Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Упырь Лихой

ЗОМБИ-АХТУНГ (для печати )

 

ИНТ. КВАРТИРА ПЕТИ И ЛЮСИ - ВЕЧЕР

 

ПЕТЯ сидит в туалете на крышке унитаза с телефоном в руках. Он тяжело дышит, пальцы нежно сжимают трубку.

ПЕТЯ, тревожным голосом, как будто у него уже встал: САША? Это я.

Голос Саши в трубке: Алё! Ничё не слышно!

ПЕТЯ: Ну, что, будем это самое? Я не могу громко говорить. Жена дома. Людмила дома, говорю!

ЛЮСЯ на кухне: Я дома! Скажи, чтобы перезвонили! (Ковыряется руками в миске с фаршем, фарш противно хлюпает.)

По телевизору на кухне идет фильм «Чужой». Перегорает лампочка. ЛЮСЯ смотрит вверх.

ЛЮСЯ: ПЕТЯ!

ПЕТЯ: Это мне клиент звонил!

ЛЮСЯ: Какой еще клиент! Восемь часов вечера!

ПЕТЯ: Это срочно!

ПЕТЯ кидается в спальню, переодевается трясущимися от волнения руками. ЛЮСЯ на кухне продолжает хлюпать фаршем.

ЛЮСЯ: И куда ты пойдешь со своим «клиентом»? В баню? В кабак? В бордель?

ПЕТЯ, путаясь в штанинах: Я скоро приду!

ЛЮСЯ: Иди к черту! (Швыряет шматок фарша в коридор) Не может лампочку вкрутить!

Хлопает входная дверь.

Лицо Люси, освещенное экраном. Она в гневе напоминает ведьму. Фарш на ее руках блестит в синем свете экрана. Она сжимает фарш, как будто кого-то душит. Чужой истекает слюной.

 

 

НАТ. ПУСТЫРЬ У ЛЕСОПОЛОСЫ - НОЧЬ

В ночном небе гудит высоковольтная линия.

САША, ПЕТЯ и ВОВА сидят на бревне у рекламной газетки с разложенной едой и выпивкой, в центре — мобильный телефон с включенным фонариком. Они беседуют, одновременно пьют и жрут сосиски молочные «Пит-продукт» из упаковки.

САША, брезгливо держа сосиску двумя пальцами: Жрете как бомжи…

ПЕТЯ: А хули делать? Жена все деньги забрала, только на бензин оставила.

ВОВА: Бары – для пафосных петухов. (Берет стаканчик.) Рюмка водки не может и не должна стоить двести рублей. (Выпивают)

САША: Тоже все деньги жена забрала? (Кусает сосиску.)

ВОВА: Не, я тут прикупил кое-что. (Показывает пистолет.) Пневматика. Стреляет чем хочешь. Хоть гвоздями.

САША: И нахуя? (Жует сосиску.)

ВОВА: У нас весь район с такими ходит. Сосед недавно из окна по детсаду палил. Пиздюки там бегали, визжали, а он с бодуна.

ПЕТЯ: Зачетно.

ВОВА: Сопссна, тут можно по банкам пострелять. По детсаду стремно. Я же не быдло какое-то.

САША, наливая водку в стаканчики: Быдлу надо раздать настоящие пистолеты. Чтобы все друг друга перестреляли. В Москве станет чище.

ВОВА: А чуркам надо гранаты раздать. И загнать их в котлованы.

ПЕТЯ: У нас так все население вымрет (кусает сосиску).

 

Разрез почвы под ними, корни растений, еле слышное хриплое порыкивание.

 

САША: При Екатерине Великой было 35 миллионов, и всем было заебись. Лучше меньше да лучше, как говорил Ильич.

ПЕТЯ: Да, у Ильича был маленький член. А у Гитлера ваще одно яйцо.

ПЕТЯ встает, идет в сторону кустов.

САША: Ты куда? (Допивает и бросает стаканчик, идет вслед за ним.)

ПЕТЯ: Позвонить!

САША возвращается.

 

ПЕТЯ бредет по направлению к кустам, освещая дорогу мобильником.

ПЕТЯ расстегивает ширинку и достает член. Ветки кустов раздвигаются, шелестят листья. ПЕТЯ оборачивается и начинает отливать. Слышно чье-то тяжелое сопение. Сзади его обнимает темнайа фигура. Хватает за член.

ПЕТЯ: Отвали, долбоеб.

ПЕТЯ пытается застегнуть джинсы, Зомби пытается расстегнуть ремень.

Черная рука хватает Петин зад.

ПЕТЯ: Отвали, поэл? Че за детский сад?

ЗОМБЕ валит его на землю.

Слышен треск разрываемых штанов.

ПЕТЯ пытается встать: Ахтунг!

ЗОМБЕ: Ррррр! (Показывает синий член. Шлепает синим членом по губам Пети, тот отползает, придерживая штаны.)

ПЕТЯ: Не надо, я натурал.

ЗОМБЕ рычит: Не бывает натуралов. Бывает мало водки. (Сшибает Петю ударом хуя по голове.)

ПЕТЯ: Ааааа!

ЗОМБЕ насилует его в жеппу.

САША: Чо он разорался…

ВОВА, авторитетно: Это уретрит. Больно ссать.

ПЕТЯ, шепотом: О, Господи… (нагибает голову и вытирает рукавом текущие из носу сопли)

ЗОМБЕ убыстряет темп.

ПЕТЯ: Помогите!

ВОВА: Урологи помогут!

ПЕТЯ: САША! ВОВА!!!

ЗОМБЕ: Рррр! (Разворачивает Петю и затыкает ему рот зомбохуем)

ВОВА наливает Саше водки, САША оборачивается в сторону кустов.

ВОВА: Саня, держи ровнее.

САША: Может, ему плохо… (ставит стаканчик и идет в сторону кустов)

ВОВА: Иди-иди. (выпивает водку из его стакана)

Темнота.

Голос Саши: Вован!

Темнота освещается мобильниками Саши и Вовы, ПЕТЯ лежит на земле, ЗОМБЕ сдрачивает синюю сперму ему на лицо.

Голос Вовы: Саня, врежь ему!

САША и ВОВА налетают, хватают ЗОМБЕ за шкирку, хуй ЗОМБЕ болтается из стороны в сторону.

ЗОМБЕ: Рррррр! (Вырывается, наставляет на них хуй как автомат)

ВОВА наставляет на него пистолет: Сука, не подходи!

Пистолет не стреляет.

ЗОМБЕ: Гыгыгы!

ВОВА: Ссука. (Роется в карманах, выхватывает зажигалку, та не загорается.) ВОВА отбегает в сторону.

ЗОМБЕ поворачивается к Саше: Рррррр!

САША: Пошел на хуй! (отмахивается бутылкой, брызгает на зомбе водку. Зомбе увеличивается в размерах).

ЗОМБЕ: Рррр! (Надвигается на Петю, надрачивая член.)

ПЕТЯ пытается отползти, ЗОМБЕ нападает, ПЕТЯ отрывает его член, ему в морду плещет какая-то темная жидкость. ЗОМБЕ падает и лежит неподвижно, ПЕТЯ блюет с зомбохуем в руках. ВОВА и САША уходят, волоча Петю.

 

Всходит луна. На земле стоит полупустая бутылка водки. Из-под земли появляется рука. Она пиздит недопитую бутылку. Бутылка втыкается в землю горлышком вниз и опорожняется. Земля дышит, трясется и стонет.

 

ЭКСТ. ДВОР У ДОМА ПЕТИ И ЛЮСИ - НОЧЬ.

Петю вытаскивают из машины и ведут к лифту, он шатается, по подбородку стекает синяя жидкость. САША вытирает ее одноразовыми носовыми платками.

 

 

ВОВА: Я чо-та не подрубил, кто это был ваще?

САША: Бомж какой-то.

ПЕТЯ блюет синим на стенку лифта.

САША: Ты это, с синькой ваще завязывай. Если пить не умеешь.

ПЕТЯ: Ррррр… (Закатывает глаза, трясется.)

САША: Он эпилептик, штоле?

 

Вова и Саша звонят в дверь.

САША, пытаясь изобразить непринужденный тон: Люсенька, это мы!

Открывает ЛЮСЯ с коньячной рюмкой в руках. В рюмке жидкость, похожайа по цвету на коньяк. Видимо, это он и есть. ВОВА и САША держат Петю под руки, его голова откинута назад, колени полусогнуты, глаза закатились.

ЛЮСЯ: Дыхни!

ПЕТЯ: Рррррр!

ЛЮСЯ: Дыхни, скотина! (Берет его за шиворот.)

ПЕТЯ рычит и, шатаясь, идет в туалет.

ЛЮСЯ: Алкаш! (Выпивает коньяк залпом.) Пьянь подзаборная! (Поворачивается к Саше и Вове.) Чего уставились?

ВОВА: Ну, мы пойдем…

САША: Ага, удачи…

(Одновременно влезают в дверной проем, торопливо удаляются обратно к лифту.)

 

ПЕТЯ сидит на унитазе, шатается, порыкивает. По его щекам стекают голубые слезы, из носу течет. Отматывает туалетную бумагу, вытирает жеппу. Рассматривает пальцы. На пальцах синяя жидкость. Отматывает вторую бумажку, снова вытирает жеппу. Бумажка синяя. Нюхает бумажку. Заглядывает в унитаз — там синяя жидкость и слизь. Теряет равновесие и падает. Цвет кадра становится голубым, все вокруг качается и кружится.

Слышен голос ЛЮСИ за дверью.

ЛЮСЯ: Ты меня за дуру принимаешь, да?! Я с тобой разведусь. Ты ЧМО. Ты ничтожество! Ты когда обещал, что больше не будешь? Два дня прошло! Два дня! Что, нечего сказать?

ПЕТЯ, жалобно: Рррррр…

ЛЮСЯ: Ты помнишь, почему мы не поехали в Тунис? Потому что какая-то тварь пропила все отпускные!

ПЕТЯ воет: Не все!

