Rambler's Top100
fisting
упырь лихой, явас ебу, гальпер, а также прочие пидары и гомофобы.
... литература
Литературный портал создан с целью глумления над сетевыми графоманами. =)
Приют
мазохиста!


Убей в себе графомана



Дзен

Тёплый нудящий вечер. (для печати )

Никакого концерта не было! Не было никакого города, никаких людей, никакой природы, никакой жизни, вообще. Был вечер, тянувшийся до бесконечности, входящий в меня тоскливой скукой, нудным страданием, тупым бьющимся существом в груди. Было огромное чёрное небо, с маленькими мерцающими звёздами. Была луна, остывающая, бездушная, вяло висящая надо мною. Потом она начинала плыть, провожая меня, копошащегося в себе. Я мечтал…

…Появилась девушка с круглым личиком, каштановыми волосами, заплетёнными в маленькую косичку. Появились её глаза, щурившиеся от яркого солнца, появилась нежная торжественность, еле заметная усталость и оптимизм. Шла она прямо и гордо,по-королевски, хотя ещё и была совсем ребёнком. Таким, которому любопытно всё на свете, и одновременно разборчивому, с тонко развитым вкусом…

Потом появился город, расплавленный жёлтым солнцем, задыхающийся от людей и машин. Появились друзья. Лица, маски и массы. Большая часть лиц смешивалась в массы, теряясь и никогда оттуда не возвращаясь. Появился дворец студентов, “Юпитер”, искусственные звёзды…

Никакого вечера, окутывающего волнующей тревогой, не стало. Не стало “живых”, пульсирующих звёзд, неотзывчивой луны, не стало того, что мне было близко, того, с чем я прожил своё детство, того, что я не любил, но считал родным…

Я стоял у входа, под высоким каменным потолком, прячась за грубыми, пыльными колонами от солнца. Сердце сильно билось, разливая кровь по всему немеющему телу. Рядом стоял друг, тоже нервничая, но ожидая совсем другого. Он думал, что она не придет, и я останусь с ним. Ещё двадцать минут назад мы обнялись…

…Она шла в широких расклешённых брюках, в чёрной рубашке с маленькой сумочкой. Её то и дело закрывали маски, изредка лица. Она поворачивала голову так, будто искала кого-нибудь. Я ударил друга по плечу и рванулся к ней, обгоняя и ударяясь о прохожих. Я настиг её… взял за руку и слегка улыбнулся, она ответила мне тем же. Сердца сжалось от радости, в голове всё перепуталось. Я хотел посмотреть ей в глаза, но отчего-то не смог, что-то заставило наклониться меня вниз, потом высоко в небо. Счастье, меня охватило минутное блаженство от теплоты её руки, от её присутствия, от предвкушения вечера рядом с ней.

- А как ты меня увидел? – она нежно оторвалась от меня, улыбаясь, и продолжая вглядываться в лица, маски и массы.

У фонтана, на бордюре сидели обросшие юноши, в грязной, чёрной одежде, напротив них вульгарно курили девушки, ожидая концерта. За ними бдительно следили охранники. Пахло перегаром, дешёвыми духами и табачным дымом. По ветру разносился невнятный говор масс. Я растерянно замялся, посмотрел ей в щёку, боясь встретиться взглядами.

- Ммм. Не знаю, наверное, случайно, - хотя на самом деле, конечно, я, как бешенный обшаривал глазами каждый клочок раскалённого асфальта.

- Ты купил билет? - она даже не смотрела на меня, но я этого не замечал.

- Да, уже купил. Ну, что идём.

Мы подошли к входу, она увидел моего друга, поздоровалась с ним.

- Ты меня подожди, пожалуйста, я не долго. Хорошо?

Она кивнула мне головой, продолжая смотреть через моё плечо. Мы побежали.

Время, когда оно течёт в мечтах, не всегда движется вперёд. Иногда оно стоит на месте, а иногда, когда совсем плохо, то начинает отползать назад, нудно, зудя в каждой клеточке. Я ещё никогда не чувствовал время, идущее вперёд. Чаще всего оно стоит на месте, заставляя томиться, париться и слепо во что-то верить. Но в этот день было ещё хуже, оно текло назад. Двадцать минут до того, как я стоял у входа, ожидая её, мы обнялись с другом.

