Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Упырь Лихой

Хикикомори - совместно с П. Рассолько (для печати )

 

 

 

Первое действие

 

Помещение, заваленное разным цветным хламом, в центре кровать, наполовину скрытая одеждой, на одежде утюг. В изголовье ноутбук с открытой программой звукозаписи, на полу три спальных мешка, стол заставлен бутылками и пустыми стаканами, из еды — только открытая банка сардин и пара надкушенных кусков хлеба. Стены увешаны изображением Будды и индуистских божеств, в углу стоит советская звукозаписывающая аппаратура и старая гитара. В другом углу вентилятор. Еще из обстановки — холодильник, шкаф. Стопки книг, перевязанные веревочками. Анатолий, безработный философ 45 лет, держит в руках гитару поновее, записывает музыкальный фрагмент, проигрывает. Отпивает из стакана. Прослушивает. Кроме шума, треска, громыханий и невнятных воплей ничего не слышно.

 

Анатолий: Зачем капризничаешь?..

 

Опять берёт гитару и записывает.

В ванной шумит вода. За окнами серые сумерки, то ли день, то ли ночь.

 

Входит Алкаш.

 

Алкаш: Ты спать когда-нибудь пойдешь?

Анатолий: Иногда мне кажется, что вся моя жизнь это сон.

Алкаш: Умный, да?

Анатолий: Не хочу спорить. Это не имеет смысла.

 

Алкаш замечает копилку с мелочью, ссыпает монетки в носок. Анатолий спокойно наблюдает за этим.

 

Анатолий: Обычно спрашивают разрешения. Вы со мной познакомились четыре часа назад, и тот факт, что выпивка куплена на ваши деньги, не дает вам права просто так брать мои...

Алкаш: Я грю, умный, да?

Анатолий: В аспирантуре учился.

Алкаш: А ты дурак.

 

Раскручивает носок, бьет Анатолия по голове, тот падает.

 

Алкаш: Не хочешь спать — уложим. Задолбался ждать уже.

 

Алкаш сгребает вещи в черный мусорный мешок. Нажимает какую-то кнопку на ноутбуке, из компьютера — женский голос: «Защищайся!» Оглушительный женский визг. Алкаш бросает ноутбук на кровать, мечется по помещению, убегает.

 

 

Входят 1 Хиппи — иногородний и 2 Хиппи — друг и сосед Анатолия. У 2 полотенце на плече, 1 с сигаретой.

 

1 Хиппи: Тут какая-то баба кричала... Ты чо, насильник? (ржет)

2 Хиппи: Не, я просто так не стал бы вламываться, если ты занят с девушкой. Но, понимаешь, если девушка кричит... Ты не подумай, что я нарушаю это твое... прайвеси... личное пространство... Анатолий, я с тобой говорю!

 

1 Хиппи соображает, в чем дело, поднимает носок с мелочью.

 

1 Хиппи: Как его зовут?

2 Хиппи: Анатолий.

1 Хиппи: Толик, тебе в больницу надо. (хлопает Анатолия по щекам, пытаясь привести в чувство)

2 Хиппи: Я тебе говорил, не вписывай этого ханыгу! (первому Хиппи) Да не валяй ты его голову, может, сотрясение у человека!

 

Анатолий лежит без чувств.

 

1 Хиппи: Конечно, если вписывать кого попало. Я-то нормальный человек... На лбу, конечно, не написано...

2 Хиппи: Нормальные на свои пьют. Если ты нормальный, взял бы и проставился. И не пришлось бы этого приглашать.

1 Хиппи: А я виноват, что мне карту Сбербанка две недели восстанавливать? Я даже билет обратный купить не могу. Мне что-то кушать надо?..

2 Хиппи: Тихо, тихо, никто не трогает тебя.

 

2 Хиппи берет мобильный Анатолия.

 

2 Хиппи: Надо кому-то позвонить... Я позвоню Лиде?

Анатолий: Не надо, она меня бросила.

1 Хиппи: Во, сразу очнулся... Так это она кричала?

Анатолий: Она не кричала. Лида не опускалась до ругани. У нас был чисто духовный союз. Она художница, Лидия Незнанская, может, видели?

2 Хиппи: У нее щас выставка в "Этажах". (первому Хиппи) Если интересно, я тебя отведу.

1 Хиппи: Да нет! Баба кричала тут, у тебя в комнате. "Помогите" или что-то вроде того.

2 Хиппи: Алло, Лидия? Только не пугайтесь. Тут такое дело...(Уходит)

 

1 Хиппи разглядывает ноутбук.

 

1 Хиппи: Ты что-то записывал, да?

Анатолий: Программу вчера поставил. Она ломаная, глючит.

1 Хиппи: Так это дрянь. Ты поставь приличный редактор. Кубэйс, например.

Анатолий: Ага, попробую.

1 Хиппи: А в чем глюк?

Анатолий: Я еще сам не разобрался. Может, дело в микрофоне… Хотя, материальный мир тут не при чём.

2 Хиппи: Ты опять?

Анатолий: Вот смотри. Открываем прогу. Так? (орудует мышкой)

1 Хиппи: Ну… (смотрит в монитор)

Анатолий: Теперь выбираем 16 бит, сорок четыре тыщщи сто, стерео. Смотришь?

1 Хиппи: Ну. Нажимай запись с микрофона.

Анатолий: Правильно. Нажимаем. Пошла запись…

 

(короткая пауза)

 

1 Хиппи: И что?

Анатолий: Ни звука! Тссс…

 

(короткая пауза)

 

1 Хиппи, шёпотом: А чего график так скачет?

Анатолий: То-то и оно. Отключаем запись и выключаем микрофон. Прослушаем?

1 Хиппи: Ну давай.

 

Прослушивают. Кроме шума, треска и невнятных воплей ничего не слышно.

 

1 Хиппи: Что за хрень? Может кулеры как-то влияют на…

Анатолий: Нет. Ты сам всё видел. Материальный мир тут ни при чём.

1 Хиппи: Всему есть объяснение.

Анатолий: Давай ещё раз прослушаем, а ты потом объяснишь.

1 Хиппи: Не, жуть какая-то… Может, процессор…

 

Анатолий: Всё проще. Например… Смотри на монитор.

 

1 Хиппи и Анатолий склоняются над ноутбуком.

Анатолий: Вот как фонограмма человеческого голоса выглядит спектрально. Обрати внимание на слоистость спектрограммы, повторяющей контуры основных гармоник. Вот: три горизонтальные полосы в центре, образующие суммарный тон. Видишь?

1 Хиппи: Угу.

Анатолий: Расстояния между слоями лежат в строгой закономерности с правилами гармонического и субгармонического, а величина шага между ними равна образующей их модулирующей частоте. Вне зависимости от интонации, пола и физиологических особенностей речевого аппарата спектрограмма человеческой речи будет выглядеть только так. Надо понимать, что в соответствии с уникальными особенностями каждого из нас в спектрограмме может меняться частота основного тона, но при этом практически никогда не будет нарушена кратность гармоник и субгармоник, которые будут лишь сдвигаться в динамическом диапазоне, относительно основной частоты. Маленькая деталь: вот здесь и здесь… (показывает пальцем на мониторе) Присутствие голосового шума в начале первого и последнего слога. Это физиология человека.

1 Хиппи: А ты интересный собеседник…

Анатолий: Не отвлекайся. Так вот этот шум в спектре появляется вследствие того, что, начиная и заканчивая слово, давление воздуха, действующее на голосовые связки, рефлекторно невысокое и лишь ко второму слогу достигает своего максимума. Это и вызывает кратковременную рассинхронизацию связок. Таким образом, виден очень грязный спектр в начале и в конце слова. Вот тут… и тут. (показывает пальцем на мониторе)

1 Хиппи: В общих чертах понятно. Даже наглядно.

Анатолий: То есть можно определённо точно утверждать, что данная фраза произнесена реальным человеком. Это доказывает спектральный анализ.

1 Хиппи: А что это за фраза?

Анатолий: Да я первое, что попалось, по радио записал. Эхо Москвы вроде… Кусочек.

1 Хиппи: Кто бы мог подумать…

Анатолий: Что?

1 Хиппи: Получается, там всё-таки есть люди…

Анатолий: Какие люди?.. Ты не отвлекайся. Смотри дальше (орудует мышкой). А вот фонограмма электронного голоса. Посмотри, как графически они отличаются. По сути это спектр волны, но не голоса. Другими словами…

 

 

Входит Лидия. "И в комнате сразу становится мало места"

Лидия снимает куртку и кидает ее на спинку кресла, кидает перчатки и сумочку на стол, включает вентилятор.

 

Лидия: У тебя душно. (подходит к музыкальному центру) Внимание, премьера!

 

Лидия вставляет диск, нажимает кнопку на музыкальном центре, танцует и поет, все в недоумении. Входит 2 Хиппи, он скептически созерцает танцующую Лиду.

 

 

Лидия:

 

В Китае один мудрец медитировал девять лет

так, что на стене пещеры отразился его портрет.

Он достиг своего просветления,

или просто сошел с ума,

он сказал, что нету Вселенной,

всё вокруг пустота и обман!