ЛЮСЯ: Че ты мямлишь! Че ты мямлишь, тварь! (Идет в комнату, наливает вторую рюмку, ставит диск, садится в кресло перед плазменным телевизором. В комнате темно, она освещается только теликом. Смотрит «Горбатую гору» Енга Ли.) Ковбои на экране ебутся. ЛЮСЯ пьет, положив ногу на ногу. ПЕТЯ-ЗОМБЕ горящими глазаме смотрит на экран.

ЛЮСЯ: ПЕТЯ, ты деградируешь.

ПЕТЯ, обреченно: Ррр…

ЛЮСЯ: Ведешь себя как быдло. Ты хоть понимаешь, почему я все время на работе? Потому что дома — пьяная скотина!..

Ты знаешь, что наш арт-директор достроил дом? Между прочим, он гей, а не быдло, как ты... (отпивает из рюмки) А главный купил яхту. (толкает Петю локтем) Яхту!.. И всех пригласил, но я, дура, не пошла. Да ничего ты не знаешь.

ПЕТЯ, жалобно: Рррр… (шатается)

ЛЮСЯ: Ну правильно, ты же все пропиваешь. Ты не умеешь откладывать деньги. (Допивает коньяк и наливает себе еще.) Если бы не я, ты бы и квартиру пропил.

ПЕТЯ, возмущенно: Рррр!

ЛЮСЯ: Да-да. Ты бы квартиру пропил. Дешевка. Никчемный мужичонка. Ты даже телик мне купил самый дешевый! Если ты меня не ценишь, так и скажи.

ЛЮСЯ чуть не плачет, увлекшись собственными переживаниями. Глотает коньяк.

ПЕТЯ становится на колени рядом с креслом.

ПЕТЯ рычит: Дай паибацца? (Пытается ее лапать.)

ЛЮСЯ: Пшел вон! (Отталкивает его ногой.)

ЗОМБЕ, пошатываясь, идет к телевизору и заслоняет экран.

ЛЮСЯ: Отойди, придурок! (отпихивает его) Дебил! Ничтожество…

ПЕТЯ валит ее на пол.

ЛЮСЯ лежит, держа в руке пустую рюмку. Рюмка дергается на фоне ковбоев туда-сюда — типа они ебутся.

ЛЮСЯ: Мне надо почистить зубы.

ЗОМБЕ ебется.

ЛЮСЯ: Мне надо почистить зубы!

ЛЮСЯ рычит голосом ЗОМБЕ: Мне надо почистить зубы!

ПЕТЯ, испуганно: Рррр! (Отползает)

 

ИНТ. ВАННАЯ.

Из комнаты слышны голоса голубых ковбоев. ЛЮСЯ чистит зубы перед зеркалом. Вынимает щетку изо рта, на ней что-то синее. На щетке и на губах висит нитка синей слюны. ЛЮСЯ плюет синим в раковину. Кадр начинает голубеть проблесками, стены качаются, ЛЮСЯ хватается за раковину, как будто вот-вот упадет. Смотрит вниз. Оттуда медленно поднимается головка зомбохуя.

ЛЮСЯ: Рррр?

Осторожно трогает головку хуя.

ЛЮСЯ: Рррр!

Плюет синим в ладонь, начинает обстоятельно дрочить. Кадр голубеет. ЛЮСЯ дрочит все быстрее и быстрее и выстреливает в зеркало синей спермой. Хуй падает.

Голоса ковбоев из «Мохнатой норы» сменяются звуками футбольного матча.

ЛЮСЯ: Ррррр?

Хуй Люси снова встает.

ЛЮСЯ в дверном проеме, с угрожающе поднятым хуем. Рычит: Переключай!

ПЕТЯ: Твой фильм — говно.

ЛЮСЯ: Говно — твой футбол!

Набрасывается на Петю, ебошит его по башке пультом, телевизор снова переключается на ковбоев-ахтунгов.

ПЕТЯ, не вставая: Ахтунг!

ЛЮСЯ затыкает ему рот хуем. ПЕТЯ сосет и исподтишка переключает обратно на футбол.

ЛЮСЯ: Рррррр! (Дерутся.)

ПЕТЯ стоит раком перед теликом, защищает пульт и все-таки смотрит свой футбол, ЛЮСЯ ебет его сзади, одновременно отпивая из бутылки, стоящей рядом на столике. Оба рычат.

Между ног ПЕТИ виден телевизор. Когда Петя кончает, в телевизоре забивают гол, экран заливает синей спермой.

 

ЛЮСЯ и ПЕТЯ сидят в голубом свете перед телевизором и смотрят футбол. Синяя сперма стекает по экрану. ЛЮСЯ отпивает коньяк из горла и курит.

ПЕТЯ пытаецо потрогать бедро жыны, рычит: В жопу дашь?

ЛЮСЯ рычит: Не дам.

ПЕТЯ рычит: А выпить? (Тянется к бутылке.)

ЛЮСЯ рычит: С пидорами не пьем! (Нагибает его голову, чтобы отсосал.) На хуе Люси синий кал.

 

ИНТ. СПАЛЬНЯ ПЕТИ И ЛЮСИ - УТРО

Люся приоткрывает глаза, у нее более-менее нормальный вид. Допивает коньяк из рюмки. Ее лицо синеет. У нее утренний стояк, ЛЮСЯ начинает дрочить. Струйка синей спермы вылетает из зомбохуя и брызгает ей в глаз. ЛЮСЯ утирается, встает с постели, ПЕТЯ лежит рядом с кроватью на коврике, вздрагивает во сне, бормочет: Ахтунг… Ахтунг… Ахтунг…

ЛЮСЯ медленно идет в ванную, смотрит на себя в зеркало, вопль ужаса: Рррррррр!!!

 

Петя в более-менее нормальном виде открывает глаза, Люся сидит на кровати с зеркальцем, как Петра фон Кант, и красится поверх грима. Петя воровато опохмеляется, его лицо синеет.

ПЕТЯ рычит: Людмила! Ты куда?

ЛЮСЯ рычит: На работу.

ПЕТЯ рычит: Пиздец!

ЛЮСЯ рычит: Пиздец — это ты. А я — успешная женщина.

 

ИНТ. МЕТРО.

Синяя Люся сидит на диване в вагоне. Напротив сидят приличные люди. Они с подозрением поглядывают на Люсю. Рядом девушка быдловатого вида читает иронический детектив. У дверей стоит бомж с почти такой же синей мордой и разбитой губой. Он понимающе смотрит на Люсю. ЛЮСЯ нервничает, достает пудреницу и начинает приводить себя в порядок, становится еще хуже. Роняет и подбирает с полу косметику. Помада подкатывается к ноге девушки с книжкой, девушка замечает Люсю, отодвигается, вскакивает и отбегает в конец вагона.

Поезд останавливается, входит НИЩЕНКА в длинном бархатном балахоне, косынке и шлепанцах.

НИЩЕНКА: Люди добрые, извините за это обращение! Я беженка с Донбасса! Надо собрать деньги на серьезную операцию! Помогите, пожалуйста, чем сможете, храни вас Господь!

ЛЮСЯ смотрит с негодованием, как НИЩЕНКА протягивает пассажирам пластиковый стаканчик для денег. НИЩЕНКА приближается к Люсе.

ЛЮСЯ: Рррр.

НИЩЕНКА: Помогите на операцию! (сует Люсе под нос свой стаканчик)

ЛЮСЯ рычит: На операцию?

НИЩЕНКА: На операцию.

ЛЮСЯ хватает нищенку за шиворот и рычит.

НИЩЕНКА: Помогите!

Пассажиры с интересом поглядывают на Люсю, молодой человек фотографирует ее на сотовый телефон. ЛЮСЯ ногтями распарывает нищенке живот и достает оттуда кишки. Поднимает руку с кишкой, остальные кишки волочатся по полу.

ЛЮСЯ: Легче?

НИЩЕНКА судорожно кивает. Поезд подъезжает к следующей станции, и НИЩЕНКА убегает по проходу к двери, волоча связку кишок. Вваливается толпа пассажиров, они наступают на кишки и поскальзываются, НИЩЕНКА выскакивает, кишки зажимаются в дверях вагона, НИЩЕНКА вытащить кишки. Поезд трогается с места, НИЩЕНКА бежит за поездом, пока не натыкается на столб. Кишка отрывается, НИЩЕНКА падает. Ее лицо синеет. Над ней склоняюся два молодых работника милиции метро.

У нищенки под платьем встает хуй.

 

ЛЮСЯ поднимается по эскалатору и идет по улице. Ей навстречу попадается еще пара бомжей, которые выглядят еще хуже.

 

Офис, ЛЮСЯ здоровается с АДМИНОМ и несколькими бухгалтершами. Они не подают вида, что с ней что-то не так.

ЛЮСЯ рычит: Вы не заметили ничего странного?

Бухгалтерши пожимают плечами.

ЛЮСЯ рычит: Я всегда так выгляжу?

Бухгалтерша догадывается: Вы покрасили волосы?

ЛЮСЯ раздраженно рычит и идет на свое рабочее место.

Вбегают ВАХТЕРША и Продавщица косметики «Орифлейм».

ВАХТЕРША: Женщина, у нас косметикой торговать нельзя!

Продавщица: Я ненадолго!

ВАХТЕРША: Пошла отсюда! Людмила Викторовна, она меня не слушает!

ЛЮСЯ: Ррррр? (с интересом смотрит на продавщицу косметики)

Продавщица открывает торбу с образцами и начинает их торопливо расставлять на Люсином столе, рассказывает скороговоркой.

Продавщица: Вот это молочко для тела. Восстанавливает липидный баланс и подтягивает кожу. Это защитный ультрасияющий блеск для губ с двойным перламутровым эффектом. Туалетная вода для молодой девушки, уверенной в себе и живущей по законам шоппинга. Изысканная, чистая красота шведской природы отражается в каждом продукте, который мы продаем.

ЛЮСЯ кивает и одобрительно рычит.

