Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Упырь Лихой

Быдло лярва свинья (для печати )

 

 

Меня зовут Хорват Олег Николаевич, я специалист по взысканию задолженности. Когда вы это прочтете, меня, скорее всего, уже не будет в живых.

Вы все помните убийство студента Артема Колоскова, которое произошло в ночь на 11 сентября 2017 года. Это сделал я. Искренняя ненависть к Свинье заставила меня сделать это.

Тогда я жил на четвертом этаже дома на Пятой линии. Был конец августа, час ночи. Я лежал на диване и смотрел «Пьету» Ким Ки-дука, потому что мне нравится этот режиссер. Правда, я не позволил бы какой-то полоумной бабе рыдать надо мной и считать меня своим сыном. И мать я не люблю, она меня всегда раздражала. Так вот, я смотрел кино, поставил на паузу, чтобы сходить на кухню попить воды. И услышал шуршание щебенки на чердаке. Я выглянул на лестницу, замок был сорван вместе с петлями. Это меня взбесило, но я не полез на чердак, поскольку испытываю отвращение к бомжам и вообще ко всему грязному. Я крикнул им, чтобы убирались на хуй, они захихикали, из чего я заключил, что это молодежь. Какой-то сопляк потащил свою бабу на «романтическую прогулку по крышам», то есть ему негде больше ее чпокать. Молодежь долго возилась, гремела кровельным железом, я не обращал на них внимания и заснул.

Как оказалось, зря. Утром на стене соседнего пятиэтажного дома, над нашей крышей, я увидел огромные идиотские буквы БЛС. То есть сопляки всю ночь говняли краской недавно отштукатуренную и покрашенную стену, я мог бы их выгнать к чертовой матери и надавать им по шеям, но так бездарно все проспал.

Днем я в основном сидел в офисе, два раза навещал безнадежных должников и предлагал им продать почку, это наш самый распространенный мем. Оба якобы пили непонятно где, оба задолжали около миллиона, я беседовал с их женами. Почему-то бабы всегда агрессивнее мужиков, самцы стараются уйти от конфликта, а самки прут на тебя сами, угрожают подать в суд за оскорбления, называют вором и вымогателем. В одной из квартир я заметил за открытой дверью телевизор стоимостью не менее ста штук. В другой надрывался младенец. Квартиры были в престижном районе, хорошо отделаны, с новой мебелью. Люди не соображают, когда берут кредиты, они думают, что все это уже их, тратят чужие деньги и не хотят отдавать свои. Люди разучились копить, им нужно всё здесь и сейчас, живи сегодня, умри завтра. Пока будешь копить, сраный телик устареет, появится новая модель таза, выпустят десятый айфон. Зачем копить три года, когда можно ездить на джипе уже сейчас? Молодая мамаша угрожала, что муж объявит себя банкротом. Уходя, я поцарапал гвоздем капот ее «вольво».

Я бы еще понял, если бы они жили в нищете, брали на лечение, на похороны, на развитие бизнеса. Они берут просто так, на какую-нибудь малонужную вещь, и обязательно несколько тысяч пропивают. Купят автомобиль, который им не по средствам. Потратят кредитку на гулянки в ресторанах, на поездку за рубеж. Некоторые сами не понимают, зачем берут кредит. Все берут и они берут. С процентами, пенями и штрафами доходов у них, конечно, не прибавляется. Но ненавидят они тебя, а не себя. Я бандит, насильник, мудак. Я должен войти в их положение. У каждого «трудная финансовая ситуация» и сотни нелепых причин, по которым он не сможет вернуть долг. Два года назад я надрывался на двух работах и оплачивал жене поездки в Таиланд и Эмираты, где она ебалась с гостиничным персоналом. Полтора года назад она ушла к моему бывшему другу Пете, потому что «устала меня ждать», а я до сих пор вношу за нее, как поручитель и ближайший родственник. Петя в ее представлении мужик, а я нет. Находятся сумасшедшие бабы, которые предлагают переспать в счет долга. Это настолько нелепо, что даже не буду об этом писать. Я и раньше особо не жаловал биомусор, но благодаря специфике общения с «клиентками» любовь к ним еще усилилась.

