Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Упырь Лихой

СЦЕНАРИЙ ФИЛЬМА Лузер по жизни (для печати )

Я его написал еще хуй знает когда, в 2000 году. Потом правил. Щас уже и с мальчиком тем пересрался, который хотел фильм снимать. Так, чо-то захотелось переписать. А Петя Зайцев сосет хуй. Там с набором некоторые недочеты, понятные только корректору, править уже лень, а в остальном читать можно.

Фильм начинается без всяких титров. Крупным планом - электрическая лампочка 60 ватт, в которой скоро перегорит нить накаливания. Тусклый желтый свет, слышно характерное потрескиванье. Камера спускается вниз по замызганной стене, покрашенной отвратной жэковской зеленой краской. Грязная рука держит над газовой плитой ковшик с грязно-бурой жидкостью на донышке, похожей на карамель. Лица наркомана не видно. Он снимает ковшик с плиты и идет в комнату. Найти флэтяру у Приморской с такой планировкой, где между кухней и комнатой находится абсолютно темная прихожая.

Темнота. Со скрипом открывается дверь в комнату, нарк с ковшиком виден со спины. Ставит ковшик на стол, чтобы остудить карамель. (Варит он винт, по ходу дела.)

Смена кадра.

Серый дневной свет, плюс источники желтоватого света. зеленоватые лица нескольких с серыми кругами вокруг глаз и красными пятнами на шее. Среди них выделяется по контрасту белое, даже слегка розоватое лицо главного героя, единственное хорошо освещенное лицо, он улыбается, голова чуть откинута назад (должно быть похоже на картину Веласкеса «Пьяницы». Лицо лучшего друга Лёхи — в профиль рядом, с выражением а ля бедный тупой пэтэушник.

ЛЁХА: Андрюха, сваливаем отсюда.

Лузер отрицательно вертит головой. Лёха несколько раз дергает его за ворот косухи, лузер убирает его руку.

ЛЁХА: Тогда я первый... Слушай, пойдем отсюда, а?... Пойдем, я тебе коньячку поставлю? На хуй тебе эта дрянь?

Лузер игнорирует все слова Лёхи, его взгляд направлен вперед, на предполагаемый ковшик с ширевом на всех.

НАРК С КОВШОМ: В первый раз, да? У него лицо покрыто красными пятнами. Лицо исхудавшее, с тонким носом, прическа «каре», волосы негустые, светлые. Майка оранжевая, с растянутым воротом. Его и Леху снимать попеременно крупным планом en face.

ЛЁХА, с тихой ненавистью в голосе: ДА!

Лёха расстегивает карман на куртке и достает одноразовый шприц в чистенькой бумажно-полиэтиленовой упаковке, такой беленький и весьма приятный на вид. Протягивает вперед, на переднем плане — только грязная рука нарка, который берет шприц.

ЛЁХА: У меня свой.

Нарк стоит со шприцем в руке, словно Владимир Ильич на броневике, и смеется, показывая желтые зубы.

НАРК: Не доверяешь?

Лёха: А как ты думаешь?

Лузер: Эта мелочь защитит обоих.

Слышно ржание остальных нарков.

Нарк: Слушай… Много вас тут… желающих… студентов ебаных… Не хочешь — пиздуй отсюда, я тя не держу.

Лёха: Нахуй пошел, недопёздок!.. Торчок ссаный…

Нарк улыбается ласково, по-матерински.

Лузер зажимает Лехе рот ладонью.

Нарк гладит лузера по распущенным волосам.

ПОЯВЛЯЮТСЯ ДОЛГОЖДАННЫЕ ТИТРЫ

Эпизод 1.

Камера — у двери в университетскую поликлинику. Лузер, Лёха и трое Андреев с бутылками пива идут от подворотни, где автостоянка, к этой двери. На полпути лузер от души пинает банку из-под пива, банка летит по направлению к камере. Солнышко светит, птички поют, все, кроме Лёхи, при полном металлическом параде, в косухах и с цепями на боку. Лёха одет по-жлобски хорошо.

Камера снимает ноги этих пятерых, обутые в говнодавы. Они попинывают друг друга у регистратуры и бегут наверх. Третий этаж, камера по-прежнему где-то на уровне пола. Рядом с ногами, обутыми в гады, — ноги четырех потрясных чувих в соответствующей обуви. Камера ползет вверх, смакуя чувихины ноги. Наверху нас ждет облом, потому что чувихи сосредоточенно показывают что-то друг другу в двух книжках. Пятеро наших чуваков, не выпуская из рук верные бутыли, косятся на чувихины ноги. Лузер не выдерживает и читает вслух надпись на плакате: «Студент — идеальный донор».

ЛУЗЕР: Сосут у нас кровь без зазрения совести.

ЛЁХА: Упыри.

Один из Андрюх: Сам ты упырь.

Все дружно становятся в позы Бивиса и Батт-Хеда и исполняют их знаменитое соло.

Подходят к плакату, на котором написано «Вы можете анонимно сдать анализ на СПИД».

Лузер: Короче, собираются три подруги и рассказывают друг другу, в какой позе занимаются сексом. Одна говорит, что лучше — на спине, другая — раком, а третья говорит: родео. Эти такие: «как»? Ну, вот как: сажусь на мужика верхом, потом говорю, что у меня СПИД, а потом пытаюсь продержаться три минуты.

Крупным планом — недовольные лица четырех серьезных девушек, которым пятеро придурков действуют на нервы. Попеременно снимают то недовольных девушек, то чуваков, которые о чем-то говорят с ненатуральным оживлением и время от времени пинают друг друга гадами.

В камере крупно — инсулиновый шприц с тонкой иглой, в него набирается кровь из вены. Склоненное лицо лузера. Узловатые руки старой медсестры.

Медсестра: Половые контакты за последний месяц были?

Лузер: Да.

Медсестра: За границу ездил?

Лузер: Да.

Медсестра: Психоактивные вещества употребляли?

Лузер: Что?

Медсестра: Понятно. Напишем, что не употреблял… Думаешь, я не вижу?

Лузер: Я не употреблял.

Медсестра: Конечно. Все вы… не употребляли…

Эпизод 2. Несколько дней спустя.

Тот же кабинет. Лузер роется в бумагах, медсестра стоит у окна и зевает.

Медсестра: Ищите свою фамилию в списке.

Лузер: А что, у вас не анонимно?

Медсестра: В этом списке только здоровые.

Лузер: Понятно. (Роется дальше, волосы свесились ему на лицо, он их откидывает, поворачивает лицо к медсестре.) Меня здесь нет.

Медсестра: Аааа… Ты за прошлую неделю смотришь… Погоди-ка… Ты — Васильев?

Лузер, облизывает губы: А что?

Медсестра: Н-да… Что, что… Иди сюда, я те объясню, что…

Грузно садится за стол, покрытый стеклом. Камера перемещается над стеклом, виден бланк (нечетко), рядом — календарики с котятами. Вытаскивает из-под стекла бланк. Берет бумажку из зажима, пишет что-то неразборчивым медицинским почерком.

Медсестра: А я тебя и не узнала. Ты не бойся. Вот сюда пойдешь, сдашь еще несколько раз.

Лузер закусывает нижнюю губу, его веки опущены, пушистые ресницы.

На том же месте между соцфаком, поликлиникой и стоянкой. Крупным планом — застывшее лицо лузера. Белое, с полузакрытыми глазами. Те же пятеро чуваков, без всяких девушек. Камера — у дверей поликлиники. Они выходят. Лузер шатается, Лёха его подхватывает, лузер бьет его по рукам.

Эпизод 3.

Пятеро чуваков влезают в бар. Желательна стеклянная дверь, через которую он освещается. Тусклый светильник над столиком.