Продавщица: Крем для пяточек с экстрактом мочевины. Побалуйте ваши ножки. Чё еще… (роется в сумке). А, во, я вам оставлю наш каталог. Там мой телефон на первой странице. Корытко Анастасия, ваш персональный консультант. Будьте прекрасны с ори…

ЛЮСЯ сметает косметику со стола в свою сумку.

Продавщица: … флейм… Девушка, это образцы. Вы мне закажите по каталогу, и я вам их при…

ЛЮСЯ выхватывает у продавщицы сумку.

Продавщица: ...шлю... Вы чё делаете? (визжит)

ЛЮСЯ рычит, берет ее за шкирку и вытаскивает из офиса.

ВАХТЕРША: Вон отсюда, прошмандовка!

ЛЮСЯ поправляет прическу, возвращается к своему столу и разглядывает добычу. Начинает остервенело краситься.

 

Офис, кабинет Арт-директора.

 

АРТ-ДИРЕКТОР снимает трубку: Людмила Викторовна, зайдите на минутку. Надо кое-что обсудить.

Под его столом стоит до половины уже выпитая бутылка.

ЛЮСЯ-ЗОМБЕ идет по офису, грозно стуча шпилькаме и пудрясь на ходу. Никто не удивляется, все заняты работой.

ЛЮСЯ убирает пудреницу в сумочку, грозно щелкая застежкой.

Входит в кабинет, рычит: Обсудить?

АРТ-ДИРЕКТОР, не поднимая головы: Сегодня же пятница… Корпоратив. Ну?

ЛЮСЯ рычит: Пятница?

АРТ_ДИРЕКТОР кивает.

АРТ-ДИРЕКТОР: Стол я уже заказал… Надо скинуться на выпивку.

ЛЮСЯ: На выпивку?

Кадр голубеет, АРТ-ДИРЕКТОР поднимает глаза, вскакивает, пытается защититься офисным креслом, падает в угол. АРТ-ДИРЕКТОР орет, нашаривает канцелярский нож и пытается порезать Люсину ногу. Хлещет синяя жидкость. ЛЮСЯ разводит его ноги и кусает ботинок. ЛЮСЯ стаскивает с арт-директора штаны, ее юбка приподнимается и показывается зомбохуй. На арт-директоре один ботинок, другой у Люси в зубах. ЛЮСЯ выплевывает обслюнявленный синим ботинок. АРТ-ДИРЕКТОР беспомощно шевелит пальцами ноги, ЛЮСЯ вгрызается в его ногу. На арт-директора со стола падает пачка документов. Свисает мышь. ЛЮСЯ ебет арт-директора. Арт-директор вначале орет, затем его лицо синеет, а глаза мутнеют. Он обматывает свою шею проводом мыши. ЛЮСЯ понимает, что ему нужно, переворачивает его тело, хватает его за волосы и затягивает петлю. Ебет его сзади. Арт-директор тихо рычит от удовольствия и ритмично стукается лбом о радиатор.

АРТ-ДИРЕКТОР-ЗОМБЕ поднимается с четверенек, натягивает штаны, манерно рычит: Обсудим корпоратив?

 

Офис, вторая половина дня, один из менеджеров вносит ящик пива и указывает на часы, они показывают 16:00. Сидящие за столами офисные работники выжидательно смотрят на ящик пива.

МЕНЕДЖЕР: Кхм-кхм… С новым годом, дорогие женщины! С новым счастьем! (Раздает бутылки)

Бухгалтерши жадно хватают бутылки и просят их открыть. Пиво холодное, бутылки мокрые от конденсата. Входит второй менеджер, усаживается на столе и тоже открывает пиво. Одна из бухгалтерш включает на компьютере музыку.

 

Арт-директор и Людмила вываливаются из кабинета с болтающимися хуями, у обоих в руках бутылки. Они рычат, кадр голубеет. Сотрудники давятся пивом.

Менеджер, который принес пиво, первым попадается арт-директору. Арт-директор забивает пивную бутылку ему в рот. Второй менеджер накидывается на Арт-директора сзади, Арт-директор вытаскивает бутылку из первого, с бутылки льется кровь. Второй менеджер висит на Арт-директоре сзади, Арт-директор нападает на бухгалтерш.

Бухгалтерши обороняются степлерами и ножницами. Одна из бухгалтерш, у которой под рукой только бумага, взятая из принтера, накидывается на арт-директора с листком бумаги и ранит его, на бумаге остается синяя жидкость. Арт-директор валит ее с ног ударом пачки с бумагой.

АДМИН сидит в наушниках за компьютером в своем закутке и смотрит порно с транссексуалами, наглаживая вставший член через джинсы.

ЛЮСЯ-ЗОМБЕ: Ррррр! (Тычется хуем в его спину)

АДМИН, перестав трогать свой член: Отвали.

ЛЮСЯ стучит хуем по его плечу: Рррр!

АДМИН медленно оборачивается. Визг, все кружится, сотрудники бегают по офису, ЗОМБЕ ковыляют за ними, летает бумага. Большая групповуха с ЗОМБЕ и клерками. Клерки во время ебли превращаются в ЗОМБЕ и ебут друг друга. На полу лежит монитор, где на весь экран показывается видео с мужиком, сосущим хуй у транссексуала.

 

НАТ. МЕСТО СБОРА НЕФОРМАЛОВ.

Офисные зомби ковыляют по Чистым Прудам с бутылками водки и пива. Прохожие не обращают на них внимания — кругом раскрашенные готы, эмо, панки, хиппи, любители косплея и подростки в костюмах из «Звездных Войн». Два скинхеда целуются на фоне скучающего милиционера. У скамейки расположилась свадебная процессия: жениха и невесту расписывают под зомби, подружку невесты заматывают на голое тело в мусорный мешок и обклеивают его скотчем, чтобы вышло подобие вечернего платья. Свадебные зомби ржут и поливают друг друга кровью, Свидетельница льет кровь на подол платья невесты.

НЕВЕСТА: Только на жопу не лей.

ЗОМБЕ-АДМИН приседает на корточки и нюхает подол ее платья.

НЕВЕСТА: Ты кто?

ЗОМБЕ-АДМИН, миролюбиво: РРРРРР!

ЖЕНИХ: Слы, чувак, кончай косить под зомби! Думаешь, намазал морду синим – и ты зомби?

ЗОМБЕ-АДМИН: РРРРРР!

ЖЕНИХ: Зомби – это образ жизни, понял? Зомби понимают суть.

НЕВЕСТА: Ты не зомби, ты пОзер.

АРТ-ДИРЕКТОР: Рррррррррррр!

НЕВЕСТА: Ты чё рычишь? Чё рычишь, я спрашиваю? Ты ваще в теме?

Друг жениха: Завязывай рычать!

Друг жениха поднимает АДМИНА-ЗОМБЕ, поворачивает и дает ему пинка под зад. ЗОМБЕ-АДМИН призывно оборачивается.

Друг жениха отскакивает.

Свадебная процессия, шатаясь, идет по улице к ЗАГСу, им весело. Офисные ЗОМБЕ тащатся за ними. Прохожие крутят пальцем у виска, какая-то старушка оттаскивает за руку внука.

У дверей ЗАГСа другая свадебная процессия, они шарахаются от фальшивых и настоящих зомби, боясь запачкать одежду.

ФОТОГРАФ: Молодые люди, отойдите, пожалуйста! Не лезьте в кадр!

НЕВЕСТА: Что, купил дорогую камеру и думаешь, тебе все можно? Это ваш тротуар? Вы его купили? Купили, да?

Фальшивые и настоящие зомби лезут в кадр и строят рожи, ЗОМБЕ-арт-директор и ЛЮСЯ принюхиваются к пьяненькому парню из «культурной» процессии и рычат о чем-то между собой, но не трогают его. Культурные шарахаются.

Жених замечает в урне букет увядших цветов, достает его и преподносит невесте. Та успокаивается и улыбается.

У дверей стоит 1 Работница ЗАГСа с магнитиком на веревочке и собирает мелочь, которую кидали в молодых. Фальшивые зомби становятся на четвереньки и тоже начинают подбирать то, что кидали в молодых.

1 Работница ЗАГСа: Молодые люди, ведите себя культурно!

Жених и НЕВЕСТА показывают ей язык.

1 Работница ЗАГСа злится и уходит внутрь.

Процессия ЗОМБЕ пролезает в двери и входит в ЗАГС.

2 Работница ЗАГСа: Оденьтесь как нормальные люди! Это неуважение к бракосочетанию!

НЕВЕСТА: Ваше бракосочетание не уважает нас! Это игрище для быдла! Я не собираюсь краситься как быдло, покупать дорогущее платье на один день и нанимать лимузины! Я не собираюсь платить за кабаки! Я не буду хлестать шампанское и жрать салат «оливье»!

2 Работница ЗАГСа: Иди отсюда, ненормальная! (толкает невесту)

НЕВЕСТА: Это вы ненормальная! (Толкает работницу ЗАГСа)

Оператор из ЗАГСа: За съемку платить будем?

НЕВЕСТА: Не будем! Быдло пусть платит, а мы хотим жениться как нормальные люди.

Оператор так разозлен, что молча уходит.

1 Работница ЗАГСа, швыряя в сердцах ведерко с собранными монетками: Женитесь! Жрите опарышей! Делайте что хотите! (Уходит, расшвыривая ногами монетки)

Процессия зомби входит в зал бракосочетания. 3 Работница ЗАГСА словно не замечает их вида, говорит с идиотской улыбкой.

3 Работница ЗАГСа: Приглашаем вас на торжественную регистрацию брака. Родители садятся на первые два ряда, свидетели — рядом со столом, гости садятся сзади.

Офисные зомби чинно рассаживаются на первых двух рядах, у бухгалтерш из-под юбок выглядывают зомбохуи, бухгалтерши закидывают ногу на ногу, чтобы их прикрыть. ЛЮСЯ и Арт-директор садятся на места для родителей.

3 Работница ЗАГСа с подносиком для колец в руках, обращаясь к Люсе: Вам-то как не стыдно? Вроде, приличная женщина, дочку замуж выдает.

