Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Zaalbabuzeb

А что сейчас? (для печати )

Все персонажи выдуманы, совпадения случайны

 

1

 

Семён Петрович Гогичев докурил на кухне, протянул руку с окурком к форточке и бросил бычок между рам. Мужчина ценил железный порядок и никогда не выкидывал окурки на улицу.

Он почесался через трико и зашаркал в зал, где упал на диван и нажал на кнопку пульта. Из динамиков телевизора полилась тоскливая музыка, навевающая мысли о суициде.

Седоусый ведущий сказал с подвыванием:

– Сегодня скончалась народная артистка СССР… Галина Динцова.

Семён Петрович траурно проскрипел:

– Жаль… Жаль…

– А где она снималась? – спросила супруга.

Она выбрела из спальни в ночнушке и сланцах, прижимая к груди книгу «Православные гадания».

Семён Петрович воскликнул:

– Ну как же!.. Да много где снималась!

Супруга смотрела на него выжидающе. Глаза Семёна Петровича забегали.

– Слава к Галине Динцовой пришла после фильма «Девчата с нашей лесопилки», – подсказал усатый ведущий. – А после фильма «Одесский балаганчик» она стала кумиром всего русского народа.

– Вот видишь, – Семён Петрович назидательно поднял палец. – Такой человек ушёл!

– Жаль… – согласилась супруга. – Жаль…

На другом канале шёл повтор «Голубого огонька». Зал кишел стариками и старухами: с морщинистых лбов и щёк осыпался грим, глаза бессмысленно таращились в пустоту. Крупным планом нарисовалось лицо Кристины Орбакайте – носатой старушки, которая помнила ещё Леонида Ильича Брежнева.

– Соплячка, – отрезала супруга Семёна Петровича. – Не чета великой матери.

Фыркнув, женщина поплелась в ванную.

Двое педиковатых парней вывели на сцену Софию Ротару. Она родилась ещё при Сталине и, судя по виду, уже готова была с ним встретиться. Но парни не отпускали – ни к Сталину, ни в уборную.

Камера показала зал и восторженную физиономию Бориса Моисеева. Он распахнул пасть так широко, что мелькнули гланды.

– Голубой, что ли? – Семён Петрович поморщился.

Грянула фонограмма с песней «Вот и лето прошло». Услышав её, Ротару запаниковала и попыталась вырываться, а когда не удалось, то вперилась в камеру и с ужасом раззявила рот. Изо него выпорхнул серый мотылёк.

– Душевно, душевно! – Семён Петрович чуть не прослезился. – Умели же раньше петь... Не то, что нынешний молодняк.

– А сейчас приветствуем Олега Газмана! – объявил Максим Галкинд, игриво дёрнув плечом.

На сцену выскочил подкопчёный карлик.

– Где-е-е я?! – закричал он. – Где-е-е я?!

Мумии в зале оживились. Похоже, их эта мысль терзала уже лет пятьдесят.

– Рассея! – крикнул Газман. – От МКАДа до мавзолея!

Семён Петрович обрадовался, хлопнул в ладоши:

– Как патриотично! Про родину поёт. Вот вам, либералы! Подавитесь.

Вдруг в кадре возникла морда сытого каннибала. Он плотоядно облизнулся, и снизу выплыла надпись: «Михаил Шуфутинский». Наклонившись к сидящему слева Аркадию Укупнику, Шуфутинский спросил:

– А чо, в Биробиджане наши уже не в рассее?

После того, как Газман упрыгал со сцены резиновым мячиком, на его место вышагал Иосиф Кобзон.

– Так он же умер! – удивилась супруга Семёна Петровича.

Она пришла с кастрюлей пельменей, опустила её на табуретку перед мужем и выдавила туда полбутылки кетчупа. Перекрестила.

– Ду-у-ура! – разозлился Семён Петрович. – Это твой царь-тряпка умер. Издох твой Николашка, а! Слышишь, контра белогвардейская? А Иосиф – наш! Жив! Советский!

