Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Упырь Лихой

Инцел (для печати )

 

 

Булочка была недоступна. Вован пытался вызвать ее в общий чат в контакте, ждал в дискорде и даже отважился отправить смс на номер, который знал уже два года. Булочка пропала. В ЧС он попал внезапно, он даже не понял, что именно разозлило Илону.

Илона — это имя было слишком пафосным для высокой сутулой девушки с маленькой грудью и пухлыми ляжками. Она взяла себе еще более пафосный ник Молли Блум. Она любила Джойса, которого Вован не читал и не собирался читать. Краткого содержания Вовану хватило, чтобы понять: героиня «Улисса» ходит налево и презирает мужа-слабака. Блум быстро превратилась в Блумочку, а Блумочка в Булочку.

Дул резкий осенний ветер, Вован сидел на городском пляже, подстелив две картонные коробки, и курил, защищая ладонью тлеющий кончик сигареты, чтобы пепел не летел в глаза. По мокрой после отлива гальке бродили огромные жирные чайки, белые, с желтыми клювами. Вокруг никого не было, кроме рыбака на другом конце пляжа и бабушки с голубым термосом, которая приходила сюда каждый день подышать морским воздухом. Облака так быстро перемещались по небу, что становилось то солнечно, то пасмурно, капли слепого дождя падали и через минуту высыхали на ветру. «Что за ебанутая погода», — думал Вован. Природа как будто взбесилась, он даже различал в воде широкий белый след, идущий перпендикулярно берегу, так называемый «тягун». Вован детально представлял, как раздевается, входит в ледяную воду и плывет против течения, пока окончательно не выбьется из сил, а потом ноги сводит судорогой, и его относит все дальше и дальше в море. Он в стотысячный раз проверил, нет ли ответного смс, на всякий случай заглянул в контакт и дискорд.

Вован сидел на берегу, пока не стемнело. Телефон разрядился. Пора было ехать до автовокзала и домой. Очень хотелось жрать, но не хотелось ничего покупать. Он вспомнил, что в рюкзаке лежит ланчбокс, а в нем два сэндвича с колбасой и огурцами. Управляющая Анжела днем вынесла все мозги из-за акции, которую сама же забыла отменить. Это спасло бутербродам жизнь. Вован открыл ланчбокс, понюхал и закрыл.

Он добежал до остановки, держа ланчбокс в руке, и уже собирался выкинуть завтрак, но поймал на себе неприятный взгляд. Под бетонной крышей тусовались две огромные псины с бирками на ушах, одна напоминала кавказскую, другая — немецкую овчарку. Они не просили, а требовали, чтобы человек отдал им еду. Вован знал, что если им дать, они уже не отвяжутся, поэтому открыл ланчбокс и швырнул бутерброды туда, где должна была стоять урна. Собаки дернулись за едой, но передумали. Они все еще выжидающе смотрели на Вована.

— У меня ничего нет, вот, глядите! — он показал им пустой контейнер. — Дуры ебанутые.

Овчарка гавкнула.

— Только и знаете, что гавкать и жрать, шли бы, дом охраняли. Мне эта колбаса не на халяву досталась, так с хуя ли я должен вас угощать? Одним словом, бабы…

Собаки минут пять глядели на долговязого сутулого парня, который что-то бормотал и махал руками. Затем пробежали мимо, задев его брюки. Человек отскочил и вспотел от страха. Собаки пролетели мимо еще раз, как бы играя. Одна из них чихнула в его сторону.

Вован дошел до следующей остановки, стараясь не ускорять шаг и не замечать эскорт. Несмотря на отлов и стерилизацию, дворняг в Алуште становилось все больше, каждое лето они паслись у санаториев и гостиниц, жирели и наглели. Когда туристы уезжали, стаи дворняг требовали еду у местных.

— Когда же вас переловят и усыпят, ебань лохматая? — сказал Вован.

Подъехала набитая маршрутка, он едва втиснулся, держа локти врастопырку, чтобы старухи с сумками не жались к его тощему телу. Через несколько минут он сел в симферопольский троллейбус. Вован мог без проблем успеть на свой автобус и доехать почти до дома, но теперь придется спускаться с трассы в темноте по узенькому, выкрошенному тротуару, ловя брызги говна от летящих мимо машин. Ближе к дому тротуара не имелось вообще, только лестницы внутри серпантина, и Вован боялся, что какой-нибудь начинающий водитель его просто собьет.

Водитель еще не пришел, Вован сидел, широко расставив ноги, чтобы никто не воткнулся рядом. Он подключил к смартфону внешний аккумулятор и срался с Котятками. На форуме Котяток он и познакомился с Илоной два года назад. Обычно на Котятках сидели жирные яойщицы и геймеры-задроты, но иногда попадались дяди за 40, которые учили японский, чтобы читать надписи в хентайной манге. Вован тусовался в яойном разделе, потому что настоящих девочек можно встретить только там, а сладкими тяночками притворяются мужики. Он сам долгое время назывался Микой Сасаки и вешал на аватарку детское фото сестры, пока Алена не приехала на отдых с мужем и случайно не включила ноутбук. С тех пор Алена проводила отпуск у матери в Судаке, а зять величал Вована пидором.

Вован включил третью серию «Котанов на подработке». Наушники лежали глубоко в рюкзаке, а в салоне все равно никого не было, кроме пьяного старичка на заднем сиденье.

— Котяяятки! — сказал приторный женский голос. — У сайта большие расходы, каждый онлайн-просмотр стоит денег. Помоги сайту! Перечисли нам на счет семьсот рублей. Договорились?

— Пошла на хуй, — привычно ответил Вован.

— Да, на хуй их.

Вован вздрогнул и поднял глаза. Перед ним стояла жирная яойщица. Девушка лет тридцати, в мешковатом черном пальто, с розовыми прядями в волосах и с очками в черной оправе на курносом носу. Она была похожа на Булочку, только старше и жирнее. Даже ее запах был агрессивным — очень дорогие духи для уверенных в себе женщин, такими обычно поливаются бухгалтерши.