ЛЮСЯ: Рррр (достает пудреницу и помаду, начинает подкрашивать губы)

3 Работница ЗАГСа, морщась: Ну вот, совсем другое дело.

Арт-директор, сидящий рядом с Люсей, отбирает у нее помаду и пудреницу и тоже начинает криво краситься.

3 Работница ЗАГСа: Тьфу на вас!

Идет к жениху и невесте: Давайте кольца!

Жених достает из кармана два презерватива без упаковки и кладет ей на подносик.

3 Работница ЗАГСа: Убирайтесь отсюда! Я отказываюсь проводить церемонию! Это черт-те что!

ЛЮСЯ пудрится.

3 Работница ЗАГСа: То пидорасы приходят. То лесбиянки. Теперь эти… гондоны.

Арт-директор поднимается со стула, он значительно выше 3 работницы ЗАГСа.

3 Работница ЗАГСа: Мужчина, успокойтесь!

ЗОМБЕ-АРТ-ДИРЕКТОР: РРРРРР!

3 Работница ЗАГСа падает в обморок.

ЗОМБЕ-АРТ-ДИРЕКТОР берет ее за ноги и тащит за столик, у которого она должна стоять.

ЛЮСЯ включает на мобильнике марш Мендельсона.

3 Работница ЗАГСа без сознания, ЗОМБЕ-АРТ-ДИРЕКТОР двигает ее руками и пищит за нее.

ЗОМБЕ-АРТ-ДИРЕКТОР, откашлявшись: Дорогие мальчики и эти самые! Папрааашу тишины!

Итак. Сваадьба — это крууто!

Офисные ЗОМБЕ одобрительно рычат, свадебные ЗОМБЕ кивают в знак одобрения.

ЗОМБЕ-АРТ-ДИРЕКТОР: На сваадьбе можно выпить и паибаацца.

Офисные ЗОМБЕ: Ибацца — это круто!

ЗОМБЕ-АРТ-ДИРЕКТОР: Сиводне вступают в браак. Какая-то сельская бааба с синей мордой и симпаатичный малаадой челаавек с тапааром в галаве. Не понимаю, что он в ней наашел.

Жених: Слышь, ты!

АРТ-ДИРЕКТОР: Уже комплимент сделать нельзя. Вопщем, ебитесь на здааровье и распишитесь в тетрадочке.

Жених и НЕВЕСТА расписываются.

ЗОМБЕ-АРТ-ДИРЕКТОР протягивает им подносик с презервативами: И это… Плей сейф!

3 Работница ЗАГСа, очнувшись, сказочным голосом: Совет вам да любовь!

 

 

 

Жених и НЕВЕСТА ЗОМБЕ выходит на крыльцо ЗАГСа.

Свадебные ЗОМБЕ хватают горстями мусор из урны и забрасывают их на счастье, офисные ЗОМБЕ ковыляют следом за женихом и невестой, ловят объедки и начинают их пожирать.

1 Работница ЗАГСа зажимает рот, как будто ее тошнит.

Жених: Дорогая, я заказал нам лимузин.

Один из свадебных ЗОМБЕ прибегает из-за угла с тележкой дворника в руках и приглашает невесту сесть туда. Следом бежит разозленный дворник-таджик и отнимает тележку. ЗОМБЕ его отгоняют и ковыляют дальше.

 

Квартира Пети и Люси, около 12 часов дня. ПЕТЯ просыпается, почесывает яйца. Смотрит время на мобильнике.

ПЕТЯ: Черт…

Набирает номер начальника.

Рычит: Алло, Галина Сергеевна? Вы меня извините, пожа…

Начальница Пети: Почему не на работе?

ПЕТЯ: Горло болит. Какой-то вирус…

Начальница Пети, ледяным тоном: Ага…

ПЕТЯ: Я ужасно себя чувствую. Как будто умер.

Начальница Пети: Надеюсь, это не помешает вам оформить больничный.

ПЕТЯ: Галина Сергеевна, мне правда плохо!

Начальница Пети, все тем же издевательским тоном: Лечитесь. Если у вас еще что-то осталось от зарплаты. В чем лично я сомневаюсь.

ПЕТЯ молчит.

Начальница Пети: Всего наилучшего.

ПЕТЯ сидит с растерянным видом.

 

Двор перед домом Пети и Люси. ПЕТЯ ковыляет к своей приоре. Заводит ее и трогается с места. Едет медленно и неуверенно. На выезде со двора его поджидает машина с двумя ментами. 1 Мент сидит за рулем, 2 Мент присел на капот и пьет пиво. 2 Мент делают Пете знак остановиться.

2 Мент: Опусти стекло!

Стекло опускается, видна рожа Пети.

2 Мент зажимает нос от перегара.

2 Мент, в ужасе: Ебаный в рот…

ПЕТЯ сдает назад, разворачивается и едет прочь.

1 Мент: Стоять, сука!

 

Милицейская машина едет за приорой.

 

Сосновый перелесок, милицейская машина обгоняет Петину ладу, приора останавливается, милицейская машина — тоже.

ПЕТЯ выбегает из машины. Менты бегут за ним. ПЕТЯ ковыляет между деревьев и падает.

1 Мент, задыхаясь: У тебя машина быстрая, да?

2 Мент пинает Петю.

2 Мент: С правами можешь попрощаться… Со всеми…

Менты избивают Петю.

1 Мент: Деньги есть?

ПЕТЯ мотает головой.

1 Мент: Пропил?

ПЕТЯ расстегивает джинсы и начинает их снимать.

2 Мент: Эээ! Ты чо!

ПЕТЯ без штанов бросается на них.

1 Мент: ААААА!

Эхо разносится по лесу.

 

Квартира Пети и Люси, вечер.

ПЕТЯ-ЗОМБЕ голый по пояс лежит на диване с телефоном, на его голове милицейская фуражка.

Он рычит, откашливается, говорит почти нормальным голосом: ВОВА, это я. (Гладит себя по груди, его соски стоят.) Нет, жены дома нет. (Гладит себя по бедрам и ляжкам.) Приезжай, я тебе одну хрень покажу.

 

ВОВА и САША звонят в дверь. Никто не открывает. ВОВА толкает дверь и входит. ПЕТЯ-ЗОМБЕ лежит в гостиной без движения.

САША: А че это он… синий…

ВОВА: Он не синий. Он дохлый. (Трогает Петю носком ботинка, ПЕТЯ тихонько рычит и кашляет.)

САША: Может, он заразился?.. От того бомжа…

ВОВА: Чем?!

САША: Ну, я не знаю… Свиным гриппом.

ВОВА: Свиного гриппа не существует. Его придумали пендосы. (Пинает Петю носком ботинка) Че разлегся?

ВОВА берет Петю за руку, тот тянет его на себя и пытается обнять ногами.

ВОВА: Ты че, ваще?

ПЕТЯ встает на колени и пытается расстегнуть его ширинку, ВОВА вырывается, и ПЕТЯ тянется к ширинке Саши. Изо рта Пети свешиваются синие слюни. САША отпихивает его носком ботинка, ПЕТЯ принимается лизать его ботинок. САША пытается уйти, ПЕТЯ волочится за ним следом, размазывая слюни по полу.

САША: Это тоже придумали пендосы?

ВОВА, авторитетно: Конечно. Вся гомосечная зараза — оттуда. Наркомания, СПИД, экономическипй кризис, развал Сэсэсэр. Всё они. Пендосы проклятые.

ПЕТЯ в это время лижет уже не ботинок, а джинсы Саши, пытается расстегнуть ширинку Саши зубами.

САША: Отцепи его от меня!

ПЕТЯ: Ррррр! (Смотрит на них умоляющим взглядом)

 

Слышен звук ключа, который поворачивается в замке. Все трое вздрагивают.

ПЕТЯ: Ррррр! (Пытается забиться под кровать)

САША и ВОВА тревожно смотрят в сторону передней.

Слышен стук каблуков: цок, цок, цок.

ЛЮСЯ: Ррррррр!

Вышибает дверь, кидается на Сашу и Вову, валит Сашу на пол. ВОВА оттаскивает ее, САША вцепляется в Люсин хуй. ЛЮСЯ рычит, из-под кровати вылезает ПЕТЯ и вцепляется в Люсин хуй зубами. Втроем они после долгой борьбы все-таки отрывают этот хуй, ЛЮСЯ ужасно рычит и падает на четвереньки. Хлещет синяя жидкость.

 

Следующий кадр: ЛЮСЯ уже в нормальном виде отбирает свой отгрызенный хуй у Пети. Тот стоит на четвереньках, рычит и мотает головой.

ЛЮСЯ: А эти что здесь делают? Что они здесь делают, я спрашиваю!

ПЕТЯ: Рррррр…

ЛЮСЯ ударяет его хуем по лбу: Молчать, свинота!

Замечает на полу милицейскую фуражку и надевает ее на себя.

Уходит на кухню, бормоча: Алкаши вонючие… Быдло… Совсем обнаглели…

С кухни громко: Алло!.. Да, здравствуйте… Я бы хотела вызвать нарколога на дом. Это срочно.

ПЕТЯ, САША и ВОВА тихонько пробираются к входной двери. Путь им преграждает ЛЮСЯ с телефоном и тесаком в руках: Стоять!

Хуй Пети вздрагивает от неожиданности. Все трое медленно пятятся обратно в гостиную и падают на диван.

ЛЮСЯ: Через полчаса? Да, замечательно.

 

Звонок в дверь. ЛЮСЯ с тесаком и в фуражке ДПС открывает дверь. Входит нарколог — мужик средних лет в обычной одежде. ЛЮСЯ следует за ним по пятам. Нарколог спокойно идет мыть руки, открывает чемоданчик, надевает белый халат, достает систему и смотрит на Люсин тесак.

НАРКОЛОГ: Кто из вас пациент?

ВОВА: Она…

САША зажимает ему рот рукой.

ЛЮСЯ указывает на Петю: Приступайте, пожалуйста.

ПЕТЯ становится перед наркологом на колени, берется за его ремень, смотрит снизу вверх: Ррррр!

ЛЮСЯ: Вам знакомы такие симптомы?