 

А ты сидишь в своей пещере

как лиса или барсук,

ты медитируешь на стенку

и на старый ноутбук,

а ты сидишь в своей пещере,

как пещерный человек,

ты живешь до нашей эры,

а на дворе двадцать первый век,

ты лежишь в своей постели,

говоришь, что вокруг пустота,

но я знаю, на самом деле

только жизнь твоя пуста.

 

Лидия: Здорово, да? Это посвящается тебе! Меня вдохновили эти твои буддистские штучки. (Пытается танцевать с Анатолием)

 

Анатолий не позволяет вовлечь себя в танец.

 

Лидия:

 

Всё на свете пустота,

если ты не умеешь мечтать,

я научу тебя летать,

я научу тебя летать.

 

Лидия заканчивает танцевать и в изнеможении садится на стул.

Лидия: Ну как?

 

Анатолий пожимает плечами, молчит.

 

2 Хиппи, с оттенком сарказма: Лида разносторонне одаренный человек. Она и рисует, и танцует, и поет, и мечтает.

Анатолий: И, заметь, все это она делает одинаково хорошо. Ее творчество прямо-таки вдохновляет всех остальных. Пока Лида пела, я, например, сочинил хокку.

Лидия, издевательским тоном: Внимание, после десяти лет творческого молчания наш гениальный Толик сочинил хокку. Послушаем!

Анатолий: Умная Лида, голову сунув в окно, мечтает летать.

Лидия: Чтоооо?

Анатолий: Лида, ты знаешь, что такое «созерцание стены»? Бодхидхарма сказал своему ученику Хуэйкэ: «Внешне не будь ни к кому, ни к чему привязан, а внутренне не имей страстного желания в сердце. Когда твой ум станет подобием отвесной стены, ты сможешь вступить на путь». Между прочим, меня только что ударили по голове. Больно.

Лидия: Сам виноват. Селишь у себя всяких отщепенцев, не работаешь.

Анатолий: Лида, это не главное...

Лидия: Я знаю, ты "творческая личность". У тебя нет настроения.

Анатолий: Да.

Лидия: У тебя его нет десять лет. Иди консультантом в книжный, и все появится. Между прочим, Валик недавно издал роман. И это не мешало ему работать в прокуратуре. Даже наоборот.

Анатолий: Детектив?

Лидия: Нет. Это такое смешение жанров... Ну да, пожалуй, что детектив. Я не очень внимательно читала, мальчик мог обидеться, если я не похвалю, ты же понимаешь.

 

Неловкое молчание.

 

Лидия: А у меня выставка в Чехии. На неделе туда поеду, буду делать все на месте. Чтобы таможня не придиралась. Не стану же я декларировать собственную мазню.

Анатолий: Очень разумно. Я всегда в тебя верил.

Лидия: Ой, у тебя кровь на голове! В больницу срочно!

Анатолий: Не страшно, у меня есть бинт.

Анатолий, пошатываясь, идет к шкафу, достает бинт, промывает ссадину водкой, заматывает себе голову.

 

Лидия: В больницу срочно, ты себя врачом возомнил?

Анатолий: Ты знаешь, я не люблю казенные учреждения.

Лидия: А водить к себе незнакомых алкашей — любишь?

Хиппи, в один голос: Я не алкаш!

1 Хиппи: Если человек пьет, он не обязательно алкаш. Может, у него такие обстоятельства.

2 Хиппи: Ага. Может, человек смысл жизни утратил.

Анатолий: Ничего я не утратил. Просто проигрался на форексе. Должен им сто тысяч.

Лидия: Сто штук это тьфу, кот наплакал. За два месяца отработать можно.

Анатолий: Лида, я не допущу, чтобы девушка выплачивала мои долги.

Лидия: Размечтался.

Анатолий: Раньше ты была не такая.

Лидия: А ты все такой же. И меня от таких тошнит. Да, тошнит.

Анатолий: Решили завести детей?

Лидия: Именно так.

Анатолий: Бодхидхарма сказал: «Птичий гомон снаружи не позволит тебе успешно заниматься». Ты не обидишься, если я попрошу тебя уйти? (Остальным) И вас тоже.

Лидия: А одному чеканутому буддисту ногу сломали, чтобы просветлился!

 

Лидия вскакивает, хватает куртку и перчатки и выбегает, хлопает дверь. 2 Хиппи хватает сумочку и бежит следом.

2 Хиппи: Лида, подожди!

1 Хиппи: Ты ведь не будешь выгонять парня, которому негде жить?

Анатолий: Что?

1 Хиппи: Я пойду погуляю. Мужик, я все понимаю. Вот честно. Самого жена... Ай... (отмахивается, выходит)

 

Анатолий снова включает программу звукозаписи, слушает звуки. Берет из угла диктофон. Стоит посередине комнаты озираясь.

 

Вещи танцуют, каждый исполняет свою арию, Анатолий шокирован.

 

Холодильник:

Всем людям надо, надо есть,

еда не может надоесть,

и даже конченый кретин

за хлебом ходит в магазин!

Давай, вставай,

бери скорей

из шкафа тысячу рублей!

 

Шкаф:

Чего стоишь,

бери-бери,

еще в заначке тридцать три,

я их убрал, а не украл,

когда на бирже ты играл.

 

Шкаф кидает Анатолию пачку денег, Анатолий удивлен и шокирован.

 

Шкаф: И видит Бог...

Вещи: Не только Бог!

Вещи: Он для тебя их все берег!

 

Анатолий: Мне не нужны деньги, они порабощают сознание, уберите! (Роняет пачку, как будто она горит адским пламенем.)

 

Холодильник:

Душа не терпит пустоты,

едят и люди, и коты,

любой душе еда нужна,

иначе всем придет хана,

едят и люди, и коты,

иначе всем придут кранты.

 

Ноут: Я без зарядки не могу!

Утюг: Оставь немного утюгу!

Вентилятор:

И даже воздух не бесплатно

Гоняю я туда-обратно!

 

Холодильник:

Плати за воду и за газ,

за электричество для нас,

ты не монах, а гражданин,

беги скорее в магазин!

Свои ботинки надевай

и в магазин давай-давай!

 

Анатолий: Изыдите, бесы! (отмахивается диктофоном от пляшущих вокруг него вещей) Никуда я не пойду! Это Мара, демон-искуситель, который хочет отвлечь меня от духовных практик воображаемой пачкой денег.

Шкаф, обиженно: Я как лучше хотел (подбирает пачку).

Анатолий: Ты хотел обречь мою душу на вечные страдания в круге сансары. (замахивается диктофоном)

Вещи перестают танцевать, становятся на свои места.

 

Шкаф: Да положи ты этот диктофон, Толя. Присядь.

Анатолий: Куда?

Стул: Давай, не стесняйся.

 

Анатолий кладёт диктофон на стол и садится. Массирует забинтованные виски.

 

Вентилятор: Голова болит?

Анатолий: Немножко…

Шкаф: Ну, что тебя гложет?

Анатолий: Всё хорошо.

Стул: Деньги?

Анатолий: Да бросьте вы, какие деньги. (встаёт)

Стул: Да сиди, сиди.

Анатолий: Неловко сидеть на собеседнике.

Стул: Да что ты как неродной.

Утюг: Шерше ля фам.

Шкаф: Вечная тема.

 

Анатолий садится на стул.

 

Анатолий: Вспоминаю, как мы с Лидой допоздна обсуждали Селина... И Ротко… Она его не любила, непонятно почему.

Ноут, голосом Лиды: Опять двадцать пять…

Вентилятор: Любовь была, все-таки.

Анатолий: Что значит «была»? Просто наш духовный диалог дальше невозможен. Я это прекрасно осознаю.

Шкаф: Почему? (берёт сигарету, ищет зажигалку)

Вентилятор: Давайте не курить тут, а?

Шкаф: А ты на что?

Вентилятор: Я прошу…

Анатолий: Ну хоть вы не собачьтесь… (держится за голову)

Утюг: Тут про любовь…

Анатолий: Любовь… Ну что я могу ей дать? То есть нет… Правильно сказать — то, что я могу ей дать, это… это… не….

Стул: Это некая часть целого, благодаря чему возможны полноценные отношения.

Анатолий: Полноценные. Правильно…

Утюг: Вы чё, грибов объелись? Вас послушать….

Ноут: Хотя это и очень значимая часть, но простите меня, кушать тоже что-то надо.

Стул: Да что вы говорите!

Утюг: Самое важное — любовь.

Анатолий: До поры до времени.

Утюг: Влюблённым ссориться некогда, они увлечены. У них много общего…

Ноут: Что он несёт?

Анатолий: Вообще-то да, скандал может разразиться из-за пустяка.

Ноут: Пушкин — лубочный поэт, а Виан — графоман — это пустяки?

Анатолий: Начинается…

Шкаф: Любопытное мнение…

Ноут: Ага, а ещё любопытнее с какого это перепугу Ротко или там Мунка причисляют чуть ли не к лику святых!

Анатолий: О Господи…

Стул: Не ёрзай… Тема пошла.

Утюг: Не надо упоминать имя Господне всуе.

Шкаф: Извините, но Ротко, например, прошёл долгий творческий путь художника перед тем, как начал работать с цветом.

Ноут: Работа? Мазня! И откуда вы узнали про путь?

