Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Zaalbabuzeb

Ададаим, или метаморфоза Тимошки (для печати )

К ультрамариновой шторке неба приколот белый кружок, обозначающий солнце. По дороге катится автобус – на каждой кочке он подскакивает, весело бибикает и выплёвывает из трубы облачко дыма. Вдоль дороги стоят крестьяне, на лужайках нарисованы овцы с коровами. Звон бубенцов сливается с мелодией шарманки: ручка вращается без постороннего усилия, сама по себе.

Шофёр крутит баранку и шевелит усами. В радиоприёмнике шумят помехи: сквозь них прорываются ни то вопли, ни то песня на непонятном языке. Тимошка, сидящий к кабине спиной, морщится. Ему больше по душе клубная музыка или шансон. Нашему герою кажется, что когда он слушает «Лесоповал», то становится похожим на мафиози, которые, видимо, и сочиняют эти песни.

Напротив дремлет старушка. Каждый раз, когда автобус подпрыгивает, она смешно клацает зубами и открывает один глаз. Рядом с ней восседает бульдог в тёмных очках. Группа мужчин без умолку болтает, но сложно понять, о чём. «Пётр вообще первая нода в городе… А сколько поинтов?.. Что за БиБиЭска?.. Через Фидо!». Поверх кресел видны их головы, напоминающие печёные яблоки в сахаре, которыми Тимошка завтракает в «Ростиксе».

Всё выглядит странным, ведь это первое путешествие Тимошки за город. Когда солнце светит в окно, в стекле отражаются Тимошкины щёчки и губки-вареники. Впрочем, картина за окном тоже приятна.

У обочины, нагнувшись, баба шарит в траве. Саму бабу не видно: всё загораживает её монументальный зад. Накатывают вспоминания о директрисе, тридцатилетней блондинке, которая, как это пишут в Cosmopolitan, «всего добилась сама». «Интересно, – думает Тимошка, – станет ли она у меня сосать?.. Переговорю об этом с папулей!». И он жмурится и довольно хрюкает.

Дверь открывается, и наш герой сходит. Шофёр провожает его пристальным взглядом, и автобус, пукнув, катится дальше. В полях желтеют овёс и соя. Подле остановки, похожей на пряничный домик со снесённым фасадом, торчит указатель: «с. СЕТЕВО». Вокруг ни души. Лишь в небе кружит не то беркут, не то дельтапланерист.

– Надо же! – отмечает Тимошка. – В село Сетево только сейчас провели сеть!

Он хихикает и шагает по тропинке, ведущей к селу. В руке у него портфель из кожи бронтозавра. В портфеле хранятся мобильник, кошелёк со смайликом, крем для рук и важные бумаги.

Перед поездкой Тимошка нашёл Сетево в Google Map. В центре верхней половины села зеленеет пустырь, нижняя половина – загнутая полукругом улица. С высоты птичьего полёта село напоминает букву «е». Тимошка размышляет об интернет-провайдерах и слушает, как шуршат колосья. Их шорох – точь-в-точь писк и треск соединяющегося модема.

Наконец, Тимошка доходит до Сетево и, разинув рот, осматривается. Одни домики напоминают кукольные, только увеличенные в размерах, другие будто сделаны из вафель. Есть домики с нарисованными окнами, с крышей из фольги, с калиткой из огромных спичек. Тимошка поражён: он и не догадывался, что в сёлах всё такое странное и забавное.

Посреди улицы стоит павильон с вывеской «КАМЕЯ».

– Сельпо, – думает Тимошка, направляясь к павильону.

Внутри душно, накурено и жужжат мухи. В углу ютится грязный столик, но посетителей нет. На полках пылятся товары: пиво «Tooborg», калачи с маком, папиросы «Сталинские», презервативы со вкусом семечек. Рядом с коробкой шоколада «Alpen Gold» блестят кирзовые сапоги. Надпись на ценнике: «40 руб.»

– Есть кто?! – спрашивает Тимошка, кладя руку на прилавок.

