Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



zaXar Гной

Последний глоток доставил к его горлу крупинки кофейной гущи. (для печати )

Последний глоток доставил к его горлу крупинки кофейной гущи. Шершавые на ощупь языка, они наполнили рот вкусом бодрящей горечи. Полноценного сна не ощущалось уже на протяжении пяти суток, непрерывные задания способны были истощить и более стойких игроков, не говоря уже о нем. В правом нижнем углу монитора через двоеточие обозначились две пары двоек. До следующего выхода на связь оставалось двенадцать часов и тридцать восемь минут. Фёдор сидел на оборачивающемся по полной амплитуде стуле, уперев локти в засыпанную разнообразными рекламными проспектами и брошюрами поверхность кабинетного стола. Кисти рук обхватили голову, проникнув в самую гущу волос.

Задание, на первый взгляд показавшееся Фёдору сложнее предыдущего, после трезвой оценки все-таки представлялось ему выполнимым и реальным. Он размышлял, что нужно просто собраться с мыслями, распределить время на каждую конкретную единицу и определить место поиска. Имея четыре позиции задания, время желательно распределить равномерно, то есть примерно по три часа и десять минут на каждую.

Фёдор встал из-за стола, прошел на кухню, достал из холодильника пакет грейпфрутового сока, налил в высокий стакан и вернулся на рабочее место. Сделав большой глоток из стакана, он взял чистый лист и составил список:

1. 3 кг вольфрама

2. тухлая вульва

3. штангин-циркуль АД 84 с гранеными плоскостями

4. 0,5 литра квасного сусла розлива Житомирского консервзавода.

- Ну с вольфрамом более или менее понятно, цветными металлами в Москве торгуют на широкую ногу, циркуль можно раздобыть в инструменталке у дяди Жоры, с вульвой тоже вряд ли возникнут проблемы, остается только сусло,- вслух анализировал Федор, придав своему лицу напряженное выражение.

Молодой человек, лет двадцати шести, голубые глаза и правильные черты лица которого позволяли сделать вывод о благородности его происхождения, скрупулезно всматривался в изображение монитора, перепроверяя, не допустил ли он каких-либо неточностей при подтверждении задания. Еще раз сверив сделанные им на бумаге записи с данными, полученными по электронной почте, он отключил монитор, оставляя сам компьютер в рабочем состоянии.

- Сусло… сусло, сусло. Квасное сусло житомирского консервзавода. Спецификация из не самых распространенных. В основном такими поставками занимается Лебедянь, ну и Старый Оскол еще, Житомир даже и не встречался, - продолжался ход его мысли, - ладно, самое сложное оставим на финишный отрезок, мысли о сусле могут занять очень много времени, нужно начинать с более реального.

Фёдор набрал на трубке радиотелефона семизначный номер, оканчивающийся на девятку.

- Алло, добрый вечер, извините за столь поздний звонок, дядь Жору можно пригласить? – подчеркнуто вежливым тоном Федор начал разговор.

- Он уже отдыхает, а кто его спрашивает?, - с недоверием отозвался женский голос.

- Это Федя беспокоит, переговорить нужно срочно.

- Сейчас посмотрю, может не заснул еще.

Через полминуты в трубке послышался хриплый мужской баритон:

- Да, я слушаю, Федя?

- Дядь Жор, слушай, как у вас на заводе со штанген-циркулями?

- Ну есть, а чего это ты вдруг заинтересовался, никогда гвоздя в доме забить не мог, а тута вон, глянь-ка, измерительный инструмент ему понадобился, - дядя Жора сделал ударение в слове «инструмент» на «у».

- Да так, мы с ребятами решили подогрев под футбольное поле наладить, а сечение труб и измерить нечем. Говорят для этих дел АД 84 хорош?

- Это с граненными плоскостями, чтоль? Так он ко всему хорош. А когда тебе?

- Сейчас нужно, но завтра утром если будет, то за мной как всегда не заржавеет. Текила–то как, пришлась по вкусу?