Я отвлекся. Вечером того же дня я красил свой гараж. Он во дворе, куплен у бывшего соседа за очень серьезную сумму. Тупая школота и студентота, конечно, изрисовала его вдоль и поперек, как и соседние гаражи. Покрасив свой, я осчастливил и два соседних, я точно знал: владельцы не против. Тогда я заметил, что чаще всего попадается надпись «Stuart». Этот «Стюарт» переметил все стены и углы, как хорек или опоссум. Остальные маляры были скромнее. Уже в сумерках я, поборов лень, залез на крышу с валиком и кое-как замазал гадость на соседней стене.

Хорек словно взбесился. Всю ночь этот недоразвитый пыхтел своим баллончиком, и на утро гаражи были уделаны еще сильнее, чем до покраски. Так я понял, что он живет совсем рядом. Чем дальше от дома, тем меньше я видел его сомнительных автографов на стенах. Сквозь сон я слышал, что кто-то гремит железом, попытался встать, у меня закружилась голова, и я рухнул обратно. Тогда я подумал, что неплохо бы поставить камеры, это мы и сделали с согласия всех жильцов. Конечно, хорек являлся только в сумерках, с замотанной рожей и в капюшоне. Даже цвет его одежды было не разобрать. Я уже успел потратиться на камеру и несколько банок краски, хорек обходился дороговато. Он до того обнаглел, что начал рисовать уже на припаркованных машинах. И я никак не мог вычислить эту тварь. Соседи иногда дежурили по ночам, но хорек их чуял и забегал только когда двор был пуст. Занятым людям неохота сидеть под дождем и ждать слабоумного рэпера, который пачкает стены.

Говнюк был широко представлен в соцсетях, в основном пустыми и забаненными акками. Конечно, так называемый Стюарт щедро вывешивал свой «стрит-арт», чем каждый раз и палился. Сам всегда с замотанной мордой, в капюшоне, ну чисто Зорро, который борется с обывателем. Однако, он не учел, что кэш яндекса и гугла долго хранит подзамочные записи и обсуждения. И далеко не все друзья его любили, так что тайное дерьмо стало явным. «Привет питерским шавкам и отдельно пуделю Артемону», — прочел я в кэше. «Пиздюк в зеленой кофте — Артемка Стюарт». Фотография прилагалась. Пухлощекая свинья с короткой белобрысой щетиной. Не хорек, а именно свинья. Самодовольная рожа имбецила. Остальные на фото свои морды прикрывали, кто рукавом, кто зигой, кто платком. Один этот был настолько влюблен в себя, что прямо лез рылом в кадр. Придется набить это рыло, а еще лучше залить краской.

Я без труда нашел аккаунты остальных подельников. Алиса Абдулкадырова по кличке «Лиса» — костлявая брюнетка с диким взглядом, истыканная пирсингом, как шрапнелью, и Борис Коровашко, огромный неумытый гопник с черным пушком под носом. Все трое оказались студентами журфака. Я назвал их группу «быдло, лярва, свинья». Студенты вели активный образ жизни — пачкали поезда, заборы, роллеты, дома восемнадцатого века. Быдло особенно гордился тем, что перемазал несколько станций метро, а Лярва однажды намалевала что-то на стене Эрмитажа, и ее не успели поймать и линчевать на месте. Иногда они ездили методом «зацепинга» в Москву, чтобы погадить там. Начинающие журналисты явно считали себя красивыми, стильными и прогрессивными, боролись с «системой» и недалекими стариками вроде меня и моих соседей. Лярва в качестве профессии указала «художник» и делала много селфи с губами уточкой. Как я понял, Быдло был безнадежно влюблен в Лярву, а та иногда сосала у Свиньи. Жили они не в общаге, а в расселенной квартире на Третьей, которую называли «сквотом». Незаконно пользовались электричеством и водой. У себя дома они почему-то не гадили, Третья линия от их рук почти не пострадала, что лишний раз подтверждало поговорку Хрущева.

