Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Упырь Лихой

Ее папа прокурор (для печати )

Меня зовут Дмитрий, и я психопат. С остальным, в принципе, проблем нет. Думаю, я не всегда был психопатом, во всем виноват кризис среднего возраста. Кризис среднего возраста — это такой миф кухонной психологии, как ПМС у баб. Мне все твердят, что у меня он.

На самом деле моя главная проблема в том, что после работы нечем заняться. Все, что бы я ни делал, стремительно надоедает. Я занимался дайвингом, каратэ, дзюдо и кайтингом, я угрохал кучу денег на поездки в Альпы. Я перепробовал все сраные фондю и черные ризотто, я ел здоровенные окономияки в Осаке. Я коллекционировал антиквариат. Я вызывал элитных блядей и заставлял их мыть пол в моей квартире. Я купил участок в Ольгино и третий год строю там дачу. Не знаю, зачем, но сам проект, закупка материалов, общение с подрядчиком сильно мне помогли. Это отвлекало от неприятных мыслей, по крайней мере когда было тепло и не шел дождь. Как только первые капли били в стекло, я думал: «И нахуя мне это? Все равно умру».

Не то чтобы я сожалел о конечности человеческого существования — мне не хватает какой-то цели, ради которой я шел бы до конца. Конечно, я не такой идиот, чтобы сдохнуть добровольцем за интересы каких-то олигархов. Я бы отдал свою жизнь, допустим, за спасение кучи испуганных детишек из затопленной пещеры. Я бы вытащил бабу из горящего торгового центра. Когда рядом случились те знаменитые взрывы в метро, я жалел, что поехал в тот день на такси.

Когда-то у нас с парнями была ЦЕЛЬ — избавить город от хачей. Мы добросовестно ловили черных и били. Иногда они нас — тоже. Сейчас, когда рядом на диване спит сладкий Фарход, в это трудно поверить.

Иногда мне хочется купить красный кабриолет, выехать на пустынное шоссе, положить камень на педаль газа и влететь в небытие. Или в отбойник. Или в другую машину. Это как получится. Главное, чтоб на полной скорости и всмятку. Ваня говорит, что я малолетний дурак и не дорожу величайшим даром, который у меня есть. Кстати, мне уже сорок. Ване чуть меньше, но выглядит он на двадцать. Мы смотрим аниме. Он начал в пятнадцать, я в тридцать семь. По-моему, смотреть японские порномультики — это еще хуже, чем быть геем. Я в свое время исследовал пределы человеческого стыда, искал абсолютный плинтус и наткнулся на хентайный форум. Основная аудитория — взрослые, уверенные в себе мужчины. За все время попался только один школьник, Олег. Забавный мальчик, он приезжал недавно. Хотел жениться на какой-то Кате. Новое поколение еще глупее, чем мы.

Кстати, о блядях. Ни одной из них я так и не вставил. Мне омерзительны суки, которые дают из-за денег и думают, как бы ты поскорее кончил в их слизь. Так что… Сложно передать все оттенки злости, которые пробивались через тональный крем на их сложных лицах. Я врал, что сам процесс мытья пола в позиции раком меня возбуждает. Оксана никогда не мыла пол — не хотела портить ногти. Его всегда мыл я.

Скорбную историю моей женитьбы помнит каждый. Особенно тяжко пришлось Ивану, который у меня вместо доктора Фрейда. Понимаю, что похож на идиота, когда цепляюсь к друзьям со своими проблемами.

Кстати, как выяснилось, аналоговых друзей у меня нет, только цифровые. Ваня приезжал три раза, чтобы вытереть мне сопли. Олег приперся из каких-то былинных ебеней — и сразу ко мне. Местные не пришли ни разу, когда мне было особенно хуево. Каждый говорил, что «постарается зайти». Среди них были и мои подчиненные, и школьные друзья, и товарищи по универу. И все они хором «заболели». Такая толпа — и у каждого грипп, и так всю зиму.

