Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Упырь Лихой

Умереть молодым (для печати )

Ты не знаешь, что я здесь, в этой комнате, рядом с тобой. Наверное, ты меня сейчас не видишь. Цветной мир возникает из ничего и рассыпается на тысячи мелких сверкающих осколков. В твоих стеклянных глазах я вижу отражение себя. Твой рот приоткрыт, как будто ты хочешь что-то сказать; губы припухли, распустились двумя темно-розовыми лепестками; волосы-хризантемы, темные бровки-стрелочки. На тебе моя рубашка — и больше ничего, ты сидишь в кресле неестественно прямо, этакий египетский фараон. В твоем лице и правда есть что-то восточное, особенно скулы. Широкая грудь египтянина, смуглая шелковистая кожа, прохладная, чистая — и еле заметный сладковатый запах пота. Твои феромоны — для меня. Я от них уже три дня как дурной, ни с кем так не было (ну, разве что с тем, из Ростова, а больше ни с кем).

Твои тонкие пальцы лежат на подлокотниках важно, как пальцы правителя. Ты сказал мне: «Люблю причинять людям боль», правда, мой мальчик? А я не люблю? А кто не любит? Полгода где-то шлялся, мразь. Является как ни в чем не бывало: «У тебя есть что-нибудь?.. Ну, ты понял…» Завалился как к себе домой, как будто я его ждал все это время, места себе не находил. Как будто убивался по нему, вздрагивал от телефонных звонков. Да ничего подобного. Слишком много о себе понимаешь, нищевка. А все-таки я тебя впустил, помыл-одел, пригрел, накормил из своей личной аптечки. Мне все равно это добро девать некуда, сам больше не употребляю. У меня теперь другие препараты. Подороже и посерьезнее, чем разные там лидокаины и калипсолы.

Оклемался, солнышко? Теперь спи. Реснички-стрелочки ложатся на смуглые щеки. Ты сонно шаришь вокруг себя, как будто ищешь кого-то. Меня, что ли?

* * *

Вечер. С тобой сейчас можно делать все, что хочешь, а ты будешь только похихикивать и ноги задирать. В другое время я бы тебя натянул. Сейчас не хочу. Хочу увидеть твой осмысленный взгляд, когда маленькие убийцы поплывут по твоей прямой кишке, виляя жгутиками. Я сейчас вообще стал слишком правильный. Бросил пить, свел татуировку на плече, зарастил дырки в ушах. Только вот курить не бросил. Если я брошу курить — от меня прежнего вообще ничего не останется.

— Русланчик! Ты такой красивый! Я так тебя люблю… Я всех люблю. Давай? — Раскинул ноги, как баба в гинекологическом кресле. Елозит поясницей по искусственной коже. — Я тебя люблю. Иди сюда. Я охуенный. Ты охуенный. Все охуенные. Хочу сейчас! Ну?!! — Изгибается, блядь. Перевернулся и держится за спинку. Косится на меня исподлобья: — Давай! Ха-ха-ха! Засади мне. Сделай мне больно.

— Потом.

— Что «потом»? Потом не интересно. Сейчас хочу!

— В себя сначала приди.

— Лучше ты в меня! — Хихикает, как дурочка. Дурочка ты и есть. Наркоманочка. Неадекватная ты моя девочка.

— Поступил?

— Ага! Первого сентября приперся, там уроды какие-то сидят и телки прыщавые. Все пидорасы, один я Мэрилин Монро.

— Я заметил.

— Я там ни разу с тех пор не появлялся. — И снова хихикает. — А угостите даму спичкой, гражданин начальник!

Черт его разберет — то ли курить хочет, то ли на мой хуй так намекает.

— А угостите мокрой сигареткой!

— Лапу пососи. — В его убогих мозгах не укладывается, что нас больше нет и быть не может.

— Хочу на Милен Фармер!

— Ладно, я тебе дам. Только пойдешь один.

— Хочу с тобой. — Начинает что-то громко распевать. Ни английского, ни французского толком не знает, это невозможно слушать. Я ушел от него в ванную, он даже не заметил. Развлекает сам себя, пока я наливаю воду. Холодно мне что-то в последнее время, потею постоянно. Похудел килограммов на двадцать, стройный стал, как покойная модель Твигги. Я и раньше полным не был, а теперь вообще все ребра выпирают. Не стал дожидаться, пока ванна наполнится, погрузил туда свои косточки. Горячо. В детстве я думал, что за свои грехи обязательно попаду в ад, и меня там будут варить в кипящей смоле, поэтому специально ложился в такую горячую, тренировался. Мне бы сейчас мои тогдашние грехи. И зачем мне ванна с гидромассажем? Баловство одно и акрил. Но купил. На что еще тратиться? Когда перестал по клубам шляться, выяснил, что я вполне обеспеченный молодой человек.

Распахивается дверь.

— О! Круто… — Он с разбегу плюхается ко мне, забыв снять рубашку. Брызгает мне в глаза и хохочет, как ненормальный. Распирает его от веселья. Примостился рядом и обжимает под водой. У меня уже давно встал, я даже не сопротивляюсь. Может, сказать ему?

— Ааааах… — Он набирает в легкие побольше воздуха и ныряет. Умничка. Поднимаю его голову через минуту, чтобы не захлебнулся. Кашляет. Наглотался воды. Каким-то шестым чувством определяю, что его сейчас вытошнит. Вытаскиваю, сую лицом в раковину.

— Хочешь еще?

— Нет уж, спасибо.

Глазенки никакие. Щелочки. Как подумаю, что когда-то сам был таким, — дрожь пробирает.

* * *

Утро. Он лежит на постели, весь расслабленный и теплый со сна. Лень пошевелить даже мизинчиком.

