Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Кирилл Лемс

ТРИ часть 2 (для печати )

Часть вторая

Три

1

В чувствительности железных струн

В изгибах никому неизвестных рун

В зеленых глазах едущего на тебя грузовика

В круге, очерченном солью

Кружится в танце она

Когда после долгого отсутствия в реальном мире, когда проснувшись посреди ночи, он дымил сигаретой у окна, он увидел ее, эту луну. Она была… она была как кусок сыра, покрытый каким то тускло- красным полиэтиленом…

Да, Рут отлично понимал, что это просто смог окрашиваемый фонарями этого города, придает ей такой оттенок… но все - таки казалось, что луне сегодня ночью плохо. Что она истекает кровью.

Рут долго смотрел на нее, ему было странно хорошо… Обычно в такие часы он спал и видел как всегда какой - ни будь страшный сон. Сегодня страшных снов не было, а может он их просто забыл…

Закрыв глаза, он все еще видел эту луну, как будто она осталась на оборотной стороне его век, как будто она все еще видела его глаза. Руту казалось, что от этого света не скрыться, что этот кусочек лица какого то непонятного существа смотрит своим окровавленным взглядом сквозь его руки, сквозь стены его дома, сквозь его закрытые веки.

В эту ночь все было не так, как всегда.

Обычно, Рут, открыв глаза видел все ту же улицу, все ту же луну, если она конечно не была за облаками, он выкидывал сигарету в форточку и шел спать.

Сегодня, открыв их, он увидел следующее: эта луна, огненным метеоритом падала в низ, почему-то совершенно не учитывала свои планетарные размеры, она как была примерно с надкушенное яблоко, так им и осталась. Пролетев мимо его окна, оставляя после себя длинную полосу красного огня, она упала на асфальт и разбилась на несколько тысяч маленьких, и таких же красных осколков.

Рут ошарашено смотрел на все это, потом отпрыгнул от окна, упал на пол, и стал медленно - медленно подползать к окну. Он увидел там, в высоте все ту же луну, подернутую все той же кровавой дымкой. Рут посмотрел вниз: внизу никаких осколков не было, были только рельсы, какие-то тусклые, несмотря на фонарь, который был рыжим, как апельсин.

«Нужно проспаться» - подумал он и пошел в свою кровать

Сна Рут запомнить не смог. И это хорошо: он проснулся от собственного крика, а подушка была искусана.

Сегодня было много дел. Но все они сводились в основном к тому, что бы заработать денег. Денег на жратву, денег для предков, которые чуть ли не требовали, что бы «им возвращали то, что они давали тебе раньше».

От перебирания клавиш рябило в глазах. Это было невозможно переносить. Рут часто бегал курить, он скуривал по две пачки в день, он не мог постоянно барабанить по клавишам, у него начинала возникать такая сумасшедшая мысль, что клавиатуре больно, и она скоро закричит.

Завтра у одного знакомого Рута была свадьба. Конечно, по этому поводу была намечена большая пьянка. Но совсем не «дома у Петровича», как наверно думала новобрачная, а в борделе.

У Кирилла уже заранее была поставлена цель «трахнуть побольше баб сегодня ночью», так сказать, «напоследок».

После того как семеро уже изрядно подвыпивших молодых людей скупили половину винного магазина, они направились в тот самый бордель. Бордель представлял собой обычную коммунальную квартиру, состоящую из девяти комнат и единственное, что ее отличало от обычной коммуналки, было то, что в ней был сделан хоть мало-мальский ремонт.

Проституток было в достатке, как впрочем и презервативов, водки и пива.

Рут смог выдержать только троих, после чего отправился пить пиво в пустую комнату, оставив всех остальных в соседней.

Комната была небольшой. Из мебели в ней был только огромный диван, обитый красным бархатом и маленький столик, на котором стоял музыкальный центр.

Он достал из своего плеера диск doors, поставил его в центр и стараясь не слушать ахи и вздохи за стенкой, стал вслушиваться в «the end»

Через 11 минут музыка кончилась, и Рут остался в полной тишине. Через 20 минут он оказался еще и в полной темноте – за окном село солнце.

Еще через несколько длинных минут в полной тишине и полной темноте в дверь постучали, и не дождавшись ответа она открылась, не скрипнув петлями.

На пороге стояло странное существо. Он не помнил, трахался он с ней сегодня или нет, но что - то именно сейчас, в этот момент привлекло его в ней.

Черные, до пояса волосы, абсолютно бледное лицо, на котором были видны черные дыры черных глаз… Из одежды на ней были только чулки на подвязках и больше ничего. Ее фигура вырисовывалась в тусклом свете коридора и можно было с уверенностью сказать, что каждый мужчина, если ему не 125 лет смотрел бы сейчас в ее сторону.

- Мне стало с ними скучно… - немного хриплым голосом сказала она – вот, решила постучатся сюда, ты не возражаешь?

- Извини, я чувствую что больше ничего не смогу – сказал Рут и понял что: 1) с ней он сможет, и не раз 2) странное в ее лице было то, что, несмотря на ее, если так можно выразится «одежду» она выглядела как ученица 8 класса «а», которая идет в 1975 году первого сентября в школу, неся в руках букет гвоздик… причем в ней была какая то сила, какой-то надлом… что можно было принимать ее в пионеры прямо в таком виде…

Они выпили сначала коньяка, потом водки, потом Рут уже ничего не помнил. Проснулся он в своей квартире, с осознанием того, что он опоздал на работу на 4 часа.

Что самое интересное, ее чулки вместе с подвязками лежали на кровати рядом с ним.

