Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Иоанна фон Ингельхайм

Сушёный язык в кофемолке (для печати )

В девяносто восьмом году Лахта превратилась в ад. Козлова постоянно курила «Приму» возле буржуйки, а проветривать только что натопленный дом было нельзя.

- Я что, должна улицу топить? – спрашивала она. – И сколько раз тебе говорить: не трать зря воду: в той, в которой одно полоскали, можно постирать другое, и книги хватит по ночам дурацкие читать.

- Они не дурацкие, — отвечал её сын, второкурсник философского факультета, — это наука.

- Лучше бы ты учился в ПТУ, — сказала мать. — Пэтэушник бы сейчас новую печь сварганил, рамы заменил и уж точно не болел бы всякой ебетиной.

Козлов думал: «Мать совершенно не понимает, что я и где я». Хотелось прибить к двери дома большую цифру 6. В общагу его на бесплатной основе не селили как заочника. Но даже если бы у него были деньги, его туда не поселили бы: «заочный» корпус администрация сдала в аренду вьетнамским торговцам. Он взял сумку и поехал на проспект Ветеранов, к однокурснице, которая ему нравилась.

- Проходи, Козлов, проходи, — заулыбалась старуха, подметавшая лестничную площадку.

Однокурсница брезгливо поморщилась, когда увидела его в дверях. Она просила хозяйку не пускать к ней этого типа, но у бабки был прогрессирующий склероз. В соседней комнате внучка хозяйки и ещё трое посвящённых распевали под гитару:

 

Когда дух святой меня наполняет,

Я танцую, как Давид!

Когда дух святой меня наполняет,

Я танцую, как Давид!

Я танцую, я танцую,

Я танцую, как Давид!

Я танцую, я танцую,

Я пляшу, как плясал Давид!

 

- Это тебе, — сказал Козлов, выкладывая на кровать коробку дешёвых шоколадных конфет.

- Иди к чёрту, — сказала однокурсница. — У меня похмелье. Работу я так и не нашла, остаётся только пить, а сейчас я съезжаю с этой хаты.

В девяносто восьмом году заочников без регистрации перестали брать вообще куда бы то ни было. Кроме сектантов.

- Пятидесятники сказали, что устроят меня в свою фирму, если я брошу универ и поступлю в библейский колледж, — сказала девушка. — Всё, надоела эта комедия. Хватит того, что они помогли мне с жильём и ничего не потребовали взамен. Сейчас две трети сдаваемых комнат — в квартирах уголовников и психов, а тут всего лишь евангелисты.

- А я боюсь разговаривать с людьми, — признался Козлов. — Из-за этого мне никуда не устроиться. Везде требуется общительная погань. Люди перестали ценить слова, они слишком часто их используют.

- И раньше не ценили, — отрезала девушка. – Только пиздёж. А это никакие не слова, по большому счёту.

- Как тебе не стыдно?! — заверещала внучка хозяйки, вломившись в комнату.

- А чего мне стыдиться? Вещи я уже собрала, меня встретят на машине, привет пастору. Здесь было очень хорошо и совсем тихо.

Козлов понял, что встретит однокурсницу какой-то мужик.

- Помочь поднести сумку? — обречённо спросил он.

- Это не сумка, а рюкзак. Не валяй дурака — ещё грохнешься с барахлом прямо на лестнице.

Она вскинула на плечи рюкзак и пошла к выходу, К. поплёлся за ней. Его остановил один из евангелистов, румяный, прилично одетый парень лет двадцати пяти:

- Брат, я вижу, что ты в унынии. Приходи к нам, тебе станет лучше. Имей веру в Иисуса, будь его фанатом, как мы! Библия написана для твоего спасения, у тебя великая судьба во господе.

- И не подумаю. Ваш пастор — хромой, и ваш Иисус его не исцеляет. Когда исцелится, я, так и быть, поверю.

- Брат, через перелом ноги вера вошла в душу пастора. Он обрёл дар говорения на языках. Теперь у него две машины и новая дача. А всё потому, что он смирился с травмой, принёсшей ему столько счастья и любви.

