Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



ZoRDoK

Ленинград (для печати )

Раз-два-три-четыре палочки пересекаются на полу и оставляют небольшой квадрат, перечерченный трещинами и замазанный лаком. Свет тускло стелется по нему, забивается в норы и создает грязь. Когда мы наступаем на квадрат, то эта грязь прилипает к нашим ногам, впитывается и проникает в мозг. Она вызывает сложное воспаление, которое добрые люди называют шизофренией.

Внутри красных зрачков всегда есть железная дверь, и если к ней подобрать правильный ключ, то вы упадете на дно глубокого колодца. Там вы найдете внутренний мир моего отца.

Этот мир состоит из камня, шершавого пола и звука протекающей где-то совсем рядом жизни. Видеть мой отец ничего не может. Он часто стоит, стараясь не дышать, и вслушивается в чужие голоса, шум и плеск одежд на летних улицах Ленинграда. Для него это все тот же Ленинград – город холодных плит и железной грусти разводных мостов.

Иногда он заговаривает со мной – его голос звучит так, словно отец потерялся в лабиринте, или ослеп только что. Осторожно, слишком осторожно – возможно он обращается к воображаемому мне, к той точке неосязаемого пространства за стеной колодца, где мечусь я вместе с другими голосами.

_

- Павел, женись.

- Да, отец. Я уже был женат, – я развелся совсем недавно, и теперь отец достает меня со своими просьбами.

- Паша...

- Понимаешь... – отец, я знаю его привычки – он всегда делает паузу так, чтобы получалось, будто это я к нему обратился за советом. Он всегда перебивает.

- Женись, ведь у тебя нет детей.

_

Я вздыхаю и ухожу на работу. По дороге звоню своему другу, он спускается, закрывает дверь на ключ и мы идем дальше вместе. Молчим, иногда пинаем пустые пачки и камни.

Изредка возникает образ – нечто красивое в душе. Нежное такое, но ослепительно живое. Я встаю, начинаю ходить по комнатам, пугая отца – ведь он слышит стук моих туфель. Я заламываю руки и не знаю что мне делать. Точнее я не могу выбрать за что взяться – каждая возможность представляется мне уникальной. Каждый шаг может повергнуть мир в процветание или уничтожить его. Мой мир, или наш мир – нет разницы.

Потом я устаю. Шаги замедляются. Я хочу есть или спать, или вдруг звонит телефон. Снимаю трубку, короткие фразы: да, нет, конечно, а как же вы думали, буду. Снимаю с гвоздя пальто и убегаю в летнее одиночество.

Мой отец слеп и стар. Ему нет смысла жить на свете. Я часто так думаю, иногда представляю себе что буду жить один в квартире. Или не один. Как я выброшу вон эти пыльные дырявые вещи, старую кровать с пружинами, открою наконец окна. Открою полностью, сниму с петель, сдеру к черту эти полоски белой бумаги, которые якобы берегут его спину и легкие от сквозняков.

Иногда я так думаю, но все реже – темный затхлый подъезд встречает меня, продолжаясь маленьким узким лифтом и тусклой лампочкой, которую не крадет. Иногда она лопается. На следующий день кто-то снова вывешивает еще одну, и она продолжает защищать этот мертвый, постепенно разрушающийся дом.

Работа затягивает. Я повторяю одни и те же действия – иногда останавливаюсь, чтобы перекинуться ничего не значащими фразами с соседом, разогнуть спину. День за днем – и даже пятница не радует. Каждый месяц я приношу в дом деньги, лекарства для моего отца, новую книгу и что-нибудь из одежды. На этом моя жизнь и заканчивается – я перестал выходить в общество достаточно давно. Совершенно не знаю, что происходит вокруг, какие фильмы снимают, кто с кем воюет и какие законы принимают в нашей стране.

У моего друга есть старый фотоаппарат, он любит снимать детей на улицах. Я иногда прошу его попользоваться, но ничего не снимаю. Просто хожу, а эта штука лежит в сумке. В такие дни мне кажется, что я какой-нибудь художник или философ. Смотрю на облупившиеся стены домов, синие строительные переходы, на садики с аккуратными качелями. Я тоже люблю этот город, люблю его отдельно от человечества – мне даже кажется, все чаще в последние годы, что если бы людей не было, то Ленинград был бы намного более изящным. Разрушающийся печальный город, сотни лопнувших труб, крысы и мутная вода Невы.