- Да знатная вещь, только вот бабку мою мутило. Я ей говорю: ты это, мать, клей соль слюнями на верхний ободок рюмки, а она как чайную ложку ебанёт прямо внутрь, размешает, выпьет и от целого лимона откусывает, значит. Вот и блевала всю ночь, соли нажралась и давай в унитаз твою Дыкилу. В общем, завтра на проходную к началу смены подходи, я думаю Егорыч даст мне на пару деньков-то. Только ты это, не загуби его.

- Лады, дядь Жор

Нажав на клавишу конца вызова, Федор обвел красным маркером третью строку на листке, определяя попутно с какой позиции продолжать поиск.

- Вульва или вольфрам, вольфрам или вульва?, - мучительные сомнения сверлили мозг, Федор стал выстраивать логические последовательности – на дворе полночь, ночь - пора любви, значит - вульва, вольфрам скорее пойдет с утра.

Федор активировал на своем мобильнике записную книжку. Из целесообразных вариантов на сегодняшний вечер определялись Жанна, Виолетта и Жюли. Федор написал эти имена напротив второй позиции в списке. Немного поразмыслив, вычеркнул имя Жюли. Француженки тщательны и щепетильны в вопросах личной гигиены, вряд ли можно было застать ее вульву в тухлом состоянии. Федор набрал Виолетту, но вопреки ожиданию услышать мягкий тонкий голос с оттенками украинского фольклора, ему ответили с тяжелым грузинским акцентом:

- Аллэ?

- Виолу можно?

- А хто это?

- А ты кто?

- Я Гоги, а ты хто?

- Я Федя.

- Слушай Федя, Виола не может сичас с тобой гаварыть, нечем просто, занято у нее фсё.

- Гоги, а вульва у нее сегодня чистая?

- Какая вулва, слушай? Не знаю никаких таких вулв, толко волво знаю. У моего брата Дато есть такой машина.

- Понятно, Гоги, отдыхай.

- Спасыба, кацо.

Федор вычеркнул из списка и Виолу - надежда оставалась только на Жанну. Он нажал на вызов, найдя ее имя в записной книжке телефона. Жанна ответила сонным голосом:

- Слушаю?

- Жанусик, сладкая, моя ночь скучна и невыразительна, я жажду твоего визита. Только твое общество способно скрасить мое банальное времяпрепровождения. Возьми извозчика и мчи ко мне, я рассчитаюсь.

- Ты с ума сошел, Федька. Мне завтра в семь вставать.

- Ничего, отсыпаться будешь в доме престарелых. Давай, жду тебя через пол часа. Только, Жануля, ты не подмывайся там, ладно, и прокладок в трусы не суй.

- Да у меня и воду-то горячую выключили еще неделю назад. А как же оральные ласки?

- А это только придаст им пикантности. Ну все, жду.

Жанна задержалась на 25 минут, чего и следовало ожидать от продавщицы овощного отдела магазина «Морозко». Единственное в чем она сдержала свое обещание – была тухлая вульва. Первым делом, еще с порога, Федор проник ловкой и опытной рукой махрового ловеласа в белье Жанны. Сделав несколько вращательных движений в области ее паха, он достал свою кисть и плавно потряс ею перед своим носом, как это обычно делают посетители заведения на улице Наташи Ковшовой, ознакамливаясь с ароматами новых парфюмов. Окружающая атмосфера насытилась запахом несвежего тильзитского сыра, сквозь который пробивались пряные нотки килек в томатном соусе.

- У, божественно. Просто чудесно. Жанусик, ты всегда радовала меня своей исполнительностью. Какой насыщенный букет!!! Я буду ласкать твой упругий клитор до онемения языка, но сначала позволь мне провести некоторые процедуры.