— Она меня тоже бесит, заебала эта реклама, — продолжала яойщица, глядя в его «лопату». — А ты, получается, Сасаки? Я тебя сразу узнала.

Бежать было некуда. Яойщица плотно стояла в проходе. Раньше Вован был уверен, что в таком медвежьем углу вряд ли найдутся любители японских мультиков. Его соседи смотрели старые боевики и сериалы про ментов. Где-то в Гурзуфе жила юзерша по кличке Мидзако, но вероятность встречи с ней равнялась нулю.

— А я Мидзако, — яойщица плюхнулась на соседнее сиденье. — Помнишь, ты мне писала в ЛС и предлагала сходить в «Ван Гога»?

— Да-да, — кокетливо ответил Вован. — Мне правда очень жаль, ты же понимаешь, это было в шутку, я приличная девушка. Я не хотела лизать твою киску, я вообще по мужикам. У меня есть друг в Никите, я как раз сейчас к нему еду.

— Да все ты пиздишь, на самом деле ты стесняешься, — Мидзако хлопнула его по бедру. — Ну шо, обменяемся телефонами? Может, сходим куда-нибудь? Если мы нашли друг друга, это надо отметить.

— У меня денег нет, — это было почти правдой.

— У меня есть, — наседала Мидзако. — Пять штук на вечер нам же хватит?

— Я очень устал и еду к своему другу, — сказал Вован. — Так что извини, мне надо выйти.

Вован прошмыгнул в открытую дверь и отбежал к ларьку с шаурмой. Повар-армянин как раз опускал роллет, но увидел постоянного клиента и зашел внутрь.

— Мне как обычно, — попросил Вован.

Троллейбус тронулся.

— Мудила! — крикнула девушка из окна.

— Я напишу! — крикнул Вован.

Армянин одобрительно глянул на него.

Вован съел шаверму, стараясь не смотреть в глаза трем дворнягам, которые уселись рядом.

Армянин с грохотом опустил роллет и шуганул их палкой. Подошел следующий троллейбус, Вован залез в него, облизывая пальцы. Сел у окна и отключился.

— Ну так что? — широкое лицо Мидзако нависло над ним.

— Господи, боже мой! Чего тебе?

— Это было не очень-то вежливо, — сказала девушка. — Нормальные парни так себя не ведут.

— Я же сказал, что я по мужикам, — Вован закрыл глаза.

— Щас проверим, — буркнула Мидзако.

— Блядь, что ты делаешь, совсем тупая?! — он убрал ее руку со своей ширинки, вытолкнул девушку с сиденья и ушел в конец салона.

Водитель выключил свет, за окнами были видны очертания гор с красными огоньками вышек МТС. Вован стоял и смотрел на дорогу, держась за поручни. Женские руки вцепились в поручни рядом.

— Ты мне на хер не сдался, свинья, — сказала яойщица. — Немедленно извинись, а то я не знаю, что сделаю.

— Когда придумаешь, что сделаешь, дай знать, — ответил Вован. — Я уже говорил, что устал. Я не готов с кем-то знакомиться. То, что у нас общие интересы, не значит, что мы должны встречаться ИРЛ. Прости, что приходится объяснять такие элементарные вещи. Если ты не возражаешь, я сяду и посплю.

В Ялте Вована разбудил водитель. На площади не было никого, кроме собак и таксистов. Вован еще успевал на последний троллейбус.

Он сбегал в туалет, сел в троллейбус, позвонил соседке и попросил проведать кота. Маркиз целые дни проводил на улице, но сейчас уже должен был прийти домой. Вован сделал ему кошачью дверцу, которая открывалась ключом с ошейника. Также у Маркиза имелись автоматическая поилка и кормушка. Маркиз, несмотря на солидный возраст, был очень современным зверем. Сейчас Маркиз получил вечернюю порцию еды, но погладить его было некому. Маркиз мог стать грустным котом. Подъезжая к остановке, Вован позвонил Паше:

— Ну что, дружбан, готов принять мой торпедный катер?

— Моя узкая гавань всегда открыта для тебя, — ответил печальный голос.

Хлынул дождь. Вован прошел километр по шоссе и поднялся по мокрой длинной лестнице, обсаженной кипарисами, пахнущей мхом и смолой. Падали листья. Чтобы не споткнуться на щербатых ступеньках, он светил телефоном. Паша жил на скале в маленьком домике из ракушечника, где были только спальня, кухня-гостиная и санузел. Двор был обнесен сеткой, дальше начинался обрыв, а под ним виднелись крыши других домов. Участок друг не покупал, это был «татарский захват». Строиться пошире он сам не хотел: по-первых, это требовало денег, во-вторых, в 2014 он боялся, что строение отберут или снесут. Паша купил подержанный «логан» для поездок на пляж, но боялся, что на склоне машина сорвется с ручника, и парковался ниже, рядом с соседями.

— Клан МакЛаудов приветствует тебя, горец! — Паша стоял на террасе в сине-зеленой клетчатой юбке в складочку.

— Оооо! Это для меня? — Вован взял его на руки и занес в дом.

— Эй, поставь меня на пол, я тебе не лоли! — все таким же убитым голосом сказал Паша.

Вован усадил друга на диван в кухне, сбросил куртку и начал лапать Пашины ноги, скрученные церебральным параличом. Он всегда хотел спросить, почему парень, который ходит с костылем, забрался так высоко. Видимо, в этом был какой-то свой дзен.

— Есть хочешь? — спросил Паша. — Извини, я тебя не ждал, у меня только чечевица с овощами.

— Можешь меня не кормить, я шавуху захавал. Я лучше съем тебя, — Вован потянул Пашу к себе на колени, тот вяло сопротивлялся.

— Ну хватит, — сказал Паша совсем убитым голосом.

— Что случилось, пупсик? Тебе грустно? — спросил Вован.

— Мне не грустно, я всегда такой. Не дави на меня своим физическим превосходством.

— Бака! — Вован чмокнул его в небритую щеку. — Чем займемся?

Паша высвободился из его объятий, наложил из мультиварки чечевицу в две тарелки, достал из холодильника сметану.