Перед лузером - две неслабые кружки с пивом. Лёха льет в одну из них паленую водку из бутылки 0.33.

ЛЁХА: Выпей.

Лузер: Не буду я жрать эту гадость. Берет кружку с ершом и начинает жрать.

АНДРЮХА № 1: Ты мог только от своей бабы заразиться. Вон Лёха с тобой ширялся, а у него все в порядке.

ЛЕХА: Слушай, у них там, наверное, были реактивы старые. Наша медицина ваще от совка недалеко ушла... Ты сдай еще раз, может ты и не болен.

Лузер: Да, как же!

Андрюха №1: Там семь раз сдают, чтобы диагноз подтвердить.

Андрюха №2: Шесть.

Андрюха № 3: А по-моему, два…

Лузер, вскакивает: Заткнитесь!

Смена кадра. В обеих пивных кружках уже на донышке. Лузер сидит, свесив голову, в центре, Андрюхи сидят по краям, как апостолы. Лёха стоит справа, скрестив руки на груди, мрачный, как секьюрити. Дверь слева. Входит наглая и весьма уверенная в себе чувиха. Становится лицом к лузеру. Камера направлена сверху из-за её плеча на лузера. Чувиха протягивает правую руку, берет лузера за подбородок.

ЧУВИХА: Ну и чо? Проверился?

Лузер: Лучше бы не проверялся.

Чувиха: Бедный Йорик! Я знал его, Горацио. Так что, ВИЧ-плюс, да?

Лузер опускает отьехавшее лицо, его глаза полузакрыты. Шепчет: Иди ты на хуй!

ЧУВИХА: Что-что?

Чувиха с каменным лицом показывает лузеру фак правой и рубит его левой. Лёха подходит слева, берет её за плечи и выводит из кадра.

Камера — напротив стеклянной двери. Лёха ведет чувиху к двери, вытаскивает на улицу и ногой затворяет дверь. Их голоса слышатся оттуда.

ЧУВИХА: Убери руки, придурок!

ЛЁХА: Это ты его СПИДом заразила, дура, пошла отсюда!

Чувиха стряхивает его руки со своих плеч. Затем чувиха в фас, крупным планом.

ЧУВИХА, спокойным голосом: Это он меня заразил... Хотя это уже не важно. Заразил — не заразил, кому какое собачье дело? Внезапно заводится, встряхивает башкой. Поворачивается лицом к двери бара. Кидается обратно, Леха ее удерживает. Она орет. Кому какое собачье дело? Сволочь! Убить тебя мало!.. Сволочь, мудак, ненавижу тебя... Убить тебя мало... сволочь!

ЛЁХА: Не ори, он и без тебя сдохнет.

Эпизод 4.

Телефон на переднем плане, лузер сидит перед ним.

Звонит телефон.

Лузер хватает трубку: Сука, не звони мне больше. Бросает трубку.

Звонит телефон

Лузер берет трубку: Маша, я не хочу с тобой разговаривать. Кладет трубку.

Маша на другом конце: Да нахуй ты мне сдался, урод!

Снова звонит телефон. Лузер берет трубку и снова кладет её. Держит руку на трубке, с надеждой смотрит на телефон. Телефон не звонит.

Эпизод 5. (КЛИП)

Звучит композиция Beck, «Loser». Лучше припев, естественно. Можно заменить на «Exploited», «Now i`m dead», c альбома «The Massacre». Четыре чувака топают в сумерках по улице Добролюбова на камеру и тащат на себе лузера.

1. фотографии: лузер на кладбище с водярой в окружении толпы готов (вечер), пьяный лузер в трех разных садиках с разными бутылками и разными чуваками. Последнее фото — лузер сидит на корточках в «Трубе» на Невском, прислонившись к стене, ему плохо, его поддерживают за плечи два бомжа.

2. Лузер перетягивает вены на левой руке, один конец зонда — в правой руке, другой — в зубах.

3. Лузер с тремя друзьями валяется на полу, они все вместе держатся за ноги орущей прилично одетой девушки-блондинки. Её руки в таком положении, как будто она только что вляпалась в собачью кучку.

4. Лузер лежит под кроватью, видны его лицо, рука и говнодав. Он орет: дайте мне гитару!

6. Лузер сидит, улыбаясь, в открытом шкафу с бутылкой портвейна и в женском платье.

7. Темнота. Визг тормозов. Лузер стоит перед капотом машины с бутылкой пива в одной руке и с сигаретой в другой. Из машины высовывается обалдевший мужик.

Мужик: Тебе что, козёл, жить надоело?

Лузер: Надоело. Ты моё пиво разлил.

Мужик: Парень, ты что, псих?

Лузер: Псих.

Мужик: Уйди с дороги-то! Пауза. Тебе куда ехать?

Лузер: Никуда...

Эпизод 7.

Лузер с белой мышью в руке стоит у фонтана со стороны Казанского собора. У него на груди — табличка: «Помогите прокормить домашнее животное».

Лёха стучит указательным пальцем по его плечу: Андрюха, отдай мою мышь Христа ради. Если с ней что-то случится, с меня сестренка скальп снимет.

Лузер: Отвали, выебываться надо по-научному. (Элегантно помахивает мышью, чтобы подчеркнуть важность этого тезиса). Леша, у меня на самом деле деньги кончились. Они иногда действительно кончаются.

Леха, тихим голосом: Не позорься, козлина.

Лузер: Подайте на пропитание больного животного!

Сует мышь в лицо проходящей девушке.

Девушка: Придурок! Отшатывается.

Лузер: Возьмите, девушка, оно же все равно скоро сдохнет!

Девушка: Очень смешно! Уходит из кадра.

Лузер: Люди добрые, помогите обществу защиты животных!

Сует мышь молодой паре.

Девушка: А-а-а-ай! (от неожиданности). Её передергивает.

Парень: Слушай, ты, убери своего хомяка!

Уводит девушку в сторону от мыши.

Лузер: Подайте на пропитание бездомному животному!

Подходят две девочки с чупсами во рту.

Девочка: Подари мышку!

Лузер: Иди-иди, не мешай.

Девочка: Дурак! Бросает в него фантик от чупса.

Лёха все это время сидит на фонтане и ржет.

Наташа в черном в это время идет к фонтану со стороны Герцена.

Лузер: Девушка, помогите прокормить бездомное животное!

Наташа берет мышь, садится на фонтан и начинает её гладить. В это время подходит подвыпившая Гайка и становится напротив Наташи.

Гайка: О, белое на черном.

Наташа трогает Гайкин шарф: О, красное на черном.

Лузер, презрительно: Зеленое на голубом. Заебали со своим Кинчевым.

Гайка, мрачно: Ты что, не любишь «Алису»?

Лузер: Не люблю.

Наташа: И я не люблю. Смотрит Гайку, потом на лузера. Он смеется.

Наташа: Плюнешь в дуру — попадешь в алисоманку.

Гайка: Вали отсюда, бомжиха хренова!

Гайка налетает на Наташу с когтями, лузер оттаскивает её за красный шарф. Наташа с мышью исчезают из кадра. Лузер орет Гайке в ухо: Алиса - в кайф! Алиса - в кайф! Алиса - в кайф, кому говорят! Алиса - в кайф, кончай царапаться! Идиотка…

Наташа возвращается в кадр, крутя сумкой кунфуистскую «бабочку».

Наташа: Алиса... дарит свой огонь!

Лузер отпускает Гайку и сдерживает Наташу. Он оказывается сжатым с одной стороны — царапающейся Гайкой, с другой — Наташей и её верной сумкой. Они цепляются за него и пытаются достать друг друга. Можно в это время забацать Уотти, «Бей ублюдков».