- Это тебе, — вторая сектантка, здоровенная светлогривая кобыла, похожая на шведку, сунула оторопевшему Козлову чёрную книжку с надписью «Библия». Студент пролистал её. Страницы, казалось, вот-вот растают у него в руках. На такой бумаге обычно печатали коммунистические газеты. А теперь, значит, Библию.

Вслед Козлову нёсся торжественный вой:

 

Возьми меня, Отец, в Твою святость,

Возьми, как жертву. Моя жизнь — в Тебе!

 

Старой хозяйке было плевать на этот вертеп. Раньше внучка продавала колёса, и её чуть не посадили, а теперь у старухи дома не было ни ментов, ни наркоманов, только живая радиостанция.

 

Хлестал невыносимый дождь со снегом, ветер сдирал с головы капюшон. К. добрёл до крайней пятиэтажки и остановился под козырьком подъезда передохнуть. Он понимал, что здесь можно встретить гопников, но надеялся на лучшее. Было темно. Прислонившись к изрисованному хуями железу, он прикрыл глаза.

- Э, бля, хуле ты тут встал, лошок? — услышал он хриплый голос.

Это были гопники. Коротко стриженые, в турецких синтепоновых куртках.

- Какое вам дело? — пробормотал Козлов и согнулся в приступе кашля.

- Ты, обглодок, ты чё передо мной еблом крутишь?! А?!

Одна сука врезала студенту в солнечное сплетение, и он сполз на ледяную землю.

- Нихуя нету, — буркнула первая сука, обшаривая драную сумку студента. Вторая не позволяла ему подняться с земли, подпинывая тяжёлым ботинком под рёбра.

- Библия, блядь! — воскликнул гопник и поскорее запихнул книгу обратно. — Ну, ты ёбнутый, нахуй. Пиздуй теперь отсюда.

К. долго пытался подняться. Ветер разносил мокрый пепел у него над головой. Суки уже пропали, только чёрная книга и тающий лёд были рядом с ним.

Никто не умеет говорить с суками так, чтобы им было нечего сказать в ответ и сделать. Особенно Козлов.

Он с трудом добрался до электрички, грохнулся на сиденье и понял, что сейчас умрёт. Вагон оказался пустым. Дышать было нечем: в горле поселилась тысяча тварей и начала вбивать туда мелкие ржавые гвозди, посмеиваясь. И некуда идти, и сверху набрасывают сети и сети, и на горле затягивают петли и петли.

Когда стало чуть легче, Козлов машинально открыл Библию и наткнулся на строки:

«…и сказал мне: сын человеческий! Встань и иди к дому Израилеву и говори им Моими словами.

…ибо не к народу с речью невнятною и непонятным языком ты посылаешься, но к дому Израилеву; не к народам многим, которых слов ты не разумел бы.

Вот, Я сделал и Твоё лицо крепким против лиц их и твоё чело крепким против их лба. Как алмаз, который крепче камня, сделал Я чело твоё; не бойся их и не страшись перед лицом их, ибо они – мятежный дом».

Бог есть, неожиданно понял Козлов. Воздух стал прозрачным и лёгким, сквозь стёкла пролился мягкий золотистый свет. Кто-то невидимый выдёргивал гвозди из его горла и языка.

 

В воскресенье Козлов приехал в Дом Культуры, арендованный неопятидесятниками. Там уже собралось полсотни адептов. Шведская кобыла узнала его и приветливо кивнула. Чернявая накрашенная пасторша перекрестилась и завопила в микрофон:

- Ещё в восьмидесятом году я знала, что случится с миром и небом! И я встретила очень помазанного человека, он стал моим мужем, и в господе Иисусе у нас родилось четверо детей. Дух Святой подсказал мне, что вместе мы сделаем великую судьбу от господа! Amen! Благодарите Иисуса Христа.