Анатолий: Всё, я молчу.

Шкаф: Я разносторонне интересующийся шкаф.

Ноут: А может, не было никакого пути, всё это легенды для того, чтобы в глазах обывателя эти кляксы имели ценность.

Вентилятор: Был. Можно просто знать и всё.

Ноут: Как это просто знать?

Вентилятор: На южном полюсе что у нас?

Ноут: Что?

Шкаф: Антарктида.

Утюг: Ну да.

Вентилятор: Но никто из вас её не видел и никогда не увидит. Вы просто об этом знаете.

Шкаф: Ну это разные вещи. Что касается искусства, то недостаточно знать о нём. Его нужно чувствовать кожей, если хотите.

Ноут: А я вот не чувствую от так называемой музыки Джона Кейджа ничего!

Вентилятор: Извините, если кто-то не способен чувствовать искусство…

Утюг: Искусства не существует!

Шкаф: Давайте обойдёмся без лозунгов.

Ноут: Тогда давайте не подменивать понятия. Пятна — это пятна, а не живопись. Скрежет — это скрежет, но не музыка. Листок бумаги — это просто листок бумаги, а не новое в литературе.

Шкаф: Занятно…

Ноут: Не говори… А на сцене голый дядя вымазанный краской — это тупой перформанс с натяжкой, но не современный спектакль. На экране ржавый гвоздик, катящийся по мостовой — это никак не кино, и не надо рвать глотки, доказывая обратное.

Анатолий: Минуточку! Искусством считается тот арт-объект, боже, как коряво звучит, который оставил сильное душевное впечатление в массах.

Шкаф: Довольно смутное определение…

Утюг: Душевное! Именно.

Ноут: Чушь! Есть просто пиар-компании. Вася Пупкин не принесёт в галерею картину «Огромное розовое пятно».

Стул: Почему?

Ноут: А Вася Пупкин просто никто. Он не интересен, нет предыстории. А как же пройти тернистый путь художника, чтобы прозреть до огромных пятен?

Шкаф: Но это волнует.

Ноут: Пятно? Я вас умоляю. Эстетики — ноль! Сплошная голая концепция для дураков.

Вентилятор: В этом есть зерно разумности.

Анатолий: Да кто же разумом меряет искусство?! Оставьте это для души! (Вентилятору) Вот ты пишешь прозу, для примера.

Вентилятор: Так..

Анатолий: Давай я скажу, что вся твоя писанина — говно.

Вентилятор: И что? Я и не претендую…

Ноут: В яблочко. Каждый сверчок — знай свой шесток.

Анатолий: И вот однажды, тебе говорят, что твои повести и рассказы гениальны. Тебе будет приятно?

Вентилятор: Ну да. И что?

Ноут: Это он про то, как из говна конфетка получается.

Анатолий: Не перебивай, пожалуйста. Видишь ли, получается, что в один прекрасный момент то, что тебе лично казалось незначительным, вдруг…

Шкаф: Стоп! Я кажется начинаю понимать некоторые механизмы.

Ноут: А что тут непонятного? Главное правильно рассчитать все маркетинговые ходы, подключить прессу и всё такое.

Стул, Вентилятору: Ты чё, писатель?

Вентилятор: Я — вентилятор, но иногда пишу…

Стул: Не знал. Дашь почитать?

Вентилятор: Не знаю…

Шкаф: Любопытно. Я тоже не знал.

Утюг: А я читал. Мне понравилось.

Анатолий: Довольно оригинальный стиль письма, но суть не в этом… Не важно, добился ли ты признания. Важно, что ты творишь искусство ради искусства и не засоряешь свой разум честолюбивыми мыслями...

Вентилятор: Вот именно! Хорошо сказал, молодец!

 

Стул хихикает.

 

Шкаф: Что смешного?

Стул: Да нет… Так… Я, говорит, вентилятор, но иногда, говорит пишу… Мне, говорит, не важно, добился ли я признания, все равно я не писатель, а гоняю воздух туда-сюда (заливается смехом) Уфффф… Не обращайте внимания… (слезится от смеха) Простите…. Уффффф…..

Вентилятор: Воздух не для стульев, он для людей!

Анатолий: Не обращайте внимания. Этот стул мне кто-то со свалки притащил прошлым летом….

Стул: Я бы попросил! (успокаивается) Натуральное дерево, практически ручная работа. Лак обновить немного…

Вентилятор: Но всё же выбросили…

Стул: Не твоё дело, ты, писатель! Я стул из Эрмитажа!

Ноут: Только вот не надо бросать это самое на вентилятор. Оно забрызгает всех. Веня мне нравится, он понимает эстетику нового реализма.

Шкаф: А венских акционистов он понимает?

Утюг: Я эту хрень не понимаю и понимать не хочу!

Ноут: Акционистов понимает любой дурак. Вопрос в том, является ли это искусством. Если...

 

Звонок в дверь.

 

Анатолий: Сидите тихо! (выключает диктофон)

Николай: Тут не заперто?

 

Входит Николай, двоюродный брат Анатолия, на нем спортивный костюм, на плече огромная гастарбайтерская сумка, говорит с украинским акцентом.

 

Николай: Толян! (обнимает и тискает Анатолия, тот ничего не понимает)

Анатолий: Извините, я не готов к такому близкому контакту.

Николай: Толян!! Ну чо, докторскую защитил?

Анатолий: Нет, пока что на стадии пересмотра методологии исследования.

Николай: А что исследуешь?

Анатолий: Электромагнитные теории сознания... это тебе не интересно.

Ааа, ты Коля из Чернигова.

Николай: Ну, братан! (замечает повязку) Слушай, братан, кто это тебя так? Ты память не потерял?.. Мама теть Вале привет передает, вот, послала... (открывает свою огромную сумку, достает какие-то банки) Вот, помидоры в яблочном соке, с чесночком. Бабулин рецепт. Нигде таких больше нет.

 

Анатолий удивленно рассматривает все эти банки.

 

Николай: А это тебе! (достает большую бутылку хортицы, нюхает стаканы, наливает). Ну, будьмо!

 

Анатолий чокается с ним и пьет. Открывает банку с помидорами, закусывают.

 

Николай: Представляешь, на границе стоял больше, чем ехал. Обшмонали с головы до пят, то наркотики искали, то оружие... Сказали, на правосека похож. Я похож? (поворачивается в профиль).

Анатолий: Честно говоря, я их никогда не видел, не могу сравнивать.

Николай: Так и я не видел. Они там в Киеве с ума сходят. Ты знаешь, у нас как спальный район. Правда, у дядь Вити малюк побил соседскую девчонку, по пять лет обоим. Батя ее выскочил с дробовиком, убью, говорит. Так он божевильный... (крутит пальцем у виска). Тачку еще отжать пытались у границы. Машинка у тебя, говорят, слишком хорошая. У меня чероки старый, ну, ты помнишь. Щас джипы берут у предприятий для нужд армии, если надо. А меня остановили какие-то в гражданском, вылазь, говорят, из машины. Я так и не разобрал, хто они, бандюки, наверное. Дал по газам и все.

 

Анатолий включает диктофон.

 

Николай: Круто... помнишь, у меня такой был, меня географ побил, потому что я его на уроке включал.

Ноут: Этот твой братец... Толя, извини... Твой братец — просто кошмар, политически пассивное животное.

Анатолий: Она всегда в оппозиции.

Николай: Что? Ты о ком?

Помидоры: Конечно, мы для нее быдло деревенское. Ей плевать, что нас уничтожают.

Анатолий: Простите, я больше не буду есть помидоры.

Николай, с тревогой: Толя?!

Помидоры: Да, нас уничтожают, мы всегда идем в расход ради чьих-то экономических интересов. Так что вы, девушка, не имеете права на такой цинизм!

Анатолий: Надо маме оставить, это же ей прислали.

Николай: Да шо ты как неродной, еще ж две банки... Так, я не понял, а кто в оппозиции?

Анатолий: Она (показывает на ноутбук).

Николай: Ааа, ты с Лидой говорил по скайпу... Фух, отлегло.

Анатолий: Мы расстались.

Николай: А шо так?

Анатолий: Как видишь, я не работаю. Только читаю, пишу, смотрю авторское кино. Иногда заплатят за статью, за какую-нибудь халтуру. Кому такой нужен?

Николай: Братан, веришь, я сам три года без работы. Это кого-то волнует?

Ноут: Я и говорю, твой братец еще хуже тебя. Кто не думает о стране и не ищет реального дела, всегда находит оправдания своему бесполезному существованию.

Анатолий, ноуту: Помолчи... (Николаю) Да, это многих волнует.

Николай, с тревогой: Знаешь, что? Ты приляг, неважно выглядишь. Я пока съезжу до тети Вали. А потом че-нить соображу и уже конкретно сядем, погудим.

Ноут: Избавьте меня от этого кошмара... Каждый вечер, каждый вечер собирается эта твоя полуинтеллигентная алкашня.

Анатолий: Помолчи, пожалуйста! Коля у меня в гостях. Я его дольше знаю, чем тебя. Если что-то не нравится, отнесу в сервисный центр.