В то утро я собирался нанести визит директору компании, который неделю нигде не появлялся. Выехать за рубеж он не мог, оставалось надеяться, что он еще не смылся в другой город. На моем гараже появилась фиолетовая надпись «Я урою тебя мудак». Открыв его, я увидел масляную лужу под капотом. Внешне я оставался спокоен, но меня это нереально взбесило. Позвонила Катя и потребовала приехать. Сначала я на метро долетел до «клиента», того не оказалось дома, его сожительница плакала на диване в стиле ампир. Я посоветовал продать машины, мебель и антиквариат, иначе имуществом супруга займутся судебные приставы и у нее не останется ни копейки. Она молча кивала, размазывая дорогой макияж. Где должник, она не знала. Или хорошо притворялась.

— На меня такие спектакли не действуют, — сказал я.

И как будто нажал на выключатель.

— Да ты сам никто, — спокойно ответила баба. — Не надо тут упиваться своей мизерной властью. Еще раз припрешься и будешь меня доставать — тебе, сука, ноги переломают. И не надо мне тут о том, что я должна, у тебя никаких прав нет, одна бумажка. Все будем решать только через суд, а коллекторскому быдлу я десять рублей не подам.

— Я бы мог, допустим, поставить вам фингал, и вы бы ничего не доказали. Или выбить несколько зубов. Скажите спасибо, что вы женщина.

— А Дане фингал поставить слабо? — она снова разрыдалась.

Я пообещал, что поставлю Дане фингал, и побежал к Кате.

— Я нашла в кармане у этого гондона упаковку от презерватива! — рыдала она. Вид рыдающих женщин меня бесит.

— Так и делают «настоящие мужчины», — сказал ей я. — Только один вопрос: чего ты хочешь от меня?

— Может, попробуем все начать сначала?

Я всегда удивлялся ее наглости.

— А почему ты уверена, что я хочу «все начать сначала»?

— Потому что ты меня любишь, — заявила Катя.

— А я думаю, потому, что ты охуевшая тварь.

На самом деле, возможно, я хотел набить себе цену таким образом и показать, что не сильно в ней нуждаюсь. Катя швырнула в меня какой-то тряпкой, объявила бесчувственной скотиной и велела убираться вон. Потом у нас был секс и я поехал на Суворовский, в очередную компанию. Там мне, как обычно, несколько раз нахамили, так что настроение не улучшилось. Следующей была психически ненормальная бабушка, которая взяла кредит для пенсионеров и все отдала внуку «на бизнес». Затем дважды перекредитовалась, чтобы платить проценты. Внук беспробудно пил, а бабкины полмиллиона проиграл в тотализаторе. Банки пихают кредиты абы кому, даже олигофренам и бабкам с сенильной деменцией. Месяц назад я разбирался с матерью шизофреника, которому навязали в липовой клинике контракт на лечение стоимостью 120 тысяч. Он сам не понял, как пришел на бесплатное обследование, подписал это, а заодно и кредитный договор. Не важно, больной баран или здоровый, он все равно может брать, но не может отдавать.

Я возвращался на автобусе в агентство. На Невском в среднюю дверь зашли дырявая брюнетка и свинья. Они стояли на месте для инвалидов и целовались. Я смотрел на них и думал, какая же циничная мразь эта Катя, какая сука этот Даня, какая сука его жена, какие суки мои коллеги, какие суки все человечество в целом.

Лярва, пока они сосались, незаметно скребла кольцом стекло. Конечно, она нацарапала уже знакомое «БЛС». Они похихикали и вышли на Среднем, я поехал дальше.