Общий план на Дом книги. Леха разгибает спину у другой стороны фонтана.

Лёха: Ловите мышь, придурки!

Все, включая Гайку, бегают между фонтаном и остановкой, ловя мышь, которой в этой сцене участвовать не рекомендуется. Затем лузер тащит Наташу на камеру от Невского по Малой Садовой (там народу меньше). Он виснет на ее плече и три раза останавливает, чтобы поцеловать. Леха идет справа от них, очень спокойно, через плечо у него висит Гайка, она пинает его коленом в грудь, кричит: «Поставь меня, ебать-копать!», а он флегматично шлепает ее по заднице, во как!

Темнеет. Сидят на скамейке у фонтана с шариком. Лузер открывает пиво зажигалкой.

Лузер: Кстати, меня зовут Андрей.

Наташа: Наташа.

Лузер: Ты мне нравишься.

Наташа: Ага…

Лузер: По-моему, ты такая же ебанутая, как и я.

Целуются долго, тяжело дыша.

Эпизод 8.

Вечер. Наташа, лузер и четыре подруги у входа в гадюшник системы диско-бар (где не будут против, но в центре города). Негромко — Маркшайдер кунст, «Деньги».

Лузер: У меня нет денег.

Наташа: Знакомься, это Лена, Лена, Лена и Вероника.

Лена №1: А как зовут мальчика?

Вероника: Мальчика зовут Андрюша.

Лена №1: У мальчика нет денег?

Лена №3: Потому, что нет денег.

Вероника: У меня нет денег.

Лена №4: Потому что нет денег.

Вероника: Деньги — это продуманный способ обмана.

Лена №4: Для растамана деньги — марихуана.

Музыка обрывается.

Вероника: Мальчик Андрюша, у тебя что, действительно нет денег?

Лузер, неуверенно: Потому, что я не ношу с собой.

Вероника: Ты что, считаешь, что девушки будут за тебя платить?

Лузер смотрит на неё взглядом, исполненным лютой ненависти.

Вероника трогает его волосы: А Андрюше нравятся мальчики?

Лузер закрывает глаза и шепчет любимую фразу на высоком эльфийском.

Вероника: Ты нам назло привела этого лоха, да?

Лузер: Я все равно не пойду с такой блядью, как ты.

Вопросительно смотрит на Наташу.

Наташа: Э-э-э... Давайте! Протягивает руку.

Подруги молча мотают головами.

Наташа: Давайте! Делает движение пальцами, означающее «кладите сюда», смотрит направо, вверх, вздыхает с некоторым нетерпением и раздражением.

Подруги кладут по десятке.

Наташа: Мало!

Вероника: Тогда оставь этого товарища на свежем воздухе.

Наташа со вздохом лезет в сумку и достает нужную десятку.

Вероника: А теперь пусть он на это купит себе выпить и не возвращается.

Лена №1: Брось это ЧМО.

Наташа молча берет Лузера за руку и тащит в облюбованный сьемочной группой гадюшник.

Эпизод 9.

1. Гадюшник, стойка бара, дискотечный свет + умца-умца, лучше Chemical brothers. Лузер приобнимает Наташу, их головы крупным планом.

Лузер: У тебя точно не осталось?

Наташа: Точно.

Лузер, неуверенно: Я так хочу выпить... Слушай, так неудобно просить у девушки... У тебя, наверное, есть.

Наташа: Нет.

Лузер: Я отдам, честно... Мне так неудобно.

Наташа: Ладно. Сейчас выпьешь.

Общий план. Финн обнимает Наташу у барной стойки, что-то ей говорит. Целует её. Она что-то говорит (по артикуляции можно разобрать «two beer») и показывает два пальца. Финн достает деньги, бармен наливает две кружки пива. Пока финн считает деньги, Наташа спокойно уносит обе кружки. Финн в ступоре.

2. Лузер и Наташа влезают в женский туалет, захлопывая дверь перед лицом недоумевающего финна. В кадре - ничего лишнего, кроме двери.

Финн: Натащиа! У финна растерянный вид, он смотрит на пиктограмму на двери и смеется.

3.Туалет. крупным планом, по пояс - улыбающаяся Наташа с двумя кружками пива. Лузера снимать так же.

Лузер: И ты вот так позволяешь себя лапать за какое-то дерьмовое пиво?

Наташа: Так ты же хотел выпить?

Лузер: Уже не хочу!

Наташа: Это же для тебя...

Лузер: Ты как себя ведешь? Ты что, себя до такой степени не уважаешь?

Наташа: А ты себя уважаешь?

Лузер: Не, ну как ты себя ведешь?

Наташа: Что?

Лузер: Ладно, забили. Берет одну кружку.

3. Крупный план. Две пустые пивные кружки на полу. Унитаз. Ноги лузера и Наташи.

Крупный план: лузер прижимает Наташу к стенке. Во время этой сцены снимать их справа со спины или в профиль. Он целует её практически беспрерывно, правой рукой задирает ей на левом бедре юбку с разрезом, левой шарит в задних карманах джинсов.

Наташа: Перестань.

Лузер: Я так хочу тебя, просто ваще. У тебя такие ноги. Классные ноги.

Наташа: Не трогай мои ноги.

Лузер: Но я так хочу... Просто ваще..

Наташа, шутливым тоном непуганой идиотки: А ты ничем не болен?

Лузер, слабеющим голосом издыхающего от нетерпения человека: Нееет...

Наташа: Спид, сифилис, гепатит В?

Лузер: Нееет...

Наташа: Триппер, хламидиоз, трихомонады?

Лузер тихо смеется: Только вши. Лобковые… Они же площицы… Ну чего ты боишься? Расстегивает «молнию» на джинсах.

Наташа: Так, пошутили и хватит. Пусти меня...

Лузер: Что, финну можно, а мне нельзя? Достает правой рукой дешевый презерватив из заднего кармана.

Наташа: Никому нельзя.

Лузер: Да ну?

Наташа: Ты за кого меня принимаешь?

Лузер: За то самое!

Лузер шваркает её спиной об стенку, левой рукой прижимает её к стене на уровне плеч, зубами, правой рукой и пальцами левой пытается разодрать пакетик с презервативом. Пакетик крепкий и не поддается. Наташа с некоторым беспокойством наблюдает за этими манипуляциями; её руки висят вдоль тела. Но она пытается показать, что вовсе не боится.

Наташа: Решил позаботиться о моем здоровье, да?

Лузер: Точно, я за безопасный секс.

Наташа: Вот тебе безопасный секс!

Бьет его по яйцам, но не сильно. Он отпускает её и одновременно падает на спину.

Лузер, поднимаясь: Не больно-то и хотелось.

Наташа: Извини. Я ж не думала, что ты упадешь. Чо-та ты хилый какой-то.

Лузер: Слушай, я вообще-то тебя трахать не собирался. Я ВИЧ-плюс. Это так, больше для понта.

Наташа: Чо, серьезно?

Лузер: Нет, пизжу.

Наташа: Так ты ВИЧ или нет?

Лузер, взрывается: А тебе какое дело?

Наташа: Да мне насрать!

Наташа уходит, резко хлопая дверью. Лузера снимать со спины (он типа ссыт, гыгыгы). Звук застёгиваемой «молнии», звук закрываемой двери. Звук открываемой и закрываемой двери, стук каблуков об кафель, визг двух девушек. Крупный план: унитаз, опрокинутая пивная кружка на полу, упаковка от презерватива, говнодав лузера наступает на презерватив.

Эпизод 10.

Егор, «Здравствуй, черный понедельник», первый куплет.

Общий план. Сумерки. Лузер идет по Невскому на камеру. В зубах — сигарета. Вынимает ее изо рта и нервно пускает дым. Накрапывает дождик.