Фёдор аккуратно транспортировал Жанну на диван, придал ее телу неглиже и заранее приготовленным паралоновым тампоном снял своеобразный мазок со стенок ее влагалища и малых половых губ. Затем кусочек паралоновой материи был помещен в пол-литровую банку, туда же отправились несколько волосков из промежности Жанны. Последнее, что оставалось сделать – это зафиксировать визуальный образ Жанниной вульвы, причем желательно разными способами. Во-первых, Федор запечатлел это фотографически, стараясь направить вспышку так, чтобы на снимках были отчетливо видны творожистые выделения. Следующим концептуальным действием Федора было помещение Жанны на ксерокс и сканирование того, что вплотную прилегало к копировальной поверхности аппарата, на которой впоследствии осталось влажное очертание рельефа Жанниных прелестей, словно отпечаток безпомадного поцелуя большого рта в вертикальном положении. Не имея более никаких подручных средств, способных оставить потомкам образ дамского бутона, Фёдор по-джентельменски решил отдать должное и Жанне, ожидающей ласки в сладострастной истоме и не совсем понимающей смысл происходящих с ее телом манипуляций. Фёдор, как заправский мачо, нежно прислонился языком ко внутренней поверхности правого жанниного бедра, провел им вверх к самому лону, руками раскрыл еще не дряблую плоть. Тренированным движением указательного пальца левой руки Фёдор приподнял капюшончик клитора, стал поступательно и отрывисто его лизать, постепенно наращивая темп и представляя себе ароматный рожок крем-брюле в знойный июльский день. Параллельно, правая рука ласкала левую грудь Жанны, сосок которой топорщился на глади смуглой кожи парусом давно ушедшего в плавание фрегата. Ощущения Жанны выражались междометиями «О», «Оо» и «Ууу», произносимыми надрывно, словно из самой пальпируемой груди. Спрогнозировав по ним скорое приближение оргазма, Федор перестал сжимать Жаннину грудь, а большой палец освободившейся руки вонзил сквозь тугой сфинктер в трепетный анус. Вопль наслаждения Жанны заполнил на долю мгновения весь космос, аффективной рукой она вырвала клок волос из густой шевелюры Федора, едва не сломав ему ушные хрящи сжавшимися по инерции, сильнее чем пасти акулы, бедрами. Игнорируя боль, дождавшись пока тело Жанны обмякло как корпус проткнутого шилом, Федор отстранил лицо от побагровевшей вульвы. Словно не желая расставаться с гибким языком она взяла его на привязь тонкой ниточкой вагинальной слизи, которая, неестественно растягиваясь, становилась тем слабее, чем дальше удалялось лицо Фёдора. В конце концов она оборвалась, пружиной вернувшись в материнское лоно. Тем временем Фёдор достал свой невыразительный член с изломом на правую сторону и начал ожесточенно мастурбировать, направляя плевки спермы в порозовевшее и влажное лицо партнерши. Закончив эякулировать, Федор, как отрезав, строго произнес:

- Ты свободна, собирайся. Деньги на такси в прихожей.

Жанна, не имея особого желания возвращаться домой, прижалась к груди Федора и милым тоном, словно бабушка рассказывающая своему внуку одну из сказок тысячи и одной ночи, попросила:

- Ну Феденька, куда мне ехать, я тебе спинку поглажу, завтрак утром приготовлю, писю тебе оботру полотенечком, не гони меня милай.

- Домой, я сказал, дел у меня много, не обижайся - он сухо чмокнул Жанну в забрызганную щеку.

Она быстро собралась, взяла на тумбочке в прихожей деньги и ушла, тихо притворив дверь.

Федор посмотрел на часы. «Без сорока пяти минут четыре, на сто процентов выполнена только одна позиция из всего задания, на последующие остается примерно по два с половиной часа на каждую» - в уме скалькулировал Федор, прошел в душ, освежился холодной водой, сварил крепкий кофе и вернулся за рабочий стол. На листе заданий, напротив позиции два появился след маркера, обводящий запись красной петлей. «Если дядя Жора не подведет, на штанген-циркуль можно потратить не более двадцати минут. Следует все силы направить на поиски сусла и вольфрама» - продолжалась выстраиваться картина последующих действий в голове у Федора. Он открыл лежащий перед монитором журнал «Товары и цены», нашел раздел «Промышленные товары», стал последовательно отслеживать более или менее подходящие объявления, напротив которых маркером проставлял крестики. Конкретики не хватало, Федор не нашел непосредственно предложение продажи по вольфраму, отметил лишь общие сведения по цветным металлам. Несмотря на глубокую ночь, Федор решился произвести несколько звонков на удачу. Набрав шестой номер он неожиданно услышал бодрое, как будто в разгар рабочего понедельника, «Компания Метэкспорт, добрый вечер». Приятный голос секретаря немного обескуражил Федора, он не сразу вспомнил зачем позвонил, но затем опомнился и попытался сформулировать свой вопрос:

- Девушка, доброй ночи, есть ли в наличии вольфрам?

