Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Упырь Лихой

Женщина и трактор (для печати )

— Дозо, — стюардесса вручила Егору вторую порцию красного.

— Домо аригато, — ответил он. — Заметь, малыш, японцы не нажираются, поэтому их не приходится ограничивать в полете, как ватное быдло.

— Ты меня с кем-то перепутал, — ответил Сергеич. — Я не поцреот, это Ванька у нас поцреот, в нем же ни капли русской крови, вот и строит из себя. Заметил, что азиаты часто ходят в футболках «гражданин РФ»? Ну и вот.

Они летели эконом-классом: Сергеич выплатил взнос за машину, заплатил за квартиру и сильно потратился на новый год, а Егор, как хороший сын, дал маме 50 штук, чтобы не орала. Сергеич ворчал, что хватило бы двадцати, а так они бы сняли апартаменты получше. У дяди, то есть у папы, он брать не хотел, чтобы доказать быдлу свою самостоятельность, и перешел в режим строжайшей экономии. «Я мог бы кормить тебя на сто рублей в день, — утверждал Сергеич. — И все равно это было бы вкусно». В виде эксперимента они прожили неделю на одной гречке, причем за это время подливка по вкусу не повторялась ни разу. Правда, Сергеич все равно сорвался и купил другу зимние ботинки. Но очень дешевые!

Сереженька благодаря своей феноменальной памяти давно задолбил японский. Правда, читал он на нем лучше, чем воспринимал на слух, и с грамматикой оставались некоторые проблемы. Географию Японии Сергеич знал лучше, чем географию РФ. Он знал все районы Токио и все места, куда собирался пойти. Знал все блюда японской кухни, которые собирался попробовать. Знал почти всех известных японских режиссеров и писателей. Егор краем глаза смотрел его дебильные мультики и выучил некоторые названия, а также простые слова. Тайком от Сережи он заглядывал в его словари и разговорники, пытаясь хоть немного освоить косоглазое наречье. Он понимал, что японский не осилит никогда, одно слово там обозначало кучу понятий, а куча слов — одно явление с какими-то незначительными вариациями. Хирагану Егор не воспринимал ни в каком виде, а спесивый говнюк Сергеич местами разбирал даже кандзи. Егор говорил, что японский программисту нахуй не нужен и вообще он хочет уехать в США, где когда-то учился по обмену, но Сергеичу на его мнение было, как обычно, насрать. Кстати, английским Сергеич тоже владел лучше Егора. Он понимал, что его подчиненный люто, бешено завидует, и это сильно поднимало настроение. Даже десятичасовой перелет его не утомил — Сергеич порхнул с трапа изящно, как лунная фея, и потащил за собой Егора, который тер красные от бессонной ночи с айфоном глаза.

Багаж состоял в основном из шмоток Сергеича, но нес его Егор. Чтобы не париться, Сергич взял такси и тихо ахнул, когда узнал, что это стоит 30 000 йен. Однако, переться до Синдзюку на экспрессе ему не хотелось. Он помнил, что там самый оживленный транспортный узел в мире, и дорожил своим белым телом. От станции пришлось бы идти с вещами и искать дом самим. Они ехали по дороге с непонятными знаками, мимо залива, мимо небоскребов, в которых отражалось сумрачное зимнее небо. Дул сильный ветер, мокрый снег хлестал в лобовое стекло. Залив преследовал их всюду. Егор запомнил нехуевые мосты и новый чистый асфальт с четкой разметкой. Обилие бетонных коробок угнетало, старинной архитектурой нигде и не пахло. Такси теперь тащилось еле-еле. Улицы становились все менее ухоженными, тротуары покрывала коричневая снежная каша, бетонные коробки сменились нагромождением уже совсем жалких двухэтажных халуп с лесенками и галереями наружу. На галереях сушились портки и застиранные футболки. Небо было исчерчено хаотично натянутыми проводами. У стен ютились замызганные автоматы с напитками и разной херней, гоповатые узкоглазые люди брели, как зомби, по узким тротуарам, пряча лица от ветра под капюшонами. Никаких красивых японских домов здесь не было, но Сергеич обещал, что они обязательно появятся. «Ебаный в рот, куда я попал??» — думал Егор.

— Зато мы очень дешево сняли квартиру, — пытался подбодрить его Сергеич. — Вот увидишь, ветер стихнет, выглянет солнце, и все будет уже не так хуево, а очень даже волшебно и заебись.