Разведенный Дворцовый мост. Лузер сидит на парапете набережной, прикуривая одну сигарету от другой. Держит окурок в правой, затягивается, новую сигарету держит левой.

Монолог лузера: Но я же не насильник, правда? По-моему, она и сама хотела...

Фрагмент сцены в туалете — буквально две секунды, ОН ШВАРКАЕТ НАТАШУ ОБ СТЕНУ. Бросает окурок с ожесточением. Крупно — окурок гаснет в луже.

Эпизод 11 На черном экране: 06:00

Лузер сидит спиной к окну с гитарой в руках, подбирая «Come As You Are». Затем звучит эта композиция в натуральном кобэйновском исполнении. Слышен отчаянный стук в дверь.

Голос Тёти Мани: Шесть часов утра, сволочь!

Лузер: Уймись, вредная вошь... Все равно скоро сдохну!

Голос Тёти Мани: Ну, сдыхай! Мне таких, как ты, не жалко... Такие, как ты, все должны передохнуть, чтобы не мешать жить нормальным людям.

Лузер: Вредная вошь!

Стук в дверь.

Голос Тёти Мани: Андрюша, пожалуйста, выключи эту гадость.

Лузер выключает магнитофон, подсоединяет наушники, меняет кассету. Звучит остальная композиция Егора. Мафон д. б. рядом, чтобы не тянуть время. Лузер во время «Черного понедельника» поворачивается в профиль к окну и изображает страдание от заебавшей его жизни, откинув голову назад. Лицо его выражает извечный вопрос бытия: «Когда же всё это кончится?». Он может шепотом его озвучить, а может и промолчать. НО БЕЗ СТЁБА! Закрывает лицо руками на фразе «Дайте мне потрогать». «Понедельник» можно заменить на «Дурачка» или «Мне насрать на мое лицо».

Эпизод 12. На черном экране:10:00

Кухня. Утро. За окном пасмурно и все дела. В центре за столиком сидят тетя Маня и другая соседка.

Лузер, с порога: Тетя Маня, дайте чего-нибудь пожрать...

Соседки демонстративно не обращают на него внимания. Лузер проходит мимо них, наливает воду в чайник, ставит его на газ. Скребет ложкой в жестяной банке растворимого «Нескафе». Камера снимает сосредоточенного лузера в профиль, за кадром все это время слышен тихий голос тети Мани.

Тетя Маня: Мой покойный Толечка тоже был алкаш, прости Господи... Но таких, как этот, стрелять надо. Налижется всякой дряни, потом шатается где-то всю ночь с этими своими сатанистами. Разбудил меня в пять утра. И эти подонки нас в гроб уложат, а сами будут жить. Будут свои оргии устраивать на наших могилах, на гитарах будут играть на кладбище и пиво жрать. Вот из-за таких страна и катится в пропасть...

Лузер, не оборачиваясь: Ваша страна всегда катится в пропасть...

Голос соседки: Всю Россию пропили, сволочи.

Лузер, не оборачиваясь: Ага, я и пропил. Лично, блядь.

Тетя Маня, крупный план, шепотом: Хоть бы он сдох поскорее от своего спида...

Лузер в профиль, с опущенной головой, сквозь зубы: Я пока только ВИЧ-инфицированный, рано радоваться. Выключает газ под чайником, берет пустую кружку и топает мимо тети Мани по направлению к двери.

Эпизод 13. На черном экране: 10:03.

The Cure, «If only tonight we could sleep...».

Взгляд из холодильника.. Там стоят начатая банка маринованных огурцов и начатая банка маслин. Лицо и рука лузера. Достает пальцами огурец, смотрит на него с ненавистью. Кадр снаружи. Его подташнивает. Сует огурец обратно, закрывает холодильник. Композиция The Cure прерывается.

Включает совковый телевизор. Мы не видим экрана, потому что телик снимают сбоку. Голос из телика: Ты можешь найти много способов показать, что стоишь ее внимания, и только один способ — доказать. В ярости выключает телик ногой.

Эпизод 14. На черном экране: 10:06

Снова идет на кухню, останавливается в дверях. Через его плечо видны тетя Маня и другая соседка, которые по-прежнему его демонстративно не замечают.

Тетя Маня крупным планом: Позавчера тебя не было, а к этому пришли три молодых мальчика с бритыми головами. В таких тяжелых ботинках на толстой подошве. Они его вот так бросили на пол (делает взмах рукой над столом) и давай пинать туда-сюда, туда-сюда (машет кулаком из стороны в сторону). Прекрасные ребята!

Лузер поворачивается и уходит.

Эпизод 15. На черном экране: 10:10

Звучит остальная часть композиции The Cure, еле слышно, музыка доносится откуда-то из комнаты. Ванная. Камера в дверях, сбоку снимать отражение лузера в зеркале и его самого. Лузер медленно и красиво снимает майку. Его видно по пояс. На его ребрах и руках — синяки. Откручивает краны. Шум воды, льющейся в ванну. Распускает длинные волосы, если таковые имеются, потом снова их завязывает. Проделывает соответствующие манипуляции с пенкой для бритья. Начинает бриться. Чистит зубы. Выводит пальцем на запотевшем зеркале слово МУДАК, стекло скрипит. Стирает его пятерней. Чистит зубы, полощет рот, отпивая из граненого стакана.

На черном экране: 10:20

Лузер лежит в ванне, смотрит на капающий кран. Станок, лежащий на краю раковины. Лузер с закрытыми глазами, в полуанфас. Музыка обрывается. Звук разбившегося стакана. Лузер внезапно открывает глаза. Мыльная рука, поднимающая осколок с пола.

Лузер, положив локти на края ванны, с сосредоточенным выражением лица пытается порезать левую руку. У него не получается.

Крупно - бликующее стекло между большим и средним пальцами правой руки.

Крупный план - поднятая вверх левая рука, слегка согнутая в локте, по ней стекает кровь. Кулак сжат. Рука сгибается в локте под прямым углом, кровь льется в воду. Лузер в кровавой воде. Картинка подергивается сине-красной рябью (как снежинками, только расплывчатыми). Черный экран.

Негодующий голос тети Мани: Каждое утро ванну занимает по полчаса. Что он там делает?

Голос соседа: Дрочит!

голос тети Мани: Как вам не стыдно?

Андрюша, тебе там не плохо?

Андрюша!

Черно-белое фото: лузер лежит в черной воде, запрокинув голову и полузакрыв глаза.

Эпизод 16.

Бледное лицо лузера на подушке, голова повернута вправо, остановившийся взгляд. Холодный голубоватый свет. Кажется, будто он — мертвый.

Эпизод 17.

Больничный коридор, лузер с забинтованными запястьями сидит на подоконнике, напротив стоит отец, между ними стоит мать. Во время диалога можно просто поворачивать камеру туда-сюда.

Диалог врубается сразу.

Отец: Ты опозорил всю нашу семью!

Мать: Замолчи, дурак! (Поворачивается сначала к отцу, потом к лузеру)

Андрюша, зачем ты это сделал?

Лузер: Я тебе не Андрюша, мамуля! }

Отец: Потому что думал не тем местом!} одновременно

Лузер: Это не ваше дело! Какая на хрен разница, от чего я сдохну?

Мать: Детка, зачем ты это сделал?

Лузер: Я умру от СПИДа, мама.

Отец: Ты умрешь от своего идиотизма, какой еще, к черту, спид?

Мать: Прекрати!

Отец: Ты живешь хуже бомжей!

Мать: Прекрати!

Отец: Ты ничего не добился в жизни!

Лузер: Папочка, извини, что я родился!

Мать: Замолчите, два дурака!