Ноут: Слыхали о таком. Карательная психиатрия. Прошивка мозгов инакомыслящим с молчаливого согласия большинства. Валяй, неси меня в сервисный центр. Но помни: есть высший суд. Мы еще встретимся на суде истории. И мир поймет, кто прав, а кто виноват.

Анатолий: Лида, у меня от тебя голова болит (закрывает ноут).

 

Николай укладывает Анатолия на кровать.

 

Николай: Братан, я до тети Вали и бегом обратно. Лежи тут, никуда не уходи.

 

Николай уходит. Анатолий садится на кровати в позу лотоса, отключает диктофон и медитирует.

 

Ноутбук танцует вокруг него и поет.

 

Ноутбук:

Выставки, акции,

Презентации.

Показы, перформансы,

Хвалебные возгласы.

Заметкив газетах,

Статьи в интернетах,

Блоггеров отчёты,

В комментах зачоты.

Шампанское, кальян, объятия,

Со спонсором рукопожатие.

Понты, проекты, гранты, откаты,

Анонсы, афиши, листовки, плакаты.

Трейлер на ютубе,

В твиттере пост.

С каждым налажен

Культурный мост.

Цитируй, общайся,

Ставь лайк, восхищайся.

Иначе, поверь мне,

Ты будешь не в теме!

 

Припев:

Постмодернизм, акционизм — все это просто дебилизм,

но если хочешь что-то жрать, изволь по правилам играть.

 

2) Актуальность, новации,

Смелость решения.

Сегодня искусство –

Жертвоприношение.

Искусство сегодня

За гранью реального,

Шокирует массы

Продуктом анальным.

Толстой, Пушкин, Гоголь,

Шекспир и Островский,

Бетховен и Моцарт,

Шагал, Айвазовский,

Есенин, Моне,

Дебюсси, Конан Дойл

– Ногтя на ноге

Моего не достйны.

Вахтангов, Норштейн,

Дин Рид, Окуджава –

Сегодня не в моде,

Всё это достало!

 

Припев:

Постмодернизм, акционизм — все это просто дебилизм,

но если хочешь что-то жрать, изволь по правилам играть.

 

Зеленый, веган,

либертарианец,

марксист, коммунист

или просто засранец,

фашист, анархист,

буддист, сатанист

и всякий прочий экстремист!

Кричи, но не громко,

Ругай, но не сильно,

и не забудь одеться стильно.

Ворчи в интернетах,

стой в своих пикетах,

но не ломай нам

всё вот это.

 

Припев:

искусство вне всякой политики,

об остальном позаботятся критики.

 

Ноут перестает танцевать.

 

Ноут: Вот так в общих чертах ты сможешь добиться успеха. Слушай мою команду! Встал, помылся, погладил костюм, взял пачку своей макулатуры, пошел в арт-центр к моему куратору. Скажешь, от Лиды. Всё понял?

 

Анатолий пытается поставить ноутбук на место.

 

Анатолий: Никуда я не пойду. Там без меня хватает умалишенных.

Ноут: Еще как пойдешь!

Анатолий: Я не считаю свои стихи настолько гениальными, чтобы навязывать их публике.

Ноут: Навязывать будешь не ты. На это есть куратор.

Анатолий: И что я ему скажу? Меня прислал говорящий ноутбук? Всё, я тебя не слышу. (Садится медитировать)

Ноут: Валяй, притворяйся глухим. Ты ничего не делаешь, чтобы изменить этот мир. Ты никто. Корова, жвачное животное.

Анатолий: Ом мани падме хум.

Шкаф: Да, все мы выполняем какую-то функцию, все служим на благо человечеству. А он только потребляет, потребляет и ничего не дает взамен. Кем он себя возомнил?

Утюг: Ты сам не служишь, а только хапаешь всякие вещи. Ты просто мебель.

Шкаф: Согласен, но я полезная мебель.

Вентилятор: Толя хороший, он покупает нас и поддерживает экономику Китая и Российской Федерации.

Стул: К вопросу о том, кого нашли на помойке. Тебя он, кажется, тоже не покупал?

Ноут: И меня не покупал. Спер в евросети.

Вентилятор: Ну... Видите, значит, пошел против системы.

Ноут: Асоциальный элемент. Полуобразованный люмпен, мнящий себя интеллектуалом. Как вы думаете, сколько лет он пишет докторскую? Десять! Десять лет.

Вентилятор: Он не люмпен, а хикикомори!

Утюг: А это что такое?

Вентилятор: Это отшельник по-японски. Он добровольно изолировал себя от мира. Нас таких очень много. Я тоже хикки, если хотите знать.

Шкаф: В моё время таких звали просто тунеядцами.

Анатолий: Ом мани падме хум! Мои пять чувств обманывают меня, на всем лежит покрывало Майи. Вас не существует!

Ноут: Ты корова, жвачное животное!

Вентилятор: Неправда, корова священное животное.

Помидоры: Между прочим, корову тоже едят.

Анатолий: Я же сказал, больше не буду! Я не ем одушевленных существ.

Холодильник: Так, позвольте вставить пять копеек! Толя, ты дурак, жри помидоры! Мы должны идти по головам, чтобы жить.

Анатолий: Ом, мани падме хум!

Ноут: Типичная логика сионистов.

Холодильник: Мяса хочу! Давай, голодай, непротивленец. Тебя самого пустят на мясо.

Ноут: Мнение семитов нас не интересует. Вы надеетесь пустить на мясо всех кроме вас. Потому что вы якобы богоизбранный народ.

Холодильник: Ты фашистка. Ты против еврейского народа.

Вентилятор: Это почему она фашистка, если она указывает на тяжелую судьбу коров и помидоров. Или помидор?

Холодильник: Мы маленький народ, мы обязаны драться против всего исламского мира, чтобы выжить.

Вентилятор: Изя, что вы несете, какой исламский мир, стояли бы в своем углу. Толстый тролль.

Холодильник: Тощий фашист.

Ноут: Я объявляю бойкот этому сионисту.

Все: И я, и я.

Холодильник: А я объявляю чрезвычайное положение. Вы все угрожаете Толику, который, между прочим, тоже наполовину еврей. Хотите уморить его голодом. Отказываетесь повиноваться высшему существу.

Стул: Никто ему не угрожает!

Анатолий: Изя, у нас разумный диалог, я со всеми как с равными.

Утюг: У Госдепа США все равны, а сионисты равнее!

Анатолий: Постойте, мы должны строить диалог на разумной основе, принимать все точки зрения. Я всем дам высказаться.

Холодильник: Толя, ты бредишь! Ты пособник фашистов и у тебя стокгольмский синдром.

Анатолий: Вы правы, это бред. (хватается за голову). Лидочка, будь добра, сделай объявление на авито. Отдам в добрые руки мебель и бытовую технику. (Берет ноутбук, печатает)

Шкаф: Но, позвольте, это депортация!

Холодильник: Это геноцид!

 

Помидор:

 

Не говори про геноцид,

к чему все эти разговоры,

когда хозяин истерит,

когда завяли помидоры.

 

Холодильник:

 

Я крупный бытовой прибор,

а ты обычный помидор,

себя со мною не равняй,

в моей утробе не воняй.

 

Помидор:

 

Не важно, крупный или мелкий,

мы все с тобой в одной тарелке,

не важно, тихий или бойкий,

мы будем все в одной помойке.

 

Холодильник:

 

Меня на годы покупали,

а ты закуска тети Вали.

Имею паспорт и права,

а у тебя одна ботва.

Не говори про геноцид,

неполноценный индивид!

 

Ноут:

А ну-ка все заткнулись разом!

Есть у меня душа и разум,

простите, что немного резко,

но все вы пошлые железки.

И мне плевать, и мне плевать,

что будут вас выбрасывать.

 

 

 

Второе действие

 

Звонок в дверь.

 

Анатолий: Да-да, открыто.

Входят 1 Крепкий парень и 2 Крепкий парень.

1 Крепкий парень: День добрый! Мы по объявлению.

Анатолий: Да-да, забирайте всё. Я от них устал.

2 Крепкий парень, застенчиво: Нам только холодильник, пожалуйста.

Анатолий: И все остальное вынесите, пожалуйста. И книги. И диски. И ноутбук.

Ноут: Сволочь!

Все вещи: Так ей и надо.

Холодильник: Не трогайте меня! Я обращусь в ЕСПЧ!

1 Крепкий парень: Так, поднимай!

 

Парни берутся за холодильник, вбегает Николай.

 

Николай: Эй, эй! Совсем страх потеряли, вещи выносят средь бела дня!

2 Крепкий парень: Не кипишуй, нам подарили.

Николай: Так, поставили на место! Бегом, я сказал! Ворье поганое, бегом, я сказал!

Анатолий: Все нормально, я сам отдаю.

Николай: А в чем продукты хранить будешь?

Анатолий: С этого дня я не ем.

Николай: Ну здрасьте...

 

Парни выносят холодильник, между ними и Николаем завязывается драка.

 

Николай: Двое на одного! Валите, кацапы хреновы!

Холодильник: Анатоль, вот Коля точно из наших, а ты предатель.

Анатолий: Я хочу избавиться от хлама цивилизации. Они давят на меня, от этого шума у меня раскалывается голова.

Николай: Слышьте, ушлепки! Мой брат божевильный, сам не понял, шо сказал! Валите, пока я вас самих не вынес!