— Ебаный ты в рот, — Паша уронил шмат сметаны себе на юбку.

Вован встал перед ним на колени и с урчанием вылизал сметану, изображая кота.

Друг тяжело дышал:

— Бака, это переходит мои личные границы.

— Ну дай к тебе поприставать! — Вован снова лез ему под юбку, Паша краснел и хохотал. — Есть мнение, что это не килт, а юбка школьницы.

— Это и есть юбка школьницы. Я ее спер в каком-то дворе.

— Ну ты извращуга, — восхитился Вован. — И как бедная лоли в школку пойдет, ты подумал? Надо было панцу брать.

— Это они, — друг задрал юбку, мелькнули розовые кружевные трусы.

У Паши в комоде хранилась целая коллекция женского белья, в основном грязного, с пятнами выделений, заботливо упакованного в воздухонепроницаемые пакеты. Что-то было украдено, что-то потеряно в пляжных кабинках, что-то куплено в контактике или у знакомых тней.

— Хорошо тебе, ты худенький, — сказал Вован. — Покажи еще.

— Ты смерти моей желаешь? — Паша сел, наконец, за стол. — Все остыло из-за тебя, бака…

Вован помыл посуду, снял одежду в спальне и отправился в душ. Паша в это время доделывал что-то в компасе. Вован ему завидовал: бывший одногруппник нашел настоящую, человеческую работу, а не «подай, принеси, иди на хуй». Паша точно так же завидовал ему, поскольку работал удаленно и совсем одичал, а Вован постоянно общался с разными людьми. На самом деле у Павла не имелось никаких причин для грусти. Паша был намного умнее Вована и раз в десять красивее, его не портила даже хромота. Если Паша ставил перед собой цель, он ее добивался. Паша никогда не жаловался на обстоятельства. По меркам Вована это был сверхчеловек.

Помывшись, Вован нашел в шкафу у Паши одну из своих футболок с надписью «без баб» и чистые трусы.

— Хозяюшка, когда переедешь ко мне? — спросил он.

— Я не могу тебя терпеть в больших дозах, — сквозь зубы ответил Паша.

— Пупсик, тебе точно не грустно? — Вован начал массировать его трапециевидную мышцу.

— О, да! — простонал друг. — Разминай меня полностью!

— А ко мне сегодня приставала баба-анимешница, — похвастался Вован. — Прямо за хуй схватила в троллейбусе. Но я ей, конечно, не дался.

— Ну и дебил.

— Сам ты дебил, мне не нужны шалавы. И вообще, у меня есть ты.

Еще полчаса Вован лежал на кровати, созерцал Пашину спину и смотрел котанов на телефоне. Паша жил один, кровать, соответственно, имелась тоже одна, кухонный диван хоть и был большой, но не раскладывался. Закончив, Паша лег к Вовану и включил телик. Они долго выбирали, что посмотреть, и начали второй сезон «Подлого Пита». Через час Паша выключил телик:

— Сорри, у меня режим дня.

Вован отвернулся к стене:

— Паш, почему ты такой хороший, а бабы такие мрази?

— Ответ очевиден: я не баба. То есть на самом деле они не мрази, мы просто слишком разные. Так что у тебя с Илоной? Она мне писала вчера.

— Пошла она на хуй. Фемка тупая. Мало ли что я пишу бабам в интернете, это не значит, что я ИРЛ вскочу на белого коня и припрусь к ней в больничку. Она совсем тупая, если не понимает. Если я написал «Я тебя люблю», это ничего не значит. Я, вон, Маркиза люблю, но я его не шпехаю под хвост. А она тебе правда писала? Я думал, она уже все, отбросила копыта. Туда ей, дуре, и дорога.

— Вовка, не будь цундере, — Паша показал экран своего телефона.

Вован пробежал глазами длинный текст. Там было написано, что он недалекое провинциальное мужло, что его шутки туповатые и он не тот человек, с которым Илона готова связать свою жизнь. Лучше она до самой смерти будет долбить себя здоровенным дилдаком, чем эмоционально обслуживать чсвшное быдло с его тупыми пидорскими шутками про сперму и очко товарища.

— Что мне ей ответить? — спросил Паша.

— Что мне похуй, — Вован закрыл глаза.

Через минуту он схватил свой «меизу», зашел к Котяткам и написал следующее:

«Сегодня со мной произошел примечательный случай. Сижу я, значит, в троллейбусе, никого не трогаю. Подваливает отвратительная жирная яойщица, вся в прыщах и кошачьей шерсти, с волосами, крашеными маганцовкой. Смотрит в мою лопату и говорит: «Ой, я тоже люблю сайт смотретьаниме. Давай познакомимся, меня зовут Мидзако». Я чуть свой ужин не выблевала. Извинилась перед ней, села в другой троллейбус. Тупая сталкерша влезла на следующей остановке и схватила меня за мой большой клитор. Если ты читаешь это, зайка, то знай: меня не интересуют быдловатые неухоженные бабы, от которых можно подхватить триппер. Я лучше останусь девственницей, чем соглашусь на такое мерзопакостное юри. Ты назвала меня свиньей, но сама ты больше похожа на свиноматку со своими валиками жира на брюхе. Я люблю только мужчин, а отбитые на всю башку фемки могут валить на свиноферму. И да, здесь я Сасаки, а не ты».

— Хватит долбить телефон, — сказал Паша. — Опять нагадил?

Он со стоном взял свой смартфон и начал строчить извинения.

Илона появилась онлайн. Она напечатала:

— Мразь, хватит писать о себе в женском роде, тут все давно знают, что ты мужик! Половые органы у тебя все равно мужские! Ты просто больной на голову инцел, который врет, что «чувствует себя женщиной».

— Булочка, зайка, прости меня, — набрал Вован. — Но, насколько я помню, тебе недавно вырезали оба яичника. С одной стороны, это заебись, потому что если я в тебя кончу, ты не залетишь. С другой стороны, баба без половых органов — уже не баба, а сраное оно. Так что не учи меня говорить.

— Вова, немедленно извинись и спи, — сказал Паша.

