Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Артем Явас

КЛОНДАЙК (Пьеса/сценарий для YouTube) (для печати )

Пьеса/сценарий для YouTube

 

Действующие лица:

 

Олег, мужчина лет тридцати.

Вера, его любовница.

 

Жилая комната с диваном, столом, книжной этажеркой, парой стульев, паласом и окном без занавесок. На стене – зеркало в полный рост. В углу – стол и офисное кресло, на столе – раскрытый ноутбук. В противоположном углу на диване спят, обнявшись, Олег и Вера. Оба голые, одежда разбросана по всей комнате. У изголовья дивана на стуле лежит женская сумочка.

 

Приглушенно пищит мобильник. Вера открывает глаза, вынимает из сумочки смартфон, читает, откладывает, спускает ноги с дивана.

 

Вера (зевает): Ну все, идти надо. Дома муж голодный ждет.

Олег (открывает глаза, сонно): Который час?

Вера: Полшестого.

Олег: Мммм… Погоди, счас это… вместе пойдем.

Вера (смеется): Тебя тоже, что ли, муж ждет?

Олег: Зачем муж... Жена.

Вера: Какая еще жена?! Ты ж холостяк вроде?

Олег: Не моя жена. Чужая.

Вера (мрачно): Так ты, значит, с чужими женами развлекаешься, да?

Олег: А ты типа какая? Не чужая, что ли?

Вера: Ну какая я, извини, «чужая»?… Васька тебе разве не друг?

Олег: Друг, конечно. Но это скорее минус, чем плюс. Как другу мне неприятно, что его жена шляется по мужикам.

Вера: Еще полчаса назад тебе всё было приятно.

Олег: Ты, знаешь, не путай духовное с физическим.

Вера: Смотри, какой духовный выискался. А когда я в прошлое воскресенье предлагала в церковь зайти – не захотел.

Олег: Я уже объяснял. Там бы тебе сигарет все равно не продали.

Вера: Это тебе бы не продали, а мне бы запросто… Где мои трусы?

Олег: Там же, где и вся моя жизнь.

Вера: Где?

Олег: В пизде.

Вера: Очень смешно.

Олег: А ты поищи, поищи.

Вера: Хм… (Вытаскивает из промежности стринги.) Отлично. Значит, пока я спала…

Олег (садится): Интересно. А моих там нет?

Вера (зло): В жопе у себя поищи. Может, вакуумом засосало.

Олег: Я не физик, но полагаю, для этого твое сосало недостаточно мощно сосало. Вон еще торчит что-то.

Вера: Где?

Олег: Да все там же.

Вера (шарит между ног, вытаскивает мужские семейные трусы): Ты больной, ты это знаешь?

Олег: Да, что-то в горле с утра дерет. Наверно, из форточки протянуло.

Вера: Это ты мне засунул?!

Олег: Пару раз, помню, засунул. Но трусов не засовывал.

Вера (швыряет в него трусами): Ты фигляр и извращенец. И хреновый…

Олег: Хреновый кто?

Вера: Никто.

Олег: Никто?

Вера: Да. Просто хреновый никто.

Олег: Так и вижу газетный заголовок: «Хреновый никто носит трусы из пизды». (Растягивает трусы, смотрит на просвет.) Слышь, заодно уж и очки мои тогда поищи, вдруг завалялись.

Вера: Какие, на хрен, очки?

Олег: Солнцезащитные. Потерял в девяносто втором году на пляже. Фирменные были, крутые.

Вера: Издеваешься?

Олег: По правде сказать, да.

Вера: Мудак.

Олег (смиренно): Твои шутки ничуть не лучше моих. А мудак почему-то всегда я.

 

Вера надевает платье, достает из сумочки косметичку, подходит к зеркалу, начинает краситься. Олег откидывается на диване, смотрит в потолок.

 

Олег: Нда… Как время все-таки катится… Вчера вот так же в зеркало смотрелся, как ты сейчас… смотрел, смотрел… и нашел седой волос у себя… даже два. Был шокирован, конечно… Это слишком много, по-моему. Ладно бы один седой… но два… Два – это перебор… Это совсем как-то…

Вера: Блин…

Олег: Что?

Вера: Да… колет что-то…

Олег: Где?

Вера (морщась): Угадай с трех раз.

 

Присаживается на корточки, заглядывает себе между ног, сует руку под платье. Вытаскивает двумя пальцами блестящие от влаги очки. Смотрит на Олега, тот на нее. Секунд пятнадцать оба молчат. Вера поднимается на ноги.

 

Олег: Ни хуя себе!

Вера (швыряет очки на диван): Ты совсем охуел со своими шутками? Кретин. Чтоб я еще раз к тебе пришла…

Олег: Слушай, я же просто пошутил.