Хуево началось сразу — они выгрузились у очередной халупы, расплатились и Сергеич понял, что ему никак не позвонить квартирной хозяйке — японской сим-карты у него не было, на звонок в роуминге улетели бы все средства, а вайфай был запаролен.

— Ханада Макико-сан! — крикнул он, как алкоголик из советского кино.

— Коничива! Ты мне рубль должен был! — вторил Егор.

— Заткнись!

Через пару минут к ним спустилась пожилая японка, она взяла деньги и отдала Сергеичу ключи. На галерею вышли еще две японки и на всякий случай поклонились. Это были совсем не те ухоженные и красивые японки, каких Егор видел в телевизоре. Они напоминали скорее матушку Файнштейн в своих мятых застиранных халатах. Под халатами виднелись рейтузы, а сверху были надеты растянутые уродливые кофты. Скоро Егор понял, почему: в доме не имелось центрального отопления. Единственная комната в квартире оказалась размером со спальню Егора, кровать и столик занимали там почти все место. Сергеича особенно поразило сочетание «прихожая-коридор-кухня»: один стенной шкаф предназначался для одежды, в другом он обнаружил раковину, мусорное ведро и двухконфорочную плитку. На холодильнике ютились чайник и рисоварка. Под потолком висел маленький телевизор. Кроме этого в квартире были душевая кабина и обычный европейский унитаз.

— Ну, приехали… — упавшим голосом сказал Сергеич. — Прости меня, пожалуйста.

— Да ничего, — Егор обнял его.

На улице заорал кот.

— Я его поймаю и придушу, — обещал Сергеич.

Егор перезагрузил роутер, так что у них появился вайфай.

— Мальчики, я так вам завидую, — писал хохленок. — Будьте счастливы!

На форуме появился свежий братский прон: старший хохленок изо всех сил развлекал малыша, чтобы ему не было грустно без кацапа. Егор сохранил этот ролик.

Сергеич намылся и уже разрабатывал маршрут.

Первым делом они поели какой-то странной хуйни в ларьке на колесах. В составе были яйцо, большая уродливая котлета, непонятные овощи, безвкусная прозрачная лапша и длинная трубка, похожая на крабовую палочку с коричневыми пупырышками. Хуйня была залита неаппетитным коричневым варевом. Сергеич перся от этого, а Егор снова вспомнил мать.

— Это одэн, традиционное зимнее блюдо, — объяснил Сергеич. — Всегда мечтал его пожрать.

В круглосуточном минимаркете Сергеич купил им по треугольнику из холодного безвкусного риса с куском лосося внутри. Эта херня была завернута в подмокшие нори. Егор помнил, что рисовая херня называется «онигири», но дома Сереженька делал их как-то лучше. Сергеич перся от вкуса страны происхождения, Егор понюхал рыбу и выкинул свой онигири в урну на заправке, хотя был очень голоден. Сергеич зашипел, что надо внимательнее смотреть, куда бросаешь: это для стекла. Они запили рисовую херню горьковатым чаем, который вонял персиковым шампунем и был куплен в автомате. Казалось, это и был шампунь, который производители налили не в ту банку. Егор громко рыгнул от культурного шока, и они двинулись исследовать местность. Сергеич купил бумажную карту. Из узеньких улочек, беспорядочно застроенных дешевыми домами, они вышли на более широкую, где переливались разноцветными огнями многоэтажки. Егор отметил, что у японцев напрочь отсутствует вкус: даже самый колхозный московский ТЦ смотрелся элегантнее по сравнению с японскими. Кислотные надписи с жирной обводкой резали глаз.

— Смотри, это гяру! — Сергеич повернул его голову в сторону стайки баб.

Бабы оказались как на подбор кривоногие, толстые, в очень коротких юбках, несмотря на холод. Их лица были вымазаны очень темным макияжем, а волосы выжжены перекисью до желтизны. Весь наряд девиц выглядел крайне нелепо.

— У нас в Хотьково этих гяру хоть палками ешь, — разозлился Егор. — И ты меня притащил в такую даль, чтобы я разглядывал колхозных гопниц?

— Ты ни хера не понимаешь, — довольно вздохнул Сергеич.

Бабы помахали им, приветливо улыбаясь. Сергеич попросил их сфотографироваться, но дальше дело не зашло.