— Мне удалили только один яичник, — написала Илона. — Так что я еще смогу родить здоровых и умных детей. Не от тебя, генетический урод.

— Один яичник — это хорошо, — ответил Вован. — Теперь ты полубаба, как я. Может, стоит увеличить клитор? Или отрезать сиськи, чтобы в них тоже не было рака?

— Володя, ты совсем поехавший? — Паша ткнул его в плечо. —Девочка в больнице на химиотерапии. Ей от тебя тупо нужны слова поддержки.

— А кстати, — настрочил Вован. — У тебя после химии облысела только башка или потайное место тоже? Очень удобно, не придется брить, когда я тебя буду чпокать в киску и в зад.

— Тупая ебаная шовинистическая мразь, ублюдок, людоед! — ответила Илона и улетела в бан на два часа.

Вован задвигал рукой под одеялом.

— Ты дебич, — сказал Паша. — Мог бы щас шпехать живую бабу. Или хотя бы фапать не при мне.

— Сегодня баба живая, завтра мертвая, — Вован не сбавлял темп. — Она живет в самой жопе, до Петропавловска один билет стоит как три мои зарплаты. Если я такой сасный, пусть сама пилит ко мне. И вообще, я от тебя никуда не уеду. И у этой дуры аллергия на котов, а я не брошу Маркиза.

— Ты можешь хотя бы не кончать на одеяло? — сказал Паша, слегка повысив голос.

— Подставляй, — пошутил Вован.

— Щас ты на хуй пойдешь, — тихо сказал Паша. — Я уже говорил, не люблю тебя в больших дозах.

Вован навалился на него, чувствуя под собой хрупкие кости.

— Ты совсем идиот? — крикнул Паша. — Пусти меня! Я не могу с тобой драться. Я инвалид, еб твою мать!

— Кстати, о сексе с инвалидами, — Вован сильнее сжал Пашу. — Я недавно смотрел видос, где ампутант шпехает мужика в очко костью, которая от ноги осталась. Найти тебе?

— Вова, прекрати.

— Ну чего ты, я пошутил, — Вован слез с него. — Прости меня, золотце.

— Отъебись от меня, — Паша побежал на кухню, хватаясь за стены. В открытую дверь Вован видел, что он взял нож для чистки овощей, маленький, но острый. — Вова, если ты еще раз позволишь себе такие шутки, я тебя порежу.

— Давай, малыш. Воткни свой ножик в мое сладкое яблочко, — Вован двинулся на него.

Паша стоял, опираясь задом о подоконник и выставив ножик вперед. Вован перехватил и выкрутил его кисть, Паша дернулся, и лезвие проехало по левой руке Вована.

— Вова, прости! — Паша едва не плакал.

Вован перетянул руку кухонным полотенцем.

— Прости меня, пожалуйста, — не унимался Паша. — Я сейчас скорую вызову.

— Я сам дебил, — ответил Вован. — Иди ложись, я уберу. Это ты меня прости.

Они четыре года спали в общаге на соседних кроватях, ели из одной миски и вместе смотрели «Наруто», но Паша так и не смог привыкнуть к приколам товарища. В тот недолгий период, когда у Паши завелась девушка, Вован был особенно неприятен.

Вована слегка тошнило. Он уже понял, как нелегко оттирать кровь со светлого ламината. Полотенце уже совсем намокло, Вован обмотал порез еще одним и пообещал купить десять новых. Паша наблюдал за ним, свернувшись калачиком на диване.

— Вот что ты всегда говнишься? — тихо спросил Паша. — Могли бы нормально посидеть, но нет, ты меня довел, поехавшая жопа.

— Больно слышать это от мэна в кружевных трусах, — сквозь зубы ответил Вован.

— Да, я такой, — оживился Паша. Когда Вован поднял глаза, Паша сосал свой большой палец.

— Не провоцируй меня, сучка! — Вован облизал ручку швабры.

Паша поднялся с дивана и, прихрамывая, подошел к бару:

— Ты еще в завязке?

— Бросил это гиблое дело.

Паша налил чивас регал в два широких граненых стакана. Вован поставил швабру в ведро.

— Ну, за твою несчастную любовь! — Паша поднял стакан. — Меня ты не жалел, когда издевался над Викой, но мне тебя жаль.

Вован пил медленно, чувствуя, как тепло разливается по телу. Кружилась голова. Паша снова свернулся калачиком на диване, а Вован сел на пол, привалившись затылком к его коленям.

— Пашенька, прости меня. Ты святой, ты ангел. Ты лучший парень на земле. Я люблю тебя так, как только парень может любить парня. Ты совершенство.

— Заткнись уже.

— Паша, я тебя люблю, — Вован начал целовать его ноги.

— Господи, за что? — Паша отпихнул его ладонью.

— Блядь, я не могу! У меня из-за нее крыша едет, я все время думаю об этой дуре, я сегодня ошибся из-за нее и меня на две штуки оштрафовали. Понимаю, это для тебя ничего не значит, у тебя одна эта бутылка стоила штуки четыре. Меня заебала эта идиотка, я хочу башку себе дрелью просверлить, чтобы никогда о ней не думать. Паша, пожалей меня.

Парень в кружевных трусах гладил по голове парня с перевязанной рукой.

— Паша, я нищий, я не смогу ее обеспечивать, для нее здесь работа вряд ли найдется, если она, не дай Бог, еще раз заболеет, мне будет не на что ее лечить. Продать мне нечего, почки и так ни к черту. Я не могу взять на себя ответственность за другого человека. Ей нечего здесь делать.

— Дурак ты, дурак.

— Жалей меня полностью! — Вован уткнулся лбом в диванную подушку и завыл.

