Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Мамочкин

Академик (пьеса). (для печати )

Действующие лица:

 

Художник – молодой человек, творческая личность. Имеет ментальную связь с Академиком.

Академик – солидный мужчина. Академик. Имеет ментальную связь с Художником.

Физик – Академик в зрелом возрасте.

Гагарин – персонаж из сновидений Художника.

Девица – странный экстрасенс.

Дознаватель – милиционер, отец комитетчика.

Комитетчик – сын дознавателя.

Узник – интеллигент, подозреваемый в шпионаже.

Девушка – первая любовь академика.

Женщина – первая любовь академика на пенсии.

Журналистка – давняя знакомая художника.

Учёный – доцент кафедры физики и аэрокосмических технологий.

 

Персонажи, которых может играть один или два актёра:

Руководитель – организатор конференции; который преобразится в таксиста.

Таксист – персонаж, который преобразился из руководителя.

Сущность – галлюцинация физика.

Сержант – старый милиционер.

Мальчик – академик в детстве.

Воспитатель – воспитатель мальчика в детском доме.

Парень – странно выглядящий экстрасенс.

Юноша – академик в юности.

 

Любопытные персонажи:

Радио – радио.

Голоса – голоса мужские и женские.

Посетители – знакомые или просто гости художника.

 

 

 

 

Сцена 1.

В художественной мастерской. Повсюду подвешены абстрактные картины. В помещении творческий бардак. Кровать в углу с тумбой, стол, стул, холодильник... Молодой художник что-то рисует. Звонит дисковый телефон.

Художник (снимает трубку): Я слушаю.

Голос в трубке: Говорит ЦУП!

Художник: Не понял. Что?

Голос в трубке: ЦУП говорит! Королёв!

Художник: Какой Королёв?...

Голос в трубке: Сергей Королёв! Центр управления полётами! Как меня слышно?!

Художник: Аааа… Ну привет. Нормально слышно…

Голос в трубке: Кто у аппарата?

Художник: Я… А тут больше никого.

Голос в трубке: Кто у аппарата?! Говорит ЦУП!

Художник: А что тебе надо, ЦУП?

Голос в трубке: Передать важную информацию! Из Центра Космических Полётов!

Художник: Это хорошо, конечно… Пранк я уважаю, если с хорошим чувством юмора.

Голос в трубке: Дело государственной важности!

Художник: Не сомневаюсь, но я тут занят немного…

Голос в трубке: Чем?

Художник: Крашу вот…

Голос в трубке: Не дури! Слушай внимательно!

Художник: Ну, давай, центр, только быстро.

Голос в трубке: Через минуту должен появиться старший лейтенант Гагарин, так вот передай ему, чтобы к утру срочно собирался в космос! Так и передай…

Художник: Это всё?..

Голос в трубке: Я сейчас войду в зону радиомолчания и связь прервётся! Дело государственной важности!... Эй!.... Говорит ЦУП!... Эй!.... Как меня слышно!... (помехи)

Художник кладёт трубку и продолжает рисовать. Через некоторое время в мастерскую входит Гагарин. Художник особенно не удивлён. Он перестаёт рисовать и разглядывает медленно прохаживающегося по мастерской офицера, который рассматривает картины, иногда хмурится… Потом Гагарин внезапно обращается к художнику.

Гагарин: Вчера видел на остановке девушку лет двадцати… Невероятно красивая и утончённая.

Художник: Понимаю…

Гагарин: Бывают красивые девушки… Но эта… Черты лица нежные, хрупкие. Слегка раскосый пронзительный взгляд, который, боюсь, запомню теперь на всю жизнь. Точёная фигура и видно, что не глупа. Божество, одним словом. Белая гладкая кожа. И кажется, она заметила, что я украдкой любуюсь ей. Знаешь, я почему-то уверен, что она бы меня дождалась.

Художник: С войны что ли?

Гагарин: Да нет же! Дождалась бы, пока я из космоса вернусь.

Художник: Аааа… Ну так это ведь не долго, правильно? Туда-сюда и готово.

Гагарин: Ну всякое может быть… Кстати, про космос! Сергей Палыч звонил?

Художник: Звонил.

Гагарин: Что он сказал? На выходные в космос лететь или когда?

Художник: Вроде завтра… Да, точно, с утра, говорит в космос!

Гагарин: Утром, значит… Хммм… Шутка ли – покорение космического пространства человеком! Тут, видишь ли, даже скоро станет ясно – есть бог (указательный палец вверх), или нету. Поднимусь – проверю. Такие дела, брат.

Художник: Глобально… Но с религией нужно аккуратнее всё-таки… Про бога…

Гагарин: Про бога будут знать правду только на высоком уровне, тем, кому надо.

Художник: Как всегда...

Гагарин: Главное сейчас – поторопиться. Нам первыми надо в космос, понимаешь?! Американцы по пятам прямо преследуют. Поэтому…. Утрём американцев, как думаешь?

Художник: Утрём.

Гагарин: И я не сомневаюсь. А это, кстати, что тут у тебя? (окидывает взглядом помещение)

Художник: Это моя художественная мастерская.

Гагарин: Я вижу… (указывает на одну картину под потолком) Не хватает некоторой целостности.

Художник: Так вы Гагарин что ли?...

Гагарин: Понимаешь…. это неизбежное взаимоотношение формы и краски приводит к наблюдению воздействия формы на краску. В твоём случае сама форма, даже если она совершенно абстрактна и подобна геометрической, имеет свое внутреннее звучание, является духовным существом с качествами, которые идентичны с этой формой…

Художник: Вы Юрий Гагарин? У меня тут в мастерской?!

Гагарин: Подумай над тем, что треугольник, закрашенный желтым, круг – синим, квадрат – зеленым, снова треугольник, но зеленый, желтый круг, синий квадрат… Иными словами цвет для тебя теперь характеризует свойства материи в вакууме, степень поглощения и отражения, баланс силы при нулевой гравитации и так далее – всё это совершенно различные и совершенно различно действующие явления, которые могут взаимодействовать несмотря на их принципиальную разность…

Художник: Вы Гагарин?! Трудно ответить, да?!

Гагарин: Старший лейтенант Юрий Алексеевич Гагарин собственной персоной! (отдаёт честь)

Художник: Как такое возможно? Я думал, что это всё…

Гагарин: Он думал! Ты сколько суток не спал?

Художник: Три ночи точно… Может четыре…

Гагарин: Так чего удивляешься… Ел что-нибудь?

Художник: Чай вот… Пельмени… Хлеб, правда, вчера кончился. Или его совсем не было…

Гагарин: Ну вот, всё сходится. И часто ты такое практикуешь?

Художник: Бывает. Как вдохновение нахлынет…

Гагарин: И что это ты там такое рисуешь четверо суток, а? (подходит к свежему рисунку художника)

Художник: Сход лавины…

Гагарин: Я так вижу, что (изучает картину) ты признаёшься зиме в любви, благодаришь ослабелый от заоблачных нег, первый сверкающий белизной, переливающийся сиреневый снег за предвестие скорого избавления от мирской суеты, за прощальный привет и знамение…

Художник: Я не критик…. И я устал…

Гагарин: Что? Устал? Ну правильно! Отдыхать нужно. Ты поспи… Телефон вот отключил, я смотрю, (поднимает свободный телефонный шнур), чтоб не беспокоили, а сам не отдыхаешь…

Художник: Посплю. Правильно. И всё будет как всегда.

Гагарин: Как всегда уже никогда не будет. А мне пора. Я – фьюць! – и там! (показывает вверх) «Я Кедр, полёт проходит нормально». (призадумался) А нормально пройдёт полёт, слышь? Как думаешь?

Художник: Нормально. Вы первый в космосе.

Гагарин: А американцы?

Художник: Они вроде на Луну собирались.

Гагарин: Да иди ты!

Художник: На Луне они первые. Будут…

Гагарин: Посмотрим ещё кто кого! Я Палычу намекну, конечно, про Луну… Слушай… А может мне её разыскать? Ну ту, на остановке. Я бы женился потом без всяких лишних слов! И трое детишек у нас будет!

Художник: Если трое, то тогда конечно… Странно. А вообще-то, не таким я вас представлял.

Гагарин: Не понял, а каким?

Художник: Думал, что вы серьёзный весь. Космонавт, всё-таки…

Гагарин: Обижаешь… Я же тоже человек, не каменный.

Художник: Это да… (вздыхает)

Гагарин: Что так вздыхаешь?

Художник: Так я ещё никогда не уставал…

Гагарин: Понятно. Пойду тогда собираться. Побриться надо, туда сюда… А ты ложись. А «Лавина» твоя готова… Картина. Понял меня?

Художник: Готова?

Гагарин: Вполне. Радио включу, пусть мурлычет, а ты спи… Когда-нибудь и твоим именем назовут бульвар… Главное… Я ему говорил, и тебе повторю: никаких автобусов на Донбассе! Вот так-то…

Гагарин включает радио.

Радио: …беспримерная победа человека над силами природы, величайшее завоевание науки и техники, торжество человеческого разума. Положено начало полетам человека в космическое пространство. В этом подвиге, который войдет в века, воплощены гений советского народа, могучая сила социализма. С чувством большой радости и законной гордости Центральный Комитет Коммунистической партии, Президиум Верховного Совета СССР и Советское правительство отмечают, что эту новую эру в прогрессивном развитии человечества открыла наша страна - страна победившего социализма. И когда засуха приведёт человечество к продовольственному кризису, коллектив советских исследователей и учёных отправится сквозь червоточину, которая соединяет области пространства-времени через большое расстояние, в путешествие, чтобы превзойти прежние ограничения в астронавтике и переселить человечество на другую планету….

Художник ложиться на кровать. Ему помогает Гагарин.

**

Сцена 2.

Оглушительный взрыв на кухне коммунальной квартиры. Дым. Мальчик посреди обломков. Плохо видно… но вроде у него на коленях кто-то… или что-то…

Голоса: Ужас… Бедный ребёнок… Отец погиб… Спас девочек… Живые…. Хорошо, что больше никого не было… Взорвались газовые баллоны… Пожарные быстро приехали… Какой мальчик?... Он не курил… А что с мальчиком?... Все умерли… Разворотило основательно… Какой кошмар… Хорошо, что ветер западный… Мальчик выжил… А девочки?.. Сгорели… Да нет же… У него на руках отец умер… За что такие страдания… Кто пожарных вызвал?... А неотложку?... Несчастный случай… Он не пил… Вся жизнь теперь перечёркнута… Он спас девочек!.. Потушили быстро… В детдом конечно… На нём ни царапины… Прямо на руках… Больше никто не пострадал… Какая девочка, это мальчик… А что милиция… Прямо на руках и умер… Кто умер?...

Дым рассеивается окончательно и теперь видно, что это милицейская комната. Вместе с дымом «рассеялся» и мальчик с обломками... И мы видим интеллигентного седовласого узника. Так же видим дознавателя, средних лет мужчину, в скромном штатском костюме. Видим стол, стул, лампу и портрет Хрущёва – всё как положено. Радио под потолком. Дознаватель что-то быстро пишет в папке.

Радио: …за период с 1953-его по 1962-ой год доля семей колхозников с доходом до 420 рублей в год на члена семьи снизилась с 80-ти до 36-ти процентов, а с доходом от 420-ти и до 600-от рублей увеличилась с 14-ти процентов до 29-ти. С доходом в 600 рублей и выше, доля увеличилась с 6-ти до 35-ти процентов…

Узник: Сколько можно. Одно и тоже…

Дознаватель (не отрываясь от письма): Нет… Сегодня мы с вами совсем по другому вопросу.

Дознаватель закончил писать и выключил радио.

Дознаватель: Мне нужно выступить с пятиминутным докладом… Короткая речь на тему воспитание молодёжи курсом партии. Чтобы про идеологию, про будущее… Ну, и так далее.

Узник: Это ещё актуально?

Дознаватель: Пётр Карлович, наше дело – доклад. И теперь ваше тоже.

Узник: Но я же скандинавский шпион по-вашему, какая идеология, право же?..

Дознаватель берёт со стола толстую книгу и размашисто бьёт по лицу узника. Тот падает на пол.

Дознаватель: Враг народа (кладёт книгу на стол).

Узник: Это просто подлый донос! (поднимается и садится на стул обратно) И прекратите уже этот мордобой. Средневековье какое-то.

Дознаватель ещё раз бьёт книгой узника по лицу.

Дознаватель: Вы в Швеции были? (кладёт книгу на стол)

Узник: Был конечно! (поднимается, садиться, вытирает кровь в уголках рта) Я же всё рассказал, вы стенографировали мои показания. Был в Стокгольме, да! С докладом выступал, напомню, на тему «Исторические особенности марксистко-ленинской философии в СССР» между прочим…. Передавал опыт, так сказать…

Дознаватель: Вот мы и проверим, что вы передавали. У вас кровь. (бросает узнику какую-то тряпку) Всё проверим. Завтра за вами человек из города приедет… из комитета… Вы ведь совсем другого калибра фрукт. Правда?