Отец: Ну надо же быть таким идиотом, чтобы вены себе резать из-за девки!

Лузер: Девки здесь не при чем! Ни фига ты не понимаешь!

Отец: Конечно, твои предки тупые. Ты один умный.

Камера направлена на небо, желательно синее и чистое.

Мать: Сынок, ты понимаешь, что жизнь тебе дается только один раз?

Лузер: Моя жизнь принадлежит мне, и я ей распоряжаюсь, как хочу.

Мать: Твоя жизнь у тебя появилась благодаря нам.

Лузер: Я не просил меня рожать. Пауза

Мать: Почему ты не хочешь жить?

Лузер: Это не ваше дело. Зачем тебе все это знать?

Отец: Да, Маша, это не наше собачье дело. Наше собачье дело - деньги высылать принцу датскому.

Лузер закрывает глаза: Па, прости меня...

Отец отводит глаза влево и вверх, беззвучно усмехается на одном выдохе.

Лузер: Пожалуйста, уезжайте домой. Родители стоят в скорбном ступоре, лузер встряхивает головой, смотрит вниз, вздыхает от раздражения. Ну я вас очень прошу... Я вас очень люблю. вздыхает от раздражения. Вы понимаете, что, когда вы здесь, мне еще хуже?

Поворачивается и уходит по больничному коридору.

Эпизод 18.

Лестничная площадка. Лифт, общий план. Из лифта выходит лузер. В левой руке — скромный букет цветов, в правой — бутылка водяры, в зубах — бумажка с адресом. Ставит водяру на пол, смотрит в бумажку, нажимает кнопку вызова, но лифт уже ушел. Говорит «Твою мать!», идет направо, потом уходит вверх по лестнице.

Эпизод 19.

Лузер звонит в дверь, выходит папаша с полупустой бутылкой водки в руке. Камера снимает обоих в профиль, их бутылки - на одном уровне. Во время их диалога камера поворачивается от одного к другому, без смены кадра, снимать их по пояс. Дверь полузакрыта, из квартиры доносятся звуки музыки.

Лузер: Здравствуйте, я пришел к Наташе.

Папаша: Вы - Андрей с крысой?

Лузер: Я.

Папаша: Ты пришел, чтобы поиметь мою дочь?

Лузер: Что?

Папаша: Не выйдет!

Лузер: Что?

Папаша: Конь в пальто. Давай бутылку.

Оторопевший лузер отдает бутылку.

Папаша: Так, теперь кидай на пол эту хуйню.

Лузер: Что?

Папаша: Цветы, идиот!

Лузер: Зачем?

Папаша: Потом объясню.

Лузер, обалдевший от неожиданности такого предложения, послушно кладет цветы на пол. Уменьшение, так, чтобы они оба помещались в кадре в полный рост.

Папаша: Теперь отжимайся двадцать раз.

Лузер: Зачем?

Папаша: Отжимайся, тебе говорят.

Лузер: Ещё чего!

Папаша перехватывает его бутылку за горлышко и делает вид, что хочет разбить ее об стену.

Лузер, тихо: Как скажешь, козёл.

Лузер делает упор лежа, лицом к папаше, и начинает добросовестно отжиматься, неслышно матерясь. Папаша с удовлетворенным видом отпивает из своей бутылки.

Папаша: Хорошо отжимаешься, шкет...

Лузер застывает на вытянутых руках, на его лице читаются испуг и некоторые подозрения.

Голос папаши: Отжимайся, красавец.

Общий план: Лузер вскакивает.

Лузер: Да пошел ты, псих ёбаный, плевать я хотел на твою дочь!

Папаша: Верно мыслишь, говнюк.

Лузер: Знаешь что, ...

Дверь распахивается, отбрасывая в сторону папашу. Из двери вылетают Наташа, две ее сестры и парень младшей. У младшей в руке ключи, другой рукой она выхватывает у папаши непочатую бутыль.

Наташа: Привет!

Младшая сестра: Беги, придурок!

Лузер: Я тебе не придурок, ты со мной на брудершафт не пила!

Вся компания утаскивает его налево и вниз.

Эпизод 20.

Вся компания — на пустой лестничной площадке, этажом ниже. Другая сестра: Я не могу без закуски.

Лузер: А нахуя тебе закусь?

Другая сестра: Я не буду без закуски пить эту гадость!

Лузер: Отлично, мне больше достанется.

Наташа: В общем, так. Кухня — слева, холодильник — слева у двери, на второй полке сверху стоит банка с солеными огурцами.

Парень сестры: Я не пойду. Я жить хочу.

Лузер отдает бутылку Наташе.

Эпизод 21.

Полутемная прихожая, светлый дверной проем. В проеме папаша крутит руки лузеру, прижимая его к притолоке.

Наезд камеры, лузер и папаша — по плечи.

Папаша: Если ты хоть пальцем её тронешь, я тебя сам поимею, козёл. Понял?

Лузер: Пошел ты… гандон ненормальный.

Папаша выпускает его, потеряв к нему внезапно всякий интерес. Слышна возня, звон разбившейся банки на кухне, лузер выбегает в дверной проем с пятью огурцами в руках.

Эпизод 22.

Лузер — по пояс, в профиль, лицом к мусоропроводу. Дышит тяжело. Огурцы — в левой руке, в правой — рычаг.

Лузер: Вау, какая крутизна!

Смотрит вниз. Крупно — дыра в мусоропроводе.

Лузер: Оп-па!

Бросает один огурец из левой руки, дергает за рычаг. Потом три других огурца выскальзывают из его пальцев и летят вслед за первым.

Лузер: Блин!

Нагибается и смотрит, куда делись огурцы. Нерешительно протягивает туда правую руку, но передумывает.

Бросает последний огурец и дергает за рычаг. Отряхивает свою одежду.

Эпизод 23.

Общий план, площадка, камера — на лифт. Парень младшей сестры целует ее.

Из лифта выходит лузер, руки в карманах.

Младшая сестра: Где огурцы?

Лузер: Там. Показывает в сторону мусоропровода.

Другая сестра: Где — там?

Лузер: В мусорке. Я их тебе кинул сверху, а ты не поймала.

Парень младшей сестры: Ты что, ненормальный?

Лузер: Я сам никогда не закусываю, и вам не хрен.

Парень младшей сестры: А, понял.

Подходит к лузеру сзади, наезд камеры, они оба в кадре примерно по колени. Парень сестры обнимает его правой рукой за плечи под горло, левой лапает его бедро.

Парень сестры: Если хоть пальцем тронешь мою дочь, я тебя сам поимею, козёл!

Вся компания дружно начинает ржать. Лузер молча отталкивает парня сестры и идет налево, вниз. Парень сестры нагибается над перилами и кричит: Слушай, мужик, не обижайся! Папаша у них шизофреник! О, блядь…

Голос лузера: Да пошли вы все! Вам в дурдоме место!

Эпизод 24.

Ночь, общий план, камера — у троллейбусной остановки. Лузер идет на камеру, за ним бежит Наташа, примерно в десяти метрах от него. Они кричат друг другу.

Наташа: Вернись, они все придурки!

Лузер: Я и сам — придурок!

Наташа: Ты не придурок!

Лузер: Придурок!

Наташа: Ты просто оригинальный человек!

Лузер: Я и сам знаю, что я оригинальный мудак!

Смена кадра. Начать, когда вдали появится троллейбус. Они стоят обнявшись на остановке. Наезд камеры, крупный план.

Лузер: Ты им рассказала?

Наташа: Конечно.

Лузер: Зачем?

Наташа: Мне кажется, я люблю тебя.

Лузер осторожно снимает ее руки со своих плеч, держит ее за руки.