«У косорылых тян зубки всегда букетиком», — вспомнил Егор любимую фразу Вани.

Сергеич глазел на школьниц, читал вывески, заходил в бесконечные магазины. Егор заскучал. Обычно в таких случаях он доставал айфон, но сейчас интернета не было. Он тащился за Сергеичем понуро, как пудель за пенсионеркой. Они спустились в переход, где Егор урвал какие-то жареные шарики с кусочками осьминога внутри. Все еще хотелось жрать. Дальше им попалось сомнительное заведение: Сергеич сказал, что там разводят клерков на выпивку и не дают. Он искал еще более сомнительное заведение и, наконец, нашел. Внутри было полутемно, мигали голубые и красные диоды. Они оказались в крохотной комнате с низенькой и некрасивой бабой.

— И что ты собираешься делать? — спросил Егор.

— Глупо приехать в Японию и ни разу не трахнуть японку, — ответил Сергеич.

— А ничего, что у тебя есть я?

— Ну ты дурак, ты это одно дело, а японка — совсем другое. — Сергеич искренне не понимал, что с Егором не так. — Ты же тоже ее трахнешь. Ну или трахни меня, а я буду трахать ее.

Японка приветливо улыбнулась и сняла лифчик.

— У тебя сиськи больше, чем у нее, — сказал Егор. — И вообще, пошел ты на хуй!

Егор выбежал на улицу, Сергеич остался. Наверное, думал, что Егорка далеко не уйдет.

— Сука! — Егор сплюнул на тротуар. На него уставилась компания поддатых японцев в темных костюмах и пальто. Он извинился по-английски, они помахали ему и пошли дальше. Он тоже пошел. — Ненавижу тебя, блядь ебучая!..

Егор бесцельно бродил по одинаковым улицам с неоновыми иероглифами и какой-то херней из ткани, свисающей с верхних этажей. Внизу торговали разным шлаком, слонялись пестро одетые девки, негры, китайцы, индусы и прочие колдыри непонятной национальности. Денег у Егора с собой было немного, он сразу отложил НЗ на дорогу до аэропорта. Главное, что у него хватило ума взять паспорт, иначе через десять дней он не сможет улететь. ДЕСЯТЬ ДНЕЙ! Ничего, токийские бомжи как-то справляются, значит, сможет и он. Если жрать по три рисовые херни в день и спать, допустим, в метро, он сможет насладиться этой замечательной страной на всю оставшуюся жизнь.

Мимо пробежал офисный хомячок со школьницей на закорках, его догонял другой. От обоих разило сивухой. Сильно захотелось выпить. Зазвонил айфон, это была мать. Он сказал, что благополучно долетел, разместился и теперь отдыхает.

Первой его мыслью было попытаться устроиться на работу. Конечно, с туристической визой и в джинсах его бы никто не пустил на собеседование. Иностранцев здесь берут неохотно, так как по закону им приходится переплачивать. К тому же, резюме на английском вряд ли будет достаточно. Однако, его могут нелегально взять уборщиком или еще кем-то, от кого не требуется знание языка. Егор знал, что если идти куда глаза глядят, обязательно упрешься в станцию метро. Но уперся в железнодорожную станцию. По редким надписям на английском он понял, что уже не в Синдзюку, а в Сибуя, и даже нашел памятник Хатико, рядом с которым целовались влюбленные пары. «Сука», — снова прошептал он. Молодая пара обернулась. Он вспомнил, что на японском «сука» — возглас удивления, так что мило, насколько это было возможно, улыбнулся им. Девушка на английском поинтересовалась, что ему нужно. Парень был не силен в ингрише, так что молча смотрел на белокурого гайдзина. Егор спросил, как тут можно найти временную работу. Девушка наполовину по-английски, наполовину жестами объяснила, что работу нужно искать по объявлениям в метро или в каталогах, и показала, куда идти, чтобы их увидеть. Она даже довела его до справочной, где он получил карту. Объявления он таки нашел, но в чем суть предлагаемой работы, понять не мог. Наудачу он выбрал одно и попросил строгого японца средних лет объяснить, как проехать. У того глаза полезли на лоб, но самурай сдержал смех и поставил точку на карте. Егор пошел туда на своих двоих. Это оказалось заведение, где обеспеченные дамы развлекались с приятными молодыми людьми. «Пожалуй, меня бы взяли, — подумал он. — Если бы не одно «но». Из дверей выглянул педиковатый парень с облитой лаком прической. Он спросил что-то по-японски, Егор сказал, что не понимает.