Из подсобки раздаётся кряхтение, и прокуренный бабий бас отвечает:

– Что хотел?

Тимошка смущён:

– Мне нужен ваш глава. Я из фирмы «Юрикс», менеджер по продажам.

В подсобке скрежещет какой-то механизм, шебуршат газеты, и с грохотом падает кастрюля. Звучит скверный кашель:

– Кхе-кхе-кха!.. Ты тоже по поводу клопов?

– Нет! – заверяет Тимошка. – Я по поводу библиотеки.

К стене скотчем приклеена картинка, где изображена голая женщина, сидящая на краю кровати. Тимошке чудится, что голос из подсобки принадлежит ей.

– Сначала прямо, – басит голос. – Там свернёшь у лепрозория, и через три дома будет тебе администрация.

– Вот бы присунуть ей на полкарасика! – мечтает про себя наш герой.

Больше всего на свете Тимошка любит свой «Феррари» и трахаться. Чтобы переспать с девушкой, нужно немного: сводить её в ночной клуб, накормить в ресторане, покатать по городу или просто напоить. Правда потом некоторые начинают кричать, что беременны, но Тимошка им не верит. Ведь он-то знает, что дети могут родиться лишь у мужа с женой. Впрочем, папуля эти проблемы всегда решает.

Наш герой выходит на улицу и замечает, что вокруг – ни единого человека!

– Наверное, на покосе, – думает Тимошка, идя в указанном направлении.

Из окна видно, как пупс с портфелем в руке поскальзывается на коровьей лепёшке и падает на зад. Потом встаёт и отряхивается. Поднимает портфель и, улыбнувшись, шагает дальше. На попе красуется говняное пятно.

Сельчане не появляются, зато Тимошка обнаруживает иных причудливых существ. Одних он видел по телевизору, других не видел вообще. На дороге, то тут, то там навалены розовые кучи. Они лениво шевелят ушами и похрюкивают. Тимошка склоняется над одной такой кучей и озадаченно спрашивает:

– Хрюша?

Куча не реагирует – лишь дёргает копытцем и выпускает газы.

Возле дырявого плетня Тимошка встречает гуся – и принимается в голос хохотать. Он показывает на птицу пальцем, держится за живот, из глаз брызжут слёзы, а лицо делается пунцовым как малиновая газировка. Гусь, сердито покосившись, пролазит сквозь дыру в плетне. А Тимошка всё хохочет, пока не срывается на писк.

В строении, напоминающем сарай, приоткрыты ворота. Тимошка прикладывает к створке ухо. Звук – словно кто-то поливает из брандспойта пол, но пахнет как из туалета, когда пописяешь и не смоешь. Тимошка собирается заглянуть внутрь, но вдруг высовывается лошадиная морда.

– О-о-о!!! Кто это?!! – восклицает Тимошка, пуча глаза.

– Пфр-р-р, – безразлично отвечает лошадь.

Придя в себя, Тимошка задаёт вопрос:

– Тётя, а как пройти в администрацию?

Но лошадь не обращает на него внимания.

Приземистая двухэтажная постройка будто слеплена из глины. На стене чёрными буквами выведено: «АДМИНИСТРАЦЫЯ».

Тимошка дёргает ручку, но дверь не открывается. Да и не дверь то вовсе, а приколоченный к стене кусок фанеры.

Тимошка стучит кулаком, и вскоре слышится стариковский хрип:

– Чего надость?!

«Охранник», – думает Тимошка.

– Я менеджер из фирмы «Юрикс». У вас в библиотеку провели интернет, и…

– Чего надость-то?!! – перебивает старик. – Говори живее!

«Как невежливо!»

– Я приехал к Розену Дитмаровичу. – наш герой важно поднимет пальчик. – И хочу встретиться и поговорить с ним лично… Да-да, лично!

– Да? – удивляется голос. – А если не лично?

Тимошка икает от удивления:

– Как?