— Выбрось ее из головы, — сказал Паша, продолжая гладить его. — Просто забудь. Ты ей ничем не обязан, все это общение было ненастоящим, на самом деле ты ей не нужен и она тебе не нужна. Она себе кого-нибудь найдет и ты тоже, хотя вряд ли. Посмотрим с другой стороны: допустим, она приехала, ты женился. Зимой она сидит без работы, ты вкалываешь за двоих, приходишь домой уже никакой. Она весь день тратит твои кровные и флиртует с парнями на форумах. Плетет кружева, ходит на пилатес и еще какую-то хрень. Потом бац! У нее появляется друг из какой-нибудь Перми, который смотрит с ней фильмы онлайн, шлет ей открыточки с котиками и срет в уши комплиментами. А ты скучный муж, которому по ночам Илонка подпиливает рога. Наступает лето, к вам начинают приезжать ее друзья, она тебя с ними даже знакомит, потому что ты пустое место. Потом вся эта компашка няшится на пляже, а ты продаешь свои китайские айфоны и слушаешь, как тебя поносит начальница-хуесоска. А потом — она говорит, что беременна. Ты уже не помнишь, когда няшился в последний раз, но надеешься, что это твой. Спиногрыз не дает тебе спать, она им не занимается, его кормишь и подмываешь ты. Он вырастает, начинает ползать и ломать все на свем пути. Все книги, коллекции дисков и все, что ты не успел убрать, уже его. На полу навалены игрушки, которые ты покупаешь, чтобы показать, какой ты хороший отец. Она требует какие-то особо качественные японские подгузники, модную одежду для тугосери, коляску за тридцать штук. Вывозит его на улицу, чтобы все подруги обосрались от зависти. Через год она снова беременна, и все, ты живой труп.

— Ты щас про какую-то другую бабу, — пробурчал Вован. — Моя — задротка. Она будет целый день шпилить в игры, а я после работы буду точить бутерброды и дрочить.

— Ну, при любом раскладе ты станешь куколдом, детали не важны, — Паша чмокнул его в макушку. — Уже легче?

— Спасибо, ты лучший.

Они выпили еще по стакану, закусывая шоколадкой «фазер». Вовану пришла в голову замечательная идея, он снял трусы и задрал футболку:

— Фотографируй меня полностью.

Друг взял его меизу с зарядки и старательно общелкал Вована со всех сторон, но так, чтобы в кадр не попало лицо.

— И жопу крупным планом, — попросил Вован. — Я же рыцарь, хочу послать даме интимные фото.

Паша послюнил пальцы и потянулся к девственному заду Вована, тот напрягся:

— Эй, что ты делаешь?

Паша закрутил шерсть на его копчике как маленький поросячий хвостик и сделал финальное фото. Вышло очень мимимишно.

— Я это повешу себе на рабочий стол, — обещал Паша. — У тебя классная задница, я ею горжусь.

Вован оделся и сел набирать очередной шедевр:

«Дорогая моя Булочка, свет моих очей, моя сладкая нямочка, мой второй сисястый размер! Я хотела поддержать тебя в эту трудную минуту, поскольку у тебя рак, а также тяжелый феминизм головного мозга. С такими неизлечимыми заболеваниями ты вряд ли долго проживешь. Вот тебе мои пушистые лапки и моя задница, думай обо мне, моя золотая девочка, люблю тебя, твоя Сасаки».

Илона вышла под твинком и набрала: «Швабру себе засунь, дегенерат». Она снова улетела в бан, за обход бана.

Паша быстро заснул, Вован почти всю ночь лежал на диване и вспоминал Булочку. Год назад он прислал ей фото пустого пляжа и написал: «Приезжай, я тебя трахну». Она прислала фото бухты на рассвете, с синими вулканами, на которых лежали розоватые снежные шапки, и подписала: «А у нас океан». Увидев его, Вован решил, что Фудзияма, пожалуй, сосет у камчатских гор. Булочка училась по специальности «Экология и природопользование». Она вполне могла стать местной гретой тунберг, поскольку отличалась повышенной тупорогостью, работоспособностью и раздутым ЧСВ. Булочка считала себя интерсекциональной феминисткой, не ела мяса, работала волонтером в собачьем приюте, состояла в партии Навального и защищала права ЛГБТ. То есть в свои 22 уже была отбитой на всю голову бабой, совсем не такой, на каких дрочил Вован. В его обычный рацион входили фото колхозных блондинок и трапов.

— Я вызвал тебе такси, — сказал Паша, склонившись над ним. Вован понял, что проспал.

Когда Вован выскочил из машины и рванул роллет наверх, он услышал за спиной голос Анжелы:

— Я десять минут тут стою и жду, ты совсем охуел? Если не можешь приходить вовремя, не забирай ключи.

— Ты специально приперлась без своих, чтобы вынести мне мозги, хуесоска? — подумал Вован. И сказал: «Анжелочка, извини. Ты лучшая. Какие милые стразики. Очень оригинальное пальто».

— Купила на рынке в Ялте, всего за четыре тыщи, по уценке, — похвасталась Анжела, не поняв подкола. — И советую приходить вовремя, чтобы не пропустить наших первых покупателей. Это очень важно для бизнеса. И хватит надевать эти дебильные футболки, мне на тебя жаловались. Консультант обязан носить футболку и жилет с логотипом. Что у тебя там в стирке, меня не ебет: ты должен каждое утро надевать чистую униформу. Если что-то порвалось, говори мне, я выпишу. А то, что ты сейчас надел, поганит наш имидж. Наши основные покупатели — женщины, ты должен их уважать.

Отчитав сотрудника, Анжела отправилась завтракать в соседнюю шаурмичную. Вован, едва дыша, достал телефон и прочел сообщение Булочки: «Я рада, что ты показал всему форуму свое селфи. У тебя красивое, волевое лицо, но в следующий раз не забудь побриться».

Под ним висел комментарий Паши: «А я люблю волосатые лица». Ответить Вован не смог, так как жирная яойщица Милена забанила его на две недели. Он сбегал в туалет, сфотографировал свой эрегированный член и послал Булочке в ЛС со словами: «Я тоже тебя люблю!» Котятки жалели забаныша и восхищались его задницей. Мидзако, казалось, забыла вчерашнее и написала, что хочет полапать эту крепкую жопку. Она долго ругалась с Булочкой, и обе получили бан на неделю. Вован был счастлив.

— А что у тебя с рукой? — спросила Анжела. Она всегда возникала из ниоткуда.