Он позвонил на работу, попросил к телефонуначальника (того самого «молодожена»), но его секретарша сказала, что он отложил свадьбу из-за того что он заболел – Рут улыбнулся, у него похоже была та же утренняя болезнь - и что сегодня он устроил всем выходной. Еще он просил Рута приготовить отчет о поставке…

Последние слова Рут не слушал. Его взгляд приковала записка на столе.

«Вы меня слушаете, Рут Алексеевич?» - спросила трубка

«да-да, передайте ему, что все будет готово в четверг»

«Рут Алексеевич, Кирилл Юрьевич мне то же поручил работу над этими бумагами, так что мы вполне могли бы подготовить их вместе, например у меня дома…» голос секретутки, причем довольно симпатичной, стал заигрывающим.

«извини, я сегодня занят, надо съездить к родителям…»

«но вы… ты же говорил, что не видел их пять лет…»- сказал голос в трубке, но Рут ее уже повесил.

Записка, написанная корявым почерком гласила:

Сегодня в 2 у главного входа ботанического сада

Рут быстро поел, потом пошел на улицу. Он не мог дождаться, когда увидит ее снова, он мог бы ей заплатить, денег у него хватало, он мог бы сделать что угодно, лишь бы увидеть ее. Он купил цветов, 33 розы по 40 рублей за штуку, шел с этим букетом, его было за ним почти не видно, но потом он подумал:

«идиотизм какой…» и выкинул их в урну.

Он подъехал на своей «девятке» к половине второго, он бегал по освещенным, пока что теплым сентябрьским солнцем улицам, и спрашивал, где этот ботанический сад, как к нему пройти, хотя был здесь наверно тысячу раз.

Рут ждал ее, но она все не появлялась. Сначала он мало волновался: для некоторых девушек являться на встречу без опоздания - плохой тон, но потом Рут вдруг понял, что она не придет. Он ждал ее до четырех, скурил свою пачку mildseven…

В 00:00 Рут сидел в своей захламленной комнате и пил водку наедине с этой самой водкой. Потом включил телевизор, посмотрел какой- то идиотский сериал и уснул.

Через какой то промежуток времени в темной и пустой квартире зазвонил телефон. В трубке, за шумом проезжающих машин и треском цикад он услышал ее голос.

- Где ты?

- Дома, где… почему ты не приехала, я тебя долго ждал- спросил он почему то жалобно, без тени злобы

- Рут, прости, но ты дурак. Посмотри на часы.

Рут включил подсветку на будильнике, и увидел, что он показывает два часа ночи.

Он примчался туда, к этому входу через 40 минут.

Он увидел ее сразу, она была одна посреди рыжего пятна, который образовывал фонарь. Она была одета в одну черную кожу, из косметики был похоже только черный карандаш для глаз… за спиной у нее была гитара в каком то необъятном чехле.

Они ушли в глубину парка. В черную глыбу переплетенных ветвей, которые были похожи на лапы огромных пауков.

Она вела его к какому то месту, причем скоро у Рута создалось впечатление, что это место знает только она одна - она вела его напролом через ветви, через час такой ходьбы они были совсем в глубоком лесу.

Она вдруг резко остановилась у огромного дуба, присмотревшись к нему, Рут увидел скобы, которые поднимались высоко к кроне дерева…

… наверху, в самом сердце листьев этого дуба была площадка примерно 2 на два метра, вокруг которой были плетеные стены из каких то тонких ветвей. Крыша представляла собой кусок желтого целофана, накрытого поверх него защитной сеткой.

Они зажгли свечку в высоком подсвечнике, потом Рут достал бутылку вина, которую купил по дороге

- за что выпьем? Давай за знакомство- сказал он и осекся. Он не помнил, как ее зовут - извини, как тебя зовут?

- У меня много имен, но ни одно ко мне не подходит… Мне нравится менять их каждый день, ненавижу паспорт, в котором запечатан человек, как бабочка в банке с плотно закрытой крышкой. Я – этот лес, я эта луна, что разбилась у тебя под окном, я скрип этих ветвей - она посмотрела на него как-то странно…

- Я то же ночевал в этом парке, я был здесь, на лавке где - то в получасе от входа…я думал, что в этом парке только я один такой.

- Я знаю, я видела тебя. Не знаю, почему я так и не подошла к тебе… Мне кстати понравились твои стихи… ммм… только я их так и не запомнила… прости.

Она посмотрела ему в глаза и стала подкрадываться к нему как пантера к своей жертве. Она смотрела на него как удав на кролика, Руту стало не по себе.

Она действительно как пантера прыгнула на него, и повалив на пол засмеялась. Потом стала пуговицу за пуговицей расстегивать ему рубашку тихо, еле слышно нашептывая ему на ухо: «слушай, слушай этот лес, слушай их, слушай лай собак, слушай проезжающие поезда, слушай этот шелест листвы…»

Она расстегнула ему рубашку и стала целовать ему грудь, опускаясь все ниже. Рут понял, что не может контролировать себя. Ему казалось, что скрип ветвей, крик птицы где- то в этом парке, эти тени, что мелькали на этих стенах… что да же эта тишина сливалась, была синхронна с ее действиями, было впечатление, что он целует какое то живое, очень красивое, очень близкое ему дерево, а оно отвечает ему, гладя своими ветками его лицо…

Она вдруг вскочила и сказала: «пойдем, хватит стоять на месте».

Они спустились вниз, она разделась и помогла раздеться ему.

«Иирт, сегодня можешь называть меня так»

Они вышли на широкую аллею, которая оказалась совсем рядом с этим ее «домом».

Было видно, что по ней уже давно никто не ходил, ветви нависали над ней, но земля была мягкая как песок на каком ни будь платном пляже в Малибу. Она шла впереди какой то странной походкой, которая была то ли походкой манекенщицы, толи походкой чего то… нет, какого то существа, которое действительно слилось с этим лесом, с деревьями, со всем, что окружает ее в данный момент.