Узник: Господи… (вытирает кровь тряпкой) Какой фрукт?… Что вы будете проверять?... Как?... Сколько всё это ещё продлится?...(вздыхает)

Дознаватель: Вы хотите вернуться в камеру?

Узник: Я уверен, что в этом недоразумении разберутся.

Дознаватель: Можете не сомневаться.

Узник пытается успокоиться. Дознаватель ждёт.

Узник: Хорошо, я понял. Можно вопрос?

Дознаватель: Попробуйте.

Узник: Где вы обучались стенографии?

Дознаватель: Что, впечатляет? (улыбается)

Узник: Признаться, да.

Дознаватель: Ещё вопросы есть?

Узник: Пожалуй, последней вопрос: вам диктовать общими фразами, традиционно пафосно, или?...

Дознаватель: Пётр Карлович, лезете на рожон, ей богу…

Узник: Я понял.

В кабинет заглядывает пожилой сержант.

Сержант: Тут мальца поймали детдомовского, прямо у нас под окнами в парке.

Дознаватель: Так в третий участок его…

Сержант: За ним воспитатель сейчас придёт.

Дознаватель: Семёнов, закрой дверь! Ты не видишь что ли! Какой детдом!

Сержант исчезает за дверью.

Дознаватель: Ну, давайте, Пётр Карлович, как вы умеете! Как учила вас партия!

Узник призадумался, сконцентрировался…

Узник: Молодёжь и КПСС…

Дознаватель: Так точно. Я потом своих слов ещё добавлю, и будет доклад.

Узник: Вперёд! Отличительной особенностью политики по формированию мировоззрения молодежи…

Дознаватель: То, что надо! (стенографирует)

Узник: …мировоззрения молодёжи в данный период - есть активное использование труда на производстве и в сельском хозяйстве в воспитательных целях. В то же время такие мероприятия, как мобилизация молодежи на освоение целины и помощь в сельскохозяйственных работах, имеют не только воспитательные, но и экономические цели. Главной мыслью является то, что каждый советский человек должен не только трудиться, но и испытывать потребность в труде, любить работать.

Дознаватель: Чуть медленнее, Пётр Карлович…

Узник: Политика по идеологическому воспитанию молодежи дала желаемый результат, в том числе в области формирования политических приоритетов поколения. Однако партийные, комсомольские и государственные чиновники не определили глубинных и многообразных причин появления инакомыслия, перекладывая вину на пропаганду капиталистических стран.

Дознаватель: Может так глубоко не копать?

Узник: А чего вы боитесь? Думаете, что кто-то это всё слушает?

Дознаватель: Да вы не сомневайтесь! (бьёт книгой по лицу)

Узник: Я понял. (вытирается, короткая пауза) Стенографируйте далее. Для поколения молодёжи второй половины пятидесятых были характерны энтузиазм, развитое чувство социальной ответственности, вера в историческую предопределенность коммунизма, приоритет общего над частным, романтическое представление о революции и войне, творческий подъем.

Дознаватель: Замечательно…

Узник: Под воздействием различных факторов мировоззрение поколения изменилось к началу шестидесятых. Теперь на смену пришли такие явления, как уход в личную жизнь, разочарование в реформаторском потенциале страны и демагогии руководства, феномен двоемыслия, потребительское отношение к партии, как к необходимой ступени карьерного роста, страх перед руководством и карающими органами.

Дознаватель: Пётр Карлович! Я всё понимаю, но не надо меня злить!

Узник: Я понял. Больше абстрактного, правильно?

Дознаватель: Ваша прежняя камера под вопросом.

Узник: Тогда стенографируйте. К важным качествам человека коммунистического будущего относится любовь к социалистической родине, добросовестный труд, коллективизм и взаимопомощь; интернационализм, непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму и стяжательству; а так же духовное богатство, моральная чистота и физическое совершенство. Партия призывает бороться с суевериями и предрассудками, частнособственнической психологией, национализмом, космополитизмом, и прочим реакционными идеологиями.

Дознаватель: Другое дело.

Узник: Я устал от этого тоталитаризма и паранойи. От этих лозунгов и абсурда.

Пауза. Дознаватель закуривает, понимая, что на этом с докладом покончено. Узник понуро смотрит в одну точку.

Дознаватель: А как я от вас всех устал… (подходит к окну и дымит в форточку) Ещё столько предстоит работы. Чистить и чистить… Страна залечивает нанесённые войной раны, а вы… Не можете спокойно смотреть, как наша великая страна возрождается всё это время, да? Семёнов!!!

В дверь заглядывает сержант.

Дознаватель: Уведи его.

Пётр Карлович сам выходит за дверь. Семёнов исчезает тоже. Дознаватель тушит папиросу. Включает радио. Поёт Кристалинская - https://youtu.be/Ui092EcWHvM (Майя Кристалинская - «Два берега»). Милиционер садится за стол. Проглядывает то, что стенографировал. Заходит сержант и молча идёт к столу. Кладёт нож. Дознаватель встаёт, выключает радио и смотрит на нож.

Дознаватель: Что это?

Сержант: Этот нож у мальца был. Размахивал им в парке.

Дознаватель: Да мне на кой всё это нужно, Семёнов?! В третий участок его...

Сержант: Да жалко дурака мАлого. Поговорите с ним, постращайте… Пока воспитатель не придёт. Пахомов видел, как малец этот с ножом напал на волосатых в парке, заступился за девушку вроде как… Что же сразу жизнь портить…

Дознаватель: Вот пусть Пахомов тогда и нянчится…

Сержант: Да только нету у Пахомова кабинета своего… Я сейчас.

Сержант вышел из комнаты и вернулся с мальчиком лет двенадцати.

Сержант (к мальчику): Понял, до чего ты докатился?! Это милиция, хлопчик, не шутка!

Сержант подмигнул дознавателю и удалился. Дознаватель пытается с собой совладать. Мальчик насупившись молчит.

Дознаватель: Фамилия, имя, отчество.

Пацан молчит.

Дознаватель: Нож откуда? Что ты делал в парке с ножом?

Молчит…

Дознаватель: У тебя характер, значит, правильно я понял?

Мальчик молчит. Дознаватель махнул рукой, включил радио и стал смотреть в окно.

Радио: …по приглашению ЦК коммунистической партии Чехословакии из Москвы в Прагу вылетела делегация партийных работников КПСС во главе с секретарём ЦК КПСС товарищем Ильичёвым…

Дознаватель выключает радио.

Дознаватель: Не всем можно в Чехословакию, понимаешь? Ты бы хотел в Чехословакию слетать? А в Америку? (Пацан молчит…) А ты знаешь, я хочу. Тебе всё равно, а я хотел бы. У меня мечта! Знаешь, что такое мечта? Ага… Тебе только ножом помахать в парке, потом подрастёшь – кошельки будешь в трамваях подрезать – житуха! А мечта?! Настоящая… Её тут (широко размахивает руками) нет, понимаешь?! Тут нельзя мечтать, между прочим. На это статья есть… Закон! (поднимает палец вверх) Только он не про тебя, сопляк. И не про всех! Закон один – а вас много, на всех не хватит. Вот поэтому ты и не летишь в Чехословакию, понимаешь? Нет? Правильно, что не понимаешь, не для твоего ума. А я вот попробую, я постараюсь полетать. Нужно действовать, не зевать; правильно и аккуратно. Не с ножом по парку,.. а там кое-что подсказать, кое-куда направить, с этим кое о чём поговорить, с тем промолчать; там выдвинуть свою кандидатуру и задвинуть чужую, докладик вовремя зачитать, оправдать доверие… А ты бегай! Строй (шёпотом) светлое будущее… Только для вас это светлое будущее, а для них уже настоящее, балда! Только тсссс… Ты – в будущее развитого социализма, а они – в Чехословакию по вопросам партии. С жёнами, разумеется… Ну кто-то с любовницами. Знаешь чем они там заняты? А ничем! Воздух гоняют с пустого в порожнее. Ничего сложного!.. Я раньше думал, чтобы руководить страной нужно быть очень умным, правильным человеком… Оказалось, что нужно быть… особенным. А вы (сверлит взглядом понурого пацана) все просто пыль. Мох! Сгниёте тут братской могилой с мыслями о колбасе. Ты пока этого не понимаешь, но по мере взросления поймёшь, какое ты ничтожество. Вы все – просто статистические (размахивает руками) данные. Плюс-минус… Времена сейчас какие… мммм… Все вы тут! (демонстрирует сжатый кулак) И немцы и французы и кубинцы и даже американцы… (потрясает кулаком) Всех в труху, только пальцем щёлкнуть! Держава! Вот это я называю жизнью! А больше нету ничего. Иллюзия… И я буду пальцем в этом кулаке. Лично я! Иван Пяткин! Запомни моё имя! Всё для этого сделаю… (переводит дух) Понял? Так что можешь свой характер знаешь куда засунуть?... Я, может быть, тоже в детдоме рос! (мальчик молчит насупившись) Нож где взял?!

Мальчик: Мусор…

Дознаватель вскипает, видимо, хочет сделать что-то ужасное… В комнату заглядывает сержант.

Сержант: Воспитатель пришёл.

Дознаватель: Так пусть его забирает!

Сержант кивает и исчезает. Заходит старый мудрый воспитатель детского дома.

Воспитатель: Добрый вечер. Можно?

Дознаватель: Заходите! Как вам это нравится? (кивает на нож на столе) Вам родина доверила, понимаешь, взрастить…

Воспитатель: Вы не подумайте! Характер мы обуздаем! Ведь хороший парень… Талантливый…

Дознаватель: Все они хорошие, когда спят зубами к стенке.

Воспитатель (к мальчику): Ну как же так?! Ты очень подводишь нашу семью, так сказать, коллектив… Меня, в конце концов. Молчи! (Мальчик и не думал говорить…) Тебе решать, по какой дороге пойти, ты пойми! Ты же ракеты будешь строить, а не заниматься всякой чепухой (кивает на нож)…

Дознаватель: Покиньте кабинет! Все!

Воспитатель схватил мальчика в охапку и скрылся за дверью. Дознаватель смотрит в окно…

**

Сцена 3.

Странно одетый молодой человек. То ли сумасшедший, то ли волшебник, то ли клоун. И движения у него странные и взгляд… Какое-то таинство вокруг… Этот парень находится в холле дома культуры. Вокруг снуют люди. Вот и художник заходит и осматривается. Пахнет телевиденьем, рейтингами, хайпом, лайками и подписчиками… Художник замечает парня с бусами из куриных лапок, который, теперь уже очевидно, к чему-то подготавливается, репетирует.

Художник: Добрый день! (к парню)

Парень: Привет.

Художник: Вы на проект «Дом с экстрасенсами»?

Парень: А что, не видно? (ухмыляется)

Художник: Я тоже. К кому тут обратиться?

Парень: Ещё рано, вообще-то. А у тебя что? (оценивающе осматривает художника)

Художник: Что?

Парень: Дар типа какой?

Художник: Ну…. Как бы… Мне бы проконсультироваться со специалистом…

Парень: В какой области?

Художник: Научная область…

Парень: Ты посмотри! (присвистнул) Учёный?! Это не сюда, тебе к Александру Гордону надо.

Художник: Не правильно я выразился. В общем, мне в голову приходят странные идеи, они очень важные, но я их не могу понять… Анализировать… Это научные идеи, мысли, всё цветное… Я вижу и понимаю, как всё взаимодействует.

Парень: Ты очень странный… (осматривает художника потирая переносицу куриной лапкой) Научные идеи? На что тут может зритель залипнуть, а? Ты, академик, может просто гений? Так это скучно, на самом деле. Идеи…

Художник: И меня не покидает ощущение, что эти идеи… то есть об этих идеях… (вздыхает) Мне нужен специалист... Короче. Вот.

Парень: Шучу! (улыбается и хлопает художника по плечу) Ты не странный, конечно, и не гений. Просто ты…

Художник: А у тебя что?

Парень: Дар, в смысле? Ну… Как обычно. Порча, сглаз, рассказать про кого-то. Хочешь про тебя всё расскажу?

Художник: А смысл? Про себя я всё и так знаю. Знал…

Парень: Зашквар…

К парням подходит какая-то девица. Одета ещё страннее.

Девица (к парням): Салют, хомо-экстрасенсорикус! Как погода сегодня, ауры хорошо просматриваются? Энергетические поля не бликуют? (улыбается)

Парень (к девице): Не всех ведьм ещё сожгли… (улыбается)

Художник: Ладно, я пойду. Думал, что тут серьёзно…

Девица: Что серьёзно? Это всё (широко разводит руками) серьёзно?! Это теле-шоу в первую очередь.

Художник: А дар?

Парень: И дар тоже!

Девица: Ты странный какой-то (обходит художника вокруг). Ты на форуме под каким ником?

Художник: Меня нет на форумах.