- Секунду, соединяю с менеджером отдела цветных металлов - переадресовала секретарь.

- Василий, здравствуйте, чем могу быть полезен?

- Доброй ночи, Василий, мне необходимо три килограмма вольфрама.

- Вы что шутите, Вы бы еще ведёрко обогащенного урана спросили – после некоторой паузы молвил менеджер.

- Извините, а в чем проблема?

- Вы интересуетесь вольфрамом, и ничего о нем не знаете?

- Понимаете, передо мной поставили задачу найти срочно вольфрам и я просто ее выполняю.

- Найти срочно вольфрам, – сакцентировал менеджер на слове «срочно» - да его на всю страну может килограмм триста найдется и более того он изъят из свободного оборота в России, может быть и во всем мире.

- Ну извините, – Федор только сейчас начинал понимать всю сложность задания.

- Постойте, молодой человек, Вам действительно нужен вольфрам?

- Иначе зачем бы я Вам звонил?

- Я думаю что-то можно придумать. Как срочно Вам это необходимо?

- Последний срок 10.45 завтрашнего утра.

- Да! Ну и задачка! Ну вы примерно хоть предполагаете какая цена?

- Мы готовы по тысяче грина за кило – Федор естественно даже и не предполагал реальную цену на столь раритетный товар, поэтому и назвал первую, показавшуюся ему приемлемую сумму.

- Вы меня смешите, до свидания.

- Алло, алло, алло, Вася, подождите, ваши условия? – судорожно, боясь потерять канал, затараторил Фёдор.

- 10 кусков за кило на условиях самовывоза.

- Я согласен.

- Я буду ждать Вас в пол четвертого в камерах хранения Курского вокзала, деньги принесете наличными, я сам Вас там найду, на месте держите в руках журнал «Плейбой». До встречи.

- Вася, а можно «GQ»? – поинтересовался Федор, подумав, что «Плейбой» не лучшее средство опознавания при встрече.

На последний вопрос ответа не последовало, Василий сорвался со связи.

- Еще бы красную клеенчатую шляпу заставил одеть, мудак – со злостью выпалил Федор в уже пикающую короткими гудками трубку.

До встречи оставалось двенадцать минут. Федор подошел к стене кабинета, на которой висела репродукция одной из картин Дали, аккуратно отодвинул рамку. За ней предстал сейф. Федор прокрутил верхнее кольцо ключа вправо на семь единиц, нижнее вправо на две, среднее влево на одну. Электронный оповещатель сейфа женским голосом произнес: «Открыто. Войдите». Федор достал три пачки стодолларовых купюр, сложил в пластиковый пакет, плотно его свернул и положил во внутренний карман легкого бежевого пиджака. Карман сильно оттягивался и производил впечатление недоброкачественной грудной опухоли.

Ровно в назначенное время Федор вошел в пахнущие нечистыми носками камеры хранения Курского вокзала. В зале никого не было. Он услышал приближающиеся шаги ног в шаркающих шлепанцах. Подошел невысокого роста парень с абсолютно отсутствующей растительностью на голове. На первый взгляд ему было не больше тридцати. На нем были белые льняные брюки и пляжная рубаха на выпуск в крупных красных тюльпанах. Он протянул руку, еще раз представился, затем осведомился:

- Деньги при тебе?

- Обижаешь, Вася.

- Знаешь, в бизнесе нужна определенность, покажи.

Федор вынул из кармана сверток, достал три пачки и прошелестел купюрами, убеждая Василия в отсутствии куклы.

- ОК. А где «Плейбой»?

- Зачем «Плейбой»?

- Нет, без «Плейбоя» ничего не выйдет.

- У меня есть только «GQ», пойдет?

- А бабы голые там есть.

- А как без них-то.