Лысый бы пришел. Но — Лысый застрелился в январе прошлого года. Перед смертью он позвонил десяти нашим товарищам, таким же бывшим скинам, с которыми мы не виделись хз сколько лет. Ни один не отозвался. В том числе и я. За неделю до того я ему обещал помочь устроиться к нам. Правда, его выгнали еще на втором курсе, и он мало на что мог рассчитывать. Он даже не стал ничего присылать — наверное, заранее решил, что его не возьмут. Когда он позвонил, я был в Швейцарии. В тот день я упал, растянул связки и сидел злой в кафе, наблюдая, как за огромным окном катаются богатые утырки. Только вечером я просмотрел пропущенные вызовы и отправил ему смс: «Меня нет в городе, но ты приходи, не стесняйся, я поговорил насчет тебя». Ответил его брат Максим. Было очень стыдно. Но я давно планировал эту поездку и не мог все бросить только для того, чтобы Лысый прошел собеседование. Мне казалось, такой большой дядя справится сам.

Что же случилось с Лысым? Он, как бы это сказать, выпал из обоймы. Что-то в процессе его социализации пошло не так. Что-то сдвинулось на миллиметр, а потом все стало криво и еще кривее. И вроде, мозги у него были на месте. Пил он не больше меня, играл даже меньше. Работал охранником. Понимаю, не я виноват в том, что случилось с Лысым. В этом виноват только он сам. Даже не так: человек не сам творит свою судьбу, он только использует случайные возможности, которые дает ему жизнь. Надо было просто попасть куда надо в первый раз, в остальные разы было бы легче. Но Лысому казалось, что легче всего продырявить свою голову. И мозги у него стали не на месте, а на обоях и на ковре. Я видел фото.

С Лысым связана одна примечательная история: когда сосед-таджик не дал ему траву в долг, он подбил нас всей толпой отпиздить барыгу и разгромить хачовский минимаркет. Накурился, захотел жрать и рефлекторно приперся в этот самый минимаркет. Он уже тогда был немного того. Иногда он мне снится, приглашает покататься на красном кабриолете. Я соглашаюсь, но никогда не успеваю доехать до конца — встаю на заднее сиденье, падаю с кровати и резко просыпаюсь. Эта машина — из какого-то клипа, его крутили в начале нулевых. Не знаю, почему мне постоянно снится эта машина.

Когда это накрывает, у меня как будто темнеет в глазах, учащается дыхание и сердцебиение, я не могу ни на чем сосредоточиться и вижу единственный выход в том, чтобы прыгнуть с крыши, утопиться, повеситься либо нажраться таблеток. Не то чтобы я хотел заставить т. н. друзей стыдиться. Я не хочу манипулировать никем. Проблема в том, что когда это накрывает, я уже не могу это контролировать. Мне хочется сделать это просто так, от самой бессмысленности существования. Однажды, когда мне было особенно хуево, я даже сходил в ЦС, и стало еще хуевее. Я понял, насколько мне отвратительны эти люди и все люди вообще. Зато у меня появилась мечта. Иметь раба. Ну, такого же ебанутого, но менее авторитетного, чтобы исполнял мои желания и не спорил со мной. Чтобы мы мыслили примерно одинаково.

Первого января, как обычно, никто из моих «друзей» не пришел. Я гулял у Техноложки, и меня схватил за рукав какой-то утырок. Сначала я решил, что это бомж, но от него не воняло. Он попросил двести рублей на еду и заглянул мне в глаза. Я увидел бездну, ночь стала еще темнее, чем была. Он сказал: «Выеби меня и разрежь на мелкие кусочки». Я решил, что окончательно ёбнулся.

Подвел его к фонарю и ощупал, чтобы убедиться в его реальности. Утырок оказался обкуренным школьником. Всю дорогу он упирал на то, что уже достиг возраста согласия, а я маньяк-педофил, который обязан его убить и расчленить. Я пытался объяснить, что мне ничего такого не нужно, просто хочется, чтобы человек был рядом. Этот начал на меня орать и обвинять в какой-то хуйне. Особенно его взбесило, что у меня нет детей. Мол, из-за меня славянская раса вымирает.

Денис оказался в сто раз более ебанутым, чем я. Латентный гей, двоечник, трансвестит, алкаш, психопат, проститут, шантажист и захребетник — это все о нем. Несколько дней мы провели в алкогольном бреду с его таджикским другом. В процессе я вытаскивал из Фонтанки этих двух дебилов при содействии МЧС, а какой-то Мага чуть не стал инвалидом. Я не думал, что они реально прыгнут: все подростки — манипуляторы, много пиздят, но мало делают. Я думал, мы посидим, глотнем адреналина и двинемся дальше.