— Руслан, переверни меня. Вооот, хорошо.

Я растираю ему спину, он тихо мурлычет, распластался этаким нежным котенком на черной простыне. Ждет, что я на него упаду?

— Руслан… Я тебе больше не нравлюсь?

— Не нравишься.

— Врешь. — Он перехватывает мою руку. — Врееееешь… Хооочешь. Злишься на меня, да?

— Да нет, не злюсь. Мне, в общем-то все равно.

— Я некрасивый?

— Красивый, красивый.

— Так в чем дело?

— Мне пора на работу.

Моя кисть накрепко зажата в его пальцах, водит моей ладонью по своей гладкой коже. Эпиляцию сделал, не иначе.

Валяется голый, мой соблазнительный румяный пирожок. Похоже, решил остаться еще на день, осчастливить меня своим телом.

— Руслаааан! — Приподнялся на локтях. — Мне уйти?

— Как хочешь.

— У тебя что, проблемы с этим делом? Да? Если хочешь, будем просто лежать и обниматься. Для меня секс — не главное, ты же знаешь.

— О, да… Я знаю.

* * *

Вечер. Застал его перед зеркалом в своей одежде. Давно я не наблюдал такого откровенного любования собой — даже не обернулся, когда я вошел.

— Нравится? Забирай.

— Можно? Спасибо. — Похлопал себя по туго обтянутой попке.

— Ты голодный?

Готовить он, как и я, не умеет. Самое большее, на что он способен, — это поставить чайник.

Пока я шарюсь на пустой кухне, он инспектирует мои книжные полки. Возвращаюсь с двумя кружками, он брезгливо перелистывает Уайльда. Двухтомник, в бежевой твердой обложке, его мать купила еще хуй знает когда. Чтобы не молчать, спрашиваю:

— Чо читаешь?

Он молча переворачивает книгу текстом ко мне:

«Это взволновало Дориана, и сейчас, когда он смотрел на отражение своей красоты, перед ним вдруг с поразительной ясностью встало то будущее, о котором говорил лорд Генри. Да, наступит день, когда его лицо поблекнет и сморщится, глаза потускнеют, выцветут, стройный стан согнется, станет безобразным. Годы унесут с собой алость губ и золото волос. Жизнь, формируя его душу, будет разрушать его тело. Он станет отталкивающе некрасив, жалок и страшен.

При этой мысли острая боль, как ножом, пронзила Дориана, и каждая жилка в нем затрепетала. Глаза потемнели, став из голубых аметистовыми, и затуманились слезами. Словно ледяная рука легла ему на сердце»

Честно говоря, сам я не брал в руки этот двухтомник с тех пор, как мне исполнилось шестнадцать. Теперь эти словесные изыски вкупе со стараниями переводчика меня вряд ли заинтересуют. Вообще, в последнее время мне стало трудно сосредоточиться на каком-то тексте, пусть даже очень хорошем, — как-то всё это фальшиво, манерно и вообще мерзко. Сейчас я думаю, что единственная стоящая вещь у него — это «Тюремная исповедь». Манерная старая пида упрекает молодую — жизнь поломана и все дела. В свете нынешних обстоятельств мне не жаль эту давно умершую жирную пиду. Самому хуево.

Не выдержал, подъебнул его на тему вечной юности. Он это всегда воспринимал болезненно — знает, падла, что лет через пять уже не будет мальчика-одуванчика.

Моя пидовочка возводит к потолку грустные глаза и вещает:

— Я лучше сдохну в тридцать лет, чем буду таким, как ты.

— Разумный выбор. Помогу чем смогу.

Книжка летит в дальний угол. Он заводится:

— Так, слушай, чмошник! Я тебе ваще одолжение сделал, что вернулся. Нельзя ли поласковее?

— Не вопи, зайчик, у тебя ротик покривился.

Он швыряет в меня вторым томом. Острый край переплета пулей чиркнул по виску. Я ору:

— Вон отсюда, мразь!

— Не уйду. Ты меня любишь.

— Не люблю.

Он обнимает меня крепко-крепко, от его тела исходят невидимые флюиды. Прижимается, тянет за собой. Глупая ты моя девочка.

— Слушай, Руслан. Прости меня, а? Я знаю, я сволочь.

Подлизывается. Наверняка сидит без копейки. Очередной «принц» его выгнал за склочный характер, а я — как скорая помощь. Еще немного — и я его заласкаю до смерти. Ты моя проституточка… Не знал бы тебя — уже был бы на седьмом небе.

Сползает вниз, я не сопротивляюсь. Его реснички щекочут мой живот, маленькие узкие ладошки гладят ноги.

Через час мы лежим обнявшись, полностью иссякшие и счастливые. Он смотрит на меня почти влюбленными глазами. Знаю я его — натрахается и уйдет, как раньше. Дождется, когда я окончательно растаю, на блюдечке себя поднесу, а потом в душу насрет и уйдет. С истериками, как тогда: «Я тебе ничего не должен! Я не твоя собственность! Да подавись ты своим барахлом!» — И картинно швырнет мне в морду пару смятых купюр.

Может, сказать ему? Он всю нашу тусовку пропустит через себя по крайней мере за год. Хотя, по большому счету, мне все равно. Берите его, ебите. Вы же не хотите состариться, мои принцессы?



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 38
вы видите 23 ...38 (3 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 38
вы видите 23 ...38 (3 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

белая карлица
мастер дел потолочных и плотницких
пулемет и васильки

День автора - Гальпер

Поездка по Винодельням
КЛОПЫ ВРЕМЕНИ
Дон-Кихоту Скоро Будет За Тридцать
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.036774 секунд