НАРКОЛОГ: Конечно!

ЛЮСЯ: И что с ним?

Нарколог поднимает Петю, ведет в спальню и кладет на кровать. Говорит Саше и Вове: Нужно зафиксировать его руки.

Пока Пете бинтами привязывают руки, он поднимает ноги и пытается обхватить ими нарколога.

ЛЮСЯ: А почему он себя ведет так… Гм… странно?

Нарколог, с капельницей в руках: Это долгая история…

Кадр становится черно-белым, действие перемежается титрами.

 

Лаборатория молодого нарколога-гомофоба. Нарколог кипятит что-то в реторте и трясет в руках пробирку, рядом стоит катушка Тесла, в которой мечется искра.

Титры: Когда-то давным-давно жил врач, который ненавидел геев. После отмены 121 статьи он изобрел смертельный вирус, убивающий быстрее, чем ВИЧ.

Титры: Ему казалось, что геи быстро распространят вирус в своей среде, и Россия будет избавлена от голубой заразы. Нужно было только заразить первого гея.

Кадры идут в ускоренном темпе. Садик-плешка, доктор-гомофоб пытается познакомиться с геем. Он подсаживается к симпатичному юноше в вареных джинсах, с томным взглядом и с мороженым в руках, юноша стреляет глазами в его сторону и отодвигается. Доктор-гомофоб берет его за руку, молодой человек жестами дает ему понять, что он не такой, доктор настаивает и пытается его поцеловать. Юноша отстраняется.

Титры: Мужчина, я вас боюсь!

Доктор становится перед юношей на колени, юноша улыбается, пожимает плечами и идет с ним.

Квартира доктора-гомофоба.

Доктор разбивает на столике белый порошок. Юноша в ужасе отстраняет свернутую купюру.

Титры: Наркотики? Никогда!

Доктор предлагает ему таблетки, юноша снова отказывается, мило улыбаясь.

Доктор показывает ему бутылку водки. Юноша скромно опускает глаза, затем снова поднимает.

Титры: Я не пью!

Растерянное лицо доктора-гомофоба. Взволнованное лицо юноши.

Титры: Ваше поведение меня оскорбляет. Я нежный, тонко чувствующий мальчик. Мне противны ваши грязные предложения.

Взволнованное лицо юноши.

Титры: Не для того мы боролись за наши права и свободы. Не для того сражались с кровавым социалистическим режимом и стояли перед танками во время путча.

Еще более растерянное лицо доктора.

Титры: Что же я могу вам предложить?

Юноша расстегивает рубашку.

Титры: А где у вас ванная?

Доктор делает жест в сторону ванной.

Пока юноша моется, он откупоривает бутылку шампанского и что-то размешивает в одном из бокалов. Юноша входит с полотенцем на талии, доктор держит в руках два бокала. Юноша снова мило улыбается, что-то говорит.

Титры: Выпьем за права и свободы геев бывшего СССР! За гласность, за демократию, за гражданское общество!

Доктор подносит бокал ко рту, юноша пытается взять его за локоть. Доктор отстраняется и проливает шампанское.

Юноша скрещивает его локоть со своим и выпивает жидкость из бокала. Его трясет, полотенце падает.

Юноша превращается в ЗОМБЕ, доктор защищается бутылкой шампанского, падает на кровать, зомби-гей прыгает сверху.

Титры: Ррррр!

Юноша отнимает бутылку.

Следующий кадр: темнота, просвет в темноте, в этот просвет въезжает горлышко бутылки из-под шампанского. Дикий крик.

 

ЛЮСЯ: И врач тоже заболел?

НАРКОЛОГ: Нет.

ЛЮСЯ: А почему?

НАРКОЛОГ: Потому что он не пил.

ЛЮСЯ: Вот видите! Этот врач не пил, поэтому остался человеком. Он сохранил человеческое лицо и… и… человеческое достоинство!

 

ПЕТЯ лежит под капельницей. К нему постепенно возвращается нормальный облик.

ЛЮСЯ: Зайка! Тебе уже лучше?

ПЕТЯ вздрагивает всем телом.

Врач пристально оглядывает дремлющих в креслах Сашу и Вову. Его взгляд задерживается на их ширинках.

 

Пустырь перед домом Пети и Люси, ночь.

Силуэт АРТ-ДИРЕКТОРА-ЗОМБЕ под фонарем.

Он поднимает бутылку виски, рычит: Да здравствует пятница!

Остальные офисные служащие потрясают пивными бутылками и краковской колбасой, хуи болтаются из-под юбок бухгалтерш, ветер развевает лохмотья деловых костюмов.

ЗОМБЕ, пошатываясь, гуськом идут через пустырь к торговой точке. По пути остервенело кусают колбасу, допивают пиво и швыряют бутылки.

Скрипит магазинная дверь.

Зомби разбредаются по магазину, берут замороженные продукты на закуску, зомби-АДМИН разрывает зубами пачку пельменей, зомби-секретарша грызет замороженную пиццу, бухгалтерши грызут замороженный картофель-фри. Это видно на мониторах.

Охранник спит в подсобке, завернувшись в камуфляж.

Продавщица сидит за кассой, зевает и ест «доширак».

Зомби откидывают занавеску на стенде с водкой и берут бутылки. На занавеске табличка: «Извините, после 22:00 продажа водки запрещена».

Зомби кладут продукты на кассовую ленту, продавщица отставляет миску с лапшой и не глядя сканирует штрих-коды.

АРТ-ДИРЕКТОР кладет в блюдечко тысячную купюру и ставит на кассовую ленту бутылку водки. Продавщица поднимает накрашенные глаза.

Продавщица: После десяти не продаем.

Остальные ЗОМБЕ угрожающе толпятся у кассы: РРРРР!

Продавщица: Я сказала, после десяти не продаем.

Зомби: РРРРР!

Продавщица: Чё вы на меня рычите?

На блюдечко падает тягучая капля синей слюны.

Зомби: РРРРРРРР!!!

Продавщица: Чё вы на меня рычите, вам заняться больше нечем?

Над продавщицей нависает АРТ-ДИРЕКТОР.

Продавщица наконец замечает ЗОМБЕ.

Продавщица: Я… я сама принесу.

Выбегает из-за кассы, кидается к стеллажу с водкой, хватает две бутылки, как бы пытаясь ими защититься.

Продавщица: Берите что хотите!

Скрывается в служебном помещении и пытается закрыться на швабру. Зомби-АДМИН ломится в дверь.

Швабра вылетает.

АДМИН рычит: Покажы сиське!

Продавщица кидает в него пакет йогурта, белое стекает по синей морде ЗОМБЕ.

АДМИН: Ррррр… (слизывает йогурт)

 

 

Местные олкаши, стоящие на улице с пивом, замечают в окнах магазина нездоровый ажиотаж.

1 Алкаш: Я не понял. Она им водку продает?

2 Алкаш: Да сука она.

3 Алкаш: Конечно, сука. Они ей вдвое дороже платят. Деньги, конечно, себе в карман.

2 Алкаш: Конечно, у них бабла немеряно. Сидят в своих офисах, нихуя не делают. Папаша с мамашей им диплом купили, мамашин ебырь на работу устроил.

1 Алкаш: Да у них все по блату. Даже водка.

3 Алкаш: Ну правильно. Они же типа хозяева жизни. Нормальному человеку водку ночью нельзя, а этим можно.

1 Алкаш: Да они нас за людей не считают.

 

АРТ-ДИРЕКТОР выходит на крыльцо магазина с бутылкой водки. Пьет, отставив мизинец.

 

1 и 2 алкаши подходят.

1 Алкаш: Слышь, братан, выручай, а? Кошелек потерял, дай денег на метро?

АРТ-ДИРЕКТОР пьет, манерно чавкая.

2 Алкаш: Слышь, братан, есть мелочь? Че те, жалко, что ли?

АРТ-ДИРЕКТОР снова глотает водку.

АРТ-ДИРЕКТОР рычит: Отцепитесь, алкааши. Метро закрыто.

3 Алкаш тоже подходит.

3 Алкаш: Слышь, братан, дай допить, а?

2 Алкаш: Ну дай допить, будь другом, а?

АРТ-ДИРЕКТОР плещет ему из бутылки в морду.

1 Алкаш: Ты чё! Ты чё ваще!

1Алкаш толкает арт-директора в грудь, арт-директор роняет бутылку и хватает его за руку. Алкаш вырывает руку.

Подходят еще три алкаша.

4 Алкаш: Че за беспредел ваще! Че, бабки есть — можно на законы срать?

ЗОМБЕ-АРТ-ДИРЕКТОР рычит: Маалчать, быдло!

1 Алкаш: Те сказано по-человечески: дай допить!

2 Алкаш: Дай допить сука!

Алкаши окружают АРТ-ДИРЕКТОРа, отбирают у него бутыль и борются за нее между собой. 3 Алкаш вырывает у остальных бутылку и допивает ее, АРТ-ДИРЕКТОР ныряет внутрь магазина.

1 Алкаш: Держи суку!

Шесть алкашей врываются в магазин. Они не замечают синих морд зомби, только бутылки в их руках.

4 Алкаш: Ваще беспредел!

1 Алкаш: Поставили на место!

Зомби рычат.

1 Алкаш: Я сказал, на место! Пидары! Тунеядцы сраные!

Алкаши дерутся с зомби, отнимая водку.

ЗОМБЕ, охуев от такой атаки, вырываются и быстро ковыляют к дому Пети и Люси, прижимая водку к сердцу. Алкоголики кидаются на них сзади, ЗОМБЕ падают раком. Недоуменная рожа олкаша, АРТ-ДИРЕКТОР переворачивается на спину и обнимает его ногами. Протягивает бутылку.

АРТ-ДИРЕКТОР: Ну, за знаакомство?

1 Алкаш: Извините, я не пью…

ЗОМБЕ нагибает его голову и впивается зубами в рот олкаша, течет синяя жидкость. Другой ЗОМБЕ с размаху ебет второго олкаша пустой бутылкой, летят синие брызги.