Мы двинулись дальше. Денис с перевязанной рукой ломился ко мне каждый день, позже вышел из психушки сладкий Фарход. И не просто вышел, а осознав себя геем. Они так меня достали, что пришлось сделать им ключи.

Когда Денис впервые ночевал у меня, я чувствовал сквозь сон, как он роется в моих вещах, берет бумажник, достает деньги. Все ценное у меня в сейфе, мне было любопытно наблюдать за этой обезьянкой. Пацан оказался настолько жадным, что положил рубли на место, разбудил меня и потребовал доллары. С тех пор он только и делал, что требовал. Для Оксаны я был чем-то вроде кошелька с хуем. Денис заменил ее идеально. Меня утешает только то, что у парня не бабские интересы. Но мозг этот пидор выносит не хуже моей бывшей.

У них с Фарходом броманс. Денис не может без затей, он просит и плетку, и в жопу потолще, и связать его, и всякое-разное. Но я никогда сам ему не вставлял. Сама мысль, что я сделаю это со школьником, мне противна. Я не педофил и хочу, чтобы вы это понимали. Мне просто нужен кто-то рядом, чтобы не сдохнуть.

Так о чем я. Вчера где-то в шесть вечера я сидел в интернете, размышляя, какую материнку взять — не потому, что моя устарела, а чтобы обсудить это с Иваном. Я услышал, как кто-то открывает дверь. Думал, это Денис. Я ему крикнул, чтобы сходил за хлебом.

И вдруг входит винишко-тян. Розовые патлы, нос картошкой, очки в черной оправе, низенькая, одета в какое-то мешковатое рядно.

Она говорит:

— Вы мерзавец!

Весьма архаичное обращение, на мой взгляд.

Я ей, строгим голосом:

— Девочка, тебе известно, что такое незаконное проникновение в чужое жилище?

Она:

— А вам известно, что такое проникновение в чужое тело?

Говорю:

— Ну, в принципе, я смотрел все части «Чужого», так что могу себе представить в общих чертах.

Она:

— Ты трахал Дениса?

Я:

— Отдай ключи и вон отсюда!

Она:

— На, подавись! — швыряет мне ключи и рыдает.

Я говорю:

— Катя, не пори чушь, здесь никто не трахает никаких денисов, разбирайся сама со своими мальчиками. Мне ваши подростковые проблемы до одного места.

Она:

— Да, я Катя! Но это не твое дело! Твое дело за решеткой в петле висеть!

Однако, у девочки богатое воображение, она уже успела себе представить, как меня посадили за педофилию, опустили и довели до суицида.

Я говорю:

— Катя, позволь мне самому разобраться, где я буду сидеть или висеть. А ты лучше разберись со своими мужиками.

Взял ее за руку и потащил к выходу. Эта сучка успела оцарапать мне лицо, я ее вышвырнул и захлопнул дверь.

Минут через десять позвонил Денис и наорал на меня за то, что я трахнул его девушку. На самом деле я бы не стал ее трахать, я бы порезал эту стерву на мелкие кусочки, и Дениса вместе с ней. Ненавижу лживых блядей любого пола. Я сразу позвонил Марии Николаевне, нашему юристу, и попросил найти мне хорошего адвоката в случае чего. Также я попросил соседку по лестничной площадке засвидетельствовать, что у меня в квартире никого нет, следов борьбы нет и она не слышала криков — на всякий случай. Соседка очень удивилась, но записала время и сфотографировала меня и мою квартиру на смартфон.

После этого я форматнул хранилище с редким и ценным видео, собранным в течение нескольких лет. У Вани тоже есть, не страшно, может переслать.

Денис позвонил еще раз и снова попытался закатить скандал. Он орал: «Точно ничего не было?»

Я ответил, что проблемы школоты меня не ебут. Кстати, хорошо, что у Дениса теперь нет ключей. Когда я поеду в Тай, они с Фарходиком не вынесут всю хату.

Сижу, беседую по скайпу с Ваней, показываю свою расцарапанную морду. Ваня жалуется, что у него камера сломалась, и размышляет, купить ли новый ноутбук или дешевле отремонтировать. Я, конечно, его подбиваю на то, чтобы купить новый — зачем вкладываться в устаревший хлам?