Вера: Вот я и говорю: ты охуел. (Оскорбленно отходит к окну.)

Олег: Обалдеть. Это ведь те самые. Где ты их взяла?

Вера (не оборачиваясь): Показать?

Олег: А откуда ты знала, что они зеркальные? Мы ведь тогда не знакомы были, а я тебе не говорил.

Вера: Актер, кстати, из тебя тоже херовый.

Олег: Да я серьезно.

Вера: Все, заткнись, меня тошнит уже. Сам запихнул и теперь идиота корчит. И как умудрился вообще? Я же очень чутко сплю. Клофелина, что ли, в чай сыпанул?

Олег: Вера, погоди. Ведь пока я не вспомнил, они тебе и не кололи, да?

 

Вера не отвечает.

 

Олег (подобрав очки, вытирает их краем простыни, вертит в руках): В третьем классе мне отец привез из Чопа электронные часы. Подарил на день рожденья. Они стоили 50 рублей и играли семь мелодий. Квадратный корпус, браслет из нержавейки, секундомер, подсветка... Это было очень круто. Весь двор завидовал, про школу вообще не говорю. А потом мы летом с пацанами в пионерлагере резались в карты… сначала просто так… но парни из первого отряда предложили сыграть по-взрослому – на деньги… и я решил попробовать, и сразу проиграл… хотел отыграться, и продул снова… так десять раз подряд… бабки у меня давно кончилось, это под конец смены уже было… а долг все рос… и в итоге я проигрался вчистую… наверняка эти сволочи мухлевали, но что я мог доказать?.. под конец они уже в открытую мне угрожали, обещали избить… я сказал, что верну деньги потом, клялся сердцем матери… но старшаки потребовали расчета на месте… в общем... часы пришлось отдать… о чем я потом страшно… жалел…

 

Во время его последних слов Вера начинает проявлять беспокойство: хмурится, сжимает колени, трогает низ живота. Когда Олег замолкает, она сует руку под платье, возится там и с гримасой дискомфорта на лице извлекает наружу массивные электронные часы с браслетом. Нажимает кнопочку, недоверчиво слушает пипиканье «Турецкого марша». Поворачивается к Олегу.

 

Олег (шепотом): Ну дела-а…

Вера (бросает часы на пол, говорит тихо и задумчиво): Мне бабушка на шестнадцатилетие подарила сережки с рубинчиками. Я их берегла как зеницу ока, надевала только по праздникам, в бархатной коробочке хранила. А потом однажды Ритка попросила: ну, дай на дискотеку надеть. А как лучшей подруге отказать? Я дала. А ночью она возвращается вся в соплях, одежда порвана, уши в крови, под глазом вот такенный бланш, плачет и говорит: только что в подворотне… меня… трое каких-то сволочей…

 

На пол поочередно падают две сережки, сверкают красными камушками. Вера подбирает их и благоговейно рассматривает.

 

Олег: А помнишь, в Советском Союзе ситро продавали в таких стеклянных бу…

Вера (отвешивает ему пощечину): Заткнись, придурок!

Олег: И правда. (Потирает щеку.) Извини, я не подумал.

Вера: Только попробуй еще раз что-то подобное ляпнуть. Я тебе такое ситро устрою…

Олег: Ладно, не сердись. Верочка, у тебя… у тебя волшебная пизда. Рассказать кому – не поверят, не поверят никогда. Ты как курица, несущая золотые яйца.

Вера: Спасибо за курицу.

Олег: Ты хоть представляешь, сколько всего мы потеряли за годы жизни?.. А оно, оказывается, вот где…

Вера: И что мне теперь делать?

Олег: Радоваться. Ведь это же подарок судьбы! Клондайк! Эльдорадо!.. (Подбирает часы, просовывает ладонь в браслет.) Здоровые, черт… Я надеюсь, тебе не больно было…

Вера: Было неприятно. Они холодные.

Олег: На что это вообще похоже по ощущениям?

Вера: Не задавай тупых вопросов. На электронные часы в пизде, вот на что это похоже.

Олег: Слушай, а у гинеколога ты давно была?

Вера: Месяц назад.

Олег: И он ничего необычного не заметил?

Вера: Ничего.

Олег: Странно.

Вера: Хотя нет…

Олег: Что нет?

Вера: Заметил, что я побриться забыла.

Олег: Смотри ты, переборчивый какой. Хватает чужих баб за манду в рабочее время, еще и умничает.

Вера: А еще я как-то в бассейне цепочку снять забыла, с кулончиком в виде сердечка, и ее смыло… Ой, сколько слез было…

 

Вытаскивает цепочку, складывает горкой на ладонь, зажимает в кулаке.

 

Олег: А я флешку с важными документами в компьютерном клубе оставил, и мне ее не вернули…

 

Вера расставляет ноги, тужится. На пол выпадает флешка.