Когда-то мне нравились женщины, я пытался залезть под юбку каждой – даже некрасивым или злым. Иногда получалось, иногда они даже поворачивались и целовали. Чаще били. Я бросил это дело. Не помню уже когда – не веду счет времени и прошедшим дням. Запоминаю лишь праздники и день недели. Сегодня пятница? Нет? Значит не важно.

На новый год я хожу к другу. Он живет в небольшой квартире, которая досталась ему после развода. Она выглядит не слишком опрятно, но там не пахнет так, как у меня. Мой друг покупает бутылку коньяка, колбасу, черный хлеб, овощи. Что-то варит, что-то режет. Мы зовем нашего соседа, хотя он старше меня на почти на 20 лет, и обычно уже пьян. Садимся, рассказываем как прошел день. Никто никого не слушает – сосед травит старые анекдоты про Брежнева и коммунизм. Смеемся. По привычке.

- Павел Георгиевич, можно вас на минутку...

- Да, сейчас иду.

Молодая студентка. Смеется – проходит практику у нас. Я не притворяюсь. Я не притворяюсь, потому что уже давно перестал хотеть женское тело. Даже мастурбирую редко – лишь когда выпью. Она стоит, строит глазки, вертится – ее молодые упругие груди чуть дрожат. Или мне так кажется.

- Что вы хотели?

- Павел Георгиевич... – тянет, вертится. Будет что-то просить. Опять не хочет работать. Молчу.

- Я... можно вас попросить? Ведь вы не откажете? – откажу. Ты это знаешь. Просто не привыкла, что женские чары не действуют. – Можно мне сегодня уйти? Прямо сейчас. Пожаалуйста.

- ... – вертится, улыбается и смотрит в глаза.

- Ну пожаалуйста, - улыбается, в нетерпении топает ногой, якобы сердится.

- Хорошо.

Не верю, что это сказал. Не верю. Иду домой, машу руками, что-то говорю сквозь зубы. Глупо. Человек должен работать. Ему за это платят деньги. Ему за это. Капли падают в лужу. Оборачиваюсь. Смотрю и прислушиваюсь.

Иногда внутри колодца светлеет, и начинает пахнуть укропом, молодой картошкой и досками. В такие моменты отец даже улыбается. Он поворачивает лицо в поисках источника света, но постепенно улыбка растворяется. Отец судорожно хватается за стол или дверной косяк. Садится. Смотрит себе под ноги.

Летом у меня отпуск – я подрабатываю на даче одной женщины. Не помню когда мы с ней познакомились – возможно это была подруга матери. Или или. Не помню совсем – здоровая жизнерадостная женщина лет 50-ти, в очках. Постоянно шутит, заботится о внуке. Я приезжаю к ней, помогаю очистить от сорняков землю. Я не делаю многого – это скорее как курорт. Она разрешила возить сюда моего отца. Он все равно сидит на лавочке и ничего не делает. Когда я зову его к столу, он поднимается и медленно бредет к веранде.

Два года назад веселая женщина умерла. Я даже не был на ее похоронах – узнал лишь летом, когда на мой звонок мне сухо заявили, чтобы я больше не звонил. С тех пор отец напоминает мне камень, сухой лист, который случайно застрял между ветвей.

Иду, чертыхаюсь. Незаметно дошел до своего дома. Бросаю папки на пол, подхожу к своему старику и рывком поднимаю его со стула. Он плачет, его руки трясутся. Наотмашь бью его тыльной стороной ладони по лицу, бью еще раз. Бросаю.

Я ничего не чувствовал. Просто думал. Мысли были четкими и чистыми, как при решении математической задачи. Плывет пароход и выбрасывает использованное топливо в море. Куда уплыл пароход, если математические данные пятна следующие: молоток, старое тело в тряпках; руки под краном; вода и пол. Раз-два-три-четыре дощечки. Кровь останется в трещинах, даже если я буду мыть мои дощечки очень тщательно.



проголосовавшие

Олег Лукошин
Олег

Omich
Omich
Савраскин
Савраскин
koffesigaretoff
koffesigaretoff
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 39
вы видите 24 ...39 (3 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 39
вы видите 24 ...39 (3 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - net_pointov

Гастроном
Человек и пароход
Жить

День автора - Олег Лукошин

Право На Слабость
Секрет Твоего Имени
Женщина Тысячи Мужчин
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.034405 секунд