Козлов вспомнил текст пятидесятнического рок-н-ролла и запел громче всех:

 

Он слепым дарует милость, источает благодать,

И глухих не обойдёт стороной,

И хромые, как олени, будут прыгать и скакать,

И немые будут петь со мной.

 

Всемогущий Бог Израиля,

Всемогущий Бог Израиля,

Голос неземной,

Всюду ты со мной,

Всемогущий Бог Израиля!

 

- Ты станешь гиперпопулярным служителем господа, — похвалил хромой пастор. — Хочешь в наш хор прославления?

К. хотел вежливо ответить, что да, но вместо этого произнёс:

- Gbpltw dctve ujcgjlm yfcnbu vtyz b crjhj ljtcn vjb rjcnb. Ckfdf ujcgjle yfitve. Hallelujah!

- Пламя апостольское сошло на брата Козлова! – закричал румяный парень. — Он говорит на языках. Cerb ds tot edblbnt yfcnjzobq gbpltw!

Молодёжь окружила философа и стала угощать его орешками со сгущёнкой.

 

«17 ноября 2010 года церковь Новое Обозрение пригласила жителей Лахты на Вечер Этого Света. За два дня до этого события активно проходила евангелизация — на улицах пригородов раздавались листовки с приглашением на служение. В результате этого на собрании присутствовали около тридцати человек. Пастор Сергей Козлов исполнил несколько песен прославления, которые пенсионеры слушали со слезами на глазах. Своё сердце и жизнь отдал Господу бывший милиционер Владимир Т.

- Я лично знаю человека, у которого из-за ложного пророчества умерла жена, поэтому не торопился присоединяться к харизматической церкви, — сообщил он, — но проповеднический дар Козлова настроил меня на нужный лад, и теперь я всё могу во укрепляющем меня Иисусе Христе.

На сайте открыт новый раздел, чтобы максимально упростить и облегчить общение пастора К. с каждым из вас. Оставляйте свои комментарии под роликом с интервью».

All comments:

«Вау, клёво! Нравственность — это модно».

«С пастором Козловым всегда приятно поговорить на любую тему, даже неверующие соседи заходят к нему на чай. У него редкий дар убеждения. Очень хороший, общительный, открытый человек, побольше бы таких».

«Слёзы льются, когда слушаю песню “Возьми меня, отец” и представляю себя с Иисусом, спасибо пастор!!! — Настя, 16 лет».

«Шарлатаны и пидарасы, вы сгорите в раю».

Дальнейшее удалено модератором.

 

С семнадцатого на восемнадцатое Козлову приснился ад.

Это был стук серых клавиш старого компьютера. На экране возникали разноцветные диаграммы. Со своей кровати, медленно превращавшейся в кушетку психоаналитика, пастор видел, как после каждого цветного многоугольника вспыхивает чёрное слово Sinn. Грех на староанглийском?

За пентиумом никто не сидел, клавиши продолжали стучать сами по себе, доводя слушателя до тихого бешенства. Пастор понял, что наблюдать за приговорами грешников – ответственное занятие, до которого не допустили бы первого встречного, и терпеливо читал оцифрованные души с монитора, но содержание каждой души улетучивалось из памяти, стоило ему дочитать. Это бессмысленно, подумал он, просто бессмысленно, — и почувствовал, что некто заглянул ему в голову и смеётся.

Это и есть твой ад, пастор. Ты никуда отсюда не денешься.

Козлов открыл глаза и вспомнил, что завтра у него служение в одном из городков Ленобласти, значит, уже сейчас надо выезжать — епископ ждёт. Жену с детьми Козлов отправил на юг и решил в их отсутствие отоспаться, но паства не позволяла ему этой роскоши. Козлов выматерился с досады – покоем искушал его дьявол, надеясь, что священник даст слабину.

Силы зла давно испытывали евангелистов, присылая всё больше идиотских снов. Недавно глава молодёжной ячейки рассказал Козлову странную историю бывшего хиппи.