Небо смотрело на них ярким полем звезд. Деревья стояли вокруг них как стена.

Она шла впереди, и он видел, как развеваются ее волосы на ветру… и в этом было что то магическое. Иирт повернулась к нему и сказала: «ты будешь со мной сейчас? этой ночью, ты веришь мне?» «зачем ты спрашиваешь?» Сказал Рут и взял ее за руку…

«Бежим!, бежим отсюда, мы сможем убежать куда захотим…»

Они бежали, он бежал за ней, и понимал, глядя на ее волосы, что ничто его сейчас не сможет остановить. Он пробежал наверно несколько километров, но не чувствовал усталости, этот лес окружал его, он стал сначала слышать отдельные голоса, потом он услышал все голоса, которые что то кричали на своих разных и малопонятных языках, потом этих голосов стало так много, что у Рута чуть не заложило уши. Но… но все они, все эти голоса слились в один, один голос, причем Рут отлично стал понимать то, что вся эта темнота вокруг хочет ему сказать. Она остановилась у самого обрыва, он подошел к ней сзади и обнял ее за талию.

- смотри… вот он, наш путь… - Рут посмотрел вниз и увидел там, внизу, где то метрах в 60 камни, и ручей глубиной с полметра, который эти камни и омывал…

- Давай прыгнем?- сказал он в шутку…

Они прыгнули, Рут только успел закрыть глаза, когда увидел эти камни там, в низу. Сначала он услышал, как с тошнотворным звуком ломаются ее кости, так как она летела впереди него, только потом, он как будто в наушниках скорее да же слышал, слышал тот звук, когда разлетался на куски его череп.

Дальше Рут помнил все как во сне. Он увидел Иирт, она была все такой же, только на ее лице появилась какая то издевательская улыбка. Почему - то появилось желание бежать, лететь, куда угодно, не разбирая дороги, искать что- то… что- то, что ты никогда не найдешь…

Они так и сделали. Они бежали с сумасшедшей скоростью, иногда прыгая через деревья, это было похоже на прыжки на трамплине, они бежали, он да же не мог сказать как быстро, он да же не мог увидеть своих ног, так быстро он ими перебирал…

На короткие отрезки, они превращались в каких то собак, Руту это нравилось, он видел, как под ногами с сумасшедшей скоростью мелькает земля, как метеориты под космическим кораблем. Вдруг он почувствовал присутствие людей и остановился. Они вдвоем шли, абсолютно беззвучно перебирая лапами по ковру сосновых иголок, пока не подошли вплотную к кустам.

Послышались голоса. Двое людей, стоя посреди довольно большой поляны, обсуждали, закопать его просто так или сначала пристрелить. Перед ними, на коленях стоял связанный человек с обмотанным вокруг ног и рук скотчем и с заткнутым ртом. В итоге эти двое пришли к мнению, что они не изверги и что они его все- таки сначала пристрелят. Один вытянул руку в которой был черный, совершенно не поблескивающий в руках пистолет и направил стоящему на коленях в голову…

Он не успел ничего сделать. Его откромсанная Рутом рука вместе с пистолетом упала на землю, и пистолет выстрелил, когда она коснулась травы. Этот, в черной куртке заорал нечеловеческим голосом, но потом его крик перешел в хрип, т.к. Рут добрался до его шеи. Кровь струями лилась из артерий на морду Рута, пока он кромсал его кости.

Второй человек в кожаной куртке только сейчас отошел от первого шока и достал пистолет. Но почему-то уронил его прямо перед Рутом, закрыл лицо руками, и Рут увидел, как его волосы прямо на глазах из черных превращаются в белые. Он бежал, бежал куда то, а когда Рут обернулся назад, где была Иирт, он увидел то, от чего и ему почему то самому очень захотелось убежать.

Огромная тень шла между деревьев, за ней стояли сотни серых, качающихся как дым теней.

Эти тени обогнули тень с двух сторон и побежали за этим, в черной куртке, он не успел даже добежать до края поляны, они догнали его где - то метрах в трех от леса и Рут увидел, как в разные стороны полетели куски его тела.

Рут с криком проснулся.

Она сидела рядом с ним и играла на гитаре… Играла какую то грустную песню…

Она смотрела на колеблющееся пламя свечи своими черными глазами.

2

Она ищет глазами потертые ручки дверей

Она ищет темную пропасть зрачков

Ищет стеклянный звон гобелен

В огромных черных парках, за высотой бетонных стен

Рут сидел на автобусной остановке и ненавидел ее, эту остановку. Ненавидел за то, что постоянно какая то из проезжающих мимо машин тормозила и как бы излучая тепло своего салона и мчалась дальше, когда Рут махал ей рукой, что бы она уезжала. У Рута не было денег, просто он заснул в метро и проснулся на конечной, но уже без пиджака, в котором собственно и были и мобильник и деньги. После того, как он вышел, он сначала долго соображал, почему он здесь находится и собственно, как его зовут и кто он такой. Потом, когда он это вспомнил, он стал думать, почему, что бы перейти на противоположное направление нужно спускаться в переход и опять платить за вход в метро. Только когда появился этот долгожданный поезд, Рут побежал через переход в эти теплые пустые вагоны и почти попал в них, но «веселый» машинист захлопнул двери прямо у него перед носом. Этот поезд оказался последним и собственно по этой причине Рут и сидел на этой замечательной скамейке шмыгая носом, в результате внезапно появившегося насморка и злился на все. На себя, на такого придурка, который позволил себе так уснуть в метро, на машиниста, на пустые автобусы, что неслись в парк, на эти автобусы, в которых было тепло, а здесь Рута знобило, скорее да же не от холода, а от этого трещащего над головой фонаря.