На пороге магазина стоит продавщица-ЗОМБЕ и доедает свой «доширак», мерзко чавкая и пуская синие слюни. Макаронина падает на голову АДМИНА, который сосет хуй ЗОМБЕ-продавщицы; АДМИН, чавкая и роняя слюни, втягивает эту макаронину.

 

Двор перед домом Пети и Люси. АХТУНГ-АНАРХИСТ паркуется у подъезда. По микрорайону медленно проезжает машина с зомби-ментами. ЗОМБИ-МЕНТЫ останавливаются рядом с ним, принюхиваются и мотают головами. Видимо, Анархист трезв.

АХТУНГ-АНАРХИСТ запирает машину и идет через поле к магазину, ему около пятидесяти лет, он одет в дорогие, но скромно выглядящие шмотки, в одной руке сигарета, в другой — барсетка. Он опасливо поглядывает на ебущихся за мусорными баками ЗОМБЕ и на группу ЗОМБЕ, которые ебутся на детской площадке. Его путь лежит прямо через детскую площадку. ЗОМБЕ приглядываются и принюхиваются, но продолжают ебаться. ЗОМБЕ-продавщица на пороге магазина хватает сосущего ЗОМБЕ-АДМИНА за волосы и останавливает его. Ее лицо повернуто в сторону Ахтунга-анархиста.

ЗОМБЕ-продавщица: Молодой человек, сигаретки не найдется?

АХТУНГ-АНАРХИСТ: Вы издеваетесь? Какой я вам молодой человек? У меня двое внуков!

ЗОМБЕ-продавщица: Ыыыыы…

АХТУНГ-АНАРХИСТ вытаскивает из кармана пачку: Нате! Подавитесь!

ЗОМБЕ-продавщица: А можно две?

АХТУНГ-АНАРХИСТ: Можно!

ЗОМБЕ-продавщица: Спасибо! Дай вам Бог здоровья!

АХТУНГ-АНАРХИСТ: Магазин в двух шагах, пошла бы и купила (разворачивается и идет к дверям магазина).

Продавщица курит. Из хуя продавщицы идет дым. АДМИН сосет и курит залупу.

 

АХТУНГ-АНАРХИСТ, сильно разозленный, входит в магазин, берет тележку и начинает складывать туда продукты. Ставит посередине торт. Подъезжает к кассе и берет три пачки презервативов. Еще подумав, берет сигареты и жевательную резинку.

АХТУНГ-АНАРХИСТ: Девушка! (постукивает монеткой по блюдечку для денег) Девушка!

В окна магазина смотрят ЗОМБЕ, но АХТУНГ-АНАРХИСТ их не видит.

АХТУНГ-АНАРХИСТ, раздраженно: Тут вообще есть кто-нибудь?

Он оглядывается в поисках камер, на сером мониторе видно его запрокинутое лицо. Он пожимает плечами и выкатывает тележку из магазина.

ЗОМБЕ-продавщица машет ему рукой, двигая другой голову АДМИНА.

 

В кармане у Ахтунга-анархиста звонит мобильный.

АХТУНГ-АНАРХИСТ: Да! Сейчас подойду.

Группа зомби собирается у него за спиной, они тяжело дышат и принюхиваются к Анархисту — от него все еще не пахнет спиртом.

АХТУНГ-АНАРХИСТ: Ладно, ждите.

АХТУНГ-АНАРХИСТ, гремя тележкой, идет к ближайшей многоэтажке, ЗОМБЕ гуськом тянутся за ним. Он пропихивает тележку в дверь, потом тащит по ступенькам, потом вталкивает в лифт и не может войти сам. ЗОМБЕ с интересом наблюдают за этими манипуляциями. Наконец ему удается как-то забиться в лифт вместе с тележкой, и двери закрываются перед носом ЗОМБЕ.

 

Лестничная площадка у квартиры Ахтунга-анархиста. Его ждет Ахтунг-проститутка — юноша среднего роста и ничем не примечательной наружности.

Зомби поднимаются по лестнице, рыча и пугая лестничного кота. Зомби-продавщица наступает в миску с молоком, молоко разливается и капает со ступенек.

 

Проститутка: И нахуя этот торт? Меня от него разнесет как свинью. Лучше бы выпить купили.

Анархист: Какие скромные молодые люди пошли: и шампанское им подай, и кондомы принеси, и сам себя выеби. (открывает дверь и закатывает тележку в коридор малогабаритной квартиры) Их обслуживать — одно удовольствие.

Проститутка: Я рад, что вам приятно. (заходит вслед за ним)

Зомби уже почти рядом.

Анархист протискивается обратно и захлопывает дверь.

Проститутка раздевается в дверях прихожей: Где у вас ванная? Без резинки не даю, экстра за двойную плату, фистинг не предлагать.

Анархист: Что за двойную плату?

Проститутка: Золотой дождь, бондаж, доминирование, садо-мазо.

Анархист: За двойную плату? Да я лучше на Триумфальную площадь выйду, мне там ваши вертухаи устроят и фистинг, и садо-мазо, и черта в ступе. Все бесплатно. Все для народа!

Проститутка: Почему сразу «наши»?

Анархист: Название такое.

Проститутка: Ванная там?

Анархист: Пытаетесь сменить тему? Валяйте. Черного кобеля не отмоешь добела. Уже который год отмывают по офшорным зонам, все никак не отмоют.

Проститутка: Мне не мыться?

Анархист: Конечно! Тут же немытая Россия, страна рабов, страна господ. Рабы не моются, а то, не дай бог, мыла не хватит для черных кобелей!

Проститутка: Пиздец… (пытается протиснуться мимо тележки обратно к двери)

Анархист: Совершенно верно, пиздец! В этой стране творится пиздец! В семнадцати регионах пожары — чиновники отдыхают на Сейшелах, в стране безработица — эти катаются на лыжах в Куршавеле!

Возбужденно хватает проститутку за руку и тащит в спальню, где на кровати стоит открытый ноутбук. Роняет проститутку на кровать к ноутбуку, сам прыгает сверху.

Анархист: Смотрите, смотрите! Полицаи безнаказанно разбивают головы мирных граждан. Вот тут журналиста до смерти изнасиловали шваброй в отделении милиции. Был доставлен в больницу с разрывом кишечника и мочевого пузыря!

Проститутка, смотря в монитор дикими глазами: Вы журналист?

Анархист: А что, вы уже собираете досье? Бляди на службе у вертухаев? Вертухаи на службе у блядей?

Проститутка: Господи!

Анархист: Молитесь, молитесь. Ни один митрополит вас уже миром не отмажет и ни один ваш всемилостивый Господь вас не спасет. Блядей и их черных кобелей. Черных кобелей и их блядей. (распечатывает презервативы) Блядь… Смазку забыл купить…

Проститутка горестно вздыхает и пытается вылезть из-под Анархиста.

Анархист: А что это вы засуетились? Вертухаи всю страну давно ебут без всякой смазки. Права человека для них — говно, они даже Гаагского суда не боятся.

Проститутка: Может, хватит, а? Я политикой вообще не интересуюсь. Я на философском учусь.

Анархист: А я интересуюсь? Меня кто-нибудь спросил? Меня вынуждают наблюдать за всей этой кодлой. Вынуждают! Если бы я жил в правовом государстве, я бы вообще не интересовался политикой. Давайте, философствуйте. Вся ваша философия высосана знаете, откуда? Из вялого хуя!

Проститутка: Вы не поняли…

Анархист: Конечно, не понял. Где уж нам, дуракам, чай пить!

Проститутка: Успокойтесь! (Пытается обнять Анархиста, тот шарахается) Я сказал, что меня не интересует политика. Я вообще об этом не думаю.

Анархист: Конечно. Вы не думаете. Вам думать нечем! Ваше поколение ничем не интересуется. Ваше поколение не думает, оно потребляет. Смотрит зомбоящик. Напивается как зомби. Ходит как зомби. Покупает как зомби. Молчит как зомби. Зомби — идеальный гражданин.

Зомби царапают когтями дверь Анархиста, прислушиваются, как будто он говорит что-то важное.

Анархист: Брюса Лябрюса смотрели?

Проститутка (с оттенком пренебрежения): Ааа, Отто… Это про мальчика с синдромом Котара…

Анархист: Какого еще Котара?

Проститутка: Ну, его бросил другой мальчик, он сошел с ума и стал считать себя зомби. Я читал на форуме. Это синдром Котара.

Анархист: Это синдром тоталитарного государства! Народ превращается в быдло. В живых мертвецов. В мертвые души. Холод сохраняет их плоть. Недаром они идут на Северо-Запад! Поближе к своим упырям. (Начинает раздеваться) Оттуда вся зараза. Оттуда лезут упыри, которые сосут все соки у русского народа. Всё оттуда.

Проститутка закатывает глаза.

Анархист: Но недолго питерской нечисти пить нашу кровь. Их город все равно утонет в тине черной. Со всеми вертухаями, упырями и блядями. Блудница вавилонская, стеклянное дилдо, газпромовский штырь!

Проститутка: Можно, я уйду?

Анархист: Боитесь людей с активной гражданской позицией?

Проститутка молчит, боясь ляпнуть что-нибудь не то.

Анархист включает на ноутбуке фильм «Отто» с субтитрами, проститутка, немного успокоившись, лежит и смотрит его. Зомби прислушиваются с серьезными лицами.

Анархист снимает с проститутки трусы. Проститутка молча смотрит «Отто». Анархист надевает презерватив и вставляет Проститутке.

Проститутка: Ааааа… (Покрывается холодным потом)

Анархист: Больно?

Проститутка: Больно.

Анархист: И мне больно. Больно на это смотреть. На этот народ. На эту страну. (Убыстряет темп, проститутка воет в голос)

Анархист хватает Проститутку за шею, ложится сверху и продолжает ебать, уже медленнее, но сильнее.

Проститутка, прерывающимся голосом: Не надо меня душить… Я таким не занимаюсь.