Сорокалетний кандидат наук, он время от времени брал отпуск за свой счёт и ездил по стране автостопом, распространяя слово божье. Он любил выпить, поэтому Козлов относился к нему без пиетета. Пьянство — православная привычка, недостойная радикального протестанта. Однажды кандидат решил прокатиться по маршруту Питер-Гатчина-Псков-Витебск и больше не вернулся.

Говорят, он хотел по пути заглянуть к одному художнику, эстету и бисексуалу, чтобы обратить его в евангелическую веру и заодно побить лицо. Всем известно, что андидат нетерпим к голубой мрази и даже нарисовал акварелью картину «Сатана забивает мужеложцу гвозди в задний проход», имевшую большой успех на сайте Нового Обозрения. Хорошо, сказал художник в ответ на предложение кандидата, приезжай, адрес такой-то, код подъезда 418, жду тебя, жаба с библией.

Три дня и три ночи из квартиры художника никто не выходил, только странный запах распространялся за пределами жилища. Соседи вызвали МЧС, и наутро менты увидели в прихожей горсть костей и обрывков кожи. Хозяина нигде не было. Чёрный хорёк проскользнул в приоткрытую дверь и сбежал вниз по лестнице.

Печально, подумал Козлов, что этот маляр свихнулся, зарезал глупого хиппи и скрывается. Мог бы принести церкви пользу. Популяризовать идею, сделать инсталляцию с контркультурным Иисусом, привлечь малолеток из богатых семей. Но у кандидата не было дара языков, поэтому господь пресёк его путь и, может быть, он сейчас в аду.

Пастор доел икру, оставшуюся после беседы с подчинёнными, надел серый костюм с галстуком и отправился в гараж.

Дождь со снегом хлестал по стеклу, дворники мелькали перед глазами пастора, точно заострённые хвосты бесов. На обочине за городской чертой голосовал длинноволосый парень в вельветовой куртке. Обычно Козлов не сажал стопщиков, но мрачная история кандидата отложила в его душе свою личинку. Останови, услышал он внутренний голос, у этого человека одухотворённое лицо, ты можешь использовать его для господа.

Парень дружелюбно улыбнулся пастору:

- Спасибо, без вас бы я пропал. Погода ужасная, а мне к вечеру надо попасть в Новоёбинск! А что это за музыка у вас в машине?

- Песни прославления Христа, — ответил К. и нажал на газ.

Попутчик начал расспрашивать о церкви Нового Обозрения: правда ли, что неопятидесятники спасают наркоманов, что их спонсируют финны, и кто такой Бэбкокс. От таких вопросов дух святой сошёл на пастора, и он начал рассказывать о боге, своей трудной судьбе и пути покаяния, скором апокалипсисе и о том, что по любителям орального и гомосексуального сношений плачет пыточный чулан. Он приводил множество цитат из пророков Иезекииля, Иеремии, Илии и Малахии. Машина неслась по шоссе, как серый автоматизированный ковчег завета.

- Здорово, я хочу на ваше служение, — сказал попутчик, — а то у православных ни спеть, ни сплясать. Так вы раньше, что называется, были хикки, социопатом, господин пастор?

- Мы раньше и слов таких не знали, — сказал Козлов. — Хикки — это хорошее, годное наименование для беса. Каждому грешнику – по экзорцисту, и не будет никакой социопатии..

- А эти двое в подъезде, — спросил парень, — кем они были — орудиями бога или сатаны?

- Каждый из нас может стать и тем, и другим. Господь заботится о нас, он держит руки на наших плечах, а когда мы забываем о нём – отпускает. За память о нём он дарует нам новый язык. А зачем нам новый язык, как не для того, чтобы добиваться богатства и успеха?

- Кроме богатства, в мире есть ещё много других вещей, — задумчиво ответил парень. – Кстати, у вас бензин заканчивается.

Не может быть, подумал Козлов. Реостаты, что ли, засорились? Буквально вчера был полный бак. Меньше всего ему хотелось выкручивать датчики и разбираться с этой ерундой.

- Заправка недалеко, — сказал парень, — вот же указатель.