Кобзон с ничего не выражающим лицом неподвижно стоял, и его зрачки светились красным. Заиграла фонограмма: «Я люблю тебя, жизнь». Рот певца стал невпопад открываться и закрываться, из-за воротника выпорхнула струйка дыма. Тут же к Кобзону подскочил парень в комбинезоне техника и стал ковырять в затылке певца отвёрткой.

Семён Петрович свирепел всё больше. Он вскочил с дивана и затопал из угла в угол.

– Вот она – музыка! Добрая, душевная. А что сейчас? А что сейчас?!!

Супруга, хорошо зная мужа, стала пятиться к двери.

Схватив пульт, Семён Петрович в остервенении переключил на канал «Звезда». Там, как обычно, рассказывали о великих успехах товарища Сталина.

– А ЧТО СЕЙЧАС?!! – заорал Семён Петрович.

И, выпучив глаза, он швырнул пульт в телевизор.

 

2

 

Платон с Элеонорой пили колу на краю песочницы и слушали Placebo в наушниках из одного смартфона. Их заметила Зинаида Кузьминишна. Но так как молодёжь проигнорировала её требовательный взгляд, то женщина решила, что раз гора не идёт к Магомеду, сам Магомед, так и быть, пойдёт к горе.

– Ну-ка! – гаркнула она, подковыляв. – Встать!

Парень с девушкой посмотрели на неё с недоумением. Вынули наушники.

– Живо! – Зинаида Кузьминишна ткнула пальцем в Платона. – Вот ты. Взял мою сумку и тащи на пятый.

Парень в нерешительности посмотрел на Элеонору.

Та сказала:

– А с чего он должен вам что-то тащить?

На щеках старухи вспыхнули пунцовые пятна:

– С матерью своей так будешь разговаривать! Я всю жизнь проработала! А вы сидите тут, тунеядцы… Ельцинские высерки!

– Да это ж провокаторы! – зарычал подошедший к ним дядя Миша. – Это ж контры. Не видно, что ли?

Он брезгливо ухмыльнулся, глотнув из бутылки «Жигулёвского».

– А щас вся молодёжь такая, вся! – заявила Зинаида Кузьминишна. – Вчера на «Первом» казали опрос на улице. Так эти дураки даже не знают, в каком году Великая Отечественная началась! Не слышали, как имя Пушкина. И фамилию великого Ленина не могли назвать.

– Да у них в мозгах пусто! – подхватил Капитон Ильич, который подошёл со стороны гаражей. – Одни деньги, голливудские боевики и телефоны на уме.

Платон с Элеонорой давно покинули двор, но группа пенсионеров продолжала расти, кипятясь.

– Да это жертвы абортариев ЕГЭ! – хрипел Захар Никифорович в тельняшке. – Ни дня на заводе не работали. Только и твердят что Америка, Америка… А вот мы им границы да закроем! А? И интернет отрубим! Чтобы ни один либерал к нам на Русь не пробрался.

– И колючую проволоку всюду пустим! – поддержала Аграфена Никаноровна. – Книжки ихние сожгём. Гейропа им, вишь ли, нравится... Пересажаем всех! А кто ещё раз посмеет плохо сказать про батюшку нашего Сталина, про революцию, тому мы… кишку вытянем!

– Кровавой кашей из своих кишок захлебнутся!!! – заорал подскочивший к ним Семён Петрович Гогичев.

Он разорвал на себе майку:

– Всё, что умеют, это трахаться, трахаться!

– Да мы им ещё покажем, как это делается!.. – загромыхал Капитон Ильич. – Тут рядом школа с этими чубайсовскими шакалятами. С сучками продажными, с вертлявыми проститутками. Вот мы им!..

– Надо им такой секс устроить, чтоб неделю потом сидеть не могли! – Аграфена Никаноровна затрясла кулаками. – Да чтоб кровища из жопы!!!

Бурля от гнева, пенсионеры похватали коряги, камни, куски кирпичей и двинулась в сторону школы.

В песочнице остался лежать только дед Андрон. Он умер от старости.



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Упырь Лихой

Невеста
Желанье (Агностицизм)
Панк без пиздюлей

День автора - Владд

Поезда Под Атлантикой
Неправильная Сторона Луны
Тактика Мёртвой Гориллы
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.029554 секунд