Гадливый смех заполняет пространство внутри здания. Он скребёт по двери, царапает обои, и гвоздём елозит по стеклу. На Тимошку накатывает жуть, его румяные щёки бледнеют.

– Оне предупреждали, – скрипит голос. – Но Розен Дитмарович не дождалси, и ушёл в клуб, и просил передать, шоба ты отыскал его тама. Хотя не советую, – голос делается глухим и тихим. – Ну, встретишься ты с ним, ну, посидите, выпьете да побалакаете славно. А потом он всем объявит, что ты – последний мудак да ещё и морду хотел ему набить!.. И всю жизнь будет честить тебя скверным словцом. Или даже в химчистку сдаст.

Тимошка не находит, что ответить и разводит руками – уж очень нелепую вещь сообщает собеседник.

– А в какой стороне этот клуб? Я найду?

– Чего там искать-то?! Свернёшь на перекрёстке у столба и шагай, пока не упрёсси в квадратный дом. Это и будет клуб.

Тимошке слышится «куб», и он прыскает в ладошку. Затем восклицает: «Хорошо, дед!» – и топает к перекрёстку, весело бормоча: «Кубик-рубик, кубик-бублик, бабий бублик»… А голос удивляется: «Какой же я дед-то? Мне ж даже пива без паспорту не продадут!»

Домики в селе такие забавные – невозможно надивиться! Тимошка замечает, что из них доносятся звуки. Где-то двигают мебель, где-то храпят. Иногда люди разговаривают, и, если прислушаться, можно разобрать слова.

В пряничной башенке беседуют бабыляй и феминистка. …Дорогая, вы прекрасны… Что?!. Оттопырьте её, вот так, вот так… …Ну! Прекратите, больно же... Фу, вы весь диван уделали. Сами и вытирайте!.. Дорогая?.. Дорогой, мне кажется, вам надо куда-нибудь съездить?.. Куда же?.. По морде вам надо съездить!

Тимошка усмехается.

В доме, стилизованном под картонную коробку, ругаются. …Сколько раз тебе объяснять! Не включай ты эту штуку!.. Я всего на минуту… Её только на котах можно пробовать… А он?.. Вот и ищи теперь его голову!

Палец Тимошки ковыряет в носу. Козюля похожа на мятную тянучку.

Из сарая доносится: …А Пётр Коромысло-то совсем озверел… Ему туда моторчик вживили… И что, заработало?.. Бабы потешаются – курам на смех!.. Это ж как сосулька висит?.. Угу… И чернила капают… На бумажку. …Но какова поэтика!

Наконец показывается квадратный дом. Окна расположены в виде матрицы: по три штуки на трёх этажах. Сбоку прилеплена дверь. На ней надпись: «БУЛКА КЛУБ».

«Ха! Если прочесть задом-наперёд, получится то же самое».

Наш герой стучится – в ответ вылетает крик:

– Чо припёрся, бля, пошёл вон!!!

Брови Тимошки взлетают до самой макушки: «Кто ж так бешено орёт? И, главное, почему?»

– Я менеджер фирмы «Юрикс». У вас в библиотеку подвели интернет, и я привёз вашему главе, Розену Дитмаровичу, прайсы. Он должен выбрать компьютеры, которые поставят в библиотеку, и я его проконсультирую и… и… и вот!

– Какой в сраку Розен Дитмарович?! – орут изнутри. – У нас глава – женщина! И библиотеки никакой нет, и никогда не было, один только лепрозорий. И вообще, вали отсюда, козёл, пока тебе башку не проломили!.. Вот этим самым утюгом!

Тимошка в страхе отбегает от двери – ух, чуть не обкакался! Шагая по дороге, он сердито думает: «Какая дурацкая деревня! Лучше б вместо неё простроили торговый комплекс. Или аквапарк. Переговорю об этом с папулей!»

Из портфеля он достаёт телефон и вызывает абонента «Папуля».