1 Крепкий парень: А ты кто такой?

Холодильник: Коля герой. Однозначно.

2 Крепкий парень, вытаскивая паспорт из кармана Николая: А щас узнаем... Христенко Мыколай Олексийович, город Чернигив.

1 Крепкий парень, держа Николая: А это где?

Николай: Отдай.

2 Крепкий парень, неуверенно: Чернигов, где это... В Белоруссии! Около Брянска.

1 Крепкий парень: Дебил, Брянск это наш город.

Анатолий: Это Украина.

Николай: Отдай паспорт!

1 Крепкий парень: Погоди-ка, Восточная или Западная?

Николай: Тебе какое дело?

2 Крепкий парень, радостно: Так он бендэровец!

2 Крепкий парень, так же радостно: Колись, ты у Яроша? (Кидает Николаю паспорт)

1 Крепкий парень: Серый, сфоткай нас.

 

2 Крепкий парень фотографирует на мобилу 1-ого и отбивающегося Николая.

 

2 Крепкий Парень: Так, возьмем интервью. Внимание, запись. Колись, бендэра, как дошел до жизни такой?

Николай: Да пошли вы! (вытирает рукавом кровь под носом)

Анатолий: Коля, я тебя умоляю, пусть парни выполняют свою работу.

Николай, с обидой: Как знаешь, я до тети Вали. Мне без холодильника как-то...

 

Крепкие парни выносят вещи. Николай неодобрительно взирает на это. Ноутбук плачет.

 

Анатолий: Ребята, ноутбук оставьте. (ноуту) Только обещай, что будешь сидеть тихо.

Ноут: Я молчу. Рыбы немы.

 

Парни выносят вентилятор и утюг.

 

Утюг: Пошли по этапу… А я уже почти поверил в человечество.

Вентилятор: Да ладно тебе, хуже не будет. Твоя вилка годами розетки тут не видала…

 

Один из Крепких парней намерен поднять с пола диктофон.

 

Анатолий: Прибор оставьте, пожалуйста.

1 Крепкий Парень: На кой он тебе сдался?

2 Крепкий Парень, первому: Да оставь ты…

Вентилятор: Жлобьё кругом…

Ноут, из угла: Давайте ребята, жгите!

Утюг: И тем не менее, Анатолий, мне нравилось ваше общество, хотя я лично не со всем могу согласиться…

 

Крепкие парни уходят.

 

Николай: Толя, ты дурачок, ты шизик, Толь, ненормальный ты. Ты… (машет рукой) Короче, я к тётке подамся. Чё мне тут делать, у тебя даже мебели нет.

Анатолий, шёпотом: Всего наилучшего.

Николай: Чего?

Ноут: Пшёл вон отсюда, пёс!

 

Анатолий сидит в позе лотоса с закрытыми глазами.

 

Николай, поднимаясь: Ну всэ, братан, бувай!

 

Николай уходит.

 

Анатолий открывает глаза и осматривается. Встаёт, прохаживается довольный по пустой квартире. Берёт диктофон, включает запись.

 

Анатолий, в диктофон: Второе мая две тысячи четырнадцатого года…

1 Стена: Третье.

Анатолий: Что?

2 Стена: Да всё правильно — второе.

1 Стена: Сегодня пятница?

2 Стена: Ну да.

1 Стена: Начинаю терять чувство времени…

 

Анатолий смотрит на одинокую лампочку под потолком.

 

Анатолий, к лампочке: Я прошу прощения…

2 Стена: Бесполезно. Она покинула наш мир пятого апреля две тысячи двенадцатого года.

Анатолий: Как это?

1 Стена: Перегорела, Толя.

3 Стена: Похоронил бы ты её, а?

Анатолий: Да, надо бы…

4 Стена: Что дальше?

Анатолий: Что?

1 Стена: Чего ты добиваешься, Толя?

Анатолий: Гармонии с самим собой прежде всего. Духовной изолированности от общества в особенности.

Ноут: Слабак.

2 Стена: Забавно, как можно быть изолированным от социума, находясь внутри него?

Анатолий: Вы же видите, я пытаюсь, как могу. В итоге нужно остаться наедине с собственной внутренней вселенной. Весь остальной материализм — блеф.

2 Стена: Мы тебе мешаем?

Анатолий: Немного.

Ноут: Ему все мешают.

2 Стена: Что делать будешь?

3 Стена: Снеси нас бульдозером!

1 Стена: Можно просто взорвать.

4 Стена: Малюй граффити в знак протеста!

Анатолий: Я ещё подумаю. (скручивает мёртвую лампочку)

4 Стена: Вместо того, чтобы быть адекватом, вписаться в среду и жить…

Ноут, саркастически: Это же творческая личность!

1 Стена: На работу устроиться?! Да вы что!

3 Стена: Казёл ты, Толя…

Анатолий: Послушайте, но мне же от всех вас ничего не надо!

4 Стена: А за нас кто платить будет? Проводку поменять — раз. Отштукатурить — два.

3 Стена: Обои поменять! Кот его поганый все ободрал.

Ноут: А мне энтр, шифт и пауз брик выдрал!

3 Стена: А кстати, где он?

2 Стена: Выпрыгнул из окна 24 марта 2014 года. Не вынес этого бардака.

4 Стена: Кстати, сорок дней сегодня. Хорошо бы помянуть.

1 Стена: Не факт, что котик не выжил.

Анатолий: Мне теперь всё равно. (выбрасывает лампочку в окно)

Окно: Хамло…

4 Стена: Толя, нам не всё равно!

3 Стена: Не хочешь обои, так давай хоть покрась!

Анатолий: Это к ней (кивает на Ноут), она художник.

Ноут: Окей, а ты краски купи. Слабо?

Анатолий: Хорошо, вы победили. Я просто уйду. (Надевает ботинки)

 

Стены поют:

 

Чемодан, вокзал, Амстердам!

Если что-то здесь не нравится вам,

убирайтесь, вы не люди, а хлам!

 

1 Стена:

Нам тунеядцы не нужны,

мы вас прогоним из страны,

а настоящим человекам

предоставляем ипотеку.

 

Припев:

 

Чемодан, вокзал, Амстердам!

Если что-то здесь не нравится вам,

убирайтесь, вы не люди, а хлам!

 

 

2 Стена:

А в Амстердаме наркоман

живет на барже, курит план,

у государства деньги тянет,

на эти деньги наркоманит.

 

3 Стена

Он ничего не сделал в жизни,

он не служил своей отчизне,

он курит план и чешет попу,

он разлагает всю Европу.

 

Припев

 

4 Стена:

Наш русский парень не такой,

он в кофешопы ни ногой,

он ремонтирует проводку,

не знает, что такое водка.

 

1 Стена:

Употребляет лимонад

и настилает ламинат,

В день погранца и ВДВ

он не купается в Неве!

 

Припев

 

2 Стена:

У нас не пьют, у нас не курят,

у нас все стены штукатурят,

при деле каждый россиянин,

таджик, узбек и молдаванин.

 

Все стены:

Нам тунеядцы не нужны,

валите к черту из страны!

 

Припев

 

 

 

Третье действие

 

Анатолий в лесу. Кругом деревья и Грибы.

 

Лес:

 

Могучий сочный добрый лес,

Торчат макушки до небес,

И ветер по ветвям спешит

Поведать сказку для души

Про нашу красоту и стать,

Могучую природу-мать.

Над ним Луна печальная,

В траве роса хрустальная.

 

Припев:

Стоят могучие стволы

В стволах манящие дуплЫ

А вот барсук в нору полез…

О как прекрасен мудрый лес!

 

Послушай, как журчит ручей,

Щебечет песню соловей,

По веткам солнышко скользит,

А в небе ястребок парит.

Нирвана! Что тут говорить.

Как можно это не любить?

Лес дарит жизнь планете всей,

И для зверей, и для людей.

 

(припев)

 

Весь негатив с себя сними

И стрессы разом все уйми,

Забудь про злость и маету

Впусти в себя всю красоту,

А хочешь – оставайся жить

И чистую водичку пить,

Без газов воздухом дышать

И ягодки употреблять.

 

(припев)

 

Грибы кидаются на Анатолия, Анатолий отбивается от них веткой.

 

Грибы:

А вот и мы! А вот и мы!

Тебя спасем от внутренней тюрьмы,

излечим душевные боли,

сломаем пределы контроля!

Излечат мудрые грибы

от вашей внутренней борьбы!

 

Припев:

Хикикомори, хавай мухоморы!

 

Анатолий кричит: Что вы себе позволяете! Я кандидат философских наук!

 

Побитые Грибы покидают поляну.

 

Анатолий отрывает узкий кусочек фольги от пачки сигарет. Подносит его к дереву. Свисающий конец фольги поднимается.

 

Анатолий, шёпотом: Потребитель… То, что надо.

Голос: Закрой глаза.

 

Анатолий закрывает глаза.

 

Анатолий: Это собака. Да. А это дрозд. Ещё один… Белка, вроде… А это мышь… (открывает глаза) Ты пытаешься наладить со мной контакт?

Голос: Да. Я дерево.

Анатолий: Я понял. Все разговаривают?

Голос: Конечно.