— Так я из-за этого и опоздал. В травме знаешь, какая очередь? Три часа сидел, но меня так и не приняли.

Анжела долго извинялась и отпустила его пораньше. Был довольно теплый солнечный день, Вован пешком добрался до автовокзала. Наверное, нужно было и правда заехать в травму, потому что рука порозовела и слегка опухла, а по краям раны появилось что-то желтое. Вован забежал по дороге в аптеку, купил бинты, салициловый спирт и антибиотик в виде порошка. Он размотал прилипшее полотенце на глазах у недовольных бабушек, обработал рану и забинтовал себя, как мог.

Дома ждал Маркиз с порванным ухом. Он всегда побеждал соседских котов, так что тут не обошлось без собаки. Вован продезинфицировал его ухо, слегка присыпал пенициллином и ласково поругал кота за то, что связался с какими-то сучками. Маркиз дергал раненым ухом и громко, недовольно урчал. Затем устроился на подушке хозяина и заснул. Вован лег рядом: Маркиз не любил, когда его будили и сгоняли с места.

Дом Вована тоже стоял на скале, но под трассой и намного ближе к пляжу. Он состоял из целых трех комнат, кухни и душа с туалетом, все это досталось ему по наследству от бабушки, санузел он сделал сам, на ремонт всего остального денег не хватало. Мебель была старая, на стенах и на полу пестрели белорусские ковры, выкинуть которые у внука не поднималась рука — бабуля их очень любила и вместе с ним ездила в Ялту покупать новые. Когда Вован делал селфи на полголовы, он всегда старался, чтобы ковры не попали в кадр.

Пришло сообщение от Анжелы:

— Доигрался, мудак? Читай отзыв на сайте!

Вован зашел на их страничку, которую сам же администрировал. Айпи был местный.

«Часто покупаю всякие приборы в вашем филиале в Алуште, у вас всегда был вежливый, внимательный персонал. Сегодня хотела вернуть товар, а продавец-консультант Владимир в очень резких выражениях послал меня в сервисный центр. А на футболке у этого козла было написано — что бы вы думали? «Без баб!» При мне зашел молодой человек, и этот ваш пробитый пидор-консультант ворковал с ним полчаса про какие-то плойки, а на меня нарочно не обращал внимания. Принимаете на работу какую-то шелупонь! Надеюсь, его скоро уволят».

Вован позвонил Анжеле и сказал, что просто сотрет эту запись, поскольку это наглое вранье и никаких возвратов сегодня не было. Она согласилась. Вован удалил запись и оставил сообщение: «Уважаемые клиенты! Бранные слова в нашей книге отзывов недопустимы. По всем вопросам обращайтесь к менеджерам наших магазинов, спасибо, что помогаете нам улучшать качество предоставляемых услуг!»

Через минуту появился новый комментарий:

«Сасаки — пидор!»

Ниже красовалось фото его задницы с красивым завитком.

Вован забанил хулиганку и временно запретил комментарии.

Ему позвонили из другого региона. Дрожащий мужской голос назвал его козлиной и пообещал вырвать ноги, если не извинится перед девушкой. Вован послал его нахуй. Мидзако была еще более чокнутой, чем казалась. Она знала его настоящее имя, его телефон, адрес и место работы. Вован помнил, что на форуме у нее много друзьяшек, и теперь все эти альтернативно одаренные объявили охоту на Сасаки. Позвонил следующий «клиент», этот был местный и картавил. Не дожидаясь остальных, Вован разослал им ЛС: «Для тех, кто в танке, ваша Мидзако вешала на форуме не свои фото. На самом деле она жирная, писклявая и тупая, она предлагала мне секс, но я не согласился».

Через полчаса кто-то постучал в окно его халупы. На террасе стоял смазливый парнишка в очках «райбан», невысокий, с аккуратно подстриженной модной бородкой и крупными кудрями. Он был похож на Ксавье Долана, который снимал фильмы про пидорасов — Вован их смотрел онлайн вместе с Булочкой.

— Я муж Даши, — представился Долан. — Я приехал, чтобы сказать вам, что вы мерзавец.

— А я не муж Даши, — представился Вован. — Сочувствую, но не в силах вам помочь. Это вы мне звонили? Откуда у вас мой номер?

— Не важно, — сказал муж Даши неуверенным тоном. — Одна хорошая девушка помогла.

— Надеюсь, эта хорошая девушка не забыла сказать, что ваша Даша сама хватала меня за член? Поймите, ваши отношения с супругой меня не касаются, я просто хотел оградить себя от ее приставаний. Всего хорошего, приятно было вас повидать, вижу, вы честный человек и все такое, но ничем не могу помочь вашему горю, — выпалил Вован.

Муж Даши смотрел на него большими карими глазами, сейчас он напоминал теленка на бойне.

— Вы насочиняли про мою Дашулю гадостей, — еще более неуверенно сказал Долан. — Немедленно извинитесь.

— Извините, мне очень жаль, — сказал Вован. — Я больше не буду сочинять гадости про Дашулю, я сорвался, потому что у меня был трудный день. Чай, кофе, водка, шампанское?

— Мне кофе, пожалуйста. — Долан переступил порог. — Надеюсь, это небольшое недопонимание не отразится на вашей дружбе с Дашей.

Вован чуть не заплакал от жалости к нему. Он сварил мужу Даши кофе и принес печенье. Долан пил кофе и гладил Маркиза, который проснулся и решил поприветствовать гостя.

— Классный у вас кошак, — сказал Долан. — У нас тоже кошечка, скоттиш-фолд, голубая.

— Маркизу почти двадцать лет, — похвастался Вован. — Когда мне его подарили на день рожденья, я во второй класс ходил. Считай, прожил с ним всю жизнь.

— А что у вас с Илоной? — спросил Долан.

— Все сложно, — Вован вздохнул. — Думаю, ей надо учиться, замуж всегда успеет. Если, конечно, не умрет.

— Понимаю, какой у вас стресс, — кивнул муж Даши. — Я сам по профессии психоаналитик, вы ведь это сделали, чтобы заставить ее забыть о болезни? Ну, начали обесценивать ее проблему?