Раньше на этом участке трассы никакой заправки не было. Пастор понимал, что здесь может быть разбодяженное топливо, но надеялся на лучшее. Темнело. К машине приближался заправщик.

- Девяносто восьмой, — сказал пастор, — у вас есть?

- Для вас тут есть всё необходимое, — ответил заправщик, это был мужчина лет тридцати, коротко стриженый, в кожаной кепке и спортивных штанах. — Пройдите, пожалуйста, к кассе.

Кассир уже двигался навстречу, в левой руке у него был травмат, в правой — газовый баллончик «Коктейль Молотова».

- Э, бля, — хрипло проговорил он, — хуле ты тут встал, лошок?

Козлов оглянулся, но в этот момент заправщик ударил его сзади по голове.

Я стану мучеником, подумал пастор, я попаду в рай.

 

Он с трудом добрался до электрички, грохнулся на сиденье и понял, что сейчас умрёт. Вагон оказался пустым. Дышать было нечем: в горле поселилась тысяча тварей и начала вбивать туда мелкие ржавые гвозди, посмеиваясь. Лампочка мигала, пол устилала семечная шелуха. Электричка останавливалась, медленно и невыносимо. Наконец двери вагона открылись, Козлов шагнул вперёд и оказался в раю. К его удивлению, там было сумрачно, жарковато, пахло мясом. Ангел с пёстрыми крыльями и собачьей головой нажал какую-то кнопку над головой Козлова, и вспыхнул тот — да, уже тот свет.

Это была бело-кафельная ресторанная кухня. Христос в длинном фартуке бродил между электроплит и расспрашивал ангелов:

- Это чей, в сковородке?

- Поэта. Он двадцать лет расставлял слова в неправильном порядке — можно сказать, пиздел.

Козлов хотел поздороваться с Иисусом, но не смог произнести ничего. Тысячи невидимых мелких гвоздей удерживали его.

- Новоприбывший, — монотонно заговорил собакоголовый ангел, — читал проповеди. Убедил тридцать пять человек говорить чужими словами. Теперь у них языки, произносящие только: «служение», «евангелизация», «вечер этого света», «возьми меня, отец». Однажды ему было видение: он осматривает личную коллекцию изъятых языков: высушенные старые и осклизлые новые куски плоти собраны в его кухонном шкафу.

- И вместо них у верующих теперь угли, пылающие огнём? — лениво спросил Иисус. — Что ж, покажите новоприбывшему его собственный.

Из воздуха появился третий ангел. Он запихивал сушёный язык пастора в кофемолку. Иисус недовольно уставился на него:

- Ты дурак, что ли? Надо было в соковыжималку.

- Она занята: минуту назад умерла учительница русского. Сок получится на редкость мерзкий, буду поить им налоговых инспекторов.

- Хуй с тобой, — махнул рукой Христос.

- Боже, — укоризненно проговорил ангел, — в раю ни у кого нет пола. Откуда у меня хуй?

Зачем, в отчаянии думал пастор. Зачем и откуда всё это? Христос улыбнулся:

- Это же рай. Мы тут развлекаемся. Что тут ещё делать?

Козлов ответил бы, что должно быть иначе, но не мог и только смотрел, как ангел превращает его язык в серый порошок, напоминающий молотый перец.

 

Труп Козлова был обнаружен в машине, стоящей на обочине безномерной трассы, в одном из самых безлюдных мест области. В салоне играла сектантская песня:

 

Когда дух святой меня наполняет,

Я танцую, как Давид!

 

Когда мент отпер дверцу автомобиля, оттуда выскочил чёрный хорёк, помчался в сторону леса и вскоре навсегда исчез для человечества.

 

2010.



проголосовавшие

Петр Красолымов
Петр

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 103
вы видите 88 ...103 (7 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 103
вы видите 88 ...103 (7 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

концовка
птицы
признанье пубербабернатурата

День автора - lupuserectus

колобок
проиcшествие
невесомейшее
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.034380 секунд