Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Для лохов



Китайский налетчик Жда о дА

CЕРДЦЕЕДKА (для печати )

Наверное, Акулине Вадимовне стоило родиться в прошлом веке. Она была женщиной пышной, сочной и всего-то тридцатилетней. Одевалась в кружевные блузы с торжественным декольте, пухлые пальцы ее были унизаны колечками, шею обвивали, точно ядовитый плющ, изумрудные бусы, ушные раковины украшали серьги из искусственного жемчуга. Из медовых волос своих Акулина Вадимовна свивала на голове невообразимое осиное гнездо, державшееся на нескольких позолоченных невидимках.

.

Акулина Вадимовна любила романтические прогулки с собачкой наперевес, любила Тургенева, литературу, сладких мальчиков и пирожные. Она верила в чистую любовь до крышки гроба. И вся душа ее была наполнена этой верой, с которой она жила последние годы, так и не осветив чью-нибудь жизнь. И кастрюлька нерастраченных чувств ее так бы и стояла на медленном огне и тихонько булькала, если бы не эта весна.

.

Пришла весна, все зашевелилось и задышало. Акулина Вадимовна достала из шкафа замшевые демисезонные сапожки, надела плащ цвета кофе со сливками, шляпку в тон и отправилась в контору. Она служила в жилищно-коммунальном хозяйстве № 32, которое располагалось в соседнем подъезде. Работа была у нее довольно рутинная – возня со счетами, учет – но это абсолютно не тяготило Акулину Вадимовну. Более того, она даже никогда не хамила незадачливым посетителям, а терпеливо объясняла, как заполнять квитанции, куда обращаться с жалобами и тому подобное. Все дело было в том, что каждый день ровно в обеденный перерыв ее ждала маленькая радость – чаепитие со сладким, которое обычно устраивала ее подруга по работе. Для этого приятного момента Акулина Вадимовна специально, в любую погоду, бежала в кондитерскую на углу и покупала пирожные. Или торт. Или же просто разных шоколадных конфет...

.

- Акуля, спасибо, что в субботу за меня отдежурила, - говорила Светочка, разливая чай.

- Да ладно, мне все равно дома нечем заняться, - отмахивалась Акулина Вадимовна, пододвигая к себе сахарницу с рафинадом.

- Акуль, у тебя характер – золото, как же ты до сих пор одна-то? – сетовала подруга.

- А мне и одной неплохо живется... Можно мне вон ту ромовую бабу?

- Акуля, ты уж не обессудь, но я больше не могу смотреть на то, как ты страдаешь! – Света выдержала торжественную паузу. – Кароче, готовься, скоро появится твой новый принц на алом коне.

- ?? – Акулина Вадимовна от волнения откусила сразу пол-эклера.

- Я вчера посоветовалась с соседкой – а она работает в Интернете – так вот, мы сделали тебе анкету на сайте знакомств. Несколько недель назад. Жаль, конечно, с теми Прошами ничего не вышло. Куда только запропастились, ешь ты их, что ли?.. Ты главное не ругайся, пожалуйста, мы добра тебе хотим.

- Ой, Светочка, я так взволнована этим твоим известием! – Акулина Вадимовна даже чуть чайник не выронила, едва не обварившись кипятком. – Но к чему это? Право, пустые хлопоты! Кому... зачем... я? Почему...

- Нет, ты это брось! Ты хорошая подруга, добрая, отзывчивая. Ты достойна личного счастья. Как там?.. – Светочка нервно поковыряла накладной ноготь. – Птица создана для полета, а человек – для счастья!

Акулина Вадимовна слушала ее и щурилась, как сытая кошка. Она уже совсем не возражала. Еще бы, в желудке у нее покоились пять пирожных, две чашки чаю и несколько мармеладов в шоколаде.

- Только знаешь, Акуль, тебе опять придется привести себя в форму... – Светочка замялась, подыскивая нужные слова.

- Что-о? – Акулина Вадимовна приподняла правую бровь, что означало высшую степень изумления. – Знаете, Светлана, в женщине, как и в книге, главное – не форма, а содержание!

- Акулечка, ну ты не обижайся, но как подруга подруге: тебе бы пару килограммов сбросить не помешало. Это модно сейчас... Просто ты знаешь, там такой человек! Такой Принц! Пальчики оближешь! Тонко чувствует, стихи пишет! Последний романтик, можно сказать, Сладкий мальчик!..

.

Вечером, вернувшись домой, Акулина Вадимовна выкатила в центр залы большое зеркало в вычурной золоченой оправе и стала придирчиво осматривать свое белое необъятное тело. С некоторых пор ее абсолютно не смущали ее пышные, уже чуть обвислые чресла, но сейчас...

«Да, - думала Акулина Вадимовна. – Не все коту масленица...»

Акулина Вадимовна побежала на кухню жарить блинчики с сыром и сгущенкой.

Ночью десять минут она не могла заснуть.

«Все. Диета и точка, мне же во благо.» - решилась она. И моментально уснула, на прощанье перекусив пирожками с брусникой.

.

* * *

.