- Ну ладно, я думаю прокатит.

- Где твоя машина стоит?

- А я сейчас не на машине.

- Ну ёптить, мы же договаривались о самовывозе. Нет, так бизнес не делается. «Плейбоя» нет, машины нет, что за хуйня, может у тебя еще и бабки фальшивые, а?

- Не ссы Вася, в бизнесе надо доверять партнерам, я же верю тебе, что ты мне качественный вольфрам подгонишь, а не ллюминий какой-нибудь прессованный, а насчет машины, так я сегодня на мото, на стоянке стоит.

- Так бы сразу и сказал, а то нет машины и пиздец. Пошли тогда к твоему мото, ехать придется небилзко.

- Куда ехать-то Вася, я думал, сейчас ты мне ячеечку откроешь и вольфрам достанешь.

- Нет, ехать надо в ближнее Подмосковье к Владиславу Терентьичу, это по Можайке километров пятнадцать от МКАД.

- А зачем ты меня сюда в эту камеру хранения вонючую заставил припереться?

- Знаешь, люблю я это место, спокойное оно.

С последними словами Федор не поспорил, место действительно оказалось спокойным. Они вышли, прошли на стоянку, Федор завел сверкающий никелем новый BMW 5200.

- Поедем быстро, надень шлем – Федор протянул Василию индивидуальное средство безопасности на мототранспорте.

Они одели шлемы с незатемненными стеклами и Федор мягко тронулся. Прорезав стрелой Кутузовский проспект они выехали на Можайское шоссе, промчась по нему примерно минут шесть, Вася скомандовал правый поворот. Федор повернул на проселочную дорогу, метров через триста по которой, они въехали на дымящуюся и пахнущую паленой резиной свалку.

- Тормози.

- Ну и вонища, Вася.

- А что поделать, бизнес тяжелая штука, нужно и жопы лизать уметь и гавно нюхать.

- А иногда и есть его – добавил Федор.

Они встали с мотоцикла, перед ними лежала огромная свалка, со всех сторон окаймленная лесом. Рельеф ее был сложным, то тут, то там представали бугры, источающие едкий дым, кое-где наоборот виднелись провалы больших ям, словно воронки от взорвавшихся бомб.

- Нам нужно на тот конец – Василий показал рукой на противоположный край свалки к лесу.

- Пешком?

- Ну ни на бимере же твоем?

- Прощай мои «Версаче» - Федор с грустью посмотрел на заостренные носки лакированных в песочный окрас туфель из крокодильей кожи.

- Не бзди, Фёдор, прорвемся – Василий снял свои белые брюки, повесил их на сиденье мотоцикла, подошел к стоящей на краю свалки березе (автору на самом деле не понятно, как в таком техногенном биогеоцинозе росли березы), и, где-то из-под растущих в близи кустов, достал две пары высоких резиновых сапог – вот, надень.

Они переэкипировались, Василий выломал из дерева ветку, приспособил ее под трость и парни двинулись, словно два экстравагантных бомжа. Федор был облачен в белый летний пиджак на голое тело, черное белье и сапоги, Вася же выглядел еще более изыскано, красные тюльпаны его рубахи грамотно сочетались с резиновыми сапогами на голых ногах. С трудом пробравшись по дымящимся сопкам к лесу, они вышли к маленькой хибарке, сделанной из картонных коробок и покрытой полиэтиленовой пленкой. Федор почувствовал у себя в сапогах чавкающую и тягучую жижу*. Сапоги оказались дырявыми. Пахло застоявшейся водой.

- Владислав Терентьевич, просыпайтесь, это я, Вася - Василий постучал в картонные стены хижины.

Внутри ее послышалось тихое ворочание переходящее в ворчание.

- Чего так поздно приперлись?

- Дело есть срочное, Владислав Терентьич.

- Девочек привезли? – Владислав Терентьевич одернул целлофановую занавеску, служившую дверью хижины и вышел к нежданным визитерам.

- Вот все думаю, Владислав Терентьич, немолодой уже человек, скоро шестьдесят пять стукнет, профессор наконец, а все с девочками забавляетесь?