Анархист: Конечно, не занимаетесь. Душить — удел вертухаев. Удел господ. Им ничего не стоит кого-то удушить (переворачивает проститутку на спину и заводит ее ноги себе на плечи). Впрочем, таких как вы душить не надо. Вы же зомби. Мертвых не убить.

На экране один зомби ебет другого в дырку в животе и жрет его кишки. Проститутка повернул голову в сторону и вверх, смотрит на экран жалобными влажными глазами, полуоткрыв рот.

 

Белые капли спермы падают проститутке на живот. Проститутка нерешительно растирает сперму ладонью.

Проститутка: Ну, я пошел?

Анархист: Уже уходите? А то могли бы остаться. Попить чаю. Поговорить об актуальном искусстве.

Проститутка кидается за своей одеждой, Анархист наблюдает, как юноша одевается. Проститутка без штанов бежит к входной двери.

Анархист: Ничего не забыли?

Протягивает проститутке штаны.

Проститутка берет штаны, роняет, подбирает и торопливо напяливает, не снимая обуви.

Анархист: А сколько я вам должен?

Проститутка: Нисколько! Хватит мозги мне ебать! Где ключи?

Анархист: Какие ключи?

Проститутка: От входной двери, блядь! (Протискивается к двери и наезжает на Анархиста тележкой) Ты меня заебал, псих ебаный, выпусти меня отсюда!

Анархист: Отодвиньте собачку.

Проститутка: Спасибо!

Распахивает дверь. Сталкивается лицом к лицу с зомби.

Проститутка: Чо уставились? Идите на хуй!

Расталкивает зомби локтями и идет к лифту. Стучит по кнопке вызова кулаком. Зомби осуждающе смотрят на Проститутку.

Анархист с грохотом выкатывает тележку на лестничную площадку, зомби вздрагивают, Проститутка тоже вздрагивает и поправляет волосы.

Анархист: Я в следующий раз отдам.

Проститутка, спокойным голосом: Хорошо. (Входит в лифт)

Анархист замечает зомби и молча смотрит на них. Зомби-НЕВЕСТА пожимает ему руку и обнимает его.

Зомби-НЕВЕСТА: Так держать, товарищ!

Зомби-жених: Мы победим! (пожимает Анархисту руку)

 

Остальные зомби по очереди подходят пожать Анархисту руку, а Продавщица чмокает Анархиста в щеку. Зомби молча уходят, Анархист смотрит им вслед, стирает со щеки синюю слизь и рассматривает свои пальцы. Запирает дверь и идет обратно к ноутбуку. Ложится на кровать. На экране ебутся зомби в ЗОМБЕ-групповухе. Анархист уныло смотрит, как они жрут кишки.

 

ИНТ. КВАРТИРА ПЕТИ И ЛЮСИ – ВЕЧЕР

Петя под капельницей лежит на диване, Нарколог сидит рядом, Люся сидит напротив и пилит ногти. Перед ней на журнальном столике стоит зомбохуй.

ЛЮСЯ: Еще раз: откуда взялась эта гадость?

ВОВА: Это твой половой хуй.

ЛЮСЯ, ледяным тоном: Если тупую шутку повторить много раз, она лучше не станет. Кто принес эту гадость?

САША: Людмила Викторовна, это ваш член. Мы его оторвали.

Люся в ярости ударяет хуем по столу.

НАРКОЛОГ: Такой член вырастает у всех инфицированных женщин. Вы излечились и совершенно не помните, что с вами произошло.

ЛЮСЯ: Вы что, с ними вместе пили?

НАРКОЛОГ: Попробуйте вспомнить, что было сегодня.

ЛЮСЯ: Я ходила на работу.

Люся чешет голову и распутывает волосы, на ногтях остаются следы синей крови и мозгов.

НАРКОЛОГ: А это что?

ЛЮСЯ: Нас пригласили на свадьбу… Там все были в костюмах зомби… Креативные ребята…

Вова достает из Люсиной сумочки мобильник, показывает ей ее фотку с синей рожей.

ВОВА: А это что такое?

Люся молча достает из сумочки горсть косметики «Орифлейм» и сует ему под нос.

Кладет косметику обратно, берет свой мобильный.

ЛЮСЯ: А вот смотри, свидетельница сделала платье из мусорного мешка.

Вова отворачивается.

ЛЮСЯ: А тут оно расклеилось и упало.

Вова смотрит в мобильник.

ВОВА: Сиськи маленькие.

ЛЮСЯ: Сам ты сиська, водло сосать… А тут мы с Колей. Это наш арт-директор…

ВОВА: А тут вы с Колей жуете кишки бомжа.

ЛЮСЯ: Это муляж.

Саша достает из Люсиной сумочки кишку бомжа.

ЛЮСЯ: Скоро метро закроется, можете не успеть.

ВОВА: А можно?

ЛЮСЯ: Все, все, домой, домой!

Люся выпроваживает Вову и Сашу в прихожую, они обуваются. Люся открывает дверь.

В квартиру вваливается толпа зомби, зомби заполняют все вокруг.

Арт-директор дышит Люсе в лицо перегаром.

ЛЮСЯ: Коля! Ты синий!

АРТ-ДИРЕКТОР: РРРРР!

Остальные ЗОМБИ: РРРРР!

ЗОМБИ-АДМИН рассматривает капельницу Пети, вытаскивает из Пети иголку и пробует ее на зуб. Втыкает в руку себе и понемногу приходит в нормальный вид.

НАРКОЛОГ: Предупреждаю, лечение платное!

ЗОМБИ: РРРРР!

АРТ-ДИРЕКТОР: Алкоголизм – не болезнь а вариант нормы.

Арт-директор вливает админу в рот водку, админ снова становится синим.

Продавщица ставит бутылки на журнальный столик, открывает их и раздает остальным зомбе.

1 АЛКАШ: Ну… За правовое государство.

ЗОМБИ-НЕВЕСТА: Долой консумеризм! Долой сраные устои! Долой кровавый режим!

ПРОДАВЩИЦА: Долой наш сраный ларек! Правда, заебал уже.

ПЕТЯ: За здоровое общество!

Петя тянется к бутылке, Люся ее отбирает.

Зомби: РРРРРР?

Люся роняет бутылку. Хватает сумочку и пятится к выходу.

Убегает по лестнице.

 

ЭКСТ. ДВОР ПЕРЕД ДОМОМ ПЕТИ И ЛЮСИ. НОЧЬ

 

ЛЮСЯ: Алло, милиция? У нас полная квартира зомби!

Голос оператора: Я вас понимаю.

ЛЮСЯ: Понимаете?

Голос оператора: Вечер пятницы. У нас тут этих зомби — во!

ЛЮСЯ: Хотите сказать, они везде? (всхлипывает)

Голос оператора: А что вы хотели в такое время.

ЛЮСЯ: И что же делать?

Голос оператора: Ничего. Не надо названивать по пустякам.

 

КОРОТКИЕ ГУДКИ

Люся стоит в темном дворе и курит. Смотрит в темноту. Наверху в окнах видны силуэты беснующихся зомби, которые хлещут водку и жрут кишки.

Вдали показывается мигалка милицейской машины.

ЛЮСЯ: Слава Богу.

Люся бежит навстречу милицейской машине.

ЛЮСЯ: Помогите! Там зомби! Ааааа...

1 ПОЛИЦЕЙСКИЙ-ЗОМБЕ: Рррррр!

Люся бежит прочь от полицейской машины. Забегает в подъезд. Зомби-полицейские, шатаясь, бредут за ней и плечами выламывают железную дверь с домофоном.

 

ИНТ. ПОДЪЕЗД — ПРОДОЛЖЕНИЕ

 

Люся звонит в дверь Анархиста.

 

ИНТ. КВАРТИРА АНАРХИСТА — ПРОДОЛЖЕНИЕ

Анархист смотрит кино на ноутбуке.

За дверью слышно рычание.

ГОЛОС ЛЮСИ: Помогите! Убивают!

Дверь трясется, с потолка сыплется штукатурка.

АНАРХИСТ: Зачем так орать? Нас убивают каждый день. Нашу экономику, наше будущее, наш интеллект.

ЛЮСЯ: Убивают!

АНАРХИСТ: Не надо убиваться. Включите зомбоящик. Посмотрите дом два. И новости по первому каналу.

Анархист подходит к двери, заглядывает в глазок. Видит Люсю, которую пытаются изнасиловать два Полицейских-зомби.

ЛЮСЯ: Помогите!

АНАРХИСТ: Сейчас, сейчас.

Идет на кухню, берет банку с огуречным рассолом.

ГОЛОС ЛЮСИ: Быстрее!

Анархист берет шипучие таблетки и растворяет в двух стаканах воды.

ГОЛОС ЛЮСИ: Быстрее, быстрее!

ГОЛОСА ЗОМБИ-ПОЛИЦЕЙСКИХ: Быстрее! Йа, йа!

Анархист отпирает дверь и протягивает полицейским-зомби поднос со стаканами. Те удивленно обнюхивают их и пьют. Полицейские-зомби падают и дергаются, исходя синей пеной. Анархист выносит ведро воды и окатывает полицейских, а заодно и Люсю, которая при этом громко визжит. Полицейские встают, утираются рукавами, отдают честь и уходят.

Люся встает, достает из сумочки зеркальце. Рассматривает свое лицо.

ЛЮСЯ: Вы мне макияж испортили!

АНАРХИСТ: Не стоит благодарности. От вас все равно не дождешься.

Выносит швабру, сгребает синюю пену.

ЛЮСЯ: Слава те, Господи (крестится). Завтра пойду в храм, самую большую свечку поставлю. И за вас поставлю. Вас как зовут?

Анархист захлопывает дверь у нее перед носом.

ЛЮСЯ: Эээ! Ты чё делаешь? Я же не зомби!

АНАРХИСТ: Вы зомби.

ЛЮСЯ: Я не зомби, я нормальный человек.

АНАРХИСТ: Все зомби считают себя нормальными.

ЛЮСЯ: Уж понормальнее тебя. (пинает и трясет дверь)

АНАРХИСТ: Все вы нормальные. Кто ненормальный — тот враг народа.