Лузер: Кажется — перекрестись.

Наташа: Я пошутила насчет того, что люблю... Но вообще ты мне нравишься.

Лузер: Да нет, знаешь что... короче, у нас все равно ничего не выйдет. Я ВИЧ-инфицированный, понятно?

Наташа облизывает губы, начинает тяжело дышать.

Лузер: На черта я тебе такой нужен, я все равно от СПИДа умру...

Наташа: Не умрешь. Еще лет двадцать жить будешь.

Лузер: Ага...

Отходит от нее на метр. Крупным планом — неподвижное лицо Наташи в свете фонаря. Её глаза абсолютно ничего не выражают.

Следующий кадр: Лузер вскакивает в пустой троллейбус, садится, отворачивается от окна. Троллейбус уезжает.

Эпизод 25.

Лузер сидит на полу, голый по пояс, в позе удовольствия, спиной к двери. Он полностью помещается в кадре, во время этой сцены камера никуда не перемещается.

Стук в дверь,

Голос Наташи: Открой дверь!

Лузер: Уходи, ничего у нас не выйдет.

Голос Наташи: Открой дверь! Я люблю тебя!

Лузер: Тебе это только кажется!

Голос Наташи: Я действительно люблю тебя!

Лузер: Не надо меня любить. Я сам себя не люблю.

Голос Наташи: Я хочу тебе помочь!

Лузер: Хочешь помочь?

Голос Наташи: Хочу!

Лузер: Не надо мне помогать!

Голос Наташи: Пошел ты!

Лузер: Ладно…

Встает с пола, впускает Наташу, Садится в той же позе на то же место. Наташа становится на колени у него за спиной и кладет ему руки на плечи. Ее колени должны быть видны. Поворачивает его лицо к себе, взяв за подбородок, он смотрит на нее через плечо, закинув голову, потом прикрывает глаза и поворачивает голову прямо. Во время этой сцены оба спокойны, как слоны у Квентина Тарантино.

Лузер: Типа, а у тебя спид, значит мы умрем, да? Чо, Земфиры наслушалась?

Наташа: Я не собираюсь умирать.

Лузер: А я собираюсь.

Наташа: Прямо сейчас?

Лузер смеется.

Наташа: А что я такого сказала?

Лузер: Хочешь мне помочь?

Наташа: Хочу!

Лузер: Если ты так меня любишь, возьми на телике полтинник, сходи в аптеку и купи презервативы. Особо прочные. Для анального секса.

Наташа: А ты дрянь.

Лузер: Прости.

Наташа: Ты стараешься меня обидеть?

Лузер: Стараюсь тебя использовать по назначению.

Наташа: Я тебе куплю детский крем, и втирай его до полного удовлетворения.

Лузер огрызается: Не хочешь — так иди нахуй! Мне от тебя больше ничего не нужно! Ты ваще ни на что кроме этого не годишься.

Наташа: А ты не слишком много о себе понимаешь? По-твоему, на свете ничо, кроме твоего хуя, не имеет значения?

Лузер: ТЫ слишком много о себе понимаешь, девочка. Твоя карма — работать продавщицей в ларьке, поняла? У меня хуй красивее, чем твоя харя.

Наташа резко встает, пинает его коленом в правое плечо и уходит, стуча каблуками.

Эпизод 26.

Парапет «Трубы». Закат. Лузер и Наташа сидят на парапете. У каждого в руке — по бутылке, между ними — большой открытый пакет чипсов.

Наташа: И что ты собираешься делать?

Лузер: Ничего.

Наташа: Не хочешь оставить о себе память?

Лузер: А кому это нужно?

Наташа: Ну, ты мог бы сделать сайт в Интернете, чтобы там было все о спиде.

Лузер, с издевкой: Ага, построй дом, посади дерево и роди сына. А потом подыхай с чистой совестью.

Наташа: Да нет, пусть такие, как ты, напишут там о своих переживаниях. Ну, как им плохо. Ведь тебе плохо?

Лузер: Мне не плохо. Мне замечательно. Жизнь прекрасна и пиздецваще. Особенно когда до меня доебываются разные здоровые козлы.

Наташа: Ну да, все здоровые — козлы, только ты один такой хороший и больной.

Лузер: Так зачем я тебе нужен, больной? Хочешь поиграть в мать Терезу? Хочешь, чтобы я тебя развлекал своими переживаниями?

Ты такая хорошая и здоровая, да?

Наташа: Я хочу тебе помочь. Тут дело вовсе не в том, что ты болен СПИДом.

Лузер: Да, конечно! СПИД — хуйня, СПИД — это не страшно.

Наташа: Тебе плохо потому, что ты один и всем на тебя начхать. Ты просто не знаешь, как тебе распорядиться своей жизнью, и от этого чувствуешь себя несчастным.

Лузер: Я не знаю, зачем красивая девушка таскается за мной по всему городу и капает мне на мозги! У тебя что, своих дел нет? Тебе заняться нечем? Чего тебе от меня нужно?

Наташа: А как ты думаешь? Начинает покачивать ногой.

В это время камера плавно поворачивается к прохожим на тротуаре. Молодая пара останавливается немного поодаль, наезд камеры, крупным планом — головы целующихся. Крупным планом - голодный взгляд лузера, направленный в эту точку.

Лузер: Лучше бы я тебе не говорил.

Наташа: Ты что, совсем псих?

Лузер смотрит Наташе в глаза, обнимает ее и пытается поцеловать, она мягко отстраняет его, но он успевает дотянуться до ее губ. Крупным планом — лицо Наташи, на верхней губе — трещинка, из которой сочится кровь. Она подносит к лицу какой-то флакончик и дезинфицирует ранку.

Лузер: Чо эт за фигня? Берет у нее флакон, читает.

Наташа: Мирамистин. Снова покачивает ногой.

Лузер: Специально купила, да?

Наташа: Ну да…

Лузер: Боишься, что вирус в слюне, да?... Или противно, что тебя трогает спидоносец?

Наташа: Просто ты очень грубый. Роняет туфлю.

Лузер: Конечно, тебе виднее.

Пауза. Крупным планом: Наташа жует чипсы. Ее рот. Звук пережевываемых чипсов. Лузер взрывается, соскакивает с парапета.

Лузер: Ну что тебе от меня нужно? Чтобы я любил тебя? Ну вот он, я! Делай со мной все, что хочешь!

Пауза. Наташа — в фас, лузер — в профиль, стоит, тяжело дышит. Наташа ничего не отвечает и ест чипсы. Ее взгляд направлен в сторону. Лузер мигом остывает и вопросительно смотрит на нее.

Лузер с силой делает выдох, резко поворачивается и молча уходит, Наташа по-прежнему ест чипсы.

Лузер возвращается в кадр через три секунды.

Лузер: Отстань от меня, ты мне надоела. Хватит за мной таскаться. Мне и без тебя плохо.

Наташа по-прежнему ест чипсы.

Лузер, тихо: Если ты меня действительно любишь, ты не будешь меня больше доставать.

Наташа ничего не отвечает и перестает жевать чипсы, но на ее мордере читается этакое выражение христианской великомученицы, которая пострадала за веру. Поднимает левую бровь: Я тебя и не достаю. Нужен ты мне… Отворачивается.

Эпизод 27.

Леха сидит на подоконнике Соцфака, у дверей деканата. Крупнона стенде — список кандидатов на отчисление, в нем — фамилия Васильев. Лузер стоит напротив с сигаретой, направленной вверх под углом 30 градусов. Жестикулирует сигаретой. После каждой своей фразы затягивается. Пускает дым вверх, вправо.

Лузер: Вот стерва, а?

Леха: Да ладно тебе, нормальная девчонка.