Парень (к девице): Отцепись от него, не видишь – он тру экстрасенс!

Девица (к художнику): Замри… (вдруг стала серьёзной) Стой на месте… (обходит художника)

Парень: Ладно, я пошёл курить…

Девица (к парню): Постой! Сними для меня видео (протягивает парню свой мобильник).

Парень: Я понял… Хорошо (берёт мобильник и снимает происходящее).

Художник: Я вообще-то против…

Девица: Замри!.. (ходит вокруг художника) Просыпайтесь дерева… Прилетайте зоркие птицы… Три веночка три креста три пути три солнца три ночи три порчи три пальца три мальца… Накрывайте небеса… Приходите силы… Снег бег лёг тёк бок лог стог… Потерял кого? Кто-то погиб?

Художник: Нет. Эй, ты чего…. Цирк какой-то.

Девица: Тихо! Просыпайтесь дерева… Проплывайте немые рыбы… Слушай меня. Плед след бред вред кед дед, да? – нет… Три версты три пенька три следа три надгробья… Твоё имя, оно серое и пахнет подсолнечным маслом. Оно струится непрерывно. Открывайте ворота… Зажигайте лики! Ох!....

Художник: Перестань, эй. Не смешно…

Девица (всё ходит вокруг художника): Крестом окрещуся… Выйду поклонюся… Пойду благословясь… К сердцу моему дай силы… Три слова три дома три лба три мешка три колодца три горы… Ты наш человек, не немец, не поляк и не француз, не могол и не негр… Три моря три звезды три сапога три медведя три иглы три птахи три рубахи… Вижу тебя! (Художник прям напрягся весь) Светлый человек, далёкий… Не монтёр и не электрик, не повар и не плотник, не таксист и не шахтёр… Сейчас имя прочитаю… Вижу… Вижу… Три паруса три яруса три льдинки три хвилинки три потомка три потёмка… Саша! Твоё имя Александр? (остановилась)

Художник: Нет.

Девица: Ну не угадала… (улыбается) Выдохни. Ну как, впечатляет?

Художник: Детский сад.

Парень: Тяжёлый случай (возвращает девице телефон).

Девица: Ну что ты скучный такой ей богу! Тебе жалко, что ли? Подыграл бы…

Художник: Тут всё так?

Девица: Да. Это телевидение, детка. Не будь наивным. Так что тебе надо?

Художник: Посоветоваться по поводу… Ай, не парься… Пойду я.

Девица: Да расслабься ты! Если серьёзно, то я могу тебе дать координаты одного человека. Он подключится к космосу за небольшое вознаграждение, и ты поговоришь с ним о своих делах.

Художник: Не надо, спасибо.

Парень (к девице): Да оставь ты его в покое. Он же весь на серьёзных щах…

Художник: Пока… Затрачивать столько энергии впустую…(уходит)

Парень: Пока! Ты ошибся дверью!

Девица: Исполнения желаний тебе, академик!

У парня звонит мобильник. Он снимает трубку и, разговаривая невнятно, уходит тоже. Девица достаёт мобильник, устанавливает его на селфи-палку и начинает вести блог.

Девица (в камеру телефона на палке): Привет всем моим подписчикам! Я на кастинге. Тут куча всяких фриков, которые не понятно на что рассчитывают. Но мне волноваться не стоит, правда? У меня же есть вы, мои любимые! (Начинает «селфиться» с реальными зрителями в зале) Если это видео наберёт пять тысяч лайков, то я сниму продолжение… Хотя, даже если и не наберёт, то всё равно сниму! (Ходит среди зрителей) И пишите в комментариях, что вы об этом думаете. Подписывайтесь на мой канал! Вот вы, подписаны? Поставили лайк, нет ещё? (указывает на определённого зрителя) А вы, сделали репост? Вы вообще подписаны на мой канал, нажали на колокольчик? (указывает на другого зрителя) Подписывайтесь. И не забывайте донатить на стримах для продвижения канала. Номера кошельков под видео. Поддержи канал, и тогда контент будет интереснее!

Девица прячет телефон и палку и с невозмутимым видом удаляется.

**

Сцена 4 .

Мастерская художника. Скромный вернисаж. Посетители (знакомые художника) медленно расхаживают с тонкими бокалами, попарно в основном, негромко общаясь между собой. Сам художник где-то на заднем плане даёт интервью журналистке. Тихо, фотом, звучит Эрик Сати - https://youtu.be/oOTpQpoHHaw (Erik Satie – «Gnossienne 1»). Доносятся обрывки разговоров. Где-то сбоку маленький стол с алкоголем.

Посетители: …именно. Искусством можно объявить что угодно. Любой предмет, любое действо. Современные тенденции в этом направлении всё это замечательно продемонстрировали. А именно, как только некто, зачастую критики, объявляют предмет искусством. Важна концепция и подача. Поэтому я и утверждаю, что искусства, как такового, не существует. Это абстрактное субъективное явление. «Чёрный квадрат» - это ничто и всё одновременно! Гениально! Эту пустоту можно наполнять бесконечным количеством смыслов. И всё будет иметь право на жизнь, ибо никто никогда не проверит истинность искусства, потому что проверить это невозможно…

Посетители: …две работы я вижу. Третья под вопросом, третья от окна. Видите? Вот, она и мне приглянулась, но не знаю… Две работы я куплю определённо точно. Да. «Крестьянские сабли» и «Раки». Что вы говорите? Ах, да! «Руки»! Отличные ощущения. Комфортная палитра. Жаль, что «Лавина» не продаётся…

Посетители: …а где вы коньяк взяли? Это в тех стаканчиках? А я думал, что это тоже вино. Я на секундочку отлучусь…

Посетители: …не согласен. Вы же не будете спорить по поводу того, что если художник не смог передать всё, что хотел без каких-либо пояснений от критиков, то это работа слабая, так сказать. Настоящее творчество должно обходиться без костылей. Когда смотришь на «Джоконду», то совершенно наплевать на всю предысторию картины. Она и без того дышит, вызывает внутренний трепет и восхищение у каждого…

Посетители: …не добавляю. И это не майонез, а сметана с яичным желтком. Главное – долго не взбивать, потому что тогда пениться начинает, а это уже не то…

Посетители: …дорого. Знаешь, что меня бесит? В следующем году эта мазня будет ещё дороже и продаваться будет ещё активнее. Дикие времена! Одноразовый мир. Я купил фонарик в машину, маленький такой. Посветить иногда где-нибудь, на всякий случай. Так вот я им практически не пользовался. Может быть пару раз в неделю включал. Алкалайновые батарейки дорогие поставил, всё как и положено. Так фонарик через год умер. Просто так! Год прослужил фонарик в комфортных условиях, в тёплой машине! А эта мазня как долго радовать глаз будет, а? Я уверен, что подобная глупость актуальна до тех пор, пока о ней говорят. Никто самостоятельно никогда не поймёт, что это гениальное искусство, все смотрят и думают: «Что за дерьмо»…

Посетители: …это тоже вино. Где вы взяли коньяк?..

Посетители: …вложения. Причём с гарантией. Сегодня картина стоит тысячу, а завтра – десять. Вот за что я перед ним снимаю шляпу, так это за то, что у человека получается неплохо продавать всё это. Как у него получается – не понимаю. Хренотень ведь полная, а не художество. Ну посмотри: муть какая-то, запачкал холсты краской и готово! А ведь покупают люди. У них что, нет элементарного чувства вкуса? Не понимаю. Посмотри: тусуются все с важным видом, разговоры о высоком, как будто тут есть о чём разговаривать. Ещё телевидения какого-нибудь не хватает, для полноты картины. Что, было? Серьёзно?! Не понимаю…

Посетители: …не знаю. Я думаю, что всё-таки с ориентацией у него нормально. Во-первых, нельзя судить человека только по его работам. Тут я не вижу какой-то особой специфики, которая присуща творческим людям сексуального меньшинства. Наоборот! Посмотри сколько мужественности в каждом мазке! А главное – бескомпромиссные цвета: чёткие, резко контрастирующие. Округлые формы? Соглашусь, округлые формы намекают на женственность, но стоит посмотреть, как выбрано пространства на холсте, как сразу вся женственность улетучивается. Музыка? Нет, конечно. Я не разбираюсь, но мне, почему-то, слышно что-то еврейское…

Посетители: …очень нравятся его работы. Особое дыхание в каждой картине. А ведь он не так давно начал рисовать. Лет пять может. И посмотри, какие горизонты достигнуты! Молодец. Талант, ничего не поделаешь. Работа с цветом – его козырь. Дыхание цвета! О! Я так и назову видео…

Посетители: …от первого брака. У неё квартира, у него квартира и дача. Она, кстати, очень неплохо зарабатывает. У неё сеть парикмахерских. А он что-то по ремонту машин. Тоже деньги есть. Так что вариант очень неплохой. Сколько уже? Десятый час? Ууууу… Надо уже уходить…

Посетители: …нет, не нашёл! Но нашёл водку…

Посетители: …какой он мне друг? Так, вместе училась с ним на потоке. Это он с тобой всё крутил тогда мутил. Да ладно, не рассказывай тут мне, пригласил бы он тебя, ага. А вот там у окна, кстати, видишь замухрышку? Ну да. В свиторке убогеньком. Молодая девушка, и так на себя забить конкретно! Или не молодая? Вот сколько ей лет по внешнему виду? Так сразу и не поймёшь: может и двадцать, а может и тридцать семь. Ага! Не знаю кто это, но я её каждый раз вижу. Работник культуры. И она не меняется: в этом свиторке, причёска, очочки и разговоры об актуальном искусстве «здесь и сейчас». Она меня вот этим всем немного раздражает даже. Сама из критиков, наверное, там все такие нищеброды…

Посетители: …не правильно. При чём тут Ротко? Ротко всю жизнь работал с цветом. Он, кстати, покончил жизнь самоубийством. Не мог рисовать из-за болезни, поэтому покончил жизнь самоубийством. А был случай, Ротко получил крупный денежный заказ – оформить какое-то кафе. Причём в свободной форме. Ротко всё сделал, а потом пошёл обедать и увидел, что его работа в кафе неправильно представлена. Он вернул деньги. Такой вот был Ротко бескомпромиссный художник…

Посетители: …какие выборы, я тебя умоляю! Давай вообще на эту тему не будем говорить. Да потому что скучнее темы в жизни нет! Следующее поколение будет президентскую голову на экране воспринимать, как какого-нибудь блогера с хреновым контентом и кучей дизлайков…

Посетители: …бросил курить. Уже три года не курю, и началось перестроение тела. Метаболизм поменялся. Короче – толстею. Пришлось начать ходить в спортзал, чтобы оформится, а не жиром заплывать. И что самое интересное: я вместе с сигаретами бросил пить кофе – перешёл на цикорий; не ем сахар – добавляю сухие сливки; не ем хлеб – перешёл на рисовые хлебцы; алкоголь пью очень редко и отказался от газированных напитков. А всё равно толстею. Обидно…

Посетители: …тем не менее, НАСА утверждает, что во всех полётах к Луне, этот манёвр был выполнен настолько офигенно, что особой надобности в корректировках направления полёта при приближении к Земле не было. Это вообще как?! При чём нет ни одного аналогичного достижения мировой космонавтики, когда автоматическому или пилотируемому кораблю понадобилось бы покидать окололунную…

Посетители: …аптека прямо на перекрёстке. Если выйти из метро по ходу движения – то направо. А через дорогу будет гипермаркет. Эта аптека очень старая – всегда там была. Её невозможно не заметить. Гипер – налево, аптека – направо. Ничего переходить не надо. Она прямо с перехода и будет видна! Всё видно: и крест зелёный сверкает и крыльцо такое высокое и надпись большая, она тоже светится. В этой аптеке она и работает. Очень красивая. Фигура обалденная…

Посетители: …этот чувак, который «Пятна» купил, торгует лампочками оптом по всему бывшему Союзу. Барыга. Денег полно, само собой, почему бы не вложиться в искусство. Сегодня вложил пять штук, а завтра выиграл сто пять. Я бы и сам прикупил что-нибудь, да только лишних денег нет. Два кредита висит, да и моя половина не оценит таких вложений…

Посетители: …Где тут туалет? Простите…

Время незаметно проходит. Посетители рассасываются, музыка смолкает. И вот художник остаётся с журналисткой. Она листает школьный учебник.

Журналистка: Ты мне лучше скажи, вечер удался? Две картины продал?

Художник: Три. И две ещё под вопросом.

Журналистка: Не густо. Или нормально?

Художник: Да так… Нормально. Слушай, помнишь, ты мне рассказывала, что с вами по соседству ведьма живёт? Иголки… и всё такое…

Журналистка: Жила. (откладывает учебник) Вино осталось интересно?… (встаёт и идёт к столу)

Художник: Говоришь, иголки в ворота засовывала? Но ведь ворота железные…

Журналистка: А почему ты про это вспомнил?

Художник: Непонятное влечёт… Интересно.