Иван Полумесяцев работал инженером. Невысокий, тощий, неприметный – эта должность была ему к лицу. Добрая часть его жизни прошла у кульмана, среди линеек, рейсшин и циркулей всех мастей и размеров. Но недавно его сократили в НИИ, в коем он проработал долго и без прецедентов, так и не сделав головокружительной карьеры и не утащив с работы лишнего ватмана. По старой дружбе бывший начальник устроил его на стройку очередной бетонной коробки – порождения урбанистического хаоса. Полумесяцев быстро понял, откуда из досок гвозди растут, овладел искусством сверления, научился стряпать бетон. В общем, не пропал в косяке безработных. Только вот сослуживцы-строители его недолюбливали, не уважали.

- Эй, бляха-муха, интеллигенция, силой мысли спичку зажечь могешь? – кричал Степан-экскаваторщик, пассивный алкоголик, в полнолуния избивающий свою жену.

.

Жил Полумесяцев в холостяцкой полуторке с кошкой Шапкой. После работы он ужинал рыбными консервами и сидел в Интернете. Чаще всего, посещая порно-сайты. Особенно нравились ему сисястые девушки и парни в строгих ошейниках. Так получилось, что однажды, одиноко напившись копеечного портвейну с сушеными кальмарами, Полумесяцев забрел на сайт знакомств.

«Эх, была-небыла!» - и, удивляясь собственной храбрости, он решил вывесить свою анкету.

Неожидан.но яркими пятнами на блеклом фоне его жизни проступили детские грезы о волшебниках и магии, юношеское увлечение стихами, большая сырная Луна, никому не нужные утренние эрекции и безответная любовь ко всему прекрасному. В графе «сексуальная ориентация» он прописал «романтик».

.

В эту вибрирующую ночь Полумесяцев сочинил одно стихотворение о любви и несколько пошлых частушек.

.

* * *

.

Акулина Вадимовна сидела на строгой американской диете уже почти целую неделю. С утра она выпила стакан кефиру и прожевала несколько виноградин. В то время как холодильник ее пучило от разнообразной еды. В обед она позволила себе чашку чаю («И никакого сахара!» - проверещала Светочка.) и ломтик черного хлеба с тонюсеньким слоем масла. Правда потом, в неурочное время, тайком от подружки Акулина Вадимовна с жадностью проглотила пару песочных корзиночек с джемом и восхитительным масленым крэмом!

До свидания со Сладким мальчиком, с Повелителем ее сердца, с Дрессировщиком ее желаний оставалось чуть меньше месяца.

.

* * *

.

Иван Полумесяцев активно готовился ко встречи с Прекрасной Дамой.

«Романтики нынче в цене.» - полагал он, время от времени примеряя на себя то роль влюбленного Ромео, то отвергнутого Онегина, то Дон Жуана из одной порно-драмы...

Для того, чтобы подчеркнуть аристократическое изящество и всю хрупкость своей души (которой он, впрочем, не обладал), Полумесяцев отрастил жиденькую козлиную бородку, повязал легкий шифоновый шарф, за ухо заломил сиреневый берет – в общем, был несуразен до кишечных колик в длинном бархатном пальто и вельветовых брюках в обтяг.

В его жестах появилась плавность, голос его стал мягче и печальней, зазвучал так, будто говорили со дна чайника. Короче, на него косились, а он страдал. Он уже любил свою Прекрасную Даму. А еще больше, любовь к своей любви.

.

* * *

.

Меж тем, Акулина Вадимовна совсем извелась на своей диете. Она сбросила пять килограммов (впрочем, визуально это никак не сказалось). Она стала нервной, цепкой к мелочам, особенно к тем, что касались еды. Она меняла наволочки через день – ее подушка стала жесткой от соли и слез. Она рыдала перед сном – ей грезились пирожные. Нежные, застенчивые корзиночки, эклеры в шоколадной глазури, важный рулет с маком, пушистые хлопья взбитых сливок – они приходили во сне, дразнили ее, мешали спать и жить. И лишь встреча со Сладким мальчиком хоть как-то отвлекала ее.

«Завтра, завтра, будет день и будет пища... – тут Акулина Вадимовна поморщилась. – О, Боже, набережная! он, такой изящный с тростью-зонтом! чайка скользит по воде, мятная таблетка луны... И я-тростиночка, выплываю навстречу в кружевах завтра.»

.

* * *

.

А на завтра был дождь. Моросящий, колкий. Чулки Акулины Вадимовны были забрызганы грязью. Мелкий декоративный зонтик не спасал поплывший макияж. Был поздний вечер, на набережной не гуляла ни одна собака, чайки тоже где-то попрятались, склевав мятную таблетку луны... Акулина Вадимовна хотела уже было разрыдаться от досады и убежать домой, к пирожным и тортикам, как вдруг в начале набережной показались чьи-то мутные очертания.

Иван Полумесяцев тоже заметил барышню у парапета («Еще бы! Тоже мне, отличительная черта – кремовый зонтик! – на ходу думал он. – Да с такими габаритами я ее за пушечный выстрел увидел бы!»). Он спешил, но обтягивающие брюки затрудняли ход, а берет то и дело норовил сорвать ветер.