ЛЮСЯ: Учтите, я юрист! Оставление человека в опасности карается лишением свободы на срок до двух лет!

АНАРХИСТ: Все вы юристы. Из ЛГУ имени Жданова. Для вас ни один закон не писан!

ЛЮСЯ: Открой, живодер!!

АНАРХИСТ, распахивая дверь и ушибая Люсю: Входите! Эта страна принадлежит вам! Вы тут хозяева жизни! Кто против людоедского режима, тот живодер!

ЛЮСЯ: Я не против людоедов. Я вас не осуждаю, только помогите мне истребить эту погань.

АНАРХИСТ: Погань неистребима. Чтобы истребить погань, надо истребить всю нефть и газ.

ЛЮСЯ: Чем вы их облили? Вот это в стаканах, какой-то специальный состав?

АНАРХИСТ: Я их отрезвил.

ЛЮСЯ: Можно мне пару банок?

 

Анархист мотает головой, берет Люсю за руку и ведет обратно в ее квартиру.

ЛЮСЯ: Пару банок! Вам жалко??

АНАРХИСТ: А может, пару банков, чтобы набрать кредитов? Долги делают вас рабами системы. Всех не отрезвишь!

ЛЮСЯ: Куда вы меня тащите, они меня снова заразят!

АНАРХИСТ: Вы и так заражены. Все наше общество безнадежно больно. (Затаскивает Люсю в квартиру)

ЛЮСЯ: Всё, свободен! Трус, тварь болотная!

 

Люся хватает на кухне табурет и прорывается в комнату, где офисные зомби, наебавшись, смотрят телик вместе с фальшивыми. По телевизору снова идет «Чужой»

ЗОМБИ: Ррррр?

Люся: А, ничего. (скрывается за дверью в коридоре)

 

ИНТ. ТУАЛЕТ

В туалете шевеление. Саша и Вова с пневматическим пистолетом поочередно припадают ухом к двери.

САША: О чем они там пиздят?

 

ИНТ. КОМНАТА

АРТ-ДИРЕКТОР: Я не согласен! Сигурни Уивер - великая актриса.

ПЕТЯ: Слишком мужиковатая. Ненавижу таких баб.

АРТ-ДИРЕКТОР: Согласен, мужиковатая. Но в том-то и дело: нужно не быть женственной, а играть женственность, вжиться в этот женственный образ. Даже если ты на самом деле мужик.

ЗОМБИ-НЕВЕСТА: Чтобы нормально играть, нужно уметь это делать, а не перемещаться из фильма в фильм с абсолютно однообразной миной.

ЛЮСЯ, за дверью: Эстеты, ёб вашу мать... (Врывается в комнату) Сигурни Уивер не мужиковатая! Да у нее одни трусы красивее, чем все ваши ебала! А кто боится настоящих женщин, те выродки и слабаки! (Дает Пете оплеуху) Ты членодевка! (Плюет, топает ногой.) А он - мужик (указывает на Арт-директора).

 

Зомби-админ тайком смотрит на смартфоне порно с трансами.

АНАРХИСТ: Я не понял, девушка, так в чем ваша проблема? Я не говорю в данном случае о проблемах всего общества, оно безнадежно. Что не так с этими конкретными людьми? Они сидят и смотрят кино.

НАРКОЛОГ: Опьянение постепенно проходит.

АНАРХИСТ: Хотите сказать, народ трезвеет? Думаете, есть надежда?

НАРКОЛОГ: Народ не протрезвеет никогда. Для этого есть я.

АНАРХИСТ: Как самонадеянно...

НАРКОЛОГ: Ваше лицо мне знакомо. Пациент?

АНАРХИСТ: Я больше не пью. Даже шампанское. Даже за ЛГБТ.

 

ФЛЭШБЕК:

Юноша превращается в ЗОМБЕ, доктор защищается бутылкой шампанского, падает на кровать, зомби-гей прыгает сверху.

Титры: Ррррр!

Юноша отнимает бутылку.

Следующий кадр: темнота, просвет в темноте, в этот просвет въезжает горлышко бутылки из-под шампанского. Дикий крик.

Нарколог делает фейспалм.

 

ЛЮСЯ: То есть, это все вот так просто кончится?

АНАРХИСТ: Это никогда не кончится.

НАРКОЛОГ: Гомосексуализм неизлечим.

АНАРХИСТ: Неизлечимы только ненависть и тупость.

НАРКОЛОГ: Вы неправы. Педерастия — искусственно созданный вирус. Кстати, либерастия, тоже.

АНАРХИСТ: А вата в мозгах излечима?

НАРКОЛОГ: Нет, но я вам ее туда напихаю, если не заткнетесь.

АНАРХИСТ: Не пихайте в голову, пихайте в рот.

НАРКОЛОГ: Позвольте мне самому решать, куда и кого пихать.

АНАРХИСТ: Не льстите себе. В этой стране один альфа-самец.

 

Сигурни Уивер выкидывает Чужого в космос.

ЛЮСЯ - ПЕТЕ: Вот именно это я сделаю, если не завяжешь с бухлом.

Петя встает, бочком выбирается из комнаты.

Люся, строго: Куда?

ПЕТЯ: Поссать...

Петя ломится в туалет, Саша и Вова прижались друг к другу.

САША: Убей меня. Лучше так, чем стать пидорасом.

ВОВА: Это чо, я тебя убью, а сам потом стану пидорасом?

САША: Так ты сам себя... того...

ВОВА: Там один патрон.

САША: Так ты из меня выковыряй и перезаряди.

ВОВА: Ты чо, извращенец?

Дверь ходит ходуном, голоса зомби: Откройте, пидары, ссать хочу!

САША: Дай мне!

ВОВА: Не дам!

САША: Дай, говорю! (Вырывают друг у друга пистолет)

ВОВА: Дай!

 

АРТ-ДИРЕКТОР из-за двери: Давать надо на краавати, как наармальные люди.

Вова сует пистолет себе в рот, нажимает спусковой крючок. Пистолет не стреляет. Темнота.

АРТ-ДИРЕКТОР: Дайте пааписать, будьте котиками!

САША, отчаянно: Я никогда не буду котиком!

 

Свет включется, Саша пытается убить себя об стену. Свет выключается.

 

ЗОМБЕ-НЕВЕСТА: Ну и ладно, на улице поссым. Спасибо за гостеприимство и все такое. Увидимся - еще потусим! (целует Люсю в счоку).

Зомбе понемногу расходятся, Петя прибирается в квартире, Люся указывает ему, где помыть.

 

ИНТ: КВАРТИРА АНАРХИСТА - УТРО

 

Анархист и Нарколог спят в обнимку голые. Нарколог выбирается из объятий Анархиста, одевается, крадется на кухню, льет в чайную чашку жидкость из какой-то пробирки. Находит поднос, заваривает чай. Анархист просыпается, шарит по подушке рядом с собой. Слышит звон посуды на кухне, притворяется спящим.

Входит Нарколог с подносом.

НАРКОЛОГ: Милый, пора вставать.

Анархист делает вид, что с трудом просыпается.

АНАРХИСТ: Ты сделал нам чай, как мило!

НАРКОЛОГ: Ага, мы с тобой милые котики. (Ставит поднос на кровать, берет одну чашку.)

Анархист нюхает чай.

АНАРХИСТ: И что в нем на этот раз?

НАРКОЛОГ: На коробке было написано «японская липа».

АНАРХИСТ: Это у русских липа, друг мой. А у японцев всё настоящее.

НАРКОЛОГ: Ты пей, пей. Сам увидишь.

АНАРХИСТ: И выпью. Твоя гомофобия — ничто перед силой духа ЛГБТ. (Пьет) И что, теперь у меня отрастут жабры или я стану догхантером?

НАРКОЛОГ: Погоди, погоди, щас усвоится.

 

Анархист превращается в гопника.

 

АНАРХИСТ, с быдловатым выражением лица: Ты кто такой?

НАРКОЛОГ: Мы всю ночь занимались любовью. Уже забыл? Пичалька.

АНАРХИСТ, вскакивая: Че ты там кукарекаешь, педрила?

НАРКОЛОГ, передразнивая: Ниче. Это вата в мозгах.

АНАРХИСТ, прикрывая член подушкой: Это у тя щас будут мозги в вате, когда вылетишь с девятого этажа!

НАРКОЛОГ: Видишь ли, жизнь — это химия. Всем нашим поведением управляют определенные химические процессы.

АНАРХИСТ: Это вы, нарколыги, химию жрете. А настоящие русские за здоровый образ жизни.

НАРКОЛОГ: Ну, мне пора. Уйдешь в запой — звони. (Кидает на кровать визитку.)

 

ИНТ. КВАРТИРА ПЕТИ И ЛЮСИ - ТУАЛЕТ

Петя сидит на унитазе, держит сотовый.

ПЕТЯ: Алло, Вова? Будь другом, возьми пивас, эта сука меня до десяти из дому не выпустит.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ - СПАЛЬНЯ

ЛЮСЯ, злорадно: Не выпустит, не выпустит.

Люся в это время пришивает себе оторванный зомбохуй. Отпивает из бутылки с коньяком.

ПЕТЯ, в дверях: Люсик, у меня деловая встреча.

ЛЮСЯ: Ррррр!

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ: Квартира Анархиста.

Анархист и Нарколог чокаются бокалами с шампанским.

АНАРХИСТ, нюхая бокал: Что на этот раз? Полоний?

НАРКОЛОГ: Честное слово, там был просто чай. Это эффект плацебо.

АНАРХИСТ: Какая разница? (Целуются на брудершафт.)

 

Зомбоконец

 

 

 

 



проголосовавшие

Zaalbabuzeb
Zaalbabuzeb
Гнилыe Бурaтино
Гнилыe
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 21
вы видите 6 ...21 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 21
вы видите 6 ...21 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

белая карлица
мастер дел потолочных и плотницких
пулемет и васильки

День автора - Гальпер

Поездка по Винодельням
КЛОПЫ ВРЕМЕНИ
Дон-Кихоту Скоро Будет За Тридцать
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.022356 секунд