Журналистка: Раньше ворота деревянные были, а иголки даже в крыльце попадались (на столе нет больше алкоголя).

Художник: Возьми бутылку там (указывает на одну из картин), за картиной.

Журналистка: Я уже смутно всё помню… (заглядывает за картину и достаёт «чинзано») О! Вермут! Ты будешь? (смотрит на художника)

Художник: Нет. Интересно, как она к вам во двор проходила иголки прятать?

Журналистка отворачивает пробку бутылки.

Журналистка: Может, обслужишь?

Художник: Извини, конечно. (обслуживает)

Журналистка с бокалом садится рядом с художником.

Журналистка: Калитка не запиралась. Это сейчас у всех заборы по три метра и по пять замков…

Художник: Понятно. А у неё муж был?

Журналистка: Трое! Все покойнички давно! А бельё на заборе женское?! (отхлёбывает)

Художник: Какое бельё?

Журналистка: Мама частенько на заборе видела женское бельё. Рядом с калиткой весело.

Художник: И что она с ним делала?

Журналистка: Выходила на перекрёсток дорог и сжигала. Только так! А ты думал… (отхлёбывает)

Художник: И что означает бельё на заборе?

Журналистка: Не знаю. А сестра как болела! Пока её к какой-то шептухе не отвели. А та сказала, что в саду под яблоней порча.

Художник: Про сестру ты мне не рассказывала…

Журналистка: Я малАя была, испугалась тогда конкретно! Приехали мы потом домой и папа пошёл с лопатой к яблоне и откопал лошадиный череп! Потом он его понёс в лес и там закопал, и с сестрой резко всё стало нормально. Резко, прикинь! (отхлёбывает).

Художник: Вот и я думаю, что что-то такое в мире есть…

Журналистка: Эта ведьма, Варька, всем подлянку устраивала.

Художник: И зачем?...

Журналистка: Ну так ведьма же! А сама как померла – это что, случайность?

Художник: Ну да, ты рассказывала… Жесть…

Журналистка: Как так?! Офигеть: проезжает мимо грузовик, отрывается колесо и прямо на Варьку. А водитель, кстати, брат железнодорожника, у которого крышу сорвало… после похищения. Вот тебе и совпадения.

Художник: Какого ещё похищения?

Журналистка: Короче, наша семья дружила с соседской семьёй. И мы часто вместе на природу ездили. Это ещё до моего рождения было, мне мама всё это рассказывала. И вот на три дня, прямо из палатки, пропал мужик. На озере…

Художник: Как пропал?

Журналистка: Пропал днём прямо из палатки. А его дочь семилетняя говорит, что видела, как папа идёт по озеру на другой берег. Ей, конечно, никто не поверил, но мужика искали три дня. А он потом также резко и появился! В палатке! Прикинь!

Художник: И где он был?

Журналистка: Он рассказал, что его позвали. Ну типа услышал зов. И видел их…

Художник: Кого «их»?

Журналистка: «Не наших», он так говорил. Он их видел в отражении на озере.

Художник: Он шёл по воде?

Журналистка: И это видела его дочь.

Художник: Что потом?

Журналистка: Они его, короче, к себе типа звали. А он стал их умолять, типа, миленькие, родненькие, отпустите меня, у меня тёща…

Художник: Тёща?...

Журналистка: Да! Мама так рассказывала. Тёща, говорит больная и дети маленькие.

Художник: И что?

Журналистка: Его и отпустили, типа, обратно в палатку.

Художник: Живой и здоровый?

Журналистка: Да… Только через пару месяцев тронулся (крутит у виска). И, кстати, когда они после всего этого возвращались в город, то ехавшие навстречу машины им сигналили и показывали, что, типа, на крыше у вас что-то есть.

Художник: Жуть какая… У них и на крыше кто-то ехал?

Журналистка: Короче, они до города без остановок на всех порах неслись с какой-то фигнёй на крыше.

Художник: И что с мужиком сейчас?

Журналистка: Он давно уже в клинике. Мама рассказывает, что жена навещает с детьми. Печалька… Говорят, что это уже совсем не наш Михаил, не наш папа, а совсем другой человек. Если и человек… Люди по воде не ходят….

Художник: Интересный случай. Тут могло несколько физических законов сработать в комплексе…

Журналистка: А-а-а-а… (берёт учебник) Ты сейчас на этой теме, я поняла… Физика за 9-ый класс?

Художник: Тут базовая информация (кивает на учебник). Матрица. Не всё корректно конечно, но… Я хочу объяснить для себя мысли, которые иногда мне приходят в голову.

Журналистка: Ты о чём?

Художник: Но мне этих школьных учебников не хватает. Мысли туманные, но я всем естеством понимаю, что они очень важные. Идеи… В них скрыта красивая структура и мощь. Я уверен, что величины живые, цифры, движения, направления и превращения... Не знаю, как выразиться точнее…

Журналистка: С творческими людьми всегда так. (отхлёбывает) Хотя, честно говоря, ты немного изменился.

Художник: Например, я вчера подумал, как в сильнонеравновесных условиях проходят ионизационные процессы…

Журналистка: И как?

Художник: Мысль витает, не могу ухватить её за хвост. Но представляешь, как это важно? Надо людям донести. Учёным…

Журналистка: Если всё настолько серьёзно, то напиши всё на бумаге и иди к учёным.

Художник: Я может так и сделаю, поэтому решил вспомнить школьный курс физики и химии. Мне же надо как-то грамотно описать всё.

Журналистка: Ааааа… Понятно. А то я думаю, нафига тебе все эти учебники…

Художник: Просто необъяснимая необходимость…

Журналистка: Ты изменился. Определённо точно… (начинает медленно сближаться с художником)

Художник: Что ты делаешь? (пытается отстраниться)

Журналистка: Давай сделаем это… (пристаёт)

Художник: Зачем? У нас ведь такие прекрасные дружеские отношения (отстраняясь…).

Журналистка: Ты веришь в дружбу между мальчиком и девочкой?

Художник: Да. Разве у нас не так?

Журналистка: Но всё меняется. Чувствуешь? (пытается поцеловать художника)

Художник: Не нужно… (успешно и деликатно отстраняется)

Журналистка: Я тебе не нравлюсь?

Художник: Очень нравишься. И всегда нравилась. Но это особый случай…

Журналистка: Это же просто отношения! Нормальные взрослые отношения…

Художник: Не всё так просто. Между нами дружба…

Журналистка: Какая дружба?.. Ты совсем наивный.

Художник: Да о чём мы вообще говорим!...

Журналистка: Можно, конечно, и сексом заняться и дружбу сохранить… (разочаровывается в вечере) И отношения будут сбалансированы… Но между нами не просто дружба!

Художник: Что ты сказала? (настораживается)

Журналистка: Ты о чём?

Художник: И секс и дружба в сбалансированной среде… Вакуум и плазма…

Журналистка: Ты чего? (настораживается)

Художник: Но если баланс нарушен константой гравитационного поля, то есть… Он не нарушен! Его и не было! Поэтому и гармонии нет. Секс убивает дружбу! Понимаешь? Система неравновесная!

Журналистка: Ооооо…..

Художник: Пространство и материя! Пространство постоянно, но процессы и явления в пространстве постоянно меняются. Силы сбалансированы только на макроуровне. Понимаешь?

Журналистка: Конечно… Что тут непонятного. (собирается уходить) Ты только дурочкА со мной не включай. Хорошо? Кстати, вермут к сегодняшнему… инциденту имеет косвенное отношение. Прошу не опошлять впечатления.

Художник: Ты обиделась? (успокаивается)

Журналистка: Мы сколько знакомы? – Почти десять лет! И я не заслуживаю всего этого цирка…

Художник: Я не хотел тебя обижать.

Журналистка: И ты меня извини, если что. Пока. (уходит)

Художник: Пока.

Художник садится за ноут и что-то печатает.

**

Сцена 5.

Парочка молодых людей в сквере. Юноша и девушка.

Юноша: Хрущёв умер…

Девушка: Да?...

Юноша: Дядька сказал вчера. Он «Би-би-си» слушал…

Девушка: А по телевизору не говорят.

Неловкая пауза.

Девушка: Может не правда, ты как думаешь?

Юноша: Я не знаю. Дядька у меня знаешь какой!

Девушка: Но мы же не будем о Хрущёве говорить, правильно?

Юноша: Конечно. А о чём тогда?

Девушка: О поцелуях. Вот интересно, а как ты целуешься?

Юноша: Обычно…

Девушка: С языком?

Юноша: Ну если бы с женой, то можно и так…

Девушка: Так ты не умеешь целоваться! (улыбается)

Юноша: Почему… Умею конечно.

Девушка: Да ладно, что я дурочка совсем…. А хочешь, я тебя научу?

Юноша: Серьёзно? Прямо тут?

Девушка: Место самое подходящее.

Юноша: Хорошо… (очень стесняется)

Девушка: Закрой глаза и губы расслабь.

Юноша закрывает глаза. Девушка целует юношу.

Девушка: Расслабь губы. Оно само пойдёт.

Целуются ещё раз.

Девушка: Не кусайся. (смеётся)

Юноша: Я понял…

Целуются уже вполне себе достойно и продолжительно.

Девушка: Вот. Теперь умеешь. У тебя очень неплохо получается. Схватываешь всё прямо на лету.

Юноша: Давай ещё разок! (взбодрился весь)

Девушка: Погоди ты, успеешь.

Юноша: Тогда пойдём в кино?

Девушка: Сейчас?

Юноша: У меня два билета есть. На вечер.

Девушка: Здорово! Пойдём. Какое кино?

Юноша: «Опекун», кинокомедия в «Звезде» на восемнадцать сорок.

Девушка: А если бы у меня не получилось, что бы ты с лишним билетиком делал?

Юноша: Ничего. Я бы тоже не пошёл.

Девушка: Врёшь.

Юноша: Я никогда не вру…

Девушка: Ну конечно…

Юноша: Если ты не пойдёшь, то я нарисую пейзаж! В честь тебя… (смущается) Ещё один.

Девушка: Что?

Юноша: Мне нравятся пейзажи.

Девушка: Как неожиданно. И баянист и художник! Давно ты рисуешь? (улыбается)

Юноша: Да!.. То есть – нет. Но вдохновение… Ладно… Что-то я…

Девушка: Продолжай…

Юноша: Ты красивая…

Девушка: Правда? А хотел бы нарисовать меня с натуры? Только честно.

Юноша: Не знаю…

Девушка: У меня фигура подходящая?

Юноша: И лицо очень красивое. Даже больше! Да ты и сама знаешь…

Девушка: Знаю. Но всегда приятно, когда тебе об этом мальчишки говорят.

Юноша: Часто говорят?

Девушка: Постоянно. (улыбается) Каждый день!

Юноша: А я тебе нравлюсь?

Девушка: Нравишься. Вот только…

Юноша: Что?

Девушка: Если серьёзно…

Юноша: Конечно, серьёзно!

Девушка: Ты отлично играешь на баяне, но я выйду замуж за физика. Понимаешь?

Юноша: А я кто?!

Девушка: Я выйду замуж за настоящего физика. Настоящего. Который на службу будет ходить в Академию Наук. Он будет очень умный, добрый и богатый. У нас будет интересная и спокойная жизнь. Дети: мальчик и девочка. Друзья будут из интеллигентных родов: учёные, писатели и актёры. Будем собираться на даче, пить чай и разговаривать…

Юноша: Я пока учусь, но потом…

Девушка: Если ты из физмата, то это ещё ни о чём не говорит…

Юноша: Тогда я стану физиком!

Девушка: Станешь, конечно…

Юноша: И пейзаж тебе подарю. Всё рано! У меня есть. Не веришь? Сейчас покажу!

Девушка: Верю! Верю я!

Юноша: Я буду настоящим физиком! (убегает взволнованным) Ты будешь моей женой!...

Девушка: Эй! А как же «Опекун»?! (улыбается)

Пауза.

Звучат первые аккорды песни Высоцкого «Марш студентов-физиков» https://youtu.be/sZgAnqb4tR8

Девушка удаляется. Под «Марш» появляется… молодой человек. Теперь он выглядит взрослее и увереннее. Это мужчина, физик. Он наблюдает, под Высоцкого, как трансформируется сквер в какой-то кабинет с портретом, а в процессе делиться собственными мыслями.

Физик: Уверен, что в научном познании природы, Бог никогда ничего не даст человеку, в котором живёт ненависть и античеловеческая сущность. Такому человеку никогда не откроется ни одна тайна. Выдающийся ученый не может быть подонком. Жизнь в науке невозможна, если ты всем своим существом не любишь жизнь, людей и этот мир. Да, кто-то с ненавистью может прийти в науку. Он может в университет поступить, стать доктором, но он никогда не сделает ничего выдающегося, что продвинет человечество вперед. Физика созвучна музыке. Невозможно сделать никаких серьезных шагов, открытий, если ты находишься только в мире логики: операция «а» - операция – «б», «в» – это приведёт тебя в тупик. Все достижения и открытия сделаны людьми, которые вырвались из логики, через иррациональное; кто-то там рисует, кто-то музыку сочинял, Энштейн на скрипке играл. Если ты увидишь большие достижения в науке, то увидишь выход в нелогичное. Для меня музыка дала возможность выйти на иной уровень.