Идут короткие гудки, затем их заглушают помехи. Сквозь шум и треск прорывается хохот – его сменяет зловещее бормотание. Дурная мелодия резонирует с шумом падающей воды и сладострастными стонами. Брутальный бас, растягивая слова, выговаривает: «Вы все говно! Говно должно отвечать чётко: «Ададаим! Ададаим!! ХЛАР АДАДАИМ!!!».

Тимошка лупает глазами и растерянно таращится на мобильник:

– Сломался!

Темнеет. Опускается чёрная шторка, обсыпанная блёстками. Пятикопеечной монеткой на ней сияет луна. В окнах зажигается свет, но людей внутри нету. Комнаты пустые, на обоях нарисованы затейливые знаки.

Удивительно, но из домов по-прежнему звучат разговоры. И они становятся громче.

…Положи брюхом кверху. …Так?.. Воткни-воткни!.. Ой, посыпалось... Ведро, ведро подставляй, дебил! Оно убегает, убегает, держи его!.. Щас в жопу заберётся!!! Ай, щекотно!..

У щербатого забора Тимошка прислушивается. Там говорят про ламий, карьерный рост и головастиков. Вдруг рядом звенят цепи, и воздух пронзает яростный лай. Тимошка испуганно отскакивает. Роняет портфель, и, надув губки, произносит:

– Ублюдок!

Собака с той стороны забора продолжает рвать глотку.

Ноги болят, в животе урчит. Тимошке хочется домой, к тому же холодает. Злые упыри, вырезанные из картона, кружат в небе, а по земле ползут их тени. Люди всё не выходят, и от этого становится тоскливо и жутко.

За калиткой появляется женский силуэт. Тимошка радостно подбегает, но обнаруживает большую куклу: у неё открыт один глаз, и она клацает челюстью.

Тимошка в стрехе пятится и замечает мелькнувший вдали огонёк. Слышится бибиканье.

– Автобус! – кричит Тимошка. – Подожди меня, автобус!

И он, всплеснув руками, устремляется во тьму.

 

Ксюша – блондинка лет тридцати – снимает трусики. На животике остаётся след от резинки.

Встав под струи горячей воды, Ксюша намыливает тело. Постепенно намыливание переходит в ласки: женщина гладит грудь, опускается ниже, её пальчик играет в интимных местах.

Из душевой, помимо шума воды, доносятся постанывания.

Ксюша не вытирается: прозрачные капельки так приятно холодят кожу! Она смотрит в зеркало: на правой груди, возле соска, темнеет родинка. «Вот бы сходить в ночной клуб, – мечтает Ксюша. – Покататься по городу или просто напиться… Но с этой проклятой работой совершенно нет времени».

Женщина нагишом проходит в спальню, и на линолеуме остаются следы босых ног. Взяв мобильник, она опускает влажную попку на край кровати.

Над кроватью висит портрет бульдога в тёмных очках.

– Тимофей, – говорит Ксюша ласково. – Ну, как там у тебя, всё в порядке?

– Да, – отвечает голос из телефона. – Мы встретились, переговорили. Он заказал пять компьютеров, договор подписал. Как вы и предсказывали!

Ксюша водит пальчиком по бедру:

– Ты молодец, Тимофей. Так завтра я жду тебя на работе?

– Да, конечно!

– Тогда спокойной ночи, – мурлыкает Ксюша и отключает телефон.

Кладёт его на тумбочку и забирается под одеяло.

– Спокойной ночи, – говорит Тимошка.

Ксюша подскакивает и вертит головой. Зажигает ночник: в спальне никого. Телефон выключен... Должно быть, померещилось?

Она вновь ложится, но свет оставляет.

Повернувшись на бок, Ксюша подтягивает колени к груди. Глубоко вздохнув, закрывает глаза.

Над ухом раздаётся:

– Сосать будете?..



проголосовавшие

Hron_
Hron_
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

Светоч
Тук, тук, тук...
Грейпфрут один

День автора - Саша Дохлый

против были только птицы и я
тру
Верка
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.024886 секунд