- Ну знаете, молодой человек, доживите до моих лет, а потом посмотрим.

Василий взял у Федора «GQ» и протянул Владиславу Терентьевичу, облаченному в более естественный для здешних условий синий халат, которым пользовались школьники на уроках труда. На голове у хозяина хибары была тряпчаная панама, кое-где изъеденная молью, а может быть и прожженная до крупных дыр. Над желтым пластмассовым козырьком красовалась выцветшая надпись «Таллин 78». Резиновые сапоги были неотъемлемой деталью туалета всех обитателей свалки, и Владислав Терентьевич, как яркий их представитель, не являл собой исключение. Пожилой мужчина, носивший очки с толстыми, треснувшими стеклами, пролистал журнал, немного разочаровано произнес:

- Василий, я же просил Вас, пожестче.

- Ну тогда, дорогой мой Владислав Терентьич, Вам не «Плейбои» нужны, в следующий раз обязательно что-нибудь потяжелее захвачу. У нас сейчас другая задача. Вольфрам нужен, я знаю у Вас там, в чемодане кило пять есть.

- Вы же знаете, Василий, вольфрам – металл ценнейший и редкий – это Вам не молибден, которого здесь собаки не грызут. Боюсь это Вам не дешево обойдется.

- Сколько? - резко спросил Василий.

- Двести… нет, восемьсот… за килограмм.

- Федя, отсчитайте Владиславу Терентьичу три тысячи зеленых.

Федор достал из пакета одну пачку, отсчитал тридцать банкнот и отдал продавцу редкого товара. Тот, в свою очередь, не пересчитывая, положил доллары в карман халата из которого торчал обмазанный солидолом гаечный ключ на 17, зашел в хибарку и через три минуты вышел с полной авоськой.

- Здесь даже больше будет. Три кило и четыреста грамм. Полотно на ножовке лопнуло, а то бы отпилил – Владислав Терентьевич протянул авоську Василию.

- Спасибо, профессор, в следующий раз к Вам через недельку за бериллием приеду.

- Да, про девочек не забудьте, и чтоб пожестче, понимаете, пожестче.

- Договорились – удаляясь вместе с Федором в направлении мотоцикла, выкрикнул Василий.

Покупатель и посредник подошли к мотоциклу, последний потребовал сразу же рассчитаться. Скрупулезно пересчитав банкноты, он отдал авоську с вольфрамом Федору.

- Слушай, Вася, а это точно вольфрам?

- Профессор работает по честному, без подстав.

- А почему ты его профессором называешь?

- Так он и есть натуральный профессор. Я у него на кафедре в «Стали и сплавов» учился. Денег там ему мало платили, ну сам знаешь наши беды, наука в загоне, бюджетникам не платят, вот он на свалку и перебрался. Уже четвертый год как идет.

- Ты конечно, слишком уж наварил.

- Связи дорого стоят, Федя.

- Слушай, Вась, а может ты и с суслом мне поможешь?

- А что за сусло такое?

- Квасное, но нужно, чтоб именно житомирского розлива.

- Есть тут у меня один спец по квасу. Если выгорит – с тебя штукарь.

- Без вопросов Василий, да ты я смотрю просто кладезь, через тебя самые сложные вопросы можно решать.

- Да у меня в каждой отрасли народного хозяйства и деятельности есть свои спецы. Хочешь квас – будет спец по квасу, хочешь вольфрам будет спец по вольфраму. Вот ты, например, чем занимаешься, в чем специализируешься, что хорошо делаешь?

Федор задумался, поразмышлял минуту и сообщил:

- Знаешь, Вася, я пизду хорошо умею лизать.

- Что ж, дело нужное и непростое. Ну вот, теперь у меня и специалист по кунилингусу есть – Василий открыл блокнот и записал там имя Федора – как с тобой связаться в случае чего можно?

Федор назвал свои мобильные номера.

- Вобщем, если ко мне обратятся по этому поводу, я выйду на тебя, лады? По деньгам договоримся, кстати, сколько ты берешь?

- Да я вообще-то не беру денег, так для души.

- Это правильно, тогда я сам буду определять цену в зависимости от обстоятельств.

- Договорились.