Песня Высоцкого резко прерывается важным сообщением: «…и вручить Генеральному секретарю Центрального Комитета КПСС, Председателю Президиума Верховного Совета СССР, Председателю Совета обороны СССР, Маршалу Советского Союза, нашему товарищу и другу Леониду Ильичу Брежневу высшую военную награду - орден Победа…» Физик вызван на беседу в КГБ. Он в кабинете с портретом Брежнева садится напротив комитетчика. Тишина… Комитетчик изучает физика. Пристально.

Комитетчик: Я ваш новый куратор. Вам оказана честь, и это не громкие пафосные слова, представлять Советский Союз…

Физик: Я понимаю.

Комитетчик: Но! Поездка не завизирована. Получен ответ (многозначительно указывает пальцем вверх)…. Вам отказано.

Физик: Почему?

Комитетчик: По причине отсутствия опыта посещения капстран! Такой официальный ответ.

Тишина. Пауза. Физик взрывается смехом.

Физик: Сюрреализм, не иначе. Вы за этим меня вызвали?

Комитетчик: Может и сюрреализм, да вот только опыта посещения капстран у вас на самом деле нету. Ну да ладно! (потирает руки и лыбится) Зачем вызвал… Ваш отказ мы решим положительно. То есть… ну…. Всё будет хорошо…

Физик: Без опыта?

Комитетчик: Шутки в сторону. Понимаете, есть предложение. Не официальное.

Физик: Я весь во внимании.

Комитетчик: Это будет вторая ваша поездка за рубеж. Так?

Физик: Совершенно верно.

Комитетчик: В первый раз вы летали в социалистический Берлин и там хорошо себя зарекомендовали.

Физик: Что это значит, зарекомендовал? Я выступал с научным докладом.

Комитетчик: И правильно себя вели! Это важно. Правильно себя вести.

Физик: Хорошо, что я не стал немецким шпионом?

Комитетчик: Вам бы не позволили. Ну да ладно. Теперь вы летите в Токио, а это уже капстрана со всеми вытекающими, так сказать… Я думаю, что вы всё прекрасно понимаете, и мы сможем поговорить открыто и без… Как правильно слово подобрать… (чешет затылок) Без…

Физик: Я вас понял. Так что за предложение?

Комитетчик: Видеомагнитофон, стереосистема и три пары джинсов. Вот такое, так сказать, задание.

Физик: Шутите?

Комитетчик: А разве смешно?.. (чешет затылок) Особенно учитывая то, что тут, в Союзе, видеомагнитофон можно обменять на автомобиль или квартиру. Новую видеотехнику японцы изобрели для использования в домашних условиях… «Видео хоум систэм» от корпорации «Джи ви си». Слыхали?

Физик: Я должен привезти с собой эту технику, или достаточно раздобыть чертежи?

Комитетчик: Ахаха! И у вас с юмором порядок…. Да… (становиться вдруг серьёзным) Поаккуратнее с юмором, вы ведь не Райкин.

Физик: Вы хотите, чтобы я закупил технику.

Комитетчик: Да. Без официоза, тихо. Деньги мы вам дадим, прикрытие обеспечим. Обсудим хороший процент. Для понимания картины хочу сказать, что не вы один… в деле… так сказать.

Физик: А если я откажусь?

Комитетчик: Да что вы в самом деле разыгрываете из себя? Я же не предлагаю вам Родину продать. Ей богу!...

Физик: Но это какая-то жалкая спекуляция…

Комитетчик: Жалкая? Вы смеётесь?

Физик: Хотя да, тут пахнет особо крупным размером…

Комитетчик: Я очень настоятельно рекомендую вам хорошенько подумать над предложением. Хорошенько, но быстро.

Физик: Я вынужден сообщить о нашем разговоре Николаю Степановичу. (собирается уходить)

Комитетчик резко меняется в лице и расцветает улыбкой.

Комитетчик: Ну вот! Настоящий советский патриот! Никакие квартиры не сломят патриотический дух нашего человека. Задержитесь ещё на пару минут, пожалуйста.

Физик: Я не понял, это очередная проверка на вшивость?..

Комитетчик: Вот и я Степанычу говорю, что зря всё это. Наш человек! Ну, он решил перестраховаться. Вы уж простите, если чем-то обидел вас… Доверяй – но проверяй. А вдруг вы оказались бы податливым гражданином, а? Буржуи они не глупее нашего!

Физик: Странно всё это…

Комитетчик: Служба такая. А враг ведь не дремлет! А сколько граждан, которые за джинсы готовы секреты Родины продать!

Физик: Думаете, что много?

Неловкая пауза.

Комитетчик: Надо понимать, что уже существенно меняются приоритеты научно-технического развития страны, и, следовательно, трансформируется научно-техническая политика, призванная вывести советскую науку и технику на новый уровень! На такой уровень, который позволил бы конкурировать с развитыми западными странами.

Физик: Это больше по части учёных, не так ли?

Комитетчик: Конечно! А по моей части необходимо вам напомнить о непростом сегодняшнем времени. И о том, что вам всегда надо быть начеку за границей.

Физик: Да и тут, на родине, приходится держать ухо востро.

Комитетчик: Приходится и тут, да… Время такое.

Физик: Я понимаю, в каком времени мы живём.

Комитетчик: Шпионы часто пытаются установить контакты на семинарах, конференциях и прочих международных мероприятиях. Кстати могут быть и провокации: вербуемого обвиняют в нарушении какого-либо закона. Например, документы неправильно оформлены, или зашли на запретную территорию.

Физик: Буду иметь ввиду.

Комитетчик: Деньги являются главным мотивом для вербовки.

Физик: Согласен.

Комитетчик: Вы отправляетесь в логово империалистического зверя. А нам нужны глаза и уши в научной среде врага. И советский народ будет рассчитывать на вас…

Неловкая пауза.

Комитетчик: Павлу Степановичу не стоит говорить о японской технике и вообще о нашей беседе.

Физик: Пожалуй, да.

Комитетчик: Тем более, что Пал Степаныч не усомниться в доблестной чекисткой династии Пяткиных…

Физик: Что? А ваше отчество?

Комитетчик: Иванович. С какой целью интересуетесь?

Физик: Да так… Знакомая фамилия. Видимо на кафедре был такой человек. Не важно…

Комитетчик: Так я про Пал Степаныча. Меня он знает, а отца моего ещё лучше. Кому он поверит, по-вашему? Так что… (комитетчик пытается подобрать слова)

Физик: Понятно. Если это всё, то я хотел бы вернуться к своим делам.

Комитетчик: Конечно. Выпишу пропуск только…

**

Сцена 6.

Пустая аудитория в институте. Кафедра физики и аэрокосмических технологий, или что-то вроде того. Художник и учёный.

Художник: Как мальчик из Северного поселка мог догнать тех, кто в совершенстве владел английским?.. Шекспир, Байрон в оригинале, интеллектуалы, и я мальчик, который ничего не читал. Как догонять? Понял, что надо уйти в ту область, что мне ближе на уровне интуиции, ощущений и чувств. Всегда важны образы, которые в голове возникают. Если вы хотите доказать теорему, создать какой-то прибор, пройти эксперимент, должны образ увидеть и его ощутить. Так? Музыкант всегда может сказать: «Вот там оркестр сфальшивил, а там кто-то не так вступил». Так и в физике, да и в любой науке – в любой теории, любом эксперименте можно почувствовать – там фальшь, а там слишком громко, а здесь бормотание с шипами…

Учёный: Это конечно всё очень патетично и замечательно, но у меня к вам конкретно есть много вопросов. Проблема в том, что ваши… ээээм… гипотезы основаны на не совсем корректном миропонимании с точки зрения физики. Поэтому некоторые вещи и вовсе не могут быть состоятельны.

Художник: Я уверен, что это должно работать в реальности. О каком миропонимании вы говорите?

Учёный: Базовом. Вы, например, описываете некоторые интересные свойства плазмы в пространстве. В каком именно?

Художник: В том, что нас окружает.

Учёный: А вакуум?

Художник: Для плазмы в вакууме я привёл коэффициент. Формула универсальная. Нужно продумать что-то вроде таблицы с коэффициентами. Вы поможете?

Учёный: Да, но у вас даже отрицательных чисел нет в расчётах!

Художник: Потому что в природе нет отрицательных величин.

Учёный: Хорошо, но разве пространство универсальное?

Художник: Конечно.

Учёный: А если взять вакуум – это что?

Художник: Разряжённая материя в пространстве, а пространство это реальный нематериальный объект, обладающий протяжённостью, объёмом и вместительностью.

Учёный: Реальность субъективна.

Художник: Это почему же?

Учёный: Например, вот вы говорите, что пространство имеет протяжённость. Так?

Художник: Имеет. И что?

Учёный: А я говорю, что пространство не имеет протяжённости. Протяжённость придумал Вася. У Васи в голове протяжённость.

Художник: Вася описал пространство. Протяжённость была и без Васи.

Учёный: Нет! Пространство просто было. А Вася, в своей голове смоделировал какую-то протяжённость. А самому пространству на это наплевать, что у Васи в голове.

Художник: То есть протяжённости не существует?

Учёный: Нет.

Художник: А пространство существует?

Учёный: Конечно.

Художник: Оно имеет свойства?

Учёный: Стоп! Пространство существует. И Вася существует, который все эти свойства придумал.

Художник: Неграмотная мысль. Вот есть Земля и Луна…

Учёный: И что?

Художник: Между ними есть протяжённость?

Учёный: Между ними расстояние.

Художник: Вы не путайте: протяжённость и расстояние. Расстояние – это выбор Васи. Он выбрал некую часть протяжённости и её померял.

Учёный: Не существует никаких частей.

Художник: Но мы же можем рассматривать не весь объект, а только его часть. Пространство ведь реальный объект. Правильно?

Учёный: Как только речь заходит о каких-нибудь частях, значит их кто-то разделяет. Правильно?

Художник: Это не важно. Реальный объект может состоять из частей. Вернее, от реального объекта всегда можно взять часть.

Учёный: Кто может взять? Вася?

Художник: Не важно. И без Васи эта часть реального объекта существовала.

Учёный: Не существовала часть, а был просто реальный объект. А Вася стал его делить. У себя, при чём, в голове.

Художник: Вот есть ручка, так? (показывает авторучку)

Учёный: Есть.

Художник: Это реальный объект?

Учёный: Реальный.

Художник: А это (откручивает колпачок) является частью ручки?

Учёный: А зачем вы делили? Вот так и Вася взял и поделил целое на части!

Художник: Но это ведь есть часть авторучки? (показывает колпачок) Часть от реального объекта авторучки. Правильно?

Учёный: Нет! Нету никаких частей, а есть целые объекты! И Вася их делит.

Художник: То есть этого колпачка не существует?

Учёный: Да!

Художник: Что да?

Учёный: Нет! Не существует!

Художник: А что это тогда? (показывает колпачок)

Учёный: Это уже другой реальный самостоятельный объект! Кол-па-чок!

Художник: Но колпачок есть часть авторучки!

Учёный: Когда Вася разделил, то да.

Художник: Какой Вася?!

Учёный: А тот, который всё любит делить и всё вокруг наделяет свойствами! Вася – человек! Даже целое человечество! Васи! Всё им надо поделить и запудрить мозги!

Художник: Свойства пространства…

Учёный: Свойства придумал человек, а в пространстве объект реален во всём своём разнообразии. Точка. Я снял видео на эту тему. Смотрели на «ютубе»? Видео называется «Нереальная реальность».

Художник: Нет.

Учёный: Посмотрите. Лекция набрала почти двести тысяч просмотров уже…

Художник: Я хотел поговорить по существу…

Учёный: Так мы и говорим по существу. Сначала необходимо договориться о терминологии, ибо, я смотрю, у нас с вами разные понимания простых вещей.

Художник: И что вам не понятно?

Учёный: Не дерзите мне, я вам в отцы гожусь. Если вы со своим понимаем мироздания, окажетесь в нашем институте и посягнёте на философию физики в частности, то я не ручаюсь…

Художник: Простите, но в моих расчётах я опирался на фундаментальные знания, а не на философические.

Учёный: Я это и понял. Но разве вы не понимаете, в какое время все мы сейчас живём?

Художник: Вы о чём?

Учёный: Сейчас необходима свежая струя. Нет… Не то… Кардинальное решение!... Как вам лучше пояснить… Вы слышали про то, что теория плоской Земли сейчас набрала обороты?

Художник: Слышал. Но ведь это просто бред!

Учёный: Не в этом суть! Есть кардинальное решение! И оно популяризируется в массах.