- Ты мне очень помог. Спасибо, ты – настоящий. Хочешь, провожу тебя?

- Да, нет. Приятного вечера.

И у него тоже взорвалось что-то внутри и осколками счастья воткнулось в сердце. Он был рад за меня, он желал мне счастья и удачи. Это чувство в нём перемешивалось с чувством одиночества. Мне так хотелось вернуться и посмотреть в его глаза, сверкающие торжеством и дрожащие маленькой слезинкой.

Я бегом вернулся к девушке, с трудом сейчас вспоминаю этот миг, был слишком взволнован. Мы вошли вовнутрь, стуча каблучками о мраморный пол, она повела меня к лестнице.

- Как дела?

- Хорошо, немного только голодна, - она не терпеливо ждала концерта.

- Здесь, наверное, есть буфет. Хочешь, зайдём?

- Да, нет. Сколько время?

- Уже пора, сейчас начнётся.

Но концерт не начинался ещё долго. Она уже тридцать минут маялась в душном зале, её глаза вспыхивали, потом снова со скукой смотрели на сцену. Она подкладывала руки под голову, поворачивая её налево, потом направо. Она отпускала голову на плечи, бесшумно вздыхала. Я спустился вниз, в комнату для курения. Густой дым пропитывал одежду, кожу и волосы. Было неприятно. Я решил не задерживаться здесь долго и, закурив сигарету, тут же её выкинул. Вернувшись в зал, я долго искал её взглядом, а когда нашёл, начал искать, где же мне лучше сесть, чтобы найти её после концерта. Наконец, сел. Наконец, начался концерт.

Никакого расслабления не было. Я хотел уснуть, развалившись, крутясь, стараясь остаться в более удобном состоянии. Только дремота охватывала меня, из-за которой доносились звуки музыки, аплодисменты, восторженный свист молодых поклонников.

Как мы развлекаемся? Выходим в коридоры между рядами, трясём головой, поднимаем руки вверх, кричим, материмся на охранников, рвём на себе одежду. Мы уже изрядно выпили, некоторые из нас пьют сейчас. Мы хотим драки, насилия, секса, алкоголя...

Нет, сегодня я, ни в коем случае, не мы.

Группа, вышедшая на сцену стара, её участникам перевалило за сорок. Они не могут возбудить массы, массы возбуждают сами себя.

Из кого мы делаем кумиров? Из некогда бывших оторванных парней. Сейчас они остепенились, постарели. Нет в них протеста, бунта, желания добиться признания. Может быть, они занимаются творчеством по инерции? Или просто зарабатывают деньги, снимая плохое кино? Они чрезвычайно спокойны, такое чувство, что кровь в их жилах остыла.

Из кого мы делаем кумиров? Из мужчин с хриплым голосом, серьёзной озабоченностью в глазах. Они чуть сутулы, настолько, что этого почти незаметно. Они говорят о проблемах нашей музыки, нашего времени, но не хотят понять, и даже представить себе, что они и есть наша проблема. Чувство тщеславия становится всепоглощающим. Гастроли, интервью, дешёвые песни, молодые девчонки и мальчишки. Ну, что же вы делаете?

Из кого мы делаем кумиров? Наверное, больше никого не осталось. Мы приходим, пьём дешёвое вино, много курим. Знакомьтесь, развлечение конца 90-ых годов!

Нет, сегодня я, ни в коем случае, не мы…

В коридоре, между рядами душно и тесно, на меня налегают подростки, размахивая длинными волосами и майками. Сзади чуть не попадают в меня окурки и пустые бутылки. Спереди бегут охранники, сбивая с ног. Я держусь за кресло и ищу взглядом её. Вот она! Темный, едва различимый контур, снова толкают меня локтем, и я теряю её из виду, потом снова нахожу, и снова едва различимый контур. Но это она. Какое блаженство, воодушевление в её движениях! Это её кумир и она сидит от него на расстоянии десяти метров.

Концерт подходит к концу. Все встали и запели вместе. Моё сердце начинает переворачиваться, я думаю, как бы не потерять её. Не потерял! В зале включили свет, и я между креслами понёсся к ней, ударяясь, но, совсем не чувствуя боли. Объявили местную группу и все начали высыпаться из тесных выходов.