Ваня куда-то отошел: кажется, он варил грибной суп и пора было закладывать лук с морковкой.

Тут звонок в дверь. Я даже не сомневался, кто это. И очень удивился, что товарищ прокурор приперся без группы захвата. Ведь я — враг общества номер один.

Я открыл. Катин папаша вошел.

Я говорю:

— Что, уже отскребли мою ДНК с граблей своей дочери-шлюхи?

Этот молча обежал квартиру, остановился в спальне и сфотографировал изголовье кровати. Конец 19 века, красное дерево.

Я говорю:

— В чем проблема? Я, кажется, не давал объявления «отдам даром антиквариат».

Он:

— Не дергайся. Тут всего твоего барахла не хватит, чтобы откупиться. Я бы тебя посадил в любом случае. Даже если у тебя в компьютере ничего нет, мы его увезем и найдем. Потому что я знаю и ты знаешь, что ты растлевал малолетних.

— Ты сам-то веришь, что кто-то мог бы трахнуть твою дочь? Оставим в стороне тот факт, что она страшная. В девушке главное — не внешность. Во-первых, у нее мерзкий характер, во-вторых, она врет как срет. В-третьих, она украла мои ключи и незаконно проникла в квартиру. В-четвертых, напала на меня.

Он снял пиджак и кинул на кровать. Я еще отметил, что такое поведение нетипично. Точнее, типично для старых фильмов, где детектив приходит в чей-то дом и начинает глубокомысленную «игру» с преступником. Я сказал, что не стоит строить из себя Коломбо или Пуаро. Если он так мечтает меня посадить — на здоровье, но не факт, что в итоге пострадаю я, а не он.

Он ответил:

— Дмитрий, ты идиот, я сейчас вообще не об этом.

Я не понял, о чем он, но на всякий случай принес виски. И хорошо так налил, граммов по 200. Этот выпил, снял рубашку с галстуком и тоже кинул на кровать.

Говорю:

— Извини, но у меня ОКР, не мог бы ты повесить свои источники бактерий в прихожей, а не там, где я сплю?

Он сел на кровать и такой:

— Это у меня ОКР, так что я оказал тебе честь, положив свои стерильные вещи на следы твоей спермы. И на следы спермы твоих малолетних сожителей.

— Катин папа, ты совсем с приветом? Ты эти тряпки в лабораторию понесешь?

— Дима-педофил, веришь ли, мне насрать, что ты там о себе возомнил. У меня есть видео с двумя подростками на фоне этой кровати и обоев. Которое ты же мне и прислал.

— И где на этом видео я? По-моему, все логично: два подростка из неблагополучных семей украли ключи и трахались в чужой квартире, пока хозяина не было дома. Потом эти ключи у них украла твоя дочь. Есть возражения?

— И как к ним попали ключи?

— Ну, видишь ли, в январе я их вытащил из Фонтанки. Логично, что я дал подростку свое пальто, поскольку он замерз. А подросток опустил руку в карман и нащупал ключи. Возможно, рефлекторно. Возможно, этот ваш Денис страдает клептоманией и приходит в дом, когда меня нет.

— Да ты просто герой, детишек спас, — Катин папа расстегнул ширинку. — Думаешь, я буду заводить дело на такую мразь? Оно мне надо? Я тебя, сука, научу взрослых любить!

Я уронил стакан.

Катин папа ходит в качалку, я тоже. Весим мы примерно одинаково. Но этот сукан зарядил мне по яйцам. Я только и успел простонать:

— Дерешься как баба…

А этот пидор уже держал меня за волосы. Я сказал, что нахуй откушу его отросток, если он посмеет это сделать. Я, несмотря на боль, схватил с полу осколок. Этот сразу меня отпустил.

Говорю:

— Ну и как, научил меня взрослых любить?

Катин папа застегнулся. И такой:

— Скоро ты будешь умолять, чтобы я позволил тебе сосать. Скоро тебе объяснят, что к чему.

Я тоже приосанился:

— На что ты намекаешь? Что меня опустят? Лично я в это не верю. Пара звонков нужным людям — и опустят тебя.