И почему то больше всего он злился на Иирт, собственно говоря из-за которой Рут почти не спал несколько суток.

После той ночи, в ее домике на стволе дуба они часто встречались. Она ушла из этого борделя, во всяком случае она об этом так говорила.

Когда они занимались любовью, в этом было что то фееричное, что то особенное, но не выходящее за рамки … за рамки, которых собственно не существует в природе. Рамки, в которые человек хочет все загнать, вот только смутно понимая, где они находятся…

«… вот теперь все ясно» - думал Рут, считая свои шаги и думая о каком то бреде:

«1,2,3, наверно, когда то на земле был мир 8,9,10 он был тогда, когда все люди имели свою половинку 15,16,17 вот разве станет кто-нибудь убивать другого человека, когда у него есть любовь? 33,34,35» - Рут остановился и закурил косяк- «тридцать пять… ммм… на чем я остановился… А! Так вот, станет ли кто ни будь кого ни-будь убивать, когда любит и знает, что этот человек, кого он хочет убить любит так же? 39,40,41 нет! Конечно нет… но потом все это наверно разбилось, разбилось на мелкие куски 47,48,49 на каких то отдельных людей, которые по-настоящему любят друг друга… но правда они большая редкость сейчас 62,63,64 они редкость потому, что окружающий мир обязательно раздавит кого то из них или их вместе. Эээ… черт, кажется я сбился…» - подумал Рут и свернул в какую то подворотню. Он все искал какой ни будь подъезд, но они все были на электронных кодовых замках. И вообще этот район был похож на какую-то огромную выставку спичек, слишком уж много было коробков.

Вдруг он увидел то, о чем так мечтал последние несколько часов- семнадцатиэтажный коробок и обычный кодовый замок.

Замок Рут вскрыл за минуту и оказался в таком чистеньком помещении, что появилось нестерпимое панковское желание нагадить где ни будь в углу. Нажав на кнопку 18 он так молился, что бы там была площадка перед чердаком, на которой нет квартир. И что самое интересное, она была, и была взломана. Рут пролез между разогнутых прутьев и поднялся на нее. Он хотел пойти на чердак, но его желание быстро иссякло, когда он заглянул в это абсолютно темное, тихое помещение, на котором похоже кроме голубей никого не было.

Он лег на пол, достал из кармана радио и включил его.

В наушниках раздался какой то загробный голос: «по словам Петра Ивановича, это сделали волки и нечистая сила, что летала по поляне в виде дыма. По словам врачей, у дипломата в результате пережитого шока развилась третья стадия» - «что - то это мне напоминает…» – подумал Рут и переключился на другую волну. Там была какая то рок-попса, которую он мог слушать. Это радио долго размышляло, а потом стало таки начало шипеть и отказалось что либо ловить.

Рут отложил его в сторону и начал дремать.

Но вдруг дверь чердака начала медленно открываться. Рут вскочил и отпрыгнул в сторону, зажав в кулаке зажигалку.

Из чердака вышла черная фигура, и стала отходить к противоположной стене от Рута, которая была тускло освещена светом снизу. Когда она дошла до света и повернулась, Рут вздрогнул. Это была Иирт.

- Ты судишь поверхностно, Рут. Мы не куски чего то разбитого, мы – клей. Нас не хватит да же на то, что бы склеить мааааленький кусочек, но мы должны хотя бы попробовать…

- А теперь скажи «мир брат, займись любовью а не войной!!!» а кстати, где твой пацифик?

- Почему ты такой злой, Рут?

- Потому что я устал. Я не спал 60 часов, мне холодно… кстати, это конечно глупый вопрос, но как ты меня нашла?

- Я и не искала. Просто летала над городом и вернулась домой. Это мой дом, я здесь живу. А тебя я «веду» от самого дома, ты меня просто не заметил.

Они лежали под теплым одеялом в комнате, освещенной одной свечкой. Все вокруг было каким то качающимся и тускло оранжевым. Рут курил, и огонек от его сигареты почему то казался ему каким то особенно красивым…

Она лежала на боку и смотрела на его профиль. Он почему то боялся поворачиваться к ней и смотреть в ее глаза, он краем глаза видел, что они у нее сегодня какие то слишком странные, такие, которых он боялся.

- Почему ты не говорила, что у тебя есть комната?

- Не знаю… ты первый, кого я сюда привела.

- Да? – Рут усмехнулся – а случайно духи там, или ангелы к тебе не залетают?

Почему-то она совершенно неадекватно восприняла шутку Рута и села на кровати, устремив на него свой взгляд.

- И ты знаешь, кто такие духи, а, Рут? ты знаешь кто такие ангелы? Зачем ты о них так говоришь?

- Как «так» я о них говорю?

- ТАК. – сказала она таким тихим и ровным голосом, то у Рута побежали мурашки по коже. Ему показалось, что она закричала во весь голос, действие от этих слов было примерно такое же.

- Знаешь, Рут, сегодня я услышала, а точнее увидела одну историю, хочешь, я тебе ее расскажу?

- Давай – Рут затушил сигарету и посмотрел на нее. Она тряхнула головой и ее черные волосы немного прикрыли обнаженную грудь.

«Это было давно. В середине пятнадцатого века в одном маленьком королевстве правил король, который стал им после того, как убил своего старшего брата и унаследовал за ним трон. У короля было много замков, как принято говорить сейчас «резиденций». Один из этих замков находился в глухом лесу. К нему вела только одна дорога, по которой боялись ездить все, кроме самого короля со своей охраной, потому что здесь обитали сотни и сотни разбойников и убийц, беглых рабов и каторжников.