— Именно так, — сказал Вован. — Я хотел ее отвлечь от переживаний, связанных с ее здоровьем. Я по профессии инженер-конструктор, но сейчас занимаюсь продажами, без психологии там тоже никак.

Вовану снова позвонили, он проверил регион и понял, что это задрот из Хабаровска, который всегда подлизывал Мидзако. Он носил пафосный ник Оябун, но все дразнили его «Язычок».

— Что мне с ним делать? — спросил он Долана. Тот взял его «меизу» и ответил на вызов.

— На хуй пошел! — басом крикнул Долан. — Она замужем, а ты дебил, который ссыт завести живую бабу и лезет к чужой в надежде, что ему дадут. Но тебе не дадут, так с висячкой в грабле и помрешь.

Он включил громкую связь. Язычок матерился, временами заикаясь и тяжело дыша. Вован еле сдерживался, чтобы не заржать.

— Видишь ли, я тоже бываю на форуме, но не комментирую, — сказал Долан, отдав ему телефон. — Ну, я там смотрел «Гаврилу», «Трапецию», «Агрессивную Рэцуко», «Намбаку» и всякие такие упоротые мультики. Так вот. Меня тошнит от всей этой компашки. По ходу, ты из них один нормальный, ну и этот, Форевералон.

— Он мой друг, — вставил Вован. — Очень классный парень, мы учились вместе. Я ему предлагал ко мне переехать, но он не слушается.

— Хочу, чтоб ты знал, — начал Долан. — Даша не плохой человек, она педагог-психолог. На самом деле она очень добрая и отзывчивая, жалеет эту форумную шелупонь, вникает во всех их проблемы. Так она ощущает свою значимость. Возможно, она не понимает, что эти дебилы на нее дрочат. Даша думает, они просто друзья. А я из-за них чувствую себя идиотом.

— У них нет шансов, — сказал Вован. — Я редко говорю это парням, но ты очень красивый.

— Ты не понимаешь. То, что я делаю за деньги, она делает бесплатно. Они, конечно, рады. Пишут: я поспал, я посрал, болит спина, жизнь говно, наглотаюсь таблеток. И она верит, что без ее помощи всем ну никак. Она — центр Вселенной, незаменимая Даша. Она мне даже еду не готовит. Вчера пришел из клиники — Дашуля приносит доширак и чайник. Конечно, я не из тех, кто давит на жену. Я готов взять половину домашнего труда на себя. Но не так же! Кстати, извини, что вломился. Это она попросила.

Вован с диодным фонарем проводил Дашиного мужа до остановки и лег спать. Вскочил он от громкого собачьего лая и кошачьих криков. Схватил бейсбольную биту и выбежал на улицу. Заметил движение в темноте и ударил несколько раз что-то мягкое. У соседки над крыльцом зажегся свет, на фоне общей черноты он был таким резким, что Вован зажмурился.

Огромная дворняга вцепилась прямо в то место, где была повязка. Вован заорал и несколько раз врезал ублюдку по хребту, дворняга выпустила его и исчезла в темноте, волоча задние лапы. Две другие собаки, поменьше, гавкали на всю улицу, Вован принес с террасы цветочный горшок и запустил в одну из них. Соседка вылила на дворняг воду из ведра, и те нехотя ускакали.

Рука адски болела, Вован кинулся в дом за фонарем, чтобы найти кота. Маркиз все так же спал на его подушке. Значит, кот на улице был соседский. И правда, Марья Титовна держала на руках израненного Барсика. Вован установил на кошачьей дверце режим «только на вход» и позвонил Паше.

В травме, как обычно, было полно народу. Паша зевал на кушетке рядом с Вованом. Они смотрели «Героя щита» и обсуждали, какой это на самом деле щит. В это время в ветклинике врач уже зашил раны Барсика, о чем Марья Титовна сообщила по телефону. Она обещала приглядеть за Маркизом и вывести его на прогулку. Рука Вована была промыта жидким мылом, продезинфицирована и перевязана, все это уже сделал Паша.

— Ну, кого там собака кусала? — врач выглянул в коридор. — Щас поставим укольчик, подождите минут пять.

— А как же Маркиз? — вспомнил Вован. — Он уже очень старый, его, наверное, прививать нельзя. Я тоже не буду. Жизнь без Маркиза для меня не имеет никакого смысла. Все равно я собирался помереть до тридцати, чтобы не стать скучным старпером.

— Сегодня Сасаки спас соседского кота от бешеной собаки, и она его укусила, — написал Паша на форуме. — Эта тварь волочила задние лапы, так что у нее точно бешенство. Сасаки отказывается от вакцины, потому что хочет сдохнуть. Туда ему, дебилу, и дорога!

Вован хихикал.

— Заходите, — крикнул врач.

Вован зашел.

Паша хотел удалить сообщение, но уже посыпались комментарии.

— Так ему и надо, — написала жирная модерша Милена. — Стебался над больной девочкой, а теперь мы будем стебаться над ним.

Милену тут же осудили все, кто еще не спал. Дашуля зарегила твинк и начала уговаривать Вована отказаться от суицидальных мыслей. Она грозилась лично приехать в травмпункт и заставить этого дурака вколоть вакцину.

Паша уже вез Вована на работу, а Дашуля все продолжала печатать: «Ты должен ценить свою жизнь!»

— Боже, какая дура, — сказал Вован.

— Да уж, — ответил Паша.

Когда они подъехали к магазину, шел дождь. Анжела стояла под навесом с неизменным стаканом кофе в руках.

— А меня собака укусила, — Вован предъявил в виде пруфа забинтованную руку.

— А я думала, дважды в одну воронку снаряд не падает, — скривилась Анжела. — Обязательно найди эту бедную собаку и вколи ей вакцину от бешенства.

— Анжела…

— У тебя выходной, мог бы просто позвонить.

— Вернемся к вопросу игрового SSD, какой посоветуешь? — спросил Паша, поняв, что они облажались.