- Ахтунг, мужики! – раздалось за спиной у Полумесяцева, и он невольно оглянулся.

Напрасно, ибо тут же получил больной удар по носу.

- Ишь ты, пидаристическая морда, бляха-муха! – причитал Степан-экскаваторщик, когда пинал Ивана в ребра.

- Прально, Степка, так его, за дело, - доносилось откуда-то сбоку.

- Ты, это-то, бросай, выебываться тут, - наставительно говорил Степан, склонившись над поскуливающим Полумесяцевым. – Первое и последнее предупреждение. Шоб завтра как огурчик, бляха-муха, без выкрутасов этих бабских был, сладкий, бля, мальчик.

- Да хуй с ним, едреня-феня, пойдем, Степаныч, водка стынет.

Строители удалились. Карманы их пиджаков тяжело оттягивались.

.

Заметив шум в начале набережной, Акулина Вадимовна испугалась. Она до жути боялась бомжей, пьяных, воров, убийц, маньяков и старых большевиков. Но все обошлось. Каким-то женским чутьем она поняла, что приближающаяся костлявая мужская фигура не таит в себе угрозы для ее чести.

- Чудесный вечер, о, свет моих очей! – пафосно изрек еще не совсем пришедший в себя Полумесяцев. Его бархатно пальто, побывав в грязи, превратилось в половую тряпку, берет остался плавать где-то в луже.

- Добрый вечер, мой сладенький дружочек! – пропела Акулина Вадимовна, кокетливо протянув ему ручку в кружевной перчатке для поцелуя.

Полумесяцев губами клюнул ее кольца.

- Погоды сегодня так себе, не находите? Не прогуляться ли нам по сему случаю до какой-нибудь кафе? – галантно предложил он.

«Кафе-кофейня-кофе с пирожными, - пронеслось у Акулины Вадимовны в голове. – Вот дьявол!»

- Мерси, мой милый искуситель, но давайте все же просто погуляем. Воздух какой! Чудесный, свежий!

И, чинно взявшись под ручку, пара двинулась вдоль набережной.

- Душечка, пышечка вы моя! – включил все свое романтическое обаяние Полумесяцев. – Ваши губы – как две спелые земляниченки, ваши глаза – как темный шоколад!..

«Издевается, еще, сволочь,» - горько подумалось Акулине Вадимовне. Желудок отозвался утробным бурчанием.

- ...А ваша юбка, ваши кружева! Вы изящны, словно свадебный торт! – распылялся Полумесяцев. В нем проснулся настоящий гурман. – Вы – пышечка, Вы – золотце, Вы – как ваза с фруктами во главе стола! Ах, Ваши волосы цвета меда! Ваши пунцовые щеки, как румяный бок пирога! Дайте, дайте мне испить Вас до дна!.. Или нет! Я не достоин Вас! Я чувствую себя чужим на этом пиру! Я как несуразный «Красный Мак» по 85 рэ за кило среди убранства тортов и пирожных! Изящных, как Вы...

- ЖРАТЬ! – вдруг проорала Акулина Вадимовна и накинулась на омертвевшего Полумесяцева.

- Жрать, сволочь, жрать хочу! – кричала она с набитым ртом.

- Сука на хуй жрать! – вопила она, жадно впиваясь в сочный бок его.

- Жрать... – измождено шептала она, обгладывая косточки, высасывая костный мозг.

Насытившись, она сгребла останки Полумесяцева в кучу и сбросила в речной поток за парапетом. Достала позолоченную пудреницу, наложила новый слой помады, на всякий случай сбрызнула одежду туалетной водой.

«И с этим не сложилось, жаль, - думала Акулина Вадимовна, в ее желудке тепло переваривался Полумесяцев. – Вроде бы ничего, а вот оно как. Сладкий был мальчик, сахарный.» Оправив волнообразные складки, она тучно поплыла по набережной в сторону дома.



проголосовавшие

ZoRDoK
ZoRDoK
Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Sziren Moritz

Халед из Орана
реактивный жрец
неконкурентоспособен

День автора - Владд

Поезда Под Атлантикой
Светобоязнь (Нью-Йорк 91)
Ортодокс Инкорпорейтед
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

презентация "СО"

4 октября 19.30 в книжном магазине Все Свободны встреча с автором и презентация нового романа Упыря Лихого «Славянские отаку». Модератор встречи — издатель и писатель Вадим Левенталь. https://www.fa... читать далее
30.09.18

Posted by Упырь Лихой

17.03.16 Надо что-то делать с
16.10.12 Актуальное искусство
Литературы

Непопулярные животны

Скоро в продаже книга с рисунками нашего коллеги. Узнать, кто автор этих охуенных рисунков: https://gorodets.ru/knigi/khudozhestvennaya-literatura/nepopulyarnye-zhivotnye/#s_flip_book/... читать далее
19.06.21

Posted by Упырь Лихой

19.06.21 Непопулярные животны
19.06.21 "Непопулярные живот

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.029029 секунд