Этот замок назывался Harshies, что на их наречии означало “скрытый среди листьев”. Этот замок был летней резиденцией короля, и он появлялся в нем только летом, да и то очень редко. Так как уже началась осень и лес окрасился в желто – рыжий свет, король уехал на другой, теплый конец своего королевства.

Конечно, в замке остался батальон солдат для его охраны и несколько десятков слуг, которые убирали эти огромные и пустые комнаты.

Среди них была и 19-ти летняя служанка по имени Isabelle.

Перед ее красотой не мог устоять ни один мужчина. Среди них был и король, который приглашал ее на час-два в свою постель почти каждый вечер. Изабель ненавидела его. Он был толстым старикашкой, который был наверно последним человеком, которого сейчас бы избрали не то что президентом, а старостой в школе.

Мать Изабель умерла, когда ей было одиннадцать лет, а своего отца она никогда не видела, это, как сказал ей король, был его убиенный брат, предыдущий король.

Изабель была очень впечатлительным человеком, и относилась ко всему с каким то максимализмом. В этом замке у нее не было подруг, не было да же какого то занятия, которым она могла бы себя занять. И сидя зимними вечерами со светом одной свечи в своей каморке, почти на самом последнем этаже высокой башни, она смотрела в это пламя и мечтала. Мечтала о чем-то, чего никогда не видела, но того, чего она очень хотела.

Один раз, вытирая от пыли канделябр она случайно нажала на него. Это был потайной ход, который проходил под водяным рвом и ведущим в огромный овраг примерно в пятистах метрах от замка. Изабель гуляла по лесу, почему то не чувствуя страха к волкам и разбойникам.

Изабель было все хуже и хуже. Наверно как и всем молодым людям, которые еще не научились жить ради того, что бы существовать. Единственная фантазия, которая приносила ей радость была мысль о том, что ее отец жив, просто он в подземелье, и скоро он выберется оттуда, повесит этого «короля» и заберет ее отсюда.

Один раз, прогуливаясь по бесконечным темным залам замка с пыльными гобеленами она зашла в залу, в которой не была раньше. Потолки были украшены маленькими гербами придворных вельмож, а посередине красовался большой герб королевства»

- Ты еще не спишь, Рут?

- Нет, нет- сказал Рут, который просто закрыв глаза видел этот замок, видел эти гобелены и черноволосую Изабель – продолжай пожалуйста.

«Так вот, в этой зале, на стенах висели картины в массивных рамах, на которых были изображены всякие события: коронация какого ни будь короля, какая ни будь великая битва, которая была несколько сот лет назад.

Вдруг Изабель увидела картину, на которой был изображен тот самый 11 король, который и являлся ее отцом. Когда Изабель увидела эту картину ей захотелось плакать. Король в сверкающих доспехах стоял, опершись об меч посреди горящей деревни, и победоносным взором смотрел на отрубленную голову, которую ему подносили на серебреном блюде. Вокруг него горели дома, солдаты сдирали одежду с молодых девушек, валялись трупы маленьких детей, стариков, солдат; а эта голова с короткими кудрявыми волосами смотрела на все, что происходило вокруг взглядом, в котором не было и маленькой доли боли или злобы. Она смотрела на все вокруг беспомощными глазами, как будто говорившими: «мой народ убивают, а я не могу ничего сделать»

Изабель бежала по этим темным ночным залам и слезы делили ее лицо на три части. Она хотела умереть. Ей казалось, что весь мир против нее, что нет ни одного человека, который мог бы ее не то что полюбить, да же понять и пожалеть. Она спустилась в этот потайной туннель и через несколько минут уже была в глухом темном лесу. Осенний дождь, который до этого еле-еле накрапывал, превратился в настоящую грозу.

Вокруг была сплошная стена дождя, она отделяла Изабель от этих черных деревьев, которые раскачивались от ветра как чьи то огромные лапы, лапы какого то чудовища. Изабель бежала к полуразрушенной башне, которая представляла собой каменный цилиндр, высотой примерно метров 30, с единственной лестницей, которая шла вдоль стен к площадке на крыше башни. Изабель поднялась наверх и встала на самый край. Ее дешевое малиновое платье, кстати подарок короля, намокло и прилипло к ее прекрасному бледному телу. Ее черные волосы намокли, с них ручьями стекала вода. Внизу не было видно ничего. Были видны только эти утекающие вниз струи воды, исчезавшие в темноте. Она качнулась вперед, но вдруг чьи то сильные руки подхватили ее и оттащили от края. Она оглянулась – в этом дожде не было никого. Рядом с собой она услышала голос, который шел из пустоты:

« в этом лесу в такое время боятся ходить да же разбойники, здесь совсем не место для такой красивой девушки »

Это был Vital. Изабель поднялась с камней и протянула руку вперед…»

- Стоп. А кто такой этот Виталь? – спросил Рут

- Виталь… ха-ха… Виталь был из тех, кого ты называешь духами. Или ангелами, как тебе удобней. Но на самом деле он был никем, его не было, он был пустотой. – Она откинула прядь волос со лба и улыбнулась ему какой то странной улыбкой – мне продолжать?

- Да, да, конечно

«Она протянула руку вперед и почувствовала в пустоте и каплях дождя чье то лицо. Она отдернула руку, потом протянула ее опять. Это лицо было молодым, с широкими скулами. Вдруг этот кто-то поцеловал ее. Изабель вздрогнула. Это был ее первый поцелуй, король на них не тратил времени…

«как тебя зовут, кто ты?»

«я- Виталь»

«а я Изабель…»

«я знаю. Мне пора идти, Изабель. Прощай.»