Лузер: Не, ну стерва! Мне подыхать скоро, а ей интересно, что я в это время буду чувствовать. Опыты она на мне ставит. Как на белой мыши.

Леха: Зоофилка.

Лузер: Кстати, Машку надо проведать. Хоть она и сука.

Леха: Ну, почему сразу сука? Нормальная девчонка.

Лузер: У тебя все нормальные. Это ничо, что она меня заразила?

Леха: Она тебя не заразила.

Лузер: Да ну?

Леха: Она здорова.

Ретроспектива — на две секунды — чувиха в баре с факом.

Лузер: Не верю.

Леха: Я ее видел вчера. Она просила передать, что ты козел.

Лузер: Спасибо.

Леха: Слушай, проверься еще раз.

Лузер: Я семь раз проверялся.

Леха: Ну хочешь, я сдам вместе с тобой?

Лузер: Ладно, если тебе делать больше нехуй.

Эпизод № 0.

Коридор перед кабинетом. У стены сидят Лузер, Лёха. Чуть поодаль на топчане перед другим кабинетом — худой парень с тонким лицом, волосы осветленные на концах, отросшие, на мизинце — серебряное колечко, парень вертит его. Над ними — лампа дневного света.

Парень переглядывается с лузером, облизывает губы.

Лузер: Чо уставился?

Парень: Так, просто…

Мимо по коридору проходит еще один парень, тоже худой. Протягивает парню с колечком два пальца для рукопожатия, садится рядом.

Лёха, лузеру на ухо: Пидоры…

Лузер: Слушай, это не тот, у которого мы винт брали?

Лёха: Да нет, вроде.

Лузер: Похож…

Черный экран. Кровь в шприце. Склоненное лицо Лёхи.

Эпизод 28.

Черный экран.

Соцфак. Ноги Лехи, обутые в тяжелые говнодавы, Лузер катается по полу, Леха бьет его ногами.

Леха: Вспоминай, с кем ты трахался! Пинает.

Лузер: Уж точно не с тобой, падла!

Леха: С кем? Пинает

Лузер: Не знаю!

Леха: А от кого тогда я заразился?

Лузер: Понятия не имею!

Леха: Вставай!.. Лузер встает...

Лёха: Ну? С кем трахался?

Лузер: С тобой!

Лёха: Ебало завали?!

Лузер: Мы ширялись одним шприцом.

Леха, шепотом: Не ори. Он был чистый. Я его сам покупал.

Лузер: А ты видел, что эти суки набирали в наш чистый шприц?

Леха: Не видел.

Лузер: А ты уверен, что это был наш шприц?

Леха: Это ты меня туда потащил, убью, сволочь! Притискивает лузера к стенке и снова начинает бить.

Лузер выворачивается и сам припирает Леху к стенке: Тоже мне, жертва непорочного зачатия! Это ты меня заразил!

Три товарища оттаскивают их друг от друга.

№1: Девочки, устраивайте свои семейные дела дома.

Леха, лузер: Заткнись!

Лузер: Тогда у тебя уже был вирус, просто его не обнаружили! Это называется «период окна», блядь!

Леха: Какой умный, мать твою!

№2: Вы что, голубые?

№3, радостно: Голубые спидоносцы.

Лузер: Пойдем, дорогой, я тебе вставлю. Леха снова начинает его бить, их снова растаскивают.

Эпизод № 0., придумал 05.06.2001

Лузер идет по Театральной площади, мимо Консы к памятнику Глинке, на ступенях памятника сидят два панка, перед ними кепочка с мелкими деньгами, одной папиросой «прима» и одной сигаретой с фильтром и дохлая крыса, лежащая на боку около кепочки.

Панк № 1: Молодой человек, постойте!

Панк № 2: Да, молодой человек, помогите на похороны нашей крысе.

Лузер смотрит на курево в кепке: Она что, курила? Поднимает папиросу, критически ее обнюхивает.

Панки посмеиваются.

Панк № 2: Курила!

Лузер: И скончалась от рака легких? Кладет папиросу.

Панк № 2: Точно!

Панк № 1: Нет, наша крыса умерла от СПИДа.

Лузер: Сигареты кончились?

Панк № 1: Да вроде того...

Лузер тоже начинает смеяться, кладет в кепку пачку «Честерфилда» и идет дальше.

Эпизод № 0.

Лёха ломится в дверь в полутемном коридоре. Лузер лежит в сумерках на кровати, щека на ладошке, глаза блестят в свете фонаря из окна.

Лёха: Открой!... Пауза. Бить не буду, обещаю!.. Пауза. Открывай, пидорас… Пауза. Я тебя уже простил. Открывай, поговорить надо.

Лузер, тихо: А почему это ТЫ меня простил? Чо я, один за всех отмываться должен? Может, Я тебя не простил?

Лёха, не слышит: Открывай, говноед. Чо ты там бормочешь? Я тебе друг все-таки. Чо уж теперь-то рыпаться.

Лузер: Отъебись от меня!

Лёха, пинает дверь: Открывай, гнида! У тя друзей-то кроме меня нету.

Лузер: Я тебе не друг. Мы просто учились в одной группе.

Лёха, тихо: Понятно…

Лицо лузера с блестящими глазами, ладошка под щекой. Через некоторое время хлопает входная дверь, обитая дерматином.

Надпись на экране: Прошло три года.

Летние сумерки, Малая Садовая, Лузер сидит на скамейке, в руках полупустая бутылка водки 0,33. К нему со спины подходит темная длинная фигура. Это «новый русский» в дорогом костюме, похожий на Леху.

Лузер поднимает голову, чувствуя чье-то присутствие за спиной, его передергивает, он оборачивается.

Лузер: Леша, это ты?

Нарк: Я Дима.

Лузер смотрит прямо перед собой: Я тебя не знаю.

Нарк: И я тебя не знаю. Подсаживается к нему вплотную слева.

Лузер протягивает в его сторону правую руку, но смотрит прямо: Андрей.

Нарк: Хэш нужен?

Лузер, мрачно: Я, вообще-то, винтовой. Мне твой хэш нахуй не сдался.

Нарк, тоном щедрого папочки: Угощаю.

Лузер: Что, прямо здесь?

Нарк: Насрать, у меня жена умерла сегодня утром. Скручивает плотную бумажку 2 см., оборачивает ее другой, папиросной, достает из кармана спичечный коробок, насыпает оттуда зеленую дрянь. Во время этих манипуляций не перестает говорить. Оставь мне выпить, будь другом... Она на ночь пьет снотворное. Вчера были на дне рождения у тещи. Я за рулем не пью, а она нажралась. Я со всем этим завязал, когда женился, ты не думай, это я сейчас. Вот, уложил ее на диван, укрыл, туфли снял… Пошел спать. Утром просыпаюсь — а она задохнулась. Подавилась рвотными массами, понятно?

Лузер: Сегодня утром?

Нарк: Нет, месяц назад... не помню. Протягивает лузеру готовый косяк и зажигалку. На, взрывай...

Лузер раскуривает косяк и пыхает пару раз, передает нарку.

Нарк: Не стесняйся, у меня бабок еще много осталось...

Смена кадра. Лицо отъехавшего лузера крупным планом.

Соседняя скамейка. На нее садится проститутка, потом встает и идет на камеру. Камера — на уровне ее груди, она наклоняется так, что совсем близко от камеры свисают ее прямые волосы.

Проститутка: Хочешь, разопьем эту бутылку у меня дома?

проститутка исчезает, на ее месте всплывает глюк чувихи из бара, но уже не внаклон, а прямо, только голова, шея и голые плечи.

Чувиха: Ты скоро сдохнешь.

На месте чувихи появляется Наташа в черном банлоне с надетым на голову капюшоном.