Анатолий: И что им нужно от меня?

Голос: Энергию чакры Аджна, конечно, с твоего позволения. Синюю энергию, так сказать. Благодаря этой энергии я могу намного быстрее продвинуться в своём развитии в тонком мире.

Анатолий: Нет уж, простите! Не лишай меня интуиции!

Голос: А мне много не надо. Когда вырубают огромные леса — нас никто не спрашивает.

Анатолий: Хорошо. Что нужно делать?

Голос: Вот и чудненько. Так, ну, во-первых, расслабься.

Анатолий: Я и не напрягался.

Голос: Отлично, теперь прислонись ко мне лбом. Можешь глаза закрыть — как хочешь.

 

Анатолий прислоняется лбом к стволу дерева.

 

Анатолий: Это долго?

Голос: Уже всё. Как самочувствие?

Анатолий: Покалывает немного… в висках. Круги разноцветные…

Голос: А ты приляг. Давай, давай… Поспи. Утро вечера мудренее.

 

Анатолий ложится на траву.

 

Голос:

Баю — баю — баюшки,

Да прискакали заюшки

Люли — люли — люлюшки,

Да прилетели гулюшки.

Стали гули гулевать

Да стал мой милый засыпать.

 

Анатолий закрывает глаза. Дерево ласково гладит его веточкой по плечам. Поднимается выше и начинает гладить шею. Анатолий вздрагивает и открывает глаза. Пытается стряхнуть ветку.

 

Голос: Приснилось что-то плохое?

Анатолий: Пятна какие-то.

Голос: Расскажи. Какие пятна?

Анатолий: Запомнилось розовое… Слушай, научи питаться солнцем.

Голос: Можно. Тебе понадобятся физические нагрузки, для обеспечения повышенной фиксации цэ-о два и быстрого деления клеток. Нужно предварительно заняться закаливанием, гипоксией и голоданием. Пройти через соляризацию, босохождение и медитацию.

Анатолий: Понял.

 

Анатолий снимает обувь и садится в позу лотоса. Закрывает глаза и начинает медитировать. Ветка дерева касается головы Анатолия.

 

Анатолий: Ты что делаешь?

Голос: Немного фиолетовой энергии позаимствую.

Анатолий: Смотри, чтобы мне осталось… Не хотелось бы окончательно утратить смысл существования.

Голос: Да я не обману. Ты сиди, медитируй.

 

Слышны раскаты грома.

 

Голос: Не понял…

Анатолий: Что?

Голос: Что-то не чувствую твою Сахасрара чакру. (ветка шарит по волосам)

Анатолий: Не пугай меня.

Голос: Постарайся не шевелиться.

Анатолий: Не дышать?..

Голос: А вот! Извини. Есть! (ветка остановилась на макушке)

Анатолий: Ну и как?..

Голос: Я немного возьму, не волнуйся.

Анатолий: Ай! (на ветке несколько волосинок) Аккуратнее…

Голос: Извини, я закончил. Спасибо.

Анатолий: Не за что. Может, ещё чего-нибудь?

Голос: А ты как себя чувствуешь?

Анатолий: Мутит немного, но… Давай… Чего уж…

Падают редкие крупные капли дождя.

 

Голос: С твоего позволения, конечно.

 

Ветка дерева скользит к горлу Анатолия.

 

Анатолий: Ты что надумал?

Голос: Хочу проверить кое-что. Голубая энергия. Чакра Вишудха. Стремления Вишудхи — служение обществу, помощь людям и максимальная самореализация. Реализуется через творчество, влияние и управление.

Анатолий: Нащупал?

Голос: Есть немножко. (ветка обхватывает шею Анатолия)

Анатолий: Эту вытягивай всю…

Голос: Без этой энергии человек становится боязливым, непоследовательным, неискренним и избегающим секса.

Анатолий: Мне не нужно половое самовыражение. Выкачивай…

Голос: Всё… Спасибо. (ветка отстраняется от Анатолия)

Анатолий: Душно…

Голос: О-о-о… Да ты совсем поплыл. Когда ел последний раз?

Анатолий: Не помню… Я домой хочу… (нашаривает обувь, встаёт, шатается)

Дождь с градом резко усилился. Ухает гром.

 

Четвертое действие

 

Пустая комната. Входит замерзший Анатолий с мокрыми волосами, без бинта и в мокрой одежде, сбрасывает обувь, сдирает и кидет на пол мокрую майку, рефлекторно идет к шкафу, которого нет.

1 Стена: Погорячился, Толя?

2 Стена: Не забудем, не простим.

3 Стена: Они пошутили. Мы рады, что ты вернулся в реальный мир.

Анатолий: Какой реальный мир? Вы издеваетесь? Вы видели в реальном мире говорящие стены?

1 Стена: А что есть реальный мир? Ты сам говорил: чувства обманывают тебя, всё сущее — под покровом Майи.

Анатолий: Буддийский бред. Я буду честен с самим собой: это черепно-мозговая травма. Вы — слуховые галлюцинации. И ничего более. Я с этим справлюсь. Я достиг необходимого уровня концентрации. Просто не буду обращать внимания.

Входят 1 и 2 Хиппи, они втаскивают шкаф, из открывшейся дверцы выпадает содержимое, Анатолий радостно хватает сухую майку.

1 Хиппи: Ну классно. Реально классная выставка. Твоя бывшая молодец.

2 Хиппи: Лида нас бесплатно провела.

Анатолий: Подождите, мне казалось, прошло много дней.

2 Хиппи: Смещение представления о времени, это бывает. У тебя лоб сильно болит?

Антолий: Нет, где-то сбоку.

1 Хиппи: Мы волновались.

Анатолий: Не ври.

1 Хиппи: Правда волновались. Проходим мимо помойки, а там твои вещи стоят.

2 Хиппи: Хватит языком трепать, дивайсы намокнут.

1 Хиппи: Я их полиэтиленом прикрыл.

2 Хиппи: Так снизу натечет.

 

1 и 2 Хиппи убегают.

Анатолий открывает ноутбук. Тот молчит.

Анатолий: Лида? (гладит ноутбук) Молчишь? Может, оно и к лучшему. (озирается на стены) Ты знаешь, Лида... Недавно мне казалось, что я проник в душу вещей. Не в переносном смысле, как говорят японцы. А в прямом. Я с ними разговаривал. Это патология, ведь так?

 

Ноут молчит.

 

Анатолий: Все как будто пропитаны мусорным соком. Из мусорного контейнера, когда его опрокидывают, течет такая густая, вонючая жидкость. Я в детстве ненавидел выносить мусор.

 

Хиппи вносят вентилятор и колонки, убегают. Вносят телевизор и телефон, подключают телефон.

 

Анатолий: Я даже не могу понять, сплю я сейчас или нет, есть ли на самом деле эти люди, вещи, всё вокруг. Я сейчас ни в чем не уверен. И голова страшно болит. Наверное, продуло. (Вспоминает) Нет, по ней били. Точно били.

 

Хиппи, кряхтя, втаскивают матрас от кровати, Анатолий на него садится.

 

1 Хиппи: Извиняй, каркас уже кто-то упер. Жалкие людишки. (Падает на матрас рядом) А мне сделали карточку, уезжаю через три дня. Реально, спасибо тебе, мужик. Выручил. С меня вот это (щелкает себя по челюсти).

2 Хиппи в это время бегает за утюгом.

2 Хиппи: Даже книги унесли из коридора. Что за народ!

Анатолий: Я сам выкинул.

2 Хиппи: Мне бы лучше дал!

1 Хиппи: А?! Ну... ну, бывает. Я однажды все записи стер. Сечешь? Это когда жена ушла. И все ее книги тоже выбросил.

2 Хиппи: Да вы идиоты — книги выбрасывать?

1 Хиппи: Ты не понимешь! Он избавился от этого, как там по Бэкону?

Антолий: От идолов театра. То есть, от научного шума, который мешал мне правильно видеть суть вещей.

2 Хиппи: Толя, ты мой друг. И мне не наплевать, что с тобой происходит.

Анатолий: А мне наплевать.

2 Хиппи: Толя, не перебивай меня. С этим надо что-то делать. Нужен психолог, социальный педагог... Ну, я не знаю. Ты живешь как... отщепенец, отрезанный ломоть... отшельник.

Анатолий: Хикикомори.

2 Хиппи: Пойми, мне страшно за тебя. Иногда мне кажется, что ты разговариваешь с пустотой.

Анатолий: Это правда. Я пришел к выводу, что всё есть — пустота. Это будет итогом моей докторской диссертации. Нет ни мира, ни субъекта с его мышлением. Мы все пусты.

2 Хиппи: Шуньяту иначе трактуют.

Антолий: Я не про буддийские термины. Я о том, что все наше существование — пустота, пронизанная ложными субъективными смыслами и представлениями. Которые по сути — ничто. Всё пустота и ложь.

1 Хиппи, вздыхая: Хорошо сказал.

2 Хиппи: Не буду спорить. Ты все равно неправ.

 

Все трое садятся медитировать.

 

Звонок в дверь.

 

Анатолий: Открыто!

 

Крепкие парни втаскивают холодильник.

 

Холодильник: Не ждал, Иуда?