 

Вера: А сколько раз я сдачу забывала забирать при покупках…

 

На палас сыплется мелочь.

 

Олег: А я как-то галстук пионерский потерял, и меня за это из пионеров выгнали. (Лезет рукой под платье, движением фокусника вытаскивает за уголок галстук.) И еще!.. И еще у меня хомячок любимый был, Антошкой звали. Убежал… (На пол падает мокрый хомяк, убегает под диван.) Антошка! Ты куда!

Вера (задумавшись, тихо): Да… А я когда-то была девственницей.

Олег: Что?

Вера: Девственницей, говорю. Была. Когда-то.

 

Сдвигает ноги. Пауза.

 

Олег (хватается за голову): Дура! Что ты наделала! (Стучит себя по темени.) Ты же запечатала нашу сокровищницу!

Вера (холодно): Во-первых, не ори на меня. Во-вторых, не нашу, а мою.

Олег: Зачем?

Вера: Тебя спросить забыла.

Олег: Но ведь это глупо. Нафига тебе девственность в твои двадцать семь?

Вера: Мне тридцать.

Олег: Тридцать?

Вера: Я тебе врала все время. И в «Одноклассниках» неправда написана.

Олег: Подумаешь, большая разница.

Вера: Есть разница.

Олег: И что теперь?

Вера: Теперь… не знаю. Теперь все по-другому будет. Я за Ваську вышла, потому что по пьяни трахнулась с ним, а он растрепал всем. Боялась, что раз не целка, замуж больше никто не возьмет. А мне совсем другой парень нравился. (Смотрит в зеркало, трогает лицо, смеется.) Видишь, кожа как посвежела. Жить хочется. Пошел он, Васька! Я теперь все сначала начать смогу!

Олег (заламывает руки): Вер, давай порвем ее? Ей-богу, давай! У меня же еще столько потеряно! Столько не найдено! Ну брось ты эти глупости, а? Верунь? (Тянется к Вере, та отступает.)

Вера: Клешни свои убрал! Слышишь? Только дотронься, подонок! Глаза выцарапаю!

 

Начинают драться. Олег хватает Веру за руки и пытается повалить на диван. Вера пускает в ход зубы. Олег охает, его хватка слабеет.

 

Олег: Да послушай ты меня! Пизда тупая!

Вера: Сам пизда! (Вырвав правую руку, дерет ему щеку ногтями. Олег хватается за лицо.)

Олег: Ааааа, сука, ты царапаться! Ну все, блядь!!! (Орет.) Советское шампанское! Бутылка ноль семь! Не успел отвернуться, как спиздили!!!

Вера (хватается за живот): Пииииидааааррррррррр………!!!

 

Изображение пикселизируется и темнеет, чуть позже глохнет звук. Олег и Вера вздрагивают, просыпаются. Они снова лежат на диване, обнявшись. Денег, флешки и пионерского галстука на паласе больше нет. Верино платье висит, как и раньше, на спинке стула.

 

Олег: А?! Что?!

Вера: Кажись, задремали…

Олег: Фух, приснилось… (Смотрит на настенные часы.) Полшестого уже.

Вера: Ничего себе. (Зевает, щелкает мобильником.) Эсэмэска… (Спускает ноги с дивана.) Надо идти. Муж заждался.

Олег: Голодный?

Вера: Кто?

Олег: Муж.

Вера: Угу, голодный. Откуда знаешь?

Олег: Ниоткуда. Так, предположил…

Вера: Где мои трусы?

Олег: Где, где… Там же, где вся моя жизнь.

Вера: Это где же?

 

Олег молчит.

 

Вера: А, вот они. (Подбирает с пола за кроватью трусы, натягивает их.)

Олег: Погоди, Вер… не одевайся…

Вера: А?

Олег: Я там у тебя кое-что забыл…

Вера: Где забыл?

Олег: Ну… там… в этом… во влагалище…

Вера: Что ты мог там забыть, хуй, что ли? Так вон он вроде болтается.

Олег: Я серьезно. Дай гляну.

Вера: Ай, ну брось. Мне еще в маршрутке трястись полчаса, на игры времени нет уже. В другой раз.

Олег: Нет, ну правда… очки…

Вера: Что очки?

Олег: Так… потерял…

Вера: Где потерял? Какие очки?

Олег: Зеркальные.

Вера: А я тут при чем?

Олег: Да нет, ни при чем, это я просто…

Вера: Временами я твой юмор совсем не понимаю.

 

Надевает платье, достает косметичку, прихорашивается у зеркала. Олег слоняется по комнате, потом садится в кресло.

 

Олег (с надеждой): Тебе это… нигде не колет?

Вера: Чего?

Олег: Не колет, говорю, нигде?

Вера: Кто?