— Сорри, фор вумено онри, — парень скрылся.

Выглянул нагловатый японец в костюме, сшитом, как показалось Егору, из желтой турецкой занавески. Это был последний писк местной гопницкой моды. Модник в занавеске проглядел объявление и ткнул пальцем в кабаре через дорогу. Там, судя по всему, парни развлекали мужчин.

К хост-клубу подошла странная девушка. Точнее, девушка была обычная — зубки букетиком, маленькие сиськи и кривоватые короткие ноги. Странным был только ее совиный взгляд из-под длинной челки. Она смотрела на Егора не отрываясь. Возможно, приняла за сотрудника.

Он сказал:

— Извините, я здесь не работаю. Я русский идиот, который поссорился со своим парнем и которому надо тут продержаться девять дней. Оканэ-га наи, ферштейн? Даже не буду спрашивать, говорите ли вы по-английски.

— Русски идиотто! — выпалила девушка. — Ай лайк Достоевский! Ай хейт факин ингриш! Поехари!

Она взяла его за руку и повела переулками, затем заставила сесть в странно раскрашенную старую хонду. Егор понимал, что баба явно не в себе. Но идей, как тут выжить без нее, в голову не приходило. Возможно, этой японке что-то нужно и она может заплатить.

— Ёсида Мидори, — представилась она.

— Егор Файнштейн дес, — ответил он.

— Файностейно… — разочарованно протянула она. — Доитсу…

— Русский, русский, — успокоил он.

И они поехали. Егор согрелся и задремал, щурясь на разноцветные огни. Ему снилась «Кинопроба» Миике. Очнулся он от того, что Мидори тыкала его пальцем в плечо. Он решил, что это дежа вю: хонда стояла перед двухэтажной халупой с местами ржавой галереей и лестницей снаружи. Пожилая японка в оранжевом пуховике сметала снег со ступеней. На втором этаже сушились чьи-то портки. Орал кот.

Егор последовал за Мидори на второй этаж. По планировке квартира не отличалась от предыдущей. Она была завалена грязными шмотками и упаковками от еды. Под потолком болтались от сквозняка вешалки с трусами и лифчиками, стеллаж во всю стену был плотно забит комиксами, а на столике стоял ноутбук. Кровати не было, вместо нее у стены лежал свернутый футон. Мидори убежала в санузел, там стоял, к счастью, умный унитаз, но с незнакомой Егору панелью кнопок. Выйдя из санузла, она показала ему, что нажать. Егор уселся на чудо техники и почувствовал некоторое превосходство над белой крысой. Он не строил иллюзий насчет того, зачем нужен этой девушке, потому сразу принял душ. Егор не решался вытереться ее полотенцем, она заглянула в открытую дверь и дала ему чистое. Из головы не шла «Кинопроба». Когда он вернулся в комнату, постель была уже развернута, а у изголовья недвусмысленно лежали коробка с салфеточками и пачка презервативов. Японка переоделась в шелковый юката, который распахнулся на груди, обнажив маленькие сиськи с коричневыми ареолами. Между ног у японки оказались заросли очень густой черной шерсти.

— Гоменосай, гейо дес, — признался он. — Гумене и все такое. Я пидор, у меня на вас не встанет.

— Вакаранаи, вакаримасен, — ответила японка.

— Айм гей. Фаггот. Педераст. Хомосекосуаристо.

— Нани? — спросила японка.

— Я содомит, гей, — объяснил Егор. — Ну, как этот ваш айдору Гакыто. Дзоппаэбёто.

— Сугои! — лицо Мидори расплылось в улыбке.

— Май бойфренд! Ай лайк хим вери матч. Итс май хацу-кои, первая любовь, — он показал ей на экране фото Сергеича.

— Каваиии, — мечтательно протянула японка и затараторила так, что Егор уже ничего не мог разобрать.

Она вытащила со стеллажа пачку яойной манги с самыми разными сюжетами и протянула Егору. Она долго что-то показывала, говоря все быстрее и быстрее, он смог разобрать только «укё», «сэмё», «десу» и «Херена Мизурина».

— А нет ли у вас Po~Ju? — застенчиво спросил Егор. — У меня на эту вашу сёнен-айщину тоже не встанет, нужна бара или цопе.