Наташа: Я знаю, какая у тебя будет смерть.

всплывает глюк чувихи из бара. Глюки чувихи и Наташи сменяют друг друга.

Чувиха: Ты сдохнешь, как крыса.

Наташа: Я знаю, какая у тебя будет смерть.

Чувиха, спокойным ласковым голосом издевающейся садистки: Иди ко мне. Я тоже не хочу жить.

Лицо лузера, глаза широко раскрыты, зрачки расширены, на лбу пот.

Чувиха: Иди ко мне, моя радость. У меня хорошо.

Наташа: Я знаю, какая у тебя будет смерть.

Чувиха: Я хочу, чтобы ты заразил меня спидом.

Лицо лузера в том же виде, он тяжело дышит.

Наташа: Я знаю, какая у тебя будет смерть.

Лузер уверенным тоном упрямого ребенка: Ты не знаешь. Ты — галлюцинация. Понятно?

Чувиха появляется в кадре, смеется ровным смехом спокойного маньяка

Лузер: Это МОЯ смерть. Пауза. И это не ваше дело.

Чувиха: Думаешь, ты один такой?

Лузер орет: Я хочу жить, слышите, суки!? Пауза. Я хочу жить!

Слышен смех чувихи и Наташи, улица растворяется, переходя в следующий кадр.

Сверху: на самом деле он лежит на полу в какой-то комнате,без сознания, голый. Его тело выгибается, губы шевелятся, повторяя эту фразу. Его бедра обхватил какой-то тощий парень с отросшими сальными волосами.

Эпизод 29.

Кладбище, солнце, зеленые листья на деревьях.

Леха и лузер сидят на могильной плите, у них под ногами валяются пустые банки, бутылки с отбитыми горлышками. Леха держит два одноразовых стаканчика, лузер наливает водку.

Леха: Хорошо сидим...

Лузер: Ну, в общем, да...

Леха: Твое здоровье...

Лузер: И тебя туда же...

Чокаются, лузер пьет, морщится

Лузер: О, дрянь! — Запивает лимонадом из большой пластиковой бутылки.

Леха: Бросаешь пить?

Лузер: Горло болит... Плохо мне... Ангина не проходит.

Леха: Быть не может, чтобы так быстро началось.

Лузер: Может.

Леха: Так лечись!

Лузер: Не хочу, заебало. Еще эта дура, тоже тащит лечиться. Хочет, чтобы на мне испытывали какой-то новый препарат.

Леха: Забей на нее и лечись. Сейчас люди с этим живут по пятнадцать лет! И по двадцать…

Лузер: Кончай!

Леха: Когда у меня самого начнется, я не буду таким говном, как ты. Я хочу жить. Я хочу долго жить! Тебе что, жить не нравится?

Лузер: А я не хочу жить? Хочу. Но не так.

Леха: А как?

Лузер: Подержи стаканы.

Наливает, Леха держит стаканы.

Лузер: Я не могу сказать, как НАДО жить. Я не Иисус Христос — суперзвезда. Я знаю, что сам живу не так, как надо. Закрывает бутылку.

Лузер: Твое здоровье...

Леха: И тебя туда же...

Пьют

Лузер: Слушай, я не хочу лежать на кладбище. Чтобы разные козлы так же глушили водяру на моей могиле... Не хочу гнить.

Леха: Кончай!

Лузер: Скажи родакам, чтобы меня кремировали, ладно?

Леха: Ладно.

Лузер: Потом скажешь, чтобы отдали урну с прахом. Разбросаешь над заливом, будет прикольно.

Леха: Прикольно? Ты чо, оборзел? Крыша едет от температуры, да? Вскакивает.

Лузер: Нихуя ты не понимаешь.

Леха садится: А что я должен понимать? Что ты с дуба рухнул?

Лузер поднимает с земли желудь: Точно, с дуба рухнул... Чистит желудь от земли. Все с дуба рухнули. Висели на большом красивом дубе. Рухнули с него на землю. Подбирает еще несколько желудей. Должны были на ней полежать, прорасти, и потом, может быть, из них бы выросли такие же дебильные дубы...

Но пришел козел вроде меня, поднял их, положил в карман и унес домой. А потом выбросил, потому что они ему хуй не нужны. Бросает желуди обратно на землю. Так я выбросил мою жизнь.

Леха: Вах, скоко пафоса, я ибу!.. Жизнь он выбросил.

Лузер: Слушай сюда, я тебе расскажу притчу о сеятеле... Знаешь, ну, в Евангелии есть притча, там чувак бросает семена куда попало. Одни упали там, где была невспаханная земля, они там быстро проросли, и всё засохло на солнце. Другие упали в сорняки, ну, сам понимаешь, ни хуя не выросло. А третьи упали туда, куда надо, и принесли урожай. Имеется в виду, что семя — это слово божье, и оно должно упасть в добрую почву, чтобы был урожай.

Леха: Урожай? у него выражение лица как у человека, которого вконец достали. Тоже мне, евангелист нашелся... Ты от винта умом тронулся, что ли?

Лузер: В смысле, что слово божье могут правильно понять только те люди, которые к этому сами готовы.

Леха: При чем здесь твои сраные желуди?

Лузер: При том, что всем была дана жизнь. И кто-то живет нормально и радуется, что жизнь ему досталась, а кто-то ее сгноил к чертям собачьим, потому что не знал, что с ней делать.

Леха: Хочешь, чтобы я посеял то, что от тебя останется? Ржет. Лузер: Да вроде того. Тоже смеется. Только это не семена будут. А удобрения. Компост, бля.

Леха: Идиот…

Камера перемещается на небо в зеленых кронах деревьев.

Эпизод у крематория. Замедленная сьемка. Черно-белая картинка. Леха вырывает урну из рук родителей Лузера, они пытаются удержать ее. Он поворачивается с урной в руках и бросается бежать.

На заднем плане — толпа родственников, они протягивают руки, как будто пытаются не пустить Леху. Их руки.

Мать лузера: Отдай!

Эхо ее голоса.

Следующий кадр — начинается обычный темп, Леха бежит на камеру с урной в руках, впечатывая ботинки на толстой рубчатой подошве в асфальт. Родственники бегут на заднем плане, впереди родаков — мать, за ней — отец. Мать хватается за сердце, отец ее подхватывает. Звука нет. Солнечный день на берегу Финского залива, солнца не должно быть в кадре, только абсолютно чистое синее небо и вода. Снимать лучше с какого-нибудь причала, пирса и т. д., чтобы в кадре не было берега и отдыхающих.

Рука, разбрасывающая пепел между водой и небом.

Пепел, летящий между водой и небом.

Только вода и небо.

THE END



проголосовавшие

Артем Явас
Артем

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

всего выбрано: 63
вы видите 48 ...63 (5 страниц)
в прошлое


комментарии к тексту:

всего выбрано: 63
вы видите 48 ...63 (5 страниц)
в прошлое


Сейчас на сайте
Пользователи — 2

Имя — был минут назад
Упырь Лихой — 5 (срет в гесту)
Notorious FV — 17 (комментирует)

Бомжи — 0

Неделя автора - Hron_

белая карлица
мастер дел потолочных и плотницких
пулемет и васильки

День автора - Лав Сакс

название совершенно необходимо
Моя Маруся
слова
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Купить неоавторов

Книгу Елены Георгиевской "Сталелитейные осы" (М.: Вивернариум, 2017), куда вошли также некоторые "неоновые" тексты, теперь можно купить в магазинах: "Фаланстер" (Москва, Малый Гнездниковский переулок,... читать далее
18.10.17

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

10.02.17 Есть много почитать
25.01.17 Врезавшие дуба, "Бл

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.031594 секунд