— Нет, Дима, ты очень сильно ошибаешься, опустят тебя. Ты уже сам себя опустил, когда творил такие мерзости с детьми.

И смотрит на меня жалостно, как щенок. Чуть не плачет. И точно, плачет:

— Дима, блядь! Я не мог себе представить, что ты докатишься до такого!.. Ты меня даже не помнишь!

— С хуя ли я должен помнить разную сволоту?

— Дима, ты совсем дурак? Я отрастил волосы.

— Прости, у меня плохая память на лица.

— Когда Аня умирала, я тебе звонил, а ты сказал, что занят!

Я пытался вспомнить его морду и прикидывал, у кого из знакомых умерла жена. Кажется, несколько лет назад жена померла у Лехи. Он возил ее в Израиль, потому что там «медицина лучше».

— Леха, поверь, я никогда в жизни не ебал детей, — я не был уверен, что это Леха, но, кажется, попал в цель. Я принес ему еще выпить и собрал осколки с полу.

Леха совсем расклеился, часа три рассказывал, как мучилась его Аня. В другое время я бы его попросил заткнуться, но пришлось терпеть. Да, он понимает, что избаловал Катю, но она — его единственный ребенок. Он не представляет, как жить дальше после этой трагедии, он не может забыть Аню, она была для него всем. Я тоже тяпнул, разрыдался и сказал, что не могу забыть Оксану.

— Ты же сам ее выгнал, дебил, — всхлипнул Леха.

— Я был для нее пустым местом, — всхлипнул я. — Вот это еще хуже, чем смерть.

Леха полез обниматься. У меня заурчало в животе от ужаса.

К счастью, ему позвонила Катя. Он врубил громкую связь и долго обещал, что поставит злого дядю на колени. Катя его ругала за то, что опять накидался, и спрашивала, когда он, наконец, повзрослеет. И так она его ругала, пока не сел телефон.

— Они ей хотели все вырезать — яичники, матку и даже влагалище. Но она отказалась, из-за меня, представляешь? И тогда метастазы пошли в кишечник… — снова начал Леха.

— Я думал ее тупо повоспитывать, а эта дрянь через месяц переехала к другому мужику! И ему, представь себе, насрать, умеет ли она готовить! У них домработница! Она не могла просто сказать мне, что надо кого-то нанять?

— А я сам готовлю… — Леха вытер нос подушкой. — Катя не умеет. Ей надо учиться, заниматься саморазвитием, а не у плиты стоять. Ты, Дима, нихуя не понимаешь в женщинах.

— Леха, пойми, если ты сам зарабатываешь, сам готовишь, сам убираешь и сам дрочишь… Короче, они не нужны.

— Дима, тут важно другое. Если они сами зарабатывают и крепко стоят на ногах, зачем им готовить, убирать и давать тебе?

К консенсусу мы так и не пришли. Леха заснул на моей кровати. В полночь к нам ломилась школота, но я не открыл.

Катин папа проснулся и попросил водички. Я сообразил, что попить в доме нет. Он надел мою футболку, я тоже что-то надел, и мы вышли в душную ночь, с тяжелым запахом сирени и черемухи. Я пожаловался Лехе, что насажали этой ебаной сирени, дышать нечем.

Он такой:

— Дима, ты как старая дева. Сколько лет не ебался?

Я ответил:

— Не твое дело.

Он такой:

— Понимаю. Я бы мог, но это все не то. Не то, понимаешь?

— А что такое «то»?

К нам подскочили Денис и Фарход.

— Вот у них то самое, — объяснил Катин папа. — На самом деле насрать, что они однополая пара. Эти парни тупо на одной волне, а не как ты со своей Олесей… Короче, пошли за попить, пока я не сдох.

— А не пошли бы вы нахуй?! — сказал Денис.

И мы пошли. Не на хуй и не в сетевой магазин, а в маленький «24 часа» на Садовой. За прилавком никого не было, Катин папа прикрыл голову футболкой, проскочил под камерой и достал из холодильника четыре бутылки пива. В служебном помещении заворочался владелец, его зовут Насим, он там и живет. Мы выбежали на набережную. Я всю дорогу ржал над Лехой. Денис и Фарход не верили своим глазам.