Олег: Никто. Это я шучу так.

Вера (красит губы): Не смешно ни разу.

Олег: А где, интересно, мои трусы?

Вера: Вон под стулом валяются.

Олег (разочарованно): И правда…

 

Собирает по комнате свою одежду. Надевает трусы, джинсы, рубашку и один носок. Второй носок, присев на диван, долго вертит в руках.

 

Олег: Знаешь, отец мой всю жизнь монеты собирал… и передал мне свою коллекцию в пятом классе, когда ему наскучило… надеялся, что я продолжу дело… но мне интересней было вкладыши от жвачек собирать… от «Дональдов», «Турбо» и всяких прочих... да и коллекция у него была не ахти… в основном всякая копеечная ерунда из союзных республик… но была одна старинная золотая монета с профилем какого-то мужика… тяжелая… отец говорил, что она очень дорого стоит… особенно если богатому коллекционеру загнать, а не зубному технику на переплавку… и она мне так понравилась, что я ее взял на улицу, пацанам показать… а они как раз в футбол играли, и мне говорят: давай к нам, попинаем мячик… кто же откажется?.. пробегали два часа, аж пока стемнело, а потом я сунул руку в карман – а монеты нет… видать, вылетела… часа два искал, всю площадку обшарил, так и не нашел…

Вера (прячет помаду в сумочку, застегивает молнию): Очень познавательно. Чего это ты вспомнил?

Олег: Да так…

Вера: Странный ты сегодня какой-то, Олежек. И вид у тебя бледноватый. Не заболел случаем? (Олег пожимает плечами.) Ладно, пойдем уже.

 

Олег надевает второй носок. Вслед за Верой плетется в прихожую, обувается. Камера, до этого статичная, следует за ними. Вера и Олег выходят из подъезда, некоторое время шагают бок о бок.

 

Вера: Тебе тоже в центр?

Олег: Да.

Вера: Хорошо.

 

Доходят до автобусной остановки. Вера достает из сумочки мобильник, смотрит время, прячет обратно, вынимает сигареты и зажигалку, закуривает. Подходит большая беспородная собака, внимательно обнюхивает тумбу лавочки, задирает лапу. Олег хмуро смотрит на собаку.

 

Олег: Эх… Все надежды, все чаянья – псу под хвост. Просто псу под хвост…

Вера: У тебя кризис среднего возраста, что ли, начался?

Олег: Наверно.

Вера: Попробуй пилюлек попить. Есть хорошие. Я название сейчас не помню, потом напишу тебе. Говорят, здорово от депрессии помогает.

 

Дворняга начинает гадить на тротуар. Подъезжает большая маршрутка-автобус. Вера выбрасывает окурок, подходит к дверям, оборачивается на Олега. Тот пялится на собачий кал.

 

Вера: Ты едешь?

Олег (показывает пальцем, взволнованно): Смотри! Смотри! Монета!

Вера: Какая монета? Поехали!

Олег: Вон, в говне, видишь? Круглая!.. Я все понял, Вера!.. Псу под хвост – это значит собаке в жопу! Вот этой собаке!

Вера (теряя терпение): Олег, блядь, заманал уже своими шутками тупорылыми! Автобус сейчас уедет!

Олег (отмахивается): Да хуй с ним!

Вера: Ну и сиди здесь, раз тебе какое-то говно дороже меня! Дебил конченый, связалась на свою голову… (Влезает в автобус, уезжает.)

Олег (себе под нос): Дура, нужна ты мне теперь, как сраке геморрой. Получше себе найду, чем тридцатилетнюю корову с целлюлитом.

 

Оглядывается на собаку. Та уже сделала свои дела и ковыляет прочь. Олег пытается ее подманить, чмокая губами.

 

Олег: Эй, Тузик! Те-те-те… Цю-цю-цю…

 

Дворняга недоверчиво оглядывается на него, ускоряет шаг. Олег идет следом.

 

Олег: Погоди, не беги… Алё… Да подожди ты!

 

Перепуганная собака припускает со всех ног. Олег гонится за ней, делая огромные прыжки.

 

Олег: Стой, сука, блядь! Стооооой!

 

Оба исчезают вдали. Камера опускается, фокусируясь на кучке остывающего кала. Из дерьма торчит школьная медаль «За особые успехи в учении».

 

 

КОНЕЦ

 

3 сент. 2010



проголосовавшие

Упырь Лихой
Упырь
Петр Красолымов
Петр
Иоанна фон Ингельхайм
Иоанна
noem
noem
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 19
вы видите 4 ...19 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 19
вы видите 4 ...19 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Терентий Резвый

Болезненное
Ночной скотник
Андалуз

День автора - Чужов Андрей Викторович

Граф фондю
Советский дельфинарий
Ничего хорошего
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.029968 секунд