Художник: Не совсем понимаю значение масс в моём случае. Мне нужны протекции учёного мира.

Учёный: Какие протекции, если ваши описанные физические модели не состоятельны!

Художник: Посмотрите расчёты!

Учёный: Мы с вами никак не можем прийти к консенсусу…

(Короткая пауза)

Художник: Верните мне бумаги.

Учёный: А если я покажу своим коллегам…

Художник: Прошу, верните.

Учёный: Да, конечно. (протягивает бумаги художнику) Что теперь будете предпринимать?

Художник: Теперь не буду терять времени!

Художник уходит, оставляя учёного в раздумьях. Учёный изучает авторучку.

**

Сцена 7.

Откуда-то сверху ревёт певец Газманов о своих мыслях-скакунах - https://youtu.be/jwNKQpS-LQg Вместе с рёвом выкатывается с грохотом физик в альпинистском костюме. Его колошматит и подбрасывает. Но, внезапно, физик замирает в нелепой позе и всё кругом смолкает. Тишина.

Физик: Толя!!! (пауза) Тоооляяя!!! (пауза) Тоооляяя!!! (физик не шевелится) Меня накрыло лавиной!!! Тоооля!!! Ты живой?! (пауза) Трос, Тоооля!

Физик пытается пошевелиться, но ничего не получается. Его накрыла лавина. Физик что-то тихо насвистывает.

Физик: Часто напеваю. Сейчас насвистываю, чтобы с ума не сойти… Настройка происходит. (пауза) Без паники. Можно вспомнить что-нибудь. Отвлечься. (пауза) Когда появились компьютеры огромные в начале 70-х, в них тысячи лампочек, транзисторов и вот когда нужно было искать неисправность, была такая программа, которая сводилась к гармонизации компьютера. Эта программа должна была воспроизвести мелодию Моцарта. Ты ее слушаешь, и если появляется фальшь, то значит какой-то резистор неисправен. (пауза) Тооооляяяя!!! Да не молчи ты! (пауза) Фашизм – царство посредственностей. Когда не к чему апеллировать, вспоминают об исключительности собственной национальности, об избранности того или иного народа. На глубине абсолютной гармонии нет ни иудея ни эллина. (физик пытается шевелиться) Его потому и распяли, пожалуй, от понимания и… Тооооляяяяя!!!! (физик пытается пошевелиться) Что ты молчишь!!! (пауза) В молодости мысль о смерти волновала до боли в мышцах, ночью просыпался в поту – мы же все умрем! Бешено стучало сердце. Как так? С возрастом острота спадает. Это произойдет тогда, когда у меня будет другое отношение к нему, к этому концу. Это будет, но я буду относиться по-другому. Поэтому неважно, что я сейчас об этом думаю. Важно будет то, о чем я буду думать тогда, вблизи этой черты. Потом я понял, что если тебя так волнует смерть, то надо так прожить, чтобы она тебя не волновала. А для себя я понял – чтобы не бояться смерти, чтобы принять это спокойно, надо ничего не делать против совести. Это стало мотивом моей жизни… Дядя…. Он воевал, был ранен тяжело, из головы осколок вытащили, а второй в сердце так и остался. Операцию нельзя было сделать, так и жил всю жизнь с осколком в сердце. После смерти отца я часто жил в деревне и по ночам слышал, как он стонал. Ему было там, как мне сейчас. Он всю ночь стонал, но утром вставал, шел работать. Он много работал. Пчелы, хозяйство, коровы, сад, огород… Когда ему было 85, я приехал поздравить. Он говорит, сейчас выпьем и пойдем на вечарыну, на танцы. Слышишь, что говорю, Толя?!! Вечарына, говорит! А ему 85!… Слышишь?! (пауза) Любил танцевать. И когда он умер, ему было уже 90, он умер с блаженной улыбкой. Утром не проснулся, а на лице осталась блаженная улыбка. Ему открылось что-то, какое-то спокойствие. Я уверен, когда ты приходишь к концу, то испытываешь радость… (пауза) Тоооляяя!!!!

Является некая сущность.

Сущность: Да не ори ты!

Физик: Кто здесь?

Сущность: Ты наполовину в расщелину воткнулся; тут и воздух есть – тебе повезло. Хоть и не пошевелиться…

Физик: А Толя?..

Сущность: Погиб Толя. Его всего перемололо.

Физик: Правда?

Сущность: Правда.

Физик: Голос твой знакомый… (пытается оглядеться, но ничего не получается)

Сущность: Узнал? (похлопывает физика)

Физик: Отец?!

Сущность молчит.

Физик: Не может быть! Ты же… Как же я скучаю… Не может быть….

Сущность: Прости меня.

Физик: За что?

Сущность: Что не был с тобою. Что ты вырос без меня.

Физик: Перестань, ты их спас… Обоих. С одной девчонкой, с Олей, я потом чуть роман не закрутил даже, после института… Ох… Это так давно было. А ты теперь тут говоришь со мной. Чудо… Не может быть.

Сущность: Правильно, не может быть… Не расслабляй сознание!

Физик: Что? Михаил Матвеевич! Точно! Это же вы! Не узнал сразу. Мне не видно тут ничего… Как вас сюда-то занесло?!

Сущность: Ну как… Душа позвала. Альпинизм – это наркотик.

Физик: Это да! А помните, как вы меня в музыкальную студию отвели? Помните? Я так вам за это благодарен…

Сущность: Ты путаешь, я тебя никуда не отводил…

Физик: Да ладно, Михаил Матвеич! Вы же меня отвели! Я стал музыкой заниматься… Или… (пытается безуспешно осмотреться) Это…. Рэм Иванович, вы?! Это вы, Рэм Иванович?

Сущность: Холодно… холодно….

Физик: Да, холодно… А голос-то ваш! Я его никогда не забуду! Да и вас…

Сущность: Это почему же?..

Физик: Ну как! Помните, как вы с партией за меня начали бодаться?!.... Толя, познакомься – Рэм Иванович!

Сущность: Когда?... С какой партией?...

Физик: Новосибирск… Вспоминайте, Рэм Иванович… Я влюбился в Соню, а с женой уже тогда давно не клеилось. Разводиться надумал…. А тёща по партийной линии на меня давить начала… Ну же, помните?... Она бегала в кабинеты к начальникам и говорила, что, мол, брак распадается и это не по-советски. Разве не помните?.. (пауза) А вы на партсобрании за меня заступились… А потом ещё и в свой институт пригласили работать….

Пауза.

Сущность: Вот честно… Не помню…

Пауза.

Физик: Кто здесь?... Толя, ты слышишь голоса?...

Сущность трансформируется в Гагарина.

Гагарин: Сдаёшься?

Физик: Сдаюсь…

Гагарин: Майор Гагарин! А ну не спать! (трясёт физика) Не спать, не сдаваться! Сейчас тебя откопают. Трос-то целый. Найдут и откопают.

Физик: Трос целый… Откопают….

Гагарин: Не спи. На войне не такое люди переживали!

Физик: Ага…

Гагарин: Давай теперь ты расскажи что-нибудь.

Физик: Я?... Что вы здесь делаете?

Гагарин: Есть тут дело у меня одно…

Физик: Толя погиб?

Гагарин: Погиб. А тебе скажу так – никаких автобусов в Донбассе! Это крайне важно. Понял?

Физик: Да…

Гагарин: Хочешь, расскажу, как слетал?

Пауза.

Гагарин: Не спи!

Физик: Хочу…

Гагарин: Спать? Спать хочешь? А ну-ка!

Физик: Хочу послушать, как слетал…

Гагарин: Аааа… Это другое дело. Ну, слушай. Хоть это и было тридцать лет назад, но как сейчас помню. Поехали, отрыв, полёт нормальный и всё такое… Я на околоземке. Тихо, прям, как здесь сейчас. В иллюминатор отчетливо были видны островки на Земле и освещенные солнцем лесистые берега. Я смотрел то в небо, то на Землю. Четко различались горные хребты, крупные озера. Видны были даже поля. Самым красивым зрелищем был горизонт — окрашенная всеми цветами радуги полоса, разделяющая Землю в свете солнечных лучей от черного неба. Это не описать словами! Была заметна выпуклость, округлость Земли. Казалось, что вся она опоясана ореолом нежно-голубого цвета, который через бирюзовый, синий и фиолетовый переходит к иссиня-черному...

Физик: Ради этого стоит жить…

Гагарин: А как же!

Физик: Кто вас встречал?... (пытается пошевелиться)

Гагарин: Дыши… Дыши…. Терпение, мой друг. На Земле?

Физик: Да. После приземления.

Гагарин: А встречали меня простые люди. Первые земляне, женщина и девочка. Они боялись подойти ко мне поближе. Это были Анна Акимовна Тахтарова и ее внучка Рита.

Физик: Внучка…

Гагарин: Да, внучка Рита. Потом с полевого стана подбежали механизаторы, мы обнялись, расцеловались…

Звук какой-то.

Физик: Я слышу…

Гагарин: Тихо! (пауза) Тихо! (Гагарин прислушивается) Это за тобой! (радостно хлопает физика)

Физик: Ребяяяятааа….

Слышны приглушённые голоса. Пробивается свет. Где-то кричат: «Живой?! Подай звук!»

Физик: Ребяяятаааа!!!!

Физик постепенно «оживает», начинает шевелить конечностями и отряхивается. Потом встаёт и начинает переодеваться в деловой костюм.

Гагарин: Давай помогу…

Гагарин помогает одеться. Физик выглядит замечательно. Где-то кричат: «Живой?! Подай звук!»

Физик: Я тут, ребяяяята!!! (к Гагарину) Как я выгляжу?

Гагарин: Во! (палец вверх)

Физик: Меня откопали, а Толика нет.

Гагарин: Отличный мужик…

Физик: Полтора года в деканате института экспериментальной физики. Потом два года преподавания в Штатах по контракту. Альпинизм не бросил, конечно…

Гагарин передаёт физику букет цветов.

Физик: А это ещё что? (на цветы намекает)

Гагарин: Ты бери, бери! Пригодятся…

Физик: Да?.. (к Гагарину) Спасибо, шикарный букет. А науке альпинизм никак не мешает. Всё складывалось замечательно. Интересные научные проекты; хорошая оплата… Но не срослось как-то за океаном. Может из-за людей, из-за фальши в них…

Гагарин: Разрешите идти!

Гагарин отдал честь и растворился.

Физик: Жизнь продолжается! (помахал Гагарину напоследок) А я чётко понял, что жить в америках или европах не смогу. Мои ученики останутся, а я вернусь и построю дом. И ещё… Обязательно разыщу свою первую любовь. (улыбается) Тогда я сбежал. Научился целоваться и сбежал.… А теперь я настоящий физик. Монографии, десятки патентов, сотни научных работ.… Но даже не в этом дело! Первая любовь… Это она меня толкнула в этот научный волшебный мир!...

Физик преобразился в академика. Стоит в зимней куртке и улыбается. Он выглядит замечательно, в руках букет цветов, прямоугольный свёрток и коробка конфет. Где-то кричат: «Живой! Ты смотри! Живой!!!»

**

Сцена 8.

Женщина открывает дверь и академик в пуховике, с цветами, свёртком и конфетами, заходит в дом. Дарит букет и свёрток женщине. Ей за пятьдесят, как и академику, но она выглядит неважно. Обабилась, говорят о таких. Академик несколько смущён, видимо не ожидал, что его первая любовь будет выглядеть так…

Женщина: Здравствуйте. Кто? Да, это я. Кто? Ой… Ой!... Я бы сама тебя не узнала. Ей богу! Проходи, конечно. Ой, а зачем цветы… Не надо было. Ещё и конфеты. Раздевайся, снимай куртку. Проходи на кухню. А я цветы в вазу… Ой, а это ещё что? Картина? Спасибо. Пейзаж? Ты проходи!.. Проходи, я сейчас, цветы поставлю только, и картину твою…

Кухня. В верхнем углу подвешен маленький телевизор. Академик за столом. По телевизору: «…напомним, что в среду, 12 января 2000 года, в московском "Президент-отеле" состоялось заседание инициативной группы по выдвижению Владимира Путина кандидатом на пост президента Российской Федерации. В нее вошли глава Татарстана Минтимер Шаймиев, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Сергей Миронов, ректоры Горного института и Санкт-Петербургского государственного университета Владимир Литвиненко и Людмила Вербицкая, руководитель налоговой полиции Виктор Зубков…» В кухню заходит женщина, с пульта выключает телевизор.