— Бара ири цопе? — переспросила японка. — Барадзоку?

— Хай-хай, яранайка, — обрадовался Егор.

— А щито такое цопе?

— Шотакон дес, — объяснил Егор.

— Шотакон! — японка засмеялась и вытащила пачку поменьше, там были цветные распечатки Po~Ju и других интересных авторов, которых Егор, боясь, что его закатают на восемь лет за хранение, давно удалил с компа (прим. автора: у меня их тоже нет). Они вдвоем легли на футон и начали мастурбировать на картинки со сладкими шотами. Для усиления эффекта Егор показал Мидори новое порно с хохлами.

— Киодай, — объяснил он. — Май юкрэйниан бразерс.

Как она кончала, Егор не увидел, он, собственно, не разглядел и самой ее пизды. Казалось, у нее между ног пристроился волосатый призрак из фильма «Звонок». Зато сам он кончал долго и красиво. Мидори с поклоном протянула ему две салфеточки. Потом они пили чай с мотии. Мидори настояла, чтобы он съел именно три штуки, он подчинился. Егор смутно помнил, что это какой-то древний свадебный обряд. Так что трактор, считай, был уже угнан.

Мидори достала со стеллажа коробочку с одинаковыми брелоками, один она нацепила на свою «раскладушку», другой приложила к его айфону. Так Егор понял, что она уже считает его своим парнем. Конечно, он скорее сдох бы, чем нацепил какую-то хуйню на дивайс. Мидори сделала это сама. Егор уже представлял, как нанимается программистом в какую-то корпорацию и там сосет под столом у нового, косоглазого, кривоногого и кривозубого босса. Сосет в метафорическом смысле. Пожалуй, для японских работодателей Егор стал бы еще большим дерьмом. Все-таки Сергеич его баловал.

Похолодало, они грелись под тремя одеялами, прижавшись друг к другу, и смотрели третью часть боку-но пико, которая с токийской телебашней. Голова Мидори лежала на левой руке Егора, правой он пытался найти в лесу ее влагалище и думал, как там эта блядь Сереженька. Наверное, все еще ждет, что Егорка прибежит, как побитый пес. Егор нашел дыру, надел презерватив, закрыл глаза и углубился в лес. Он представлял себе Сережу, кацапа и братьев-хохлов.

— Трахнул японку, — кратко написал он на форуме через тридцать минут.

— Кровью умоешься, — ответил Сергеич.

— Это единственный, блядь, раз в жизни, когда я хотел бы оказаться на твоем месте, — писал автомеханик Петя.

— А у японки все как полагается? — инспектировал Иван. — Ноги кривые, зубки букетиком?

— Ага, всё как у нашей Елены, — ответил Егор. — Только у Лёни сиськи меньше.

Елена, которая сидела с кучей документов, сдержанно послала его на хуй и не стала разводить холивар, как в прошлые разы.

Артём из Сергиева Посада написал, что этот импотент пиздит, как обычно, и вообще никуда не ездил. Егор в виде пруфа прислал фото спящей пизды:

— Что, отсосал?

— Я у твоего жиробаса сосал уже после того, как ты к нему переехал, — накинул говна Артем. — Он сказал, ты не умеешь ртом нихуя.

— Пожалуй, не буду с тобой бороться за почетный титул главного хуесоса, — набрал Егор. — Совет вам да любовь.

Сергеич прислал ЛС:

— Ты издеваешься, тварь? Уже девку завел, и кто из нас после этого мудак? Домой живо!

Егор предпочитал срать на форуме, а не в ЛС:

— Сереженька окончательно впал в маразм. То он признавался мне в любви своему папику, то рассказывал о неразделенной любви к ватану, то говорил, как был влюблен в Эльдара, хотя всем троим этот педик нахуй не впился, потому что они натуралы. Угадайте, чего он никогда не говорил про меня? И на что эта блядина теперь надеется? Притащил меня к проститутке, я, естественно, ушел, нахуй не сдался такой фассбиндер. Пусть поищет себе другого раба. Татарский хуесос подойдет.

— Егор, я тебя очень люблю, прости меня, пожалуйста! — набрал Сергеич.

Все ахнули.

— Не насилуй себя, Сереженька. Просто скажи: «Егорка, к ноге!», — ответил гордый еврей. — И я сразу побегу отлизывать твою дыру, как это делал уже хз сколько лет.