«стой!! не уходи, нет! только не так! Хотя бы еще раз, я могу с тобой встретится?!» - дождь был ей ответом

«где ты! Не уходи!» - Кричала Изабель

«приходи сюда через 6 дней после заката» - сказал Виталь откуда то издалека.

Изабель не спала ни одной ночи из шести, она только ждала этого дня. Она надела свое лучшее платье, просидела перед зеркалом 4 часа и отправилась к башне как только начало темнеть. Она любила Виталя, она поняла это сразу…Она не понимала, как это объяснить, такого не было да же ни в одном из прочитанных ею любовных романов. И вообще, как можно любить то, чего нет?

Она пришла к башне, когда было уже совсем темно. Она поднялась на площадку и стала ждать. Вдруг Виталь заговорил с ней. Точнее она почувствовала его голос, ради каждого слова которого она была готова умереть.

«Прости, Изабель… сейчас в этом лесу меня уже нет. Я далеко, я – тень. Знаешь, Изабель, я уже несколько лет слежу за тобой, я люблю тебя, Изабель. Но мы не можем быть вместе… Я – пустота. Как ты можешь любить пустоту, Изабель? Ты да же не можешь меня увидеть…» он что то говорил еще. Но усилившийся дождь заглушил его слова.

Изабель упала на колени и заплакала. Плакала долго, не чувствуя ничего, да же этого дикого холода, не чувствовала дождя, что лил сверху…

Вдруг она увидела ржавый наконечник стрелы, что лежал перед ней…

«значит я не могу тебя видеть, Виталь?»- сказала она поднимаясь. «Тогда пусть я не вижу больше ничего!» - закричала она и полоснула наконечником по глазам. Из глаз брызнули струи крови и глазных хрусталиков, разрезанные глазные яблоки выпали из глазниц.

Изабель несмотря на чудовищную боль смеялась этой новой темноте, которая теперь окружала ее. Она резко перестала хохотать и сделала ровно три шага вперед.

Она не почувствовала удара о землю, не почувствовала боли, хотя умерла только через 12 минут, она только почувствовала его руку, гладящую ее лицо, и заплакала от счастья.

Ее обглоданное волками тело нашли солдаты. Она, а вернее то, что осталось от нее лежало прямо перед воротами замка…»

- Дааа… хорошая сказка на ночь - сказал заслушавшийся Рут- а она встретила там своего Виталя?

- Нет.

- Как это нет? Это же сказка, они должны гулять по облакам за ручку.

- Это не сказка, а реальная история, можешь почитать про этих королей и про этот замок в Ленинской библиотеке.

- А откуда тогда ты ее знаешь?

Она села ему на живот верхом и наклонилась к его лицу так, что ее волосы щекотали его лицо.

- Потому что Изабель это я, Рут.

Они сделали по дорожке кокаина и занялись любовью.

Потом она взяла в руки гитару и стала тихо петь:

В камнях заброшенных замков,

Виталь, ты в них,

В каплях кровавых дождей,

Ты в них, Изабель…

Она отложила гитару в сторону и заплакала. Она уткнулась носом ему в грудь и плакала.

После этого она подошла к окну, и уличный фонарь очертил ее фигуру. Она провела кончиками пальцев по забрызганному дождем стеклу и тихо сказала умоляющим голосом: «давай улетим отсюда, Рут, пожалуйста… прошу тебя…»

Рут открыл глаза. Он был в абсолютно темном помещении, но почему то видел все. Он видел вокруг себя много голубей, а рядом с ним была Иирт. У нее были белые, как снег крылья и какие то странно тоскливые глаза.

«Не называй меня сегодня Иирт, сегодня меня зовут Ирстан»

«летим Рут, летим» - беззвучно сказала она и они вылетели в еле-еле сереющий зыбким осенним рассветом квадрат окна.

Это был тот «коробок» с простым кодовым замком. Они летели над светящимися рыжими фонарями дорогами, над машинами, они заглядывали в окна домов, где люди сонно намазывали свои бутерброды, они летали над просыпающимся центром города с его старыми домами, они летали у самой земли, почти врезаясь в быстро идущих навстречу людей, они поднимались высоко над городом, так, что Рут мог видеть смог, в котором огоньками ползали тысячи машин, они залетали к своим знакомым и стучали в стекла, они залетали в церковь и пугали священника, готовящегося к службе…

Так продолжалось до тех пор, пока солнце не окрасило небо из темно-серого в светло-серый. Тогда они поднялись почти до самых облаков, и Рут увидел оттуда солнце, которое там, на земле еще не видел никто.

Они залетели в открытую форточку его квартиры и в изнеможении упали на кровать.

Засыпая, Рут успел заметить, как в окно выпорхнули два голубя.

3

Она в пятнадцатой вертикали

Шахматной доски

В стеклах дорогих машин,

И вот ты стоишь под черным окном, а она

не дает тебе уйти

Она манит пальцем,

Она уходит в квадраты кафеля ванн

Она мешает ускользнуть последним снам

Прошло полторы недели. Рут с трудом вставал по утрам, и недоумевал по поводу Ирстан: она спала меньше его, каждый раз, когда он вставал в 6 утра, она уже бодренькая такая сидела на кухне и пила чай.

Каждое утро он просил ее дождаться его прихода с работы. Но в 6 вечера ее не было дома никогда. Она возвращалась около 2 ночи, а на его вопросы где она была она только таинственно улыбалась. Что самое интересное, Рут точно знал, что у нее больше нет никого, кроме него. Если бы кто-то был, ему было бы понятнее ее поведение… может ему было бы легче.

Дожди шли, почти не прекращаясь. Рут почему то именно в это время оживал, у него был какой то подъем и в творческом плане, и в плане работы и во всем остальном.