Женщина: Я голубцы поставила тушить, а тут ты…. Сюрприз, конечно, я же понимаю… Так они уже пускай тушатся голубцы-то, а мы чай будем с конфетами. Или может выпить что-нибудь надо? Нет? Ну и правильно. Я тоже совсем не пью. Мой пьёт, конечно, и гуляет. Свинья. Сейчас чайник поставлю. У меня чай «лисма» с лимоном, чёрный. Тебе сколько сахару? Молодец. А я люблю, чтобы подслащено было. И цветы поливаю подслащенной водой. Пусть глюкоза им будет тоже. А вот цветок видишь, переставила его на другое окошко, а там солнце. И он сгорел, листья пятнами пожелтели. Тут стоял себе, такой красавчик, блестели листья… А туда отнесла и всё теперь. Он, бедненький, пропадает. Как и я. Хорошо ещё, что работаю. Вот если бы дома сидела, не работала, то всё – тоска заела бы. А так – шевелюсь ещё. Закипел чайник. Сейчас… Тебе чашку побольше? Поменьше? А конфеты какие! Мммм… Дорогие? Мне много нельзя. Одну съем. Зеркало? Какое зеркало? Ах это, над мойкой… Я специально тут прикрепила зеркальце, чтобы телевизор отражался. Вот я мою посуду, и Малахова в отражении смотрю, и поворачиваться не надо. Очень удобно! Телевизор в рассрочку взяла. Сейчас всё можно в рассрочку взять. А смотрю не только Малахова, конечно, но и «здоровье»… с этой… как её…. ну…. Господи! На языке крутится…. Ну ты понял… Не смотришь? Да что ты – здоровье это главное! Поэтому я салат себе делаю. Каждое утро ем салат: свекла, капуста, всё свежее, лука немного, репчатого, морковки немного. Такой вот салат каждое утро стараюсь есть. Всё бы и хорошо, но подруга моя умерла на той неделе. Я очень переживала и плакала. Такие люди умирают, а всякая падаль спокойно ходит по земле и ничего его не берёт. Скотина такая… Дети? Да! Дочка раз в неделю заходит. Вот вчера батон свежий принесла, яблок, сахару. Она у меня молодец, хотя и живут трудно: ни денег, ни работы. Зять дома сидит, на заводе сократили пятьсот человек. Где это видано, такой завод и на тебе! Дочка пока вот на хлебозаводе работает, на её зарплату и живут. Мне пенсии одной не хватает, а как они втроём на копеечную зарплату сидят – ума не приложу. Зять… Ни дать не взять… Иди своруй что-нибудь! Не сиди! Время сейчас вон какое! Всё разворовывают и наживаются, как соседи снизу. Стучат и стучат день и ночь. Делают потолки хрустальные или зеркальные… На моём полу получается, а у них на потолке будут эти зеркала. Делать им больше нечего? Потолки из хрусталя! Разве это нормальные люди?!.. И долбят и долбят день и ночь… Люди в дом – а эта, падла, всё из дома пропил! Скорее бы отравился спиртом этим, так мне хоть квартира останется. Все лучшие годы на него… Что?... Какую квартиру, зачем?... (пауза: на глаза женщины наворачиваются слёзы) Родной ты мой, ты мне купишь квартиру?... Зачем?... Чтобы я ему смерти не желала?... Алкашу этому… (плачет) Не надо…. Родненький ты мой, не надо ничего покупать… Это ты меня прости, бабу дурную… Наплела тебе… Не надо… И однокомнатную не надо, никакую не надо, миленький ты мой… Не буду… (плачет) Не обращай внимания на меня, дуру… Не буду больше смерти желать…

Женщина плачет, академик очень смущён. Может даже и жалеет, что разговор о покупке квартиры завёл, хотя желание было искреннее.

Женщина: Ой! Голубцы уже может и готовы… (успокаивается, проверяет голубцы) Ещё немного и будут готовы… (пауза, женщина успокоилась) Что, жалеешь, что меня разыскал? (вытирается)

**

Сцена 9.

Художник целуется с журналисткой в художественной мастерской.

Журналистка (отстраняясь): Что это за запах?

Художник: Какой?

Журналистка: Не чувствуешь?

Художник: Нет… (принюхивается)

Журналистка: Едой какой-то пахнет… Несвежей…

Художник: А! Это я голубцы грел на обед. Купил в кулинарии.

Журналистка: Ну понятно… Не покупай ничего никогда в кулинарии.

Художник: Да? А кто мне готовить будет? Ты?

Журналистка: Вопрос в другом – в кулинарии ничего нормального не бывает. Всё делается из просроченных продуктов.

Художник: Это ладно. Не уходи от ответа – кто мне готовить будет?

Журналистка: Ты о чём?

Художник: Я о любви.

Журналистка: Любовь?..

Художник: Да… Любовь… Я прочитал в одной книге замечательные слова о любви. Это то, что ни с чем не спутаешь. Никаких сомнений. Настоящая любовь – это полное, стопроцентное попадание прямо в сердце. Основательно и чётко. А потом вдруг мягко накрывает уверенность в том, что вот он, этот человек, с которым можно умереть в один день. У тебя так?

Журналистка: Я так долго ждала, пока ты не подойдешь первый…

Художник: Я бы не подошёл первым… Я же джентльмен.

Журналистка: Ты тормоз, а не джентльмен…

Художник: Это ещё почему?

Журналистка: Ладно, поиграем в интервью. Нужно статью сдавать.

Художник: Поиграем…

Журналистка: Итак, расскажи, как ты стал художником? Только серьёзно.

Художник: Я думал, ты про Трампа меня спросишь…

Журналистка: При чём тут Трамп?

Художник: Он в тренде.

Журналистка: Давай серьёзно.

Художник: Можно и серьёзно, конечно. Дело в том, что я начал рисовать своё, после того, как разочаровался в чужом… Столько рецензий начитался, а потом давай изучать художников и… Реально ожидал большего, после мощных рецензий и возгласов…

Журналистка: Ты что! Я же пошутила…

Художник: А я нет….

Журналистка: Ты такой тормоз…. Поцелуй меня…

Целуются и тихо пятятся к стене с картинами. Художник локтем задевает стенд, и картины падают на пол.

Журналистка: Кошмар какой! (пытается поднять некоторые холсты и сложить)

Художник: Ничего страшного. Всё в целости и сохранности…

Художник и журналистка складывают картины.

Художник: Подожди… подожди… (изучает картины)

Журналистка: Опять?

Художник: А подай-ка вон ту… (показывает на картину за журналисткой)

Журналистка подаёт картину. Художник ставит её рядом с другим холстом.

Художник: Видишь? (показывает на картины)

Журналистка: Что я должна увидеть?

Художник: Подожди-ка…

Художник разбрасывает свои работы по мастерской и начинает их в определённом порядке выстраивать у стены. Некоторые картины меняет, некоторые переставляет с ног на голову.

Журналистка: Что ты делаешь?

Художник: Теперь видишь?

Картины вместе составляют некую большую законченную композицию. Даже некий символ просматривается, похоже на парящую чайку.

Журналистка: Вижу… Чайка какая-то… Как это?...

Художник: Мне срочно нужно идти? (спешно собирается)

Журналистка: Куда идти?

Художник: Теперь я знаю! Нужно вызвать такси…

**

Сцена 10.

Квартира академика. Басков, Киркоров и Пугачёва поют новогодние песни по телевизору. Академик и комитетчик пьют чай. Академик пультом переключает каналы. Теперь Порошенко выступает - https://youtu.be/tzPJWjP1VR0 Академик выключает телевизор.

Академик: Старый знакомый приятель у меня вчера спрашивал о том, что может быть дальше, после смерти. Вечные темы. А ведь я не знаю, я всего лишь физик. Одно скажу: мне хотелось бы радоваться в свой последний момент. И так бывает, это точно, не со всеми, но всё же… Откуда она, эта радость перед концом, перед смертью? У тебя нет зубов, для тебя радости мужские минули, еда безразлична. Что тебе может дать радость? Образ моего дяди всегда передо мной. Почему он уходил из жизни с улыбкой? Значит – радость от добра, которое он делал при жизни. Другой причины для радости я не вижу. А когда на совести потрепанная ветошка, когда подличал, предавал, убивал, то в момент ухода что? Ужас! Это и есть ад. Адская боль совести. А рай – блаженная улыбка, как у моего дяди. Улыбка, которая открывает дверь в вечность. И последнее, что тебя связывает с жизнью в этот момент – вспышки в мозгу… У тебя нет никаких других ощущений, тебе не нужна женщина, еда и прочее; у тебя чувствительность пальцев ничтожна. Мозг заканчивает свою активность и если человеческая суть наполнена ощущением добра, света, то движешься в сторону рая. Это если на языке религии говорить. А если жизнь прожил и в мозгу кровь, ненависть, жестокость, то оно дает тебе такие ощущения, такие неописуемые муки! Эти последние ощущения и есть ад. Блез Паскаль заметил: «Истина познается не только разумом, но и сердцем. Именно сердцем мы познаем начальные понятия… Знание первоначал – пространства, времени, движения, числа – столь же твердо, как любое из тех, что даются нам рассудком; на эти-то знания, добытые сердцем и инстинктом, и должен опираться разум и основывать на них все свои рассуждения».

Комитетчик: Как фамилия?

Академик: Паскаль…

Комитетчик: Уф…. (потирает голову) Понятно…. (его всё очень раздражает, но он пытается сдерживаться) А я в школе как думал: вот самые главные дядьки в стране – они самые умные, скорее всего. Руководить страной, это значит надо знать всё. Они и алгебру знают и закон Ома, и в какие соединения сероводород не вступает, и дату точную скажут, когда была Бородинская битва и про тычинки и пестики всё чётко обрисуют… Я так думал. Эти дядьки самые культурные и порядочные. Святые, короче говоря, и мудрые. Вот какие были представления! Управлять страной – недосягаемый уровень. И подсознательно я всегда хотел стать на этот уровень. Получить власть. Я не собирался быть святым; власти хотелось. На самом деле оказалось, что в этих великих делах много ума не надо. Главное – произносить речи на публике. Абстрактные и путанные, но чтобы красиво. Мы все, короче говоря, умрём, в борьбе за «это»! Точнее - ВЫ все… умрёте…. А за что за «это» - не знает никто, как шутил классик. Оно шутки шутками, а на самом деле, никто не задумывался по этому поводу. А всё просто – это цель. Людской массе нужна цель. И они всем стадом к этой цели всю свою убогую жизнь идут. На Берлин, на БАМ, перестройка, догоним и перегоним… Сейчас, правда, бардак с этим. Чёткой цели нет, и это опасно. Но ничего, стражей порядка побольше наплодить и всё – любое подозрительное шевеление – и дубинкой по рёбрам. Вот и порядок. А чтобы стражам порядка самим по рёбрам не досталось, нужно кое-что вовремя предпринять. Никто ведь не задумывался, почему развивается теннис, хоккей, футбол, гандбол и всё в таком роде… Фехтование, гребля… У нас же очень спортивная страна, вот только бокс, каратэ, самбо и всё такое ну никак не приветствуется на государственном уровне. А потому что если быдло научить драться, то как же потом их на митингах гонять… Такая вот тонкость политики партии. Власть нужно держать, и это по мне. А начинал я карьеру с низов, был сначала на побегушках – не всё сразу – но я быстро учился и набирался житейского опыта. Были хорошие времена. Весь мир нас боялся, а финансирование было такое, что даже отдел по летающим тарелочкам и снежным человекам процветал и пах. А какие командировки придумывали! И не куда-нибудь – а в капстрану. А там кулаком по столу – хрясь! – и затрУсились буржуи, деньги перечисляют и памятные подарки, как водится, несут. Это сейчас уже не то… Теперь мы у них денежку клянчим и исполняем всё, что они скажут… Но суть осталась. Есть два мира, всего два! И эти миры не пересекаются никогда. В одном мире у людей есть всё, а в другом мире ничего ни у кого нету. Только иллюзии. Весь народец находятся в системе по самые гланды. А кому не нравится – в лес! Там свобода.