«Что ж ты упустил этих блядей?» — подумал я. Ну не стану же я бить им морды в общественном транспорте. Наверняка они пошли гадить дальше. Возможно, в моем дворе.

В офисе Ахмет предложил мне совсем нелепое дело: взыскать 60 тысяч со злостного неплательщика Артема Дмитриевича Колоскова 1998 года рождения, который так и не расплатился за смартфон, купленный полгода назад. Ахмета на самом деле зовут Витя, это мы так представляемся по телефону — Ахмет и Руслан, чтобы принимали за чеченцев. Чеченцев почему-то все боятся. Витя сказал, что у него больше никаких нервов не хватает на малолетнего ублюдка. Наказать засранца нужно уже из чисто спортивного интереса.

Я поискал Колоскова в соцсетях. Нашелся аккаунт в одноклассниках, созданный лет пять назад. Колосков потерял к нему пароль или мыло угнали, короче, внести изменения он не мог. Я сразу узнал Свинью.

— Может, сам? — равнодушно спросил я, хотя уже мечтал порвать Свинью на части.

Витя отмахнулся обеими руками и убежал в туалет.

— Ну здравствуй, пудель, — начал я. — Игры кончились. Ты задолжал очень серьезным ребятам. «Пьету» смотрел?

— Иди на хуй, дядя, — Свинья и Лярва захихикали. — Ты, наверное, очень старый, если смотришь такой кал.

— А может, твоя дырявая шалава из Зазеркалья пойдет ко мне на хуй? — спросил я. — Ты ведь понял, о ком это. Я слежу за вами.

— Ты че, кал-лектор? — попробовал пошутить Свинья.

— Час назад твоя баба царапала стекло в автобусе. Сейчас вы ебетесь в своей дыре на Третьей. Продолжать?

— Ну, знаете, это вмешательство в частную жизнь! — заявил Свинья. — Вы не имеете права так делать, я в полицию заявлю.

— И там с тебя возьмут по 500 рублей за каждую почеркушку на стене. Подумай об этом, тупой баран.

Свинья что-то хрюкнул и нажал на отбой.

Я набрал Лярву.

— Девушка, вы знаете статью 214 УК РФ? Что вам больше по душе — штраф 40 тысяч или три месяца ареста?

— Назовите ваше имя и название коллекторского агентства, — попробовала умничать она.

— Тебе лучше не знать. Просто достань деньги. Поверь, так будет проще для всех.

— А откуда я знаю, что ты такой крутой мужик, а не офисный дрищ, который умеет только кофе хлебать?

— Ты должна все знать, если учишься на журфаке. Журналистское расследование, надо уметь. И знаешь, детка, у нас такая страна: расследуют только журналисты. Полиция ничего не расследует.

— Вы псих? — взвизгнула Лярва. — Учтите, я записала все наши разговоры.

— Алиса, ты, наверное, испугалась? А с виду такая смелая девочка. Так что будь молодцом: запаси доширака на месяц, сэкономь на краске, выплати хотя бы десять тысяч на этот раз.

— Краску мы не покупаем, — засопела Алиса. — Мы ее воруем в строительном гипермаркете. У нас денег вообще нет.

— Отлично, можно возбудить уголовное дело по факту кражи. Но я советую что-то получше: найди подработку. Официанткой, маляром — у тебя же хорошо получается красить? А лучше пошли вкалывать своего никчемного парня, ты женщина, ты сможешь.

— Какого хуя доебался до моей чики, старое чмо? — проорал в телефон Свинья. — Я тебе ноги нахуй переломаю и в жопу вставлю.

— У тебя будет такая возможность, — пообещал я.

— Ну что? — спросил Витя, входя в кабинет.

— Дохлый номер, — ответил я. — С таких нищебродов взыскивать нечего, считай, что смартфон ему подарили.

