Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Zaalbabuzeb

Пердун (для печати )

Тупо – о главном герое. Хмык был неудачником и нищебродом. Жил он в однокомнатной квартире, доставшейся от бабушки, служил дворником и трахался с подушкой. Когда-то Хмык увлёкся физикой, но учёным не стал, потому что оказался тупым. Ещё он коллекционировал ракушки, но к сорока годам собрал лишь семь. Затем Хмык подался в гонщики, но какие могут быть гонки на дребезжащей «шестёрке», к тому же, когда у тебя геморрой?.. Короче, ничто Хмыка больше не интересовало, за исключением одной вещи.

Он обожал пердеть.

Нравился сам процесс – то, как газы бильярдными шарами наполняют кишку и с шумом вырываются наружу. Ощущения тепла, ветра! Хмык познал все тонкости пердежа и само слово «пердёж» считал заимствованным из сленга французских дадаистов.

Но больше ощущений или звуков Хмыка интересовало другое. Запахи! Из библиотеки он спёр русско-латинский словарь и давал кишечным ароматам имена на латыни. Тонкий, чуть режущий аромат со сладким послевкусием – Putrida odor. Удушливый духан после бобового салата с майонезом – Acutus rectus.

Хмык был первопроходцем мiра вони. Выяснилось, что запахи имеют свой цвет, своё тайное значение. Для их систематизации Хмык купил тетрадку с лошадью. И взялся заполнять таблицу: 1) название запаха; 2) описание; 3) пищевые ингредиенты для получения; 4) цвет; 5) картины, возникающие при пердеже (Нью-Йоркская канализация, ветерок с мясокомбината и т. п.).

За месяц тетрадь заполнилась вся, и Хмык потопал за новой.

В магазинчике канцтоваров в колонках дудел Стэн Гетс. По витрине ползла зелёная муха. Посетителей не было.

Хмык выбирал придирчиво. С зябликом? Со Сталиным? Нет-нет, не то!.. Он искал долго, пока его взгляд не упал на тетрадь с Еленой Георгиевской на обложке. Хмык полез в карман за мелочью, но вдруг замер. Глаза округлились, ноздри с шумом втянули воздух.

В помещении витал тонкий аромат – привычный, как носок с дырочкой, но загадочный, как Франц Кафка. Знакомый, как страстно отдающаяся подушка, но экзотичный, как вьетнамская шлюха-гермафродит. Чудный, восхитительный аромат витал в помещении! Хмык увидел его источник.

Полная женщина с рыжими лохмами сидела у кассы и держалась за пузо. Лицо было с зеленоватым отливом; дышала она тяжело и вот-вот готова была сорваться с места. «Дина» – прочёл на бейджике Хмык. И со звоном высыпал в чашечку монеты.

С этого дня Хмык думал лишь о Дине. В памяти всплывали её физиономия, лохмы и бейджик. Сердце билось часто-часто; терзала бессонница. Чтобы от неё избавиться, Хмык с остервенением заполнял тетрадку. В названиях газов возникало всё больше романтики: «Полночь в кишечнике». «Бобовая нежность». «Анальная бабочка».

Колени дрожали, когда Хмык покупал у китаянки ландыши. Он истомился от своего непонятного чувства, но тетрадка закончилась, и настала пора вновь увидеть Дину. Что он ей скажет? Как она на него посмотрит? Хмык нервничал.

В магазинчике дудел старый-добрый Стэн Гетс. Дина листала журнал с топ-моделями. По витрине полз таракан.

– Это вам! – Хмык протянул букетик, зажатый в потном кулаке. – Ландыши из Пекина.

Дина нахмурилась:

– С чего бы вдруг?

Хмык пожал плечами:

– Вы мне нравитесь. Давайте запрёмся в кладовке.

Носик Дины наморщился:

– Вот ещё! – она взглянула Хмыку в глаза. – Во-первых, я вас не знаю. А во-вторых, у меня есть избранник.

– А я? – растерялся Хмык.

– А что вы? Что вы из себя представляете? Что умеете делать? Вот я – мастер продавать тетради. Мой жених – мастер дуть в тромбон. А чего в жизни достигли вы?

– А я… – начал Хмык и пресёкся.

Не мог же он сказать, что был мастером пердежа.

…Сутки напролёт он колесил в «шестёрке» по городу и страдал. В три часа ночи вылез в спальном районе – стал шарахаться в поисках пивного ларька. На самом деле Хмык надеялся получить от местных в табло, но всё было тщетно.

«Столько лет прожил, – думал Хмык, – столько лет… А ничего не добился».

Он уже собрался было утопиться в бетономешалке, как вдруг в голове вспыхнуло.

Ну как же! Ведь он – тоже профессионал. Творец с большой буквы, приобщённый к Тайне. Как Бодлер или Вивальди в процессе творения не знали, ЧТО выйдет у них в конце концов, так и мастер-пердун не знает, какой запах вырвется из его задницы. То и другое – искусство. Значит, Хмык велик не менее, чем знаменитые мастера!

Как газ образуется? Какие компоненты вступают в алхимические связи? Это великая Тайна, которая и манила Хмыка. Но, постигая Тайну, исследователь получает и Силу. А Сила рано или поздно требует Выхода. И когда Хмык понял, что нужно делать, он расхохотался в ночное небо и бросился во тьму.

Придя домой, он долго сочинял рецепт. Затем отправился за покупками. Мелькали гастрономы, супермаркеты, ларьки с несвежим мясом, рынки и тёмные, полуподвальные магазинчики с величайшими извращениями, созданными людьми, – корейскими деликатесами. Сверяясь с рецептом, Хмык варил, квасил и жарил. Подобно колдуну, бубнил заклинания в закопченной кухне.

Вскоре блюдо было готово. В кастрюле дымилась бурая субстанция с тошнотворным запахом. Хмык её слопал.

Вечерело. Скрипя от натуги зубами, Хмык сидел в «шестёрке», ожидая, когда Дина выйдет из «канцтоваров». Она всё не появлялась. Прошёл час и, не дождавшись, Хмык выбрался из машины и заковылял к двери. Ноги подгибались, пузо было раздуто, как у беременной.

Хмык толкнул дверь, и странная картина предстала перед ним.

По магазинчику, выпятив грудь, расхаживал пижон в кожаном плаще.

– Ха, ха! – гарцевал пижон. – Ха!!

– Мимими, – пищала Дина. – Пупупу.

Кряхтя, Хмык подошёл к прилавку и спустил штаны.

– Ай! – воскликнула Дина. – Он щас меня понасилует!

Кулаки пижона сжались, с яростным рыком он бросился на Хмыка. Тот повернулся задом, наклонился и – …

Пижон отлетел к стене и без чувств рухнул на пол. Задница Хмыка принялась изрыгать канонаду – магазинчик заполнился смрадом. Дина хрипела и держалась за горло. Хмык схватил её за лохмы, опрокинул на витрину и уселся на лицо. Ноги женщины задёргались.

Когда Дина затихла, Хмык попытался взвалить её на плечо, но, охнув, упал. Нахмурившись, потащил за ноги. Погрузил в багажник и погнал в закат. Туда, где резвились голые ведьмы, плясали скелеты и хохотали карлики-людоеды.



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

Светоч
Тук, тук, тук...
Грейпфрут один

День автора - Саша Дохлый

против были только птицы и я
тру
Верка
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.035238 секунд