Академик: Там тоже система настигнет…

(короткая пауза)

Комитетчик: Прошлой зимой, ровно год назад, было забавно: в моём «крузаке» приключилось что-то с элЕктрикой. А жена, под Новый Год, на своей машине в Польше, как всегда. Короче, я на неделю остался без колёс и на службу сначала пару дней ездил на такси. А потом что-то подумал – я уже сколько лет на метро не ездил… Лет двадцать точно! Подожди… Это батя мой на пенсию пошёл, мы тихонечко фирму открыли, Союз как раз тогда развалился и я про городской транспорт забыл… Сколько?... Двадцать четыре года! Как время летит… Ладно. Ну, значит, решил я себе устроить маленькое путешествие на службу, пока «крузак» ковыряют. Пару дней, чего уж… Метро… И вот я попадаю в другой мир! Серость, сырость и вонь. Все, как зомби... Тётки толстые, мужики с грязными ногтями, подростки с пивасом и девки раскрашенные, как шлюхи дешёвые… И море чёрных нерусских и ещё чёрт знает кого. Старых людей много, кстати, я уже отвык от них совсем. В том смысле, что они там выглядят, как старые! У нас на службе есть пожилые… ветераны. Но они такие гармонично вписываются в жизнь и одеты прилично и пахнут дорого. А эти люди в метро – старые. Тут тонкость надо почувствовать… Короче, ожившие статистические данные! (смеётся) Вот эти все люди на самом деле просто статистика. Плюс-минус на квадратный километр. И прямо веет нищетой какой-то… Совсем другой мир. И да ну его нахрен этот мир! Страшно даже!.. И все думают, что жизнь она такая. Серая, вонючая и в кредит… Нет! Никто даже не представляет, какая жизнь на самом деле! Это даже в смелом художественном кино не покажут про олигархов. Там только тупые стереотипы… (короткая пауза) На минуточку… Представь на одну минуточку…. Нужно полностью отвлечься и реально представить, что у тебя всё есть. У твоих родных и знакомых всё есть. Нужно представить, что ты не ограничен ни географически, ни материально… Кстати про деньги! Эти бумажки для удобства отношений между рабами, там, в низах, короче говоря. Деньги бумажные, права, конституции, суды и штрафы – это всё специально для низов. Это правда! А элита просто имеет всё, что желает, минуя примитивные операции с бумажными деньгами. У меня есть приятели, так они очень редко держат в руках деньги. Права имеют неограниченные, даже с моральной точки зрения. Для них в жизни всё что угодно просто предоставлено. Причём всё исключительное, особенного качества и в любых количествах. Тут совсем другое мышление у людей и жизненные ориентиры. Наворовали! – орут несчастные – Коррупция! В верхах такое понятие, как воровство – не корректно! Там просто всё распределено. Понятно? У кого они украли? У простого народа? А с чего это народ взял, что это всё для них? Виллы, дворцы, поля для гольфа, виноградники, площадки для вертолётов… Это всё для водителей автобусов?... Дом за триста миллионов евро на побережье с собственным молом… Это для фрезеровщиков?!... Наворовали! – вопит стадо.... Идиоты! - всё и так ихнее, не у кого воровать! Ферштэйн?... Этот дом был просто взят, по надобности. Вот это и есть достойная жизнь. Разумеется, никто никогда не откажется уже от такого существования. Это невозможно! (короткая пауза) Например, выборы. Какими нужно быть идиотами, чтобы думать, что люди у власти, по желанию вонючей статистической массы, откажутся от своей комфортной жизни, устоев и привычек! Откажутся от той сложившейся идеальной системы, на которую ушли годы, и которая замечательно работает! Пять, десять, пятнадцать лет люди живут ни в чём себе не отказывая и имеют солидную подстраховку на любой случай… Грамотно подобрано окружение, отлажена грандиозная система защиты от всякого убожества…. И вдруг – бабах! – выборы! Ну, надо же, какая печаль! Сейчас быдло почеркает бумажки и на смену придёт сопливый оппозиционер или ещё хрен знает кто! Конечно!... А элита спустится в метро. Но мы никогда не спустимся…

Академик: Прослушайте (перебивает), простите что перебиваю, но мне просто любопытно: какое вы лично имеете отношение к элите? Какая ВЫ элита? Я хорошо знал вашего отца. Вас определённо занесло…

Комитетчик: Меня-то как раз и нет (сверлит взглядом академика). А вас заносит частенько на Донбасс. Примелькались прямо. Позывной «Академик». Знаете, сегодняшняя нелёгкая ситуация…

Академик: Там отработка от шахт, горы шлаков, которые можно перерабатывать…

Комитетчик: Да да да!… Только не надо МНЕ рассказывать про вот это всё! Нано технологии и прочее… Катайтесь вы куда хотите, мне на ваши графитовые трубочки глубоко наплевать, я в этом не разбираюсь.

Академик: Это нормально, не волнуйтесь.

Комитетчик: Это вам волноваться нужно.

Академик: Правда?

Комитетчик: Так точно. Сарказм это хорошо, но я не за этим пришёл.

Академик: Кстати, да. Я, признаться, (непринуждённо) так и не понял цель вашего визита ко мне.

Комитетчик: Я могу объяснить. Доходчивыми словами.

Академик: Уж будьте любезны. Вы столько времени у меня отняли…

Комитетчик: Дело в том, что вы слишком хорошо устроились, дорогой профессор.

Академик: Не жалуюсь…

Комитетчик: Всё у вас поставлено на широкую ногу: проекты, гранты, публикации, преподавание, два автомобиля, жёны, дети, курорты, счета и всё такое прочее…

Академик: Три.

Комитетчик: Что?

Академик: Три автомобиля.

Комитетчик: Ну, понятно, что всё заработано наукой. А откуда идеи-то? Украдено ведь у государства!

Академик: От бога идеи, из головы. Особенно когда влюблён; когда просто с родными людьми замечательно время проведёшь; когда солнце светит, когда босиком по траве; – столько идей приходит. Кому я рассказываю…

Комитетчик: Ну конечно… Ладно. Влюблённость это хорошо. А жён сколько, тоже три? И где ваши домочадцы, кстати? Хотелось бы познакомиться…

Академик: Давайте-ка ближе к теме вашего визита.

Комитетчик: Можно и ближе. (короткая пауза) Знаете, как грустно когда-нибудь всего нажитого непосильным научным трудом лишиться?...

Академик: Не знаю.

Комитетчик: Что вы говорите? А ведь это ни дай бог!

Академик: Ты мне угрожаешь?

Пауза. Изучают друг друга.

Комитетчик: Ну, вот мы и на «ты». Ладно. Я всего лишь предлагаю сотрудничество. Ты хорош в своей области, а мы в своей – мы опекаем, за оговоренный заранее гонорар, таких замечательных людей, как ты, и днём и ночью следим, чтобы с ними ничего не приключилось.

Пауза. Изучают друг друга.

Академик: Запугать, раздавить, растерзать, урвать и присвоить… Королёв, Вавилов, Туполев… а сколько расстреляли! И вы и ваши методы, я смотрю, не меняетесь.

Комитетчик: Королёв и Вавилов?! С кем ты себя сравниваешь?!

Академик: Не себя, я вашу братию сравниваю! Пошёл вон из моего дома!

Академик вышвыривает за дверь опешившего комитетчика.

**

Сцена 11.

Конференц-зал. Снуют люди: что-то монтируют, что-то переносят, устанавливают, отлаживают…. Все к чему-то готовятся. Большой экран, где фоном идёт видео с физиком Сергеем Жданком - https://youtu.be/6op1GvnxuKw Есть ответственный руководитель всего этого процесса.

Руководитель: Первый ряд оставить, конечно… И провода спрячьте лучше, а то зацепит кто-нибудь… Микрофон по блю-тузу никак не пойдёт, давайте проводной… Два баллона с водой по углам, и проверьте стаканчики… Нет, завтра поздно, завтра уже конференция!… Так что везём сегодня… Мне не нужны накладки… Дайте мониторные колонки… Мониторы дайте!.. Лёня, дай мониторы и выключи пока звук на экране!... (звук на экране стихает; сверху слышится Лёня: «Раз! Раз! Лёня дал мониторы! Раз! Два! Восемнадцать!») Чуть тише, Лёнь!.. Алло! (говорит по телефону) Да! Всё, как и договаривались. Да! Я понял. Выгуляйте с Ирой гостя по Гомелю, тут ему пока точно нечего делать… Академик звонил час назад, они уже к границе подъезжают…. Не доступен?.. И Слава?... Не знаю… Хорошо. На связи, пока! (прячет мобильник) Это проводные микрофоны?.. Отлично!.. Подключай… Работают?... (идёт на трибуну и говорит в микрофоны) Раз! Два! Восемнадцать! Алло! (говорит в телефон) Кто?... Да… Ваня, что там ещё?.. Да… Кто?... Как?... Что ты сказал?.. Алло! Ваня! (пауза, слушает телефон) Автобус?! Кто?! (пауза, слушает телефон) Что ты сказал! Что?! Опознание?! Ты что несёшь, Ваня!!! (пауза, слушает телефон)

Пауза. Всё замерло.

Руководитель прячет телефон.

Пауза. Тишина.

Руководитель: Наш автобус обстрелян… Даже до границы не доехали… Выживших нет…

Конференц-зал растворяется. Все исчезают. Трибуна превращается в такси, а руководитель оборачивается водителем такси. В машину садится художник.

Таксист: Ленина семь ты сказал? Нет вопросов. Поехали. Час назад туда пассажира отвозил. Такая солидная деловая женщина. Конференция? По какому поводу, по санкциям, нет?.. А это что? Что-то вроде нано технологий? Это, конечно, здорово. Мы люди маленькие, в этом не понимаем. Ты студент, или лаборант какой? Ну всё равно, видно, что человек не глупый. Я людей насквозь вижу – профессия такая. А технология – это наше всё. Тут даже просто если взять двигатель внутреннего сгорания в этой машине – это же додуматься надо! Всё надо рассчитать: клапаны, давление, впуск, выпуск. Не нано технологии, но голову надо иметь, чтобы даже такое придумать. Прогресс – вот чем надо жить. Правильно? Вот ваше поколение… ты уж извини… вот оно чем живёт? А я тебе скажу – компьютерами! Головой думать сегодня никто не хочет. Моя дочь, например, как его… блогерша! Всякую ерунду на айфон снимает и в интернете продаёт. И получается! Ей люди на карточку сами деньги переводят – вот что интересно! Это как – можно и не работать, получается? Ну уж нет. А кто все эти дома строить будет? Посмотри, как город разросся! Красота! Столько новых высоток… А жить некому. Ну правильно, где же столько денег на квартиру простому человеку взять… А по трассе какие коттеджи – один другого краше! По три-четыре этажа и гаражи на несколько машин. Вот эти люди где деньги берут? Я не могу понять. Ну ведь невозможно столько заработать! Крадут?... А ведь у некоторых есть столько денег, что просто и потратить такое невозможно. Зачем столько? Откуда столько?... Не понимаю… Кредиты?... Ну не знаю. Простой человек наберёт кредитов и до самой смерти выплачивает, света белого не видит. Как мой шурин. Мне такая жизнь не нужна. С одной стороны посмотришь на него – вроде всё есть. А с другой – работает на двух работах без отпуска и выходных. А домой идти – нужно в дверь бочком аккуратнее проходить. Почему? Да потому что рога знаешь какие ветвистые! А что ты думал! Если ты с бабой редко спишь, то обязательно найдётся тот, кто будет с ней спать почаще. А он бегает, как сумасшедший, кредиты надо погашать. Самое главное – про рога знает! И хоть бы что. Вот ты скажи, как так?... Я не понимаю… Ты сам женат, нет? Ну правильно. Это всегда успеется. Сначала на ноги надо стать. Хотя тут попробуй стань…. Вот страна, ей богу… Сколько, например, такси открылось, а всё равно бардак и между собой не могут договориться. Поэтому – хлоп! – появляется онлайн-такси и всё перебивает, а цены режут. Вот и крутись как хочешь… Поедем по Академической, тут разрыли, одна полоса только… У нас ещё тихо, не то, что у соседей. Ужас! Вчера подвозил одного мужика. Рассказывал, как ездил отдыхать на Украину и вечером гулял по городу… Не помню, он говорил, что за город, но вылетело из головы… Так гулял по городу, поддал немного… и встретил бендеровцев. Правый сектор, или как их там… Активистов, короче говоря. Они ему – Крым чей? Он, говорит, типа я из Белоруссии, в политике не разбираюсь и всё такое. Получил по рёбрам хорошенько, само собой. Потом его поволокли в полицию и чуть мужик не сел за сепаратизм. Вот как можно отдохнуть!... А у нас, слава богу, тихо. Правильно?... Я вообще стараюсь в политику не лезть, не моего ума и уровня это дело. У меня есть своё занятие – и я тут профессионал за рулём. Тридцать пять лет в такси. Каждый человек должен заниматься своим делом! А ещё скромность нужно иметь, я считаю. Не надо пытаться весь мир заграбастать. Много ведь не надо, на самом деле. Я вот иногда рассуждаю: сколько бы я хотел зарабатывать? Допустим в смену. Сразу в голову приходит – тысячу баксов! По штуке в день! Ахахаха! Потом реально думаю – стоп! Появиться зависимость от денег. Да и просто оборзеть можно. Правильно? Потребности вырастут, а оно мне надо?... Нет! Да и не реально. Вот самое то – пятьдесят долларов за смену чистыми. Честное слово, не больше! Полтинник баксов в день – и я был бы счастлив! Я прав? (пауза) Вот и приехали, вам в правую дверь, над которой баннер с парящей чайкой… Наличные?... Девять рублей. Спасибо. А человеку много не надо для счастья. Полтинник и никуда не высовываться… Правильно я говорю?...

Художник: Нет, не правильно.

 

Занавес.



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 1

Имя — был минут назад
Гнилыe Бурaтино — 27 (срет в гесту)

Бомжи — 4

Неделя автора - Александр Колесник

Гельминтус гипоталамус
Мужчины (проповедь одного чудака с Майдана)
Писатель из Парижа

День автора - Aлиса Cтаканская

Маленький принцип
Философский самолёт
Крылья
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.025122 секунд