Я уже жалел, что позвонил Свинье. Ему звонили Витя и Зоя, Зое он так нахамил, что она бродила по офису вся красная, с высоким давлением. «Хоть бы его пристукнул кто-то», — пожелала она. Я сказал, что глупо бить тупых малолетних чмырей, тронешь говно — сам измажешься, и на этом все закончилось.

Вечером, проходя по Третьей, я встретил Быдло. Он чем-то напомнил меня год назад. Парень стоял у расселенного дома с рюкзаком за плечами, поглядывал на окна с надписью SALE и кусал хот-дог. Казалось, его сейчас стошнит. Я понял, что Свинья с Лярвой снова ебутся, а этот больше не может дрочить за стенкой.

— Есть мелочь? — спросил у меня Быдло. — Очень хочется выпить.

Я дал ему триста.

— Спасибо, бро, — убитым голосом сказал Быдло. Поправил лямки рюкзака и зашагал в сторону метро.

В этот момент я понял, насколько сильно ненавижу Свинью.

Я уже спал, когда позвонила Катя.

— Я так люблю эту сволочь! — рыдала она. — Как он мог так поступить? Олег, как он мог?

— Все могут и он смог. Ты, главное, не забывай, что Петя настоящий мужик, а не тряпка, как я. У Пети есть гордость. Петя не прогибается под таких, как ты. Петя не подкаблучник. Петя захотел выебать блядь — и выеб.

— Не веди себя как мудак! Я хочу, чтобы ты приехал, немедленно!

— У меня сломалась коробка передач. Я сейчас просто не могу приехать, мне не на чем.

— Возьмешь такси. Я тебе говорила, надо брать механику.

Я оделся и выбежал на улицу. Я еще не решил, поеду ли к ней, просто хотел подышать свежим воздухом. Накрапывал дождь. На скамейке у макдака под зонтиком жались бомжи, больше на Среднем никого не было. Я шел в сторону Десятой и увидел Свинью. Морда замотана банданой, на голове капюшон. Его выдавали зеленая куртка и плотная невысокая фигура. Свинья тряс баллончик и поливал трансформатор фиолетовой краской. Я заметил неподалеку штабель брусчатого камня. Взял один, подошел сзади, схватил Свинью за капюшон и ударил его затылок с короткой белесой щетиной. Свинья упал, баллончик откатился в лужу. Я ударил еще четыре раза, чтобы наверняка. Позвонила Катя. Я сказал: «Уже еду». Добежал до набережной и выбросил камень в Неву. Такси я поймал на Театральной.

Говорят, что маньяки испытывают возбуждение, убивая своих жертв. Я не чувствовал ничего, как будто выполнял свою ежедневную работу. Так что я, наверное, не маньяк. Я на редкость спокойный, уравновешенный человек.

Мы с Катей завтракали, когда Свинью показали в утренних новостях. Петя дрых за стенкой, потому что это, вообще, его жилище и никуда уходить он не собирался. Катя уходить тоже не хотела, так что уйти предстояло мне.

Свинья надолго стал героем новостей. Его убийство связывали с «профессиональной деятельностью», якобы мелкий пиздюк задавал неудобные вопросы коррумпированным чиновникам. Студенты проводили митинги в память Свиньи, требуя наказать власти. Весь журфак корябал стишки в память Свиньи, я даже видел на развале сборник, изданный тиражом сто экземпляров. Состоялся благотворительный концерт памяти Свиньи. Все стены были измазаны через трафарет портретами Свиньи. Не удивлюсь, если Свинью еще причислят к лику святых.