Анатолий: Омммммммм... (закрывает глаза)

1 Крепкий парень: Мужик, мы всё понимаем. Прости, не сразу въехали.

2 Парень: Белка — это такое дело... Мы не воры. Другой холодильник взяли, за четыре штуки. Ноу фрост, он не течет ваще.

1 Крепкий Парень пожимает руку сидящего в позе лотоса Анатолия.

2 Парень: Поправляйся, чувак. (уходят)

 

Холодильник, оправдываясь: Толя, ну прости. Я сам виноват. Мне же скучно стоять в углу, когда все меня игнорируют. Да, потроллил немного. Чисто обстановку разрядить. А ноут не слушай. Это такая двуличная, двухъядерная тварь, ты не представляешь...

1 Хиппи: Я что-то слышу!

2 Хиппи: Это холодильник урчит.

 

Звонит телефон.

 

Анатолий: Омммммм...

2 Хиппи, не открывая глаз: Телефон звонит, подойди.

1 Хиппи: Его не существует. Омммммм...

 

Телефон звонит снова.

 

Холодильник: Толя, это не бред, он взаправду звонит.

 

Анатолий: Оммммм...

1 Хиппи: Омммммм...

2 Хиппи: Подойди, вдруг что-то важное?

Анатолий: Я никому не нужен, наверное, ошиблись номером.

 

2 Хиппи вскакивает, включает громкую связь.

 

Мать Анатолия: Толя, это мама. Колюня звонил из зоопарка, говорил шепотом. Я ничего не поняла.

Анатолий: Я тоже.

1 Хиппи: Понял, это же КПЗ! Он в обезьяннике!

2 Хиппи: Все нормально. Передайте ему, пусть билет покажет. Без регистрации можно три дня.

Анатолий: Он на машине приехал. Мам, я перезвоню. (Достает из кармана мобильник, мечется в поисках зарядки, подключает.) Давай, давай! Что ты так медленно грузишься!

Анатолий открывает ноутбук.

Анатолий, второму Хиппи: Ищи номер консульства Украины.

2 Хиппи: А оно разве не того, не закрылось? В связи с событиями, сам понимаешь где.

Анатолий: Ищи, говорю!

Анатолий, набирает номер на мобильном: Николай, ты где, в каком отделении?.. Он в метро!

1 Хиппи: Это плохо.

Анатолий: А метро при каком отделении, не знаешь?.. Понятно. Я позвоню консулу. Жди меня. Мы тебя вытащим.

 

2 Хиппи включет громкую связь на стационарном телефоне.

 

Телефон, кошмарным женским голосом: Нажмите кнопку "старт" (звуки факса)

 

Анатолий: Черт бы вас подрал! (машинально ходит по комнате)

2 Хиппи: Погоди, я позвою в справочную. (выключает громкую связь, набирает справочную, все нервничают) Алло. Пожалуйста, все номера консульства Украины... Девушка, я понимаю. Нам очень надо... (тревожное ожидание) Спасибо большое! (Лихорадочно, боясь забыть, набирает номер, включает громкую связь).

Телефон, нервным женским голосом: Консульство Украины, приемная!

Анатолий: Здрвствуйте! У меня брата забрали в КПЗ в метро, ни за что. Он только что приехал.

Телефон: Пусть покажет билеты, до свидания. (короткие гудки)

 

Анатолий нервно выдыхает, садится на матрас.

 

Анатолий: Господи, что же делать.

1 Хиппи: Да не ссы, выпустят его. Меня тоже забирали.

Анатолий: Ты из России, кому ты тут нужен... Я не знаю, может, его как террориста забрали? На кой черт он вообще поперся в метро.

2 Хиппи: Покататься хотел. Город плохо знает, вот и сел в метро. На нары.

Анатолий: Звони еще раз.

2 Хиппи нажимает на повтор.

Телефон, еще более раздраженным голосом: Консульство Украины, приемная!

Анатолий, резким голосом: Переключите на консула. И где ваше "здравствуйте", я не понял.

Телефон: У него обед! (Короткие гудки)

 

Анатолий: Так, всё! (Тыкает повтор) Девушка, мобильный консула дайте, если не трудно. У меня срочное дело, я не собираюсь тут с вами пререкаться. Вы мне надоели... Ага... (Набирает на мобильном, прижав трубку к уху). Спасибо большое, дай вам Бог здоровья... Алло? Здравствуйте, тут такое дело. Моего брата забрали в метро, в КПЗ. Сказали, нет регистрации. Но есть же соглашение о проживании между Ельциным и Кравчуком... Или Кучмой? Его ведь никто не отменял? (Вздыхает, пауза, напряденно слушает) Ну и что, что давно, его же все равно никто не отменял... Да я зарегистрирую его, если надо! Мне брат нужен! Как мне его вытащить оттуда?.. (Пауза) Спасибо вам огромное. Да, я пришлю смской. Огромное спасибо. Будем ждать. (Набирает смс) Он позвонит в отделение. (Ходит туда-сюда).

 

1 Хиппи: А он точно позвонит?

Анатолий: Он обещал.

1 Хиппи: Ты не можешь быть в нем уверен, всё под покровом Майи.

Анатолий, строго: Мы тут не в бирюльки играем.

1 Хиппи: Всё, понял.

Анатолий: Так, будем ждать...

 

Все нервничают.

 

1 Хиппи: Нет ничего хуже вот этого. Неопределенности.

2 Хиппи: Согласен.

 

Пауза.

 

2 Хиппи: Я утром слышал по радио. У них там в Славянске началось...

Остальные: Заткнись, а?

2 Хиппи: Я слежу за новостями, в отличие от некоторых.

Анатолий: Гриша, пожалуйста. Мы сейчас не об этом.

2 Хиппи: Что не об этом? Там людей убивают! Гражданская война!

1 Хиппи: Ну правда, хватит.

2 Хиппи: Да идите вы.

 

Звонит мобильный.

 

Анатолий, с дрожью в голосе: Алло? (пауза, упавшим голосом). Понятно. Будем искать. Все равно спасибо огромное. За понимание. Спасибо. До свидания. (опускает руку с телефоном) Консул звонил в отделение. Поставил всех на уши. Его там нет. И никогда не видели.

1 Хиппи: Вот те на.

2 Хиппи, передразнивает: Всё под покровом Майи, ты ни в чем не можешь быть уверен.

1 Хиппи: А ты уверен, что он тут был вообще?

2 Хиппи: А был ли мальчик?

Анатолий: Сейчас тут вас не будет.

2 Хиппи, саркастически: Успокойся, помедитируй.

Анатолий: Я вам щас так намедитирую, мало не покажется!

1 Хиппи: А помнишь про того журналиста? (шепчет 2 Хиппи на ухо)

2 Хиппи, усмехаясь: Да, это сильно.

Анатолий: Не желаю ничего слушать (затыкает уши).

2 Хиппи: Нам уйти?

Анатолий: Нет, останьтесь, пожалуйста. Иначе я с ума тут сойду.

 

Пауза.

 

Анатолий: Пошли в отделение (Надевает куртку).

1 Хиппи: Ты не обидишься, если я на улице подожду. А то как-то...

Анатолий: Пошли. (Выходят)

 

Входят Анатолий, 1 и 2 Хиппи. У 1 Хиппи пакет с бутылками, он пьет из одной.

1 Хиппи: Хочешь?

Анатолий: Нет, спасибо.

 

1 Хиппи ставит бутылки в холодильник.

 

1 Хиппи: Ну не грузись, может, он район перепутал.

2 Хиппи: А вы знаете, что случилось с одним украинским режиссером? Его арестовали, якобы за терроризм.

Анатолий: Не знаю и знать не хочу.

2 Хиппи: Давай, не хоти. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

Анатолий: Коля не режиссер.

2 Хиппи: А он с Востока или с Запада?

Анатолий: Это имеет значение?

2 Хиппи: Имеет, имеет.

1 Хиппи: Для кого?

2 Хиппи: Я не намерен вести абсурдный диалог. Это всегда имеет значение. Либо ты из города, либо из деревни, либо с Запада, либо с Востока, либо из столицы, либо из какой-то перди.

1 Хиппи: Не понял? Областной центр — это пердь или нечто среднее? Или у тебя есть градации для всего, что не столица — почти пердь, настоящая пердь, голимая пердь и так далее?

2 Хиппи, добродушно: Смотрите, как разошелся этот замкадыш.

1 Хиппи: От замкадыша слышу. (Пинает 2 Хиппи)

2 Хиппи: Я не замкадыш, я гражданин мира. (Пинает 1 Хиппи)

 

Оба уворачиваются друг от друга.

 

Анатолий зажимает уши.

 

Звонок в дверь.

 

Анатолий: Открыто!

 

Входит мокрый Николай с двумя пакетами из гипермаркета.

 

Николай: Ты хоть дверь запирай. Полно ворья кругом... (замечает холодильник) А, не. Кругом полно честных людей. (открывает холодильник, начинает туда складывать продукты) Простите, был неправ. (Замечает остальных) Николай.

1 Хиппи: Олег. (Пожимает руку Николаю)

2 Хиппи: Гриша.

 

Анатолий подходит, осторожно трогает его мокрую спину.

Николай: Ты чего?

Анатолий: Я так, просто.