— Выбор у нас неважный, — извинился Вован. — По отзывам сейчас лидирует самсунг. Вопрос упирается, конечно же, в практическую надежность твердотельного накопителя. Следует помнить, что надежность двух разных накопителей с одинаковой флеш-памятью может заметно различаться за счет различных внутренних алгоритмов и оптимизаций. Поэтому, говоря о ресурсе современного SSD, нужно понимать, что этот параметр определяется не только и не столько выносливостью ячеек памяти, сколько работой контроллера. Из имеющихся в наличии могу посоветовать 860 EVO, как оптимальное сочетание цена-качество, но я бы лично не связывался, поскольку компьютер используется для работы, а не только для игр, и купил бы HDD, старую добрую тошибу, на которой информация будет храниться вечно. Учитывая новые разработки, можно предположить, что в ближайшие пару лет твердотельные накопители будут только дешеветь и прибавлять в объеме, так что не стоит на них кидаться, как на горячие пирожки. Ресурс твердотельных накопителей в любом случае конечен, и приобретать их сейчас стоит только в одном случае — если тебя волнует скорость…

Вован потащил Пашу в магазин. Внутри было жарко, Паша снял худи и остался в футболке с надписью «без баб». На него уставилась женщина лет пятидесяти, которая стояла у витрины с бабушкафонами.

— Попробуйте алкатель, — предложил ей Вован. — Я недавно купил для мамы, она уже научилась по нему звонить.

— Засунь свой алкатель себе в зад, — сказала тетка. — Тебя не спросили, сопляк.

Анжела заржала и сделала вид, что захлебнулась кофе.

— Если не боишься купить накопитель по цене подержанной тачки, могу посоветовать Samsung MZ-76P2T0BW, продолжал Вован. Конечно, на 32 или даже на 60 терабайт пока замахиваться не стоит, такие монстры не предназначены для ПК, у нас не корпорация, двух терабайт нам вполне хватит.

— А что насчет WD, тоже игровой, те же два терабайта, но дешевле? — спросил Паша.

— Вам шашечки или ехать? Результаты независимого тестирования говорят явно не в его пользу, — сказал Вован, косясь в сторону Анжелы. — Он как силиконовые сиськи, размер большой, но толку никакого.

— Выметайся, идиот, — добродушно сказала Анжела. — Я же знаю, вы все равно по интернету закажете.

— Ну дайте пощупать… — попросил Паша. — Я аккуратно.

— Иди уже, безбаб, — Анжела выкинула пустой стаканчик в ведро. — Инцелы тут не нужны.

Паша вспыхнул и вышел из магазина.

— Она просто охуела! — Паша захлопнул дверь своего рено. — Как она смеет так называть покупателя?

— Ты же знаешь, она тупая злопамятная сука, — успокаивал его Вован. — Наверное, вычитала на каком-нибудь пикабу и решила блеснуть. Конечно, ты не инцел, у тебя девушка была. Вот я настоящий инцел, ни разу не был в бабе.

Паша выехал на трассу. Вершины гор растворялись в темно-серых облаках, кипарисы и гималайские кедры мрачно торчали вдоль дороги, кое-где полыхали желтым и красным деревья, не успевшие сбросить листву. Машина заехала в облако, Паша включил противотуманки.

— Куда едем? — спросил Вован.

— Не знаю, просто покатаемся. Остановимся в Ялте. Пожрем где-нибудь. Посмотрим на водопад. Сейчас воды много, можно сделать хорошие фото.

— А я уже почти не думаю о Булочке, — похвастался Вован.

— И правильно, — похвалил его Паша. — Бывших надо заливать бетоном. Главное — ходить все время по разным клубам и не попадаться бабам, с которыми тусил в прошлый раз. Кстати, хочешь вечером куда-нибудь?

— Мне шалавы не нужны, — сказал Вован. — Я просто за компанию схожу.

Он начал искать караоке-бары и стрип-клубы, внезапно меизу завибрировал, и Вован чуть не уронил его.

— Что мне ей сказать? — спросил Вован.

— Понятия не имею, это твоя жизнь, решай сам.

— Бля, я не могу!

У Вована резко заболела голова, забилась кровь в висках, теперь он мог дышать как бы наполовину. Дождь усилился, Паша снизил скорость.

Булочка позвонила снова, телефон взял Паша:

— Илона, извини, этот бабоненавистник ссыт тебе ответить.

Вован отобрал у него телефон.

— И что, ты решил сдохнуть от своего бешенства? Давно пора! — сказал хрипловатый женский голос.

— Да вроде нет, делаю укольчики, — ответил Вован. — Я не такой дурак, каким кажусь.

— Короче, я прилетаю через два дня. Билеты совсем недорогие, 18 тысяч в один конец.

— Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе, — ответил Вован. — Но учти, я держу кота.

— У меня аллергия не на кошек, а на пыль.

— Окей, сделаю уборку. Помою кота.

— Ну все, жди. Привезу тебе японские презервативы.

Илона скинула смской время прибытия и номер рейса.

Паша погрустнел еще больше обычного. Прошло минут двадцать.

— Братка, я тебя все равно не брошу, — робко сказал Вован. — Может, у нас с ней ничего и не получится. Кстати, надо будет скатать все ковры и запереть в кладовку. Ну и там помыть, покрасить, переклеить обои. Одолжишь мне штук двадцать?

— Не вопрос.

Шоссе превратилось в речку, со склонов бежали мутные ручьи, машину сносило потоком. Паша врубил аварийку и протер запотевшее стекло рукавом:

— А вот и водопад. Если вся эта сраная глина поползет и обрушится на нас, ну ты понял…

— Помрем как два глиномеса, — хихикнул Вован.

И на лице его друга мелькнуло слабое подобие улыбки.



проголосовавшие

Гнилыe Бурaтино
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 47
вы видите 32 ...47 (4 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 47
вы видите 32 ...47 (4 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 1

Имя — был минут назад
Ачилезо — 12 (комментирует)

Бомжи — 0

Неделя автора - Maksim Usachov

добрая научная сказка
Бусидо
Колобок

День автора - Александр Колесник

Мужчины (проповедь одного чудака с Майдана)
Фотография на стене
Герой нуара
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.034966 секунд