Они уселись на мотоцикл, Федор резко стартанул, быстро набрал скорость, и через пять минут они влетели в ночную Москву. До рассвета оставалось пол часа. Остановившись возле Поклонной горы, Федор спросил у спутника:

- Вась, неужели у тебя во всех сферах есть свои связи?

- Ну да, есть.

- А вот спец по говну у тебя есть?

Василий мысленно напрягся, стал вспоминать, открыл свой записной блокнот, пролистал его.

- Ты знаешь, по говну как-то редко интересуются, вот и нет никого, если с ходу подумать. А тебе сколько говна нужно? В принципе, есть тут у меня один вариантец.

- Да нет я просто поинтересовался. Для меня актуально на данный момент сусло. Организуй.

- Сейчас, подожди минуту.

Василий еще раз открыл свой ценный блокнот, набрал номер, после паузы произнес:

- Алло, Валя, доброе утро. Как там у Вас с квасом сейчас?

Выслушав ответ, продолжал:

- Да ты не ори, Валюша, вон посмотри в окно, рассвет какой живописный, прелесть, знаешь пословицу «тот кто рано встает, тому Бог дает»…. Да нет же Валя, у меня тоже рано встает, но зато поздно ложиться…. Мне сусло срочно нужно…. Да прямо сейчас…. Житомирское…. Как нет?…. Валюш, а если подумать хорошенько?…. Не обижу…. ОК. Спасибо Валюша…. Просто сказать что от тебя? Ну все, целую твои божественные колени, Валюша…. Да, Валь, кстати, погоди, у меня сейчас человечек появился, лижет грамотно, ты не интересуешься?… Ну тебе, как своему партнеру, со скидкой (Василий, прикрыл микрофон телефона ладонью, показал Федору большой палец, попутно спросил, устроит ли его тысяча грина за час работы, увидев его одобрительные кивки, снова переключился на разговор с Валентиной)…полтора косаря за час…. А так два берет…. Да Валюша, за качество отвечаю, ты же знаешь я фуфло не гоню. У меня честный бизнес... Ну все пока, значит бабки за сусло завезу тебе в офис завтра.

Закончив разговор с Валентиной, Василий обратился к Федору:

- Поехали, на Борисовские пруды, там у них склад. Разбудим сторожа и возьмем твое сусло. Бабки сейчас не отдавай, тут схема с бартером родилась. Берем сусло, завтра ты приезжаешь в ее офис к четырем дня, лижешь ей, только так, знаешь, чтоб профессионально все было, я все-таки поручился, деньги получаю я, тысяча за сусло и пятьсот за моего клиента на «полизать».

- А расчет за само сусло, сколько я должен непосредственно ей?

- Ну, накинешь там лишние минут пятнадцать, язык думаю не отсохнет, и разойдетесь по-хорошему.

- Договорились.

Разбудив сторожа, они прошли на склад, нашли контейнер с житомирским суслом, распечатали его, взяли пол-литровую бутыль и простились. Федор вернулся домой около шести. Он выложил на рабочий стол бутылку с мутно-коричневым содержимым и вольфрам. Поскольку там уже стояла банка с тухлой вульвой, Федору оставалось собрать всего лишь один компонент. Он отметил маркером исполненные позиции и, решив поспать часика два с половиной, завел будильник на 8:30. Завтра предстояло только взять у дяди Жоры штанген-циркуль, но это было уже наполовину, даже на 89 процентов, сделанным делом. Он спокойно заснул, довольный плодотворной охотой.

Будильник был убит брошенной в него подушкой ровно в 8:32. Морщась от жуткого недосыпа, Фёдор встал с кровати, проследовал в душевую, включил кран с холодной водой. Ее струи, словно иглы китайской терапии, мобилизовали тело, головная боль утекала вместе с водой в мелкое решето сливной воронки на дне кабины. Одев на мокрое тело халат, Федор проследовал на кухню, сварил крепкий кофе, выпил два сырых яйца и йогурт, рекламируемый по центральному телевидению небесталанной певицей Валерией. Закончив с трапезой, молодой человек облачился в джинсы и белую футболку марки «FCUK», аккуратно поместил в рюкзак собранные экспонаты, спустился в подземный гараж, откинул крышу красного «Альфа-Ромео» и направился к проходной завода «Серп и Молот».