 

1 Хиппи: Хочет удостовериться, что ты есть на самом деле.

Николай: Ты лучше футболку или халат какой-нибудь принеси, сумка у теть Вали осталась.

 

Анатолий роется в шкафу, достает кимоно с самурайскими гербами.

 

Николай: Спасибо, круто. Настоящее японское?

 

Анатолий кивает.

 

Николай: Я в душ.

Анатолий: Подожди. Так ты был там?

Николай: Ну да.

1 Хиппи: Ну, понятно.

Николай: Да я потом расскажу. (Уходит с кимоно, шум воды)

Анатолий: Странно все это.

1 Хиппи: Ничего странного. Решили не оформлять. Типа ошиблись.

2 Хиппи: Я понял.

Анатолий: Даже я понял. (Кричит Николаю) Они хоть извинились?

 

Николай: Я не слышу!

Анатолий: Как жрать хочется! (Заглядывает в холодильник, достает первое попавшееся и ест) Кажется, ничего вкуснее вот этого в жизни не ел.

 

Николай входит, завязывая пояс кимоно.

Садится.

 

Николай: Значит, так. Остановили в метро, когда от теть Вали ехал в этот... Ашан. Ты же сказал, что больше не ешь.

Анатолий: Да я чушь всякую нес, не обращай внимания. (ест)

Николай: Ну вот, я решил накупить побольше. Вдруг что понравится. Тут эти. Сказали пройти через рамку. И я запищал. То есть у них там запищало. Потребовали паспорт. А дальше все сложно. Кстати, похвалили. Сказали, по-русски говорю хорошо. Для бандеровца.

Анатолий: И что потом?

Николай: Про сало еще шутили. Потом отвели в угол, куда камера не достает.

Анатолий: И что, что сделали? Тебя били?

Николай: Да нихто меня не бил. Но ругали, шо без регистрации. Ладно, говорят, у вас там в Бандерштадте гуманитарная катастрофа. Поймем и простим.

Анатолий: Я напишу нашему депутату, их всех уволят. У нас с этим делом очень строго.

2 Хиппи, передразнивая: А я позвоню моему конгрессмену.

Николай: Ты меня зарегистрируй, главное. А потом хоть Обаме звони.

Анатолий: Конечно, завтра же пойдем.

Николай, понизив голос: Я так перессал! Меня же никогда не забирали, даже по пьянке.

Анатолий: А меня забирали. За содержание притона.

 

Николай обнимает его в порыве чувств.

 

Николай: Толян, ты ж мое золото!

2 Хиппи: Сам виноват, вписывал кого попало. Не хотел зарабатывать как все.

Антолий: И не хочу. И не колышет.

Николай: И правильно. Я лучше буду с тобой сидеть и медитировать. Только чтобы от меня все отстали.

2 Хиппи, с вызовом: Сиди, сиди. Тебя не волнует, что происходит у тебя в стране?

Николай, взвиваясь: Да, меня волнует! Я получил повестку позавчера! Закинул вещи в машину и уехал!

2 Хиппи: Так что же получается. Ты дезертир?

Николай: А ты кто? Белобилетник сраный, ты хоть раз оружие в руки брал? Ты убивал человека? Хочешь стрелять в людей?

2 Хиппи: Ты только в России такой смелый, давай, ори на меня!

Николай: А ты кто такой? Тебе какое дело до Украины? Ты хочешь сидеть дома, когда в меня стреляют, и смотреть свои дебильные новости?

 

Пауза. Николай и 2 Хиппи готовы наброситься друг на друга.

 

1 Хиппи, разводя их: Тихо, тихо. Он не дезертир, а пацифист. Правда, Коля?

Николай: Я не пацифист, я ваще никто. Мне ваши клички до одного места.

2 Хиппи: Значит, просто трус... (пауза)

Николай (принимает боксерскую стойку): Ну проверь!

2 Хиппи: Ты чай пить будешь?

 

Николай: Да, не откажусь... Мужик, прости. Не бери в голову.

 

2 Хиппи нехотя жмет ему руку, они обнимаются.

 

2 Хиппи: А чайник-то мы принесли? (Уходит)

 

Николай, Анатолию: Ну что, научишь медитировать?

Анатолий: Щас, только почту проверю. (Идет к ноутбуку, валится на пол без чувств).

Николай: Толя! Толя!

 

Действие пятое.

 

Несколько скамеек, фикусы и пальмы в кадках. Сидят Анатолий в пижаме и тапочках и Николай в обычной одежде и бахилах.

Николай: Там под лестницей книжки лежали китайские, я так понял, что твои. Занес в квартиру.

Анатолий: Ааа...

Николай: Значит, так. Деньги я нашел, за квартиру заплатил, потолок покрасил, краны поменял, плитку положил. Обои клеить не стал, потому что вернулся твой кот. Так что вместо обоев теперь пластиковые панели. Там иероглифы как на твоих книжках. И еще осталось на хавку для кота.

Анатолий: Круто.

Николай: Ну, рассказывай.

Анатолий: А что рассказывать. Скоро выпишут. Может, даже инвалидность дадут по психиатрии, все-таки деньги. Еще и кормят бесплатно. Довольно вкусно, между прочим... Беседую с врачом. В основном по теме диссера, он мне кучу источников натащил.

Николай: Ты молодец, братан. Диссертацию пишешь. Читаешь, фильмы смотришь всякие. Я у тебя в ноуте посмотрел про какого-то дядюшку Бунми, который вспоминает свои прошлые жизни. И ни хрена не понял! А потом смотрю, у тебя про него статья. Реально, эту тему сечешь. Круто же?

 

Анатолий пожимает плечами.

 

Николай: А я вообще ни хрена не умею. Только таксёрить и плитку класть. Иногда подумаю: а что останется после меня? И страшно, и стыдно, Толя. Потому что ни хрена не сделал.

Анатолий: Это я не сделал. А ты плитку положил.

Николай: Я не помню, когда в последний раз брал в руки книгу. Так, чтоб по-настоящему, а не детективчик. Крутишься, крутишься... А в итоге ничего, ни уму ни сердцу.

Анатолий: У меня тоже ничего.

Николай: Ну все-таки. Ты умный.

Анатолий: Коля!

Николай: А?

Анатолий: Не важно, что ты сделал. Что останется. Это все не важно. Посмотри на какие-нибудь отсталые племена.

 

Николай усмехается.

 

Анатолий: Понимаешь, они просто живут. В этом их высшее предназначение. Лучше ничего не делать и созерцать эту жизнь, чем вмешиваться и причинять кому-то зло.

Николай: Ну не знаю. У тебя детей нет, так ты можешь себе позволить ничего не делать.

Анатолий: Не хочу приводить в этот мир новое существо и обрекать его на страдания.

Николай: Так и я детей не завел. Но, понимаешь, я беспокоюсь, что их нет.

 

пауза

Проходит 1 Врач.

 

Анатолий: А можем сдать квартиру и поехать в Китай.

Николай: А что мы там будем делать?

Анатолий: Ну... просто жить.

 

Проходит 1 Врач. Останавливается, прислушивается.

 

Николай: Есть проблема. Ты помнишь, какая. Целый месяц боюсь выйти в город.

Анатолий: Регистрация!

 

Входит 2 Врач. Фикус медленно тянется к горлу Николая.

 

Николай: Я сегодня, когда ехал к тебе, увидел в метро мента. Они мне даже снятся! Никогда в жизни я так быстро не бегал!

Анатолий, вскакивает: Так чего мы треплемся про эту муру. Надо пойти и сделать!

Николай: А тебя выпустят?

Анатолий: Я здоров. Сумасшедший не я, а мир. Пошли.

Фикус: Твою мать!

 

Николай и Анатолий пытаются уйти при некотором сопротивлении персонала больницы и фикуса, который кидается обниматься то к Анатолию, то к Николаю

 

Врачи:

 

Весь мир — дурдом, а вы — больные,

вся наша жизнь — шизофрения!

У тех, кто борется с сансарой,

обыкновенный бред Котара.

Прими свой галоперидол,

пока в нирвану не ушел!

 

Фикус:

 

Когда тебя не понимают,

Свободу мысли отнимают,

помедитируй подо мной

и обрети в душе покой.

Расту я в доме или сквере,

расту в районном диспансере,

оздоровляю, просветляю,

в духовной жизни наставляю.

 

Врачи и фикус поют припев одновременно:

Врачи: Прими свой галоперидол, пока в нирвану не ушел.

Фикус: Помедитируй подо мной и обрети в душе покой.

 

Фикус дерется с Врачами, вбегают Хиппи, Лидия, Растения и Вещи Анатолия, все дерутся друг с другом кроме Анатолия и Николая, которые спокойно на это взирают. Драка перерастает в танец, люди, вещи и растения водят хоровод вокруг Николая и Анатолия. Анатолий и Николай вырываются из круга и уходят в зал. На сцене никто не замечает их ухода.

 

 

 

Занавес

 

 

 

 



проголосовавшие

Раком Издранное
Раком
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Упырь Лихой

Толерантная такса. Грязный извращенец
Жених
Младшенький

День автора - Упырь Лихой

Русский алкоголик
Барбара
Не плачьте, Маша
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.030563 секунд