Я часто представлял, что в наш офис приходит следователь и начинает приставать ко мне, как Коломбо. Мол, вы звонили Артему и угрожали, его невеста запомнила вас, конечно, у нас нет никаких прямых улик, но я дождусь, когда вы сделаете ошибку или начнете усиленно помогать, чтобы запутать следствие. И я такой начинаю делать догадки, что это его приятель пришиб камнем из-за девки и сбежал в другой город. Стоп, — говорит Коломбо, — а откуда вы знаете про девку? Что-то тут нечисто. Кстати, юная леди сказала, что вы угрожали Артему за несколько дней до убийства. Вы, кажется, соседи? Он рисовал на двери вашего гаража? Где вы были в ночь на такое-то число? Кто-то может подтвердить ваше алиби? И тут я начинаю нервничать — к примеру, откапываю обрызганную краской куртку у себя на даче и пытаюсь ее сжечь в бочке с осенними листьями или плачу случайному таксисту, чтобы он назвал нужное мне время и место поездки, а таксист оказывается сотрудником полиции. А потом я спрашиваю: «И какой у меня был мотив? Вернуть жалкие десять штук основного долга? Мы тут выбиваем долги из серьезных фирм, а не страдаем хуетой. Все остальное — ваши личные домыслы. Покажите мою ДНК на ноже, которым убили Колоскова, тогда поверю». И Коломбо отвечает: «Вы завидовали Колоскову, потому что он очень популярный», а я начинаю демонически хохотать.

Был и русский вариант — некий Порфирий Петрович дожидается меня с повинной в прокуратуре, я неистово листаю Ницше, а Лярва бегает по моему двору в истерике и блюет на стены кровью из легких, как жена Мармеладова или Джексон Поллок. Я думал, она хотя бы доедет до нашего агентства, намалюет на двери «убийцы», «бандиты» и что-то вроде того. Но Лярва на удивление быстро нашла себе нового парня, не Быдло, а хипстера, который считает себя популярным фотографом. Теперь она подписывается «Алиса Ад» и называет себя арт-моделью. Быдло перевелся в МГУ и не возвращался в Питер — во всяком случае, таких фото я не видел. И знакомые буквы на стенах давно не появлялись.

Нам действительно позвонили один раз и спросили, сколько был должен Артем Колосков. Я сказал следователю, что не вправе разглашать информацию без официального запроса. Тот настаивал. Я порылся в базе и ответил, что Колосков должен банку шестьдесят тысяч со всеми штрафами, но мы еще в октябре прошлого года передали дело в суд. Так что им занимаются судебные приставы. Больше нас не беспокоили.

Сегодня я внес последнюю сумму по Катиным кредитам. Купил автоэмаль и вывел на стене напротив Петиного дома: «Прощай, тупая сука». Сейчас я возьму свой старый ПМ, приставлю его к виску и нажму на спусковой крючок. Не потому, что меня мучит совесть за убийство Свиньи — не мучит абсолютно.

Скажете, Свинья это не заслужил, нельзя наказывать онижедетей за их каляки-маляки? Одним мудаком в мире стало меньше. И, конечно, это не из-за Кати. Я тупо не вижу смысла в своем дальнейшем существовании. От меня больше никто не зависит, мне некому помогать, точнее, нет таких людей, ради которых хотелось бы что-то делать. И нет людей, которые хотели бы что-то сделать для меня. Позавчера женщина в баре сказала, что я ее пугаю. Хотя у меня приятная внешность, правильная речь, я довольно хорошо одет. Не знаю, чем конкретно я ее напугал, что со мной не так. Короче, я ни о чем не жалею.

Олег Николаевич Хорват приставил к виску ПМ, подождал минуту, положил пистолет обратно в сейф и безвозвратно удалил файл, который печатал два дня.

 

 



проголосовавшие

Zaalbabuzeb
Zaalbabuzeb
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 1

Имя — был минут назад
Notorious FV — 28 (срет в гесту)

Бомжи — 0

Неделя автора - Double V

Сказ о вредоносном воздействии героиновой зависимо
Объект: резиновая голова куклы, производства СССР.
стихи разных лет и состояний

День автора - Упырь Лихой

Неймется
Хачмаркет
Я тебя съем
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.030583 секунд