В один прекрасный день она позвонила ему на мобильник:

«Рут, у меня сегодня концерт» - веселым голосом сказала она

«какой концерт, где?» - ошарашено спросил он

«в маленьком клубе в 80 километрах от города. Ты приедешь?»

Он ехал почти два часа. Маленький клуб оказался каким то концертным залом на тысячи три мест. Она встретила его у этого клуба, и вскоре они сидели в гримерке со стенами, на которых почти не осталось краски.

Она накрашивала толстым слоем карандаша свои глаза и настраивала гитару.

- почему ты раньше не говорила, что ты так этим серьезно занимаешься? – спросил Рут

- я ненавижу это, Рут.

Она встала и вышла в дверь, за которой был слышен рев толпы.

Рут остался в гримерке один. Он смотрел в зеркало и почему то не узнавал себя. Хотя все было так, как обычно. Те же голубые глаза, те же коротко остриженные русые волосы…

Но что - то было не так…

… на сцене стояла она и что то пела в микрофон голосом, который был каким то тягучим и совершенно не похожим на ее обычный голос. Музыка была то же странной и ни на что не похожей: в ней было очень тяжелое и медленное гитарное звучание, к которому примешивалась какая то этника, какие то шаманские напевы… только вот Рут никак не мог понять какие. После первой песни Ирстан сказала:

«спасибо за такой теплый прием на нашем первом концерте»

Вторая песня была на каком то непонятном языке, в ней уже мало осталось от хэви, были в основном непонятные закосы какую то иностранную культуру…

Рут слушал и несмотря на то что не понимал слов стал различать в этом тексте какие то образы, какие то картинки…

Потом Рут посмотрел в зал и обалдел:

В зале все кружились в одном танце, медленно, размеренно, причем все танцевали как один, хотя скорее всего не тренировались до этого…

Приглушенный свет позволял Руту разглядеть людей, которые вскакивали со своих стульев и начинали танцевать так же…

Он заметил звукорежиссера, который спускался со своего балкона, что бы присоединится ко всем…

Все вошли в какой то ступор, да же эта группа Ирстан:

Было такое впечатление, что они играют импровизацию, но эта импровизация была настолько слажена и красива, как будто все они были под гипнозом…

Ритм песни все убыстрялся и убыстрялся. Все внизу кружились все быстрее и быстрее…

Музыканты играли с закрытыми глазами, откинув головы назад. Только Ирстан спокойно стояла и смотрела в зал.

Песня стала такой быстрой, что по сути превратилась в какой то оглушительный шум. Толпа внизу неивствовала. Да же казалось, что сейчас все прожекторы лопнут, сгорят все усилители…

И вдруг все кончилось. Резко, без какого то перехода. Толпа внизу дико, по звериному закричала, то ли от страха, то ли от восторга, а Ирстан ничего не сказав просто растаяла в воздухе.

Ее гитара с каким то обиженным звуком брякнулась на пол.

Рут пошел обратно, в гримерку, что бы забрать свои вещи и встретил там Ирстан

Она стояла с очень бледным лицом прямо перед ним и смотрела ему в глаза

- Тебе понравилось, Рут?

- Феерично…

- А по-моему полная гадость…

- А о чем ты пела в последней песне?

- Да, так, небольшое заклинание Атлантов…

Она подошла к нему и провела сначала тыльной стороной ладони по щеке, а потом ладонью по лицу, закрыв ему глаза, как покойнику.

Когда Рут открыл глаза, она все так же стояла перед ним, такая же бледная, с таким же странным испытывающим взглядом, но они были уже не в гримерке с обшарпанными стенами, а в лесу, причем довольно странном лесу. Деревья с очень толстыми стволами, и кривыми ветками, стояли вокруг них двоих, под их ногами были сухие листья. Небо было каким то темно-серым, но не похожим на ночное.

- Где мы, Ирстан?

- Не называй меня Ирстан… Меня зовут Хтай, это мое последнее и окончательное имя…

Она поцеловала его… Она целовала его как в последний раз.

«оглянись, Рут» - с какой то грустью сказала она

Он оглянулся. За его спиной были огромные ворота, высотой как минимум метров 8… они были ржавыми, золотые когда то узоры сейчас наводили какую то тоску своими цветками с облупившейся позолотой. От ворот в разные стороны уходил забор из серого, то же местами облупившегося кирпича.

За воротами виднелась асфальтированная площадка, которая контрастировала своей не потрескавшейся поверхностью частично покрытой листьями с воротами и забором. За деревьями виднелся пятиэтажный дом, такой же старый, как наверно этот лес.

- Что это? – спросил Рут

- Это место последнего праздника.

- Чего?

- Чего - чего! Тебе это надо показать, пойдем – с каким то надрывом сказала она.

Она толкнула ворота, которые легко поддались, несмотря на свою массивность и то, что петли скрипнули в этой жуткой тишине как то громко…

Они шли по этому асфальту, шурша листьями и перед Рутом постепенно вырастал этот дом. Дом был деревянный. Фасад был какой то обшарпанный и грязный. «Этот дом давно должен был сгнить» – подумал Рут.

Она повернула ручку с потертой позолотой и дверь какого то коричневого дерева открылась без скрипа.

Они вошли в странное помещение: Посреди комнаты стоял огромный стол, накрытый белой скатертью, которая была то ли изорвана, то ли просто истлела. Посередине стола стояла ваза из грязно- мутного стекла, в которой стоял сухой серый букет давно засохших цветов. На столе еще стояли тарелки с чем-то недоеденным, бокалы с чем-то недопитым, все это было покрыто вековой пылью.

