинает медленно и со вкусом обрабатывать его кулаками. - Извини, дорогуша, но ты не такой свеженький, как твой братец.

Малыш с Карлсоном задевают за фонарный столб, и Малыш ударяется лбом. Потом начинаются воздушные ямы, и у него все замирает внутри.

- Сволочи, откройте дверь, я полицию вызову!

- Вызывай, им будет интересно узнать, как ты заставляешь брата заниматься проституцией.

- Я его не заставляю, он не голубой, я его взял с собой, чтобы он без меня тут не наширялся. Парни, не трогайте его, звери вы, что ли?

- Заткнись, мамаша, сейчас откроем дверь и будем мочить по-настоящему!

Боссе несколько раз набирает номер полиции, потом кладет телефон. В конце концов, Малыш под кайфом все равно ничего не чувствует, а так его снова отвезут в лечебницу, и он снова прибежит в одной рубашке, джинсах и шлепанцах. И так до бесконечности. Братец Боссе подходит к бару, достает все, что есть, и отпивает из каждой бутылки.

Он просыпается утром, его тошнит на ковер в гостиной. Дверь открыта, на пороге лежат заработанные фунты. Он добирается до стола и допивает бренди, или что там осталось в стакане. Он видит младшего брата на полу в коридоре. Малыша тошнит во сне. Он начинает задыхаться, слышен жуткий, с клекотом, хрип. Боссе откачивает братишку, оба в блевотине, голые и страшные. Малыш дышит нормально, но никак не может проснуться. Брат вызывает «скорую помощь». Она приезжает слишком быстро, и Боссе мечется по квартире, соображая, что нужнее: помыться, одеться или одеть Малыша. Врач находит входную дверь открытой и шарахается от отвратительного длинноволосого неодетого типа (хоть бы трусы надел, бесстыжий!). Другой неодетый бесстыжий тип медленно поворачивается и садится на полу. Прямоходящий кидается к нему, обнимает и бьется в истерике. Врач делает шаг назад и тихонько закрывает дверь, потом внизу говорит бригаде, что был ложный вызов. Вообще-то, нужно было осмотреть того, на полу, но кто их знает, психов? И все-то в блевотине, какая гадость! Гадость! Полное дерьмо!

- Боссе, где те парни?

- Ушли.

- Они мне нужны, у них кислота.

- Они тебе не нужны, и кислота их не нужна. Поколотить тебя нужно, вот что! Идиот! Мало тебе досталось?

- Мало. Раньше нужно было больше.

- Я не кислоту имею в виду, дурак!

- А я - кислоту.

Еще неделю они не дружат ни с финнами, ни с датчанами, ни с англичанами, ни с лопоухими парнями. Через неделю приходит Крис, навестить друга, и опять лишается наличных денег.

Вечером прилетает Карлсон, обнимает Малыша и летит с ним над крышами. Впереди мелькает белая меховая оторочка на мамином халате, Малыш все дальше и дальше протягивает руки, чтобы схватить меховой хвостик. Но шерстинки выскальзывают из пальцев. Он пытается поймать белого песца еще, еще и еще. Перед его глазами мелькнули серые плитки тротуара. Он поймал маму...........................................................................................................

 



проголосовавшие

Иоанна фон Ингельхайм
Иоанна
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 1

Имя — был минут назад
Упырь Лихой — 3 (срет в гесту)

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

белая карлица
мастер дел потолочных и плотницких
пулемет и васильки

День автора - Sziren Moritz

не - ты
Dickneaty (видимость в Якуб Эль Мансур)
В песках
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.021012 секунд