Я настиг её… взял за руку и слегка улыбнулся, она ответила мне тем же. Мы вышли из душного зала, пошли вниз по лестницам.

- Тебе понравилось?

- Конечно, как я его обожаю. Он просто супер! После такого невольно думаю, как кто-либо из “наших” может чего добиться.

- Да, ты права.

- Меня сестра должна ждать на улице. Пойдём быстрее.

- Пойдём.

На улице смеркается, знойная жара уносится в ночь, сменяясь тёплым ветерком. Мы стоим у фонтана.

- Я так рад, что тебе понравился концерт.

- Очень понравился, я счастлива, - она ищет глазами свою сестру, смотрит через моё плечо, показывая, что я ей мешаю.

А я думаю, как мало нужно для того, чтобы человек почувствовал себя счастливым! Хочу завести разговор. Говорю какую-то чепуху, на которую нет никакого ответа. Я сложил руки сзади, чтобы они не мешали мне, посмотрел, щурясь в небо, сделал серьёзное лицо. Собираюсь, сказать, что люблю её, но с губ слетаю только какой-то невнятный и несвязный рассказ. Она перебивает меня, говорит, что увидела сестру и убегает. Я по-прежнему, что-то говорю, тупо глядя ей вслед…

Спускался вечер, растягивая глухое биение занудного существования, вычищая всё из меня так, что становилось пусто на душе. Потом вылетала и сама душа. Но появлялись подмигивающие звёзды, холодная, мёртвая луна, начинала плыть надо мной.

Никакого концерта не было! Не было никаких кумиров, пьяных поклонников, не было девушки, целомудренной, нежной, заставляющей влюбляться в неё до потери памяти. Не было её, не замечающей меня, влюблённой в рок-группу. Не могло быть никого, ни города, ни людей, ни музыки, ни звука, никого. Только я, тёплый нудящий тупым стуком в висках вечер и друг, так никуда и не ушедший.

А когда он не уходит у него всегда есть початая бутылка вина, сигареты без фильтра или сигареты в мягкой упаковке.

Это напоминает рок-н-ролл. У рок-н-ролла, говорит он, вкус свободы, но облачённый в густой и крепкий табачный дым. У рок-н-ролла, говорит он, вкус счастья, но добро замаринованного в портвейне из гнилых яблок. У рок-н-ролла вкус разбитых губ, говорит он, и рок-н-ролл никогда не пахнет любовью.

Я делаю глоток вина. Потом ещё. Закуриваю. Никакого концерта не было! Не было никакой ЕЁ, никакого жаркого дня и солнца - вытекающего желтка из протухшего яйца.

Была темнота и стрекот фонарей. Было шестнадцать. Был друг, блюющий вином. Я, допивающий вино, сидя на камне спиной к нему. Был космос и мы неслись в нём с бешенной скоростью вокруг солнца – болезненного желтка, вытекающего из протухшего яйца…



проголосовавшие

Для добавления камента зарегистрируйтесь!

комментарии к тексту:

Сейчас на сайте
Пользователи — 0

Имя — был минут назад

Бомжи — 0

Неделя автора - Иоанна фон Ингельхайм

Зрение
Чёрный браузер
Эффект синей чашки

День автора - факир

Обзови, хочешь, ЛЮБОВЬЮ.
Человек-курага
В названии...
Ваш сквот:

Последняя публикация: 16.12.16
Ваши галки:


Реклама:



Новости

Сайта

Надо что-то делать с

22 марта в Санкт-Петербурге, состоится публичная беседа с участием режиссера Ольги Столповской "Кино и книга: сходства и различия" в программе семинара «Литература как опыт и проблема» (руководите... читать далее
17.03.16

Posted by Упырь Лихой

16.10.12 Актуальное искусство
14.02.09 Газета «Ху Ли»
Литературы

Книга Упыря

Вышла книга Упыря Лихого "Толерантные рассказы про людей и собак"! Издательская аннотация: Родители маленького Димы интересуются политикой и ведут интенсивную общественную жизнь. У каждого из них ак... читать далее
10.02.18

Posted by Иоанна фон Ингельхайм

18.10.17 Купить неоавторов
10.02.17 Есть много почитать

От графомании не умирают! Больше мяса в новом году! Сочней пишите!

Фуко Мишель


Реклама:


Статистика сайта Страница сгенерирована
за 0.051344 секунд