Я объяснил, что мы с дядей Лёшей и покойным дядей Лысым делали так постоянно. Малолетки не поверили. Денис говорит:

— Это вы перед нами понты кидаете. Чурка у вас под крышей и тупо вам должен. Если надо, он вам целый ящик пива бесплатно даст.

Я позвонил Насиму и сказал, что должен за четыре «клинского». Так я сбил Лехе весь пафос.

На улице, несмотря на гнусный запах сирени, было очень хорошо. Я разглядел даже звезды в небе. Обычно в такое время меня накрывают мысли о суициде, но сегодня, по случаю обретения Лехи, я решил сделать что-то позитивное.

Леха содрал крышку со своей бутылки и оперся о чугунные перила. Внизу проплыл катер со школотой. Я спросил Дениса и Фархода, почему они не отмечают последний звонок, он же, вроде, сегодня?

— Мы не хотим, — ответил Денис.

— А в гости хотите? — спросил Катин папа. — У меня эллинг в Кронштадте. Уже можно купаться, наверное.

— Мы там уже были, — ответил Фарход. — Мы с Катей не коррелируем

— Это почему, интересно, ты не коррелируешь с моей Катей? — завелся Леха. — Ты типа такой гордый, да? Может, тебя отмудохать, чтобы ты стал попроще?

— Пожалуйста, не надо меня мудохать, — попросил Фарход. — Я предпочитаю находиться вне вашего дискурса и вашей системы жизненных координат.

— Давай его хотя бы выпорем, пока ювенальную юстицию не ввели? — настаивал Леха.

Фарход — добрый мальчик, он не любит, когда все ссорятся, особенно из-за него. Он сказал:

— Давай!

— Думаешь, я не смогу? — спросил Леха. — Ты у моей дочки парня отбил.

Леха вытащил из штанов ремень, сложил его и вжарил Фарходу. Фарход вскрикнул и вцепился в перила.

— И мне тоже, — попросил Денис.

Леха матюгнулся и выбросил ремень в воду. И тут случилось страшное: Фарход полез к нему обниматься. У него свое понимание дружбы народов, очень тактильный мальчик. И вот Катин папа мечется по набережной, одной рукой сдирая с себя малолетку, а другой придерживая штаны. А Фарход кричит, что Аллах любит его. Кстати, у малыша священный месяц Рамазан. И сейчас он не пьян, а тупо стебется над Лехой. Денис обнимает Катиного папу с другой стороны и заявляет, что Спаситель наш, Иисус Христос, тоже его любит. Катин папа теперь весь в Господней любви.

Парочка китайцев шарахнулась, увидев это действо. Фарход сжалился над Лехой, дал ему свой ремень, у него узкачи, ему без надобности. Мы еще минут десять смотрели на катера, на воду и на светло-фиолетовое небо.

— Это всё очень грустно, Дима, — говорил Катин папа. — Национальную идею мы просрали. Моя дочь влюблена в гомика. Я раб системы. Аня умерла. Лысый умер. Давай мы хотя бы тебя сделаем счастливым. Какой адрес у Оксаны?

Оксана живет в таунхаусе, в Павловске. Леха настаивал, что надо поехать к ней и сказать, что она грязная шлюха, но я отказался. Мы вернулись к Насиму и украли еще по пиву, пока он делал вид, что спал.

Светало. На улицах уже не было ни одной машины, на канале — ни одного катера, пьяные компании все куда-то делись, город как будто вымер после ядерной бомбардировки. Денис и Фарход ушли ко мне домой, только мы с Лехой еще стояли на набережной канала Грибоедова и совершенно не представляли, что нам делать.

— Тут недалеко офис Навального, — вспомнил Леха. — Мерзкий тип! Помнишь, что он ляпнул после пожара в «Зимней вишне»?

— Не помню.

— Короче, общий смысл такой: ему все эти погибшие дети до пизды, они для него только повод, чтобы Путина сместить.

— На самом деле они и мне до пизды, — признался я. — На самом деле единственное, что меня волнует, это я сам.

Леха вздохнул и уставился в бледно-голубое небо. Я решил, что он сильно устал, сейчас рухнет и заснет, но товарищ прокурор в этот момент размышлял о вечном. И так он стоял и стоял, запрокинув голову, и я еще подумал, что выгляжу, наверное, таким же идиотом, когда на меня находят экзистенциальные пиздострадания.