— Да иди ты к чертовой матери! — Сергеич покинул форум.

Егор ощутил ком в горле. Он натянул джинсы, накинул куртку и вышел покурить — недавно он снова начал назло Сереженьке. Большим пальцем он бесцельно перемещал текст на экране.

— Мальчики, пожалуйста, не ссорьтесь! — просил хохленок. — Егор, прости его, он тебя очень любит, просто он слишком гордый, чтобы в этом признаться.

— Ебаная сука… — Егор затянулся. Он представлял себе нежные белые руки Сереженьки и его огромные невинные глаза. Вот этим вечно девственным взором Сереженька смотрел, как чавкает Артемка. Кстати, возможно, Егор выбрал не того. Хотя Артемка не дал свой адрес и с первого раза устроил деанон, с такой гиеной по любому не стоило встречаться. Японку Егор даже не брал в расчет, через девять дней его здесь не будет. Слезы текли по лицу еврейского самурая:

— Малыш, а ничего, что он у тебя на глазах заигрывал с твоим мужиком? Ты считаешь это в порядке вещей?

— Я думал, мы уже одна семья, — ответил хохленок. — Вы для меня как старшие братья. Кстати, тебе привет от Димы и от Димы.

— Спасибо, малыш.

— Не будь таким ортодоксальным, сионский шакал, — встрял Ваня. — Содомитам не нужно мыслить шаблонами христианского брака. Желаю тебе там сдохнуть на помойке.

Егор прокрался в комнату, взял свои вещи и свалил. Он даже не стал искать носки, боясь, что японка проснется. Падал мокрый снег, за одинаковыми домами видна была верхушка телебашни, она служила Егору ориентиром. Оказалось, что он снова в Синдзюку, ему даже не пришлось на последние деньги брать такси. Он поймал халявный вайфай, нашел свой адрес на airbnb и сориентировался по карте гугла.

Перед тем, как войти, он оторвал и выкинул брелок.

Сергеич сидел на кровати со сложным лицом и ел рамен из стакана.

— Больше никаких японок, — пообещал Егор.

— Ну ты дурак, надо было привести ее сюда, мы бы ее трахнули вдвоем, — пошутил Сергеич. — Все, больше никаких баб. Хотя вообще я бисексуал. Но ради тебя буду терпеть. Вообще, странно, что такой опытный либерал мыслит категориями Домостроя.

Егор разделся и залез к нему под одеяло.

— Руки помой, пиздой воняют, — Сергеич всхлипнул. — Ты же аутист, как ты вообще подцепил эту блядину? Ненавижу тебя!

— Мне уйти?

Сергеич вцепился в него руками и ногами. Егор пережил его полуторачасовую истерику. Наплакавшись, Сереженька заснул.

— Я тебя тоже люблю, — сказал Егор. — Но ты слишком говнистый, чтобы это знать.

— Суки да ё, мудак, — отчетливо произнес спящий Сергеич.

 

Девять дней пролетели очень быстро: оказалось, что в Токио есть не только бетонно-стеклянные коробки, но и парки, храмы, музеи, вот это все. Сергеич уговорил Егора съездить в Нагоя и Осаку, чтобы посмотреть самурайские замки. Он плакал, что им не хватает на поездку в Киото, но у дяди так и не взял. В последний день они, по давней традиции японских бомжей, пытались нашарить мелочь под автоматом с газировкой. Егор нашел двести йен. В самолете исхудавший Сергеич набросился на еду так, будто не жрал полгода. Когда он с довольным стоном откинул спинку сиденья, то спросил:

— Ну как? Ты не хотел бы остаться в Японии?

Егор помотал головой:

— Парашка лучше.

 

В Шереметьево падал мокрый снег. Два не очень адекватных блондина с ручной кладью вышли из автобуса и забежали в терминал, ежась от резкого ветра. Внезапно один из них встал на колени, распростерся в поклоне «догеза» и поцеловал пол.

— Ну пойдем уже, люди смотрят, — торопил Егора Сергеич. — Люби Родину более сдержанно. Как я, например.



проголосовавшие

Роман Агеев
Роман
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 16
вы видите 1 ...16 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 16
вы видите 1 ...16 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Саша Дохлый

фонари
хочешь...
Ангелыангелыангелы

День автора - Ачилезо

Зелье
Времена года
Порой Последний
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.027477 секунд