Дядя Жора блеснул старой закалкой, встретив Федора ровно в назначенный час. Передавая штанген-циркуль АД 84 с гранеными плоскостями, дядя Жора по-отечески даже дал некоторые инструкции по его применению. Устно поблагодарив прожженного слесаря, Федор протянул ему заранее приготовленную бутылку ирландского виски в подарочной упаковке и откланялся.

Для завершения миссии оставалось лишь вложить все собранные предметы в заранее оговоренное специально для последнего задания место – почтовый ящик квартиры 19 дома номер 7 по Бродникову переулку, куда и направился в спешном порядке Федор, лавируя между стоящими в утренних пробках машинами, торопящихся на работу клерков. Ящик оказался на удивление вместительным для обычного почтового и Федор с легкостью поместил в него авоську с тремя килограммами вольфрама, штанген-циркуль АД 84 с гранеными плоскостями, бутылку с 0,5 литрами квасного сусла розлива Житомирского консервзавода и банку с тухлой вульвой. Для того чтобы быть полностью уверенным в корректности выполнения задания, Федор также вложил в ящик фотоснимки жанинных прелестей, визуально свидетельствующих о состоянии содержимого банки. Закончив миссию, обладатель красного кабриолета направился домой в ожидании выхода на связь, который должен был произойти ровно в 11:00, т.е. уже через 27 минут. С чувством, посещающим человека при выполнении какой-либо сложной и глобальной задачи, Федор вошел в свой кабинет, сел в кресло и включил монитор. Раннее пробуждение давало о себе знать, глаза Федора рефлекторно сжимались, в конце концов он отключился. До выхода на связь оставалось 7 минут и 39 секунд, за которые молодому парню успели присниться: Алина Кабаева, мастурбирующая гимнастическими булавами на помосте СК «Олимпийский», судьи, выставляющие как один высшие оценки за ее выступление, Владислав Терентьевич, играющий на баяне и пьющий кефир из литрового пакета, собаки обгладывающие труп Евгения Киселева в одной из останкинских студий, а также супруга дяди Жоры, наполняющая огромную клизму из бутылки ирландского виски. Ровно в 11:00 раздался характерный сигнал, свидетельствующий о выходе на связь, сновидения Федора прекратились, сознание попыталось поместить Федора в реальность, хотя вопрос о том, почему собаки ели Евгения Киселева, все еще затруднял окончательное пробуждение. Сейчас, открыв глаза, как будто наоборот, Федор провалился в сон. Тем не менее, сообщение, высветившееся на мониторе, все-таки позволило ему сконцентрироваться и окончательно прийти в себя.

Персональный номер 2688. Сетевое имя – zaxar.

Миссия выполнена не корректно.

Ошибка при идентификации позиции номер два по причине номер 743 – отсутствие естественной целостности объекта.

Процент выполнения задания – 76.

Коэффициент качества – 91.

Получено опыта – 42 процента.

Получен бонус в размере 143 000 евро.

Продвижение в рейтинге – 22 позиции.

Текущее место в рейтинге – 18.

Текущий статус – мастер 2 уровня.

Добавлено новое задание:

- 30-метровый рулон бытовой фольги производства Каргопольского алюминиевого комбината;

- баклажановое рагу в 300 – граммовых консервах;

- 50 стриженных ногтей с больших пальцев левых мужских ног (*прим. – ширина не менее 3 мм);

- 7 килограмм косметической глины.

Подтверждение принятия задания (участие в миссии – 10 000 евро).

С уважением, координатор проекта глобального коллапса - mЁbius.

конец июля – начало августа 2002 года

У zaxar



проголосовавшие

brzh
Владислав Замогильный
Владислав

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 19
вы видите 4 ...19 (2 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 19
вы видите 4 ...19 (2 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - net_pointov

Гастроном
Человек и пароход
Жить

День автора - Hron_

тело
Уца-пуца-дилибом
хоронят клоуна
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.036474 секунд