— Ты великий грешник, — изрек, наконец, он. — Ты используешь детей в своих эгоистичных целях. Ты думаешь только о себе. Я помогу тебе убить себя. Пошли!

Я вовсе не хотел, чтобы Леха помогал мне убивать себя, и несколько раз сказал ему об этом. Мы бродили по Подъяческой и искали кирпич. Возможно, чтобы привязать мне на шею? Я объяснял, что одного кирпича мне не хватит, я не Муму, которая весит три кило. Но Леха продолжал свой бессмысленный поиск.

Мы подошли к грузинской пекарне. Там работает очень странный парень: полдня он дрыхнет, полдня месит тесто. У него все время ни хера не готово, я с ним уже несколько раз скандалил. Сейчас он не дрых, а месил тесто. Я спросил, готово ли у него хоть что-нибудь. Он сварганил нам два огромных хачапури.

— У вас, чисто случайно, нет кирпича или большого хорошего камня? — спросил Леха. — Нам оно нужно для правого дела.

Грузин очень странно посмотрел на Леху и принес кирпич. Они недавно ремонтировали крыльцо, просто беда с этими ступенями, крошатся каждый год.

Леха направился на Вознесенский. В одной руке недоеденный хачапури, в другой кирпич. Я — за ним. И вот мы стоим перед огромным окном, за которым видны ряды компьютерных столов. Днем там обычно тусуется политически озабоченная школота, которая хочет наладить жизнь в стране, а сейчас пусто.

Леха торжественно дает мне кирпич.

— Убей себя, — говорит он.

— Леша, давай я просто отведу тебя домой? Катя, наверное, волнуется.

— Ты должен убить себя, — твердит Леха. — Убить нас. Убить все мерзкое в нас. Убить в себе Навального. Я не о политике. Ты понимаешь, для нас не существует нашей страны, наших детей, нашего будущего. У нас есть только наш эгоизм и наше внутреннее одиночество. Думаешь, я живу ради Кати? Нет, я живу для себя. Катя — лишь способ заполнить этот вакуум. Я знаю, что ты не педофил. Я понимаю, для чего тебе Денис. Ты хотел быть отцом, но не срослось. Ты стал не отцом, а тупо манипулятором. Ты используешь чужих детей. Надо положить этому конец.

— Леша, иди домой, ты пьян.

— Кидай, — бормочет Леха. — Убей в себе мудака. Иди к Оксане, попроси у нее прощения и это самое…

И вот я стою перед штабом Навального с кирпичом в руке. Мне плевать на Навального и на мою страну. Мне вообще на все плевать, я спать хочу. Максимум, что мне грозит, это штраф за мелкое административное нарушение. Если это поможет успокоить Леху, я только «за».

— Это не потому, что я ненавижу Навального, — говорю я. — Это ради тебя. Ради всех нас, ради нашего потерянного поколения.

Я бросаю кирпич, он отскакивает от стекла и летит на тротуар. Я бросаю еще и еще.

— Давай, забей! Давай, забей! — орет Леха, как будто мы на стадионе. Он выхватывает у меня кирпич и колотит им по стеклу. Откуда-то сверху на нас выливают ведро воды.

— Заткнись, задолбал уже! — кричит какая-то женщина.

Леха молча обтекает с кирпичом в руке. Из подворотни выбегает винишко-тян, хватает его за локоть и тащит в дом. Ее лицо в слезах. Я же говорил, что Катя, наверное, волнуется.

— Я давно хотел это сделать, но никак не мог решиться, — объясняет Леха. — Мне противно, что в моем же доме творится такая гнусь. Нельзя использовать детишек! У них психика неокрепшая, им в политику вообще нельзя. От этого все зло, они еще мелкие, у них моральные нормы не усвоены. Будь моя воля, я бы вообще запретил голосовать людям до сорока. Спасибо, что поддержал!

— Да не за что, — ответил я.



проголосовавшие

Strogaya
Strogaya
Пaвленин
Пaвленин
Гнилыe Бурaтино
Гнилыe
Levental
Levental
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - net_pointov

Гастроном
Человек и пароход
Жить

День автора - Hron_

тело
Уца-пуца-дилибом
хоронят клоуна
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.025682 секунд