Вдоль стен стояли шкафы с посудой, на стенах висели картины, на которых было нарисовано что то непонятное…

Она повела его наверх, по лестнице, которая была сделана из досок, причем они не были покрыты лаком или краской и было такое впечатление, что они были только что отструганы.

На следующем этаже то же был стол, вокруг которого стояли стулья, было ощущение, что здесь праздновали что то, но потом все вдруг не то что ушли, все просто исчезли – стулья не были отставлены от стола, в подсвечниках были догоревшие до конца свечи, которые уходя наверно погасили бы… было как то жутковато.

Они оказались на чердаке.

Рут осмотрелся по сторонам и то, что он увидел, поставило его в тупик.

По стенам горели как минимум сотен пять только что зажженных свечей, под потолком, на бревнах, которые сходились в одну точку висели несколько десятков маленьких черных комочков. Присмотревшись, Рут понял, что это летучие мыши.

- Странно что они спят – сказал он

- А они и не спят – сказала Хтай

- Зачем мы сюда пришли – он на секунду задумался, как там ее зовут- Хтай?

- Садись вот туда – сказала она и показала на белое крашенное деревянное кресло без обивки, которое стояло у открытого окна, за которым виднелись черные ветви деревьев.

Рут сел и посмотрел через подоконник вниз – там был этот двор, покрытый желтыми листьями, который, несмотря на ночь был каким то светлым.

Она подошла сзади к нему и обняла его.

- Вот смотри, Рут, это наш с тобой последний праздник.

- Во- первых почему он последний, а во вторых, если это праздник, то почему я не вижу выпивки? - Сказал он и почему-то кисло улыбнулся

- Смотри, Рут…

Рут посмотрел в окно- там все было точно так же, но его взгляд привлекло какое то движение на небе.

Там, черные как уголь грозовые тучи с несвойственной им скоростью сползались в одну точку. Потом прогремел гром и где-то уже совсем рядом ударила молния.

«Странно… обычно перед грозой ветрено» – подумал Рут.

Потом резко, не как всегда, начался дождь. Листья внизу смыло сразу, вот только деревья как стояли неподвижно, так и остались стоять, несмотря на проливной дождь.

Потом он понял, что крыша протекает, и что летучие мыши от этого проснулись и начали противно пищать. Они вдруг резко сорвались и черной тучей, задевая Руту лицо своими крыльями вылетели в окно, прямо в дождь.

Дождь начал стонать. Как будто капли слишком быстро падают вниз, и от этого свистит воздух…

Это было похоже на какую то дьявольскую волынку.

«Знаешь, Рут, за этим лесом море…»

Рут да же как то забыл про ее присутствие, ее голос стал для него неожиданностью.

Вдруг все свечи резко потухли и Рут почувствовал дикий холод. Потом он понял, что он в воде, причем довольно глубоко под поверхностью. Настолько, что посмотрев вниз он увидел только черную пропасть. Почему-то ему не хотелось всплывать на поверхность, было такое чувство, что в этой воде он может дышать…

Когда его глаза привыкли к темноте он увидел рядом с собой Хтай, ее тело белело в темной воде…

Она приложила указательный палец одной руки к губам, а другим показала наверх. Рут посмотрел наверх и увидел поверхность воды где метрах в тридцати, причем несмотря на такое расстояние он почему то видел, как через нее просвечивает луна. Потом он увидел несколько силуэтов, которые двигались размеренно и медленно, взмахивая своими крыльями. Это были скаты. Было несколько больших, было несколько маленьких…

Они плыли медленно, абсолютно без лишних движений… это было так красиво… Рут за свою жизнь не видел ничего более красивого чем это…

Потом вдруг откуда ни возьмись, слева от них Рут увидел силуэт лодки, который догонял их…

Потом что-то длинное и тонкое проткнуло самого большого ската насквозь. Из его тела потекла какая мутная жидкость. Потом его вытащили из воды и он исчез.

Рут открыл глаза.

Он был дома, в своей постели. Хтай не было рядом. Ее не было на кухне, ее не было нигде. Рут позвонил в ее комнатку, там сказали, что здесь такие никогда не жили и что там офис по продаже электрочайников.

Рут ждал ее весь следующий день, он да же не пошел на работу, он ждал ее звонка…

Но она не позвонила. Да и Руту в этот день вообще никто не звонил. Рут просто сидел в полной тишине.

На следующий день Рут вышел на работу. Почему-то вокруг себя он никого не замечал.

Когда вечером он шел к себе домой, у низкого черного забора он увидел голубя, который сидел на асфальте и дрожал. Он наверно умирал.

На спине у него была свернутая в трубку бумажка, привязанная к его телу ниткой. Рут подошел к нему, пнув кошку, которая уже собиралась этого голубя сожрать, взял его на руки и посмотрел на него: его трясло, ему было наверно уже на все плевать. Сняв с него бумажку, он засунул его за пазуху.

Там было написано:

Что ж, Рут… вот и все. Больше ты меня не увидишь, потому что меня нет… да и была ли я когда ни будь?

Надеюсь, сейчас ты поймешь то, что я пыталась тебе объяснить…

Я люблю тебя.

Твоя …

И Рут понял.



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 2

Неделя автора - sedmoi_samurai

грозовые колготы
о, учитель физкультуры
Пёс 2611 по имени Грэй

День автора - Саша Дохлый

еще один день
Смерть запятая
1986 - 20...
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Непопулярные животны

Скоро в продаже книга с рисунками нашего коллеги. Узнать, кто автор этих охуенных рисунков: https://gorodets.ru/knigi/khudozhestvennaya-literatura/nepopulyarnye-zhivotnye/#s_flip_book/... читать далее
19.06.21

Posted by Упырь Лихой

19.06.21 Непопулярные животны
19.06.21 